Русская линия
Православие.RuСхиархимандрит Зосима (Сокур)29.01.2007 

Проповедь в Неделю о мытаре и фарисее
Произнесена 4 февраля 2001 г.

Схиархимандрит Зосима (Сокур)…Батюшка вас и поучил, какие мы есть — кто? — фарисеи. Лбы бьём, Псалтири грызём и друг друга грызём, а любви не имеем. И настоящего покаяния нет у нас, нет того мытаря, чтоб стоял там тихонько: «Боже, милостив буди мне, грешному», — да я, недостоин порог алтаря переступить, не то, что ещё в алтарь зайти. Вот такое покаяние сердечное — осознание своих грехов… А не так: «Да я ж такой хороший…»; «Наша мать не грешила никогда, раз в год всегда пасху ходила святить» — да и всё. Вот такие мы все хорошие. «Я ж не убивал, не грабил, ничего…», — а сколько грехов у каждого на душе! Вот нам дай, Господи, осознания по-настоящему грехов наших, дай, Господи, искреннего покаяния нам. Мытарева воздыхания этого, а не фарисеева высокоглаголания, — как мы сегодня слышали в святых словах Божиих Триоди постной. И особенно да откроет Господь нам во дни этого предстоящего поста души наши к покаянию — настоящему, к умилению, к молитве, к труду святому. Всё во славу Божию и во спасение души своея.

Неделя о мытаре и фарисее, пропели мы покаяние. Эта песнь покаяния будет петься до предпоследнего воскресения Великого поста. Накануне Цветной недели окончим петь покаяние и будем уже готовиться все к Вербному воскресенью и к Страстной седмице милостию Божией. Кто-то уже по привычке после воскресенья «Да воскрес Иисус от гроба…» запел, — кончилось уже, после воскресенья последний раз пропели «Воскрес Иисус от гроба…», теперь аж, кто доживёт, в пасхальную ночь услышим эту радостную весть: «Воскрес Иисус от гроба, якоже прорече…» — эта песнь умолкла уже в церкви воскресная до Пасхи — светлого Христова Воскресения. Уже идёт взаимосвязь времён: нынешнего времени — уже с Пасхой непосредственно, с пасхальной ночью, потихоньку начинается святая взаимосвязь.

Эта неделя называется Неделя о мытаре и фарисее, всеедная неделя. В понедельник, в среду и в пятницу постных дней нет, кушать можно скоромную пищу, во славу Божию. Наедайтесь белковой своей зловонной пищи, чтоб потом не говорили, что мы, как тощие египетские коровы ходим. Чтоб тучные в пост вступали, а к Пасхе уже, как попостимся, — будем как египетские тощие коровы тарахтеть костями своими и рёбрами светить, мослаками. Вот, по-настоящему попостимся.

Та неделя будет уже Неделя о блудном сыне. Будет особое читаться Евангелие о блудном сыне, будет прекрасная песнь петься «Объятия Отча отверсти мне потщися…» — при постриге в монашество всегда поют эти святые слова. Когда человек уходит от мира, даёт обеты служения Богу до последнего своего издыхания, — особый момент таинственный, от блудного этого мира душа уходит во объятия Отча. Именно эта притча и будет воспоминаться в будущее воскресенье. И та неделя уже будет последняя мясоеда неделя — пёстрая седмица. Там Масленица уже и святой Великий пост, по милости Божией, во славу Божию.

На этой неделе, значит, у нас завтрашний день молебен будет утром дорогому батюшке о. Иоанну Кронштадтскому. Акафист будем читать, служить заказные молебны; кто записочки подал в алтарь святой, уже вынимаем частички, отцы иеромонахи вынимают частички, и воду освящать будем в завтрашний день, по милости Божией, в нашей обители святой.

Во вторник у нас память преподобной и блаженной матери нашей Ксении Петербургской. Нищей и убогой старухи, гонимой всеми и ненавидимой, но выше всех стоящей, и все патриархи, все президенты, все архиереи кланяются перед гробом ея и перед образом ея святым, почитая ея святую память. Преподобной матери Ксении Римлянки будем совершать службу Божию в нашем святом храме Божием, вот, по милости Божией. Завтра вечерняя полиелейная утреня блаженной матери Ксении и во вторник совершаем литургию, читаем акафист преподобной и блаженной матери Ксении Петербургской, во всех бедах, во всех скорбях, во всех невзгодах молимся, во вторник, блаженной матери Ксении.

В среду у нас что там? Святителя Григория Богослова и иконы Божией Матери «Утоли моя печали». И день кончины мученической священномученика Владимира, митрополита Киевского, день его убиения в восемнадцатом году. От националистов хохляцких убитый, осуждённый он и большевиками казнённый. Очень сложный период тогда был в Киеве, и жертва была принесена Богу самая чистейшая — жизнь митрополита священномученика Владимира. Первый мученик на Руси был, казнённый от безбожников, и потом «красное колесо» покатилось от Киева даже до Кольского полуострова, даже до Владивостока, даже покатилось до Грузии, до Армении, по всей России покатилось это «красное», жуткое колесо, начиная с смерти мученической священномученика. Почему он считается и первомучеником в Церкви нашей святой Русской, в ХХ веке убиенный.

И сейчас, в наше время, колотня с Киева вся начинается — матери городов русских, с колыбели. И оттуда покатится эта колотня по всей земле Русской, не минует ни Россию, ничего, кругом будет беснование. Но Россия устоит, и там будет очень благодать большая, не даже силы ада, антихриста, не одолеют Русской Православной Церкви.

В четверг у нас что за праздник? Ксенофонта и Марии. Отец Ксенофонт — именинник, будем служить? Пироги будем печь? Поздравлять батюшку, старца, будем? Всё, значит, бабы — пироги своему любимому о. Ксенофонту, он вам все грехи прощает. Так что давайте побольше ему жратвы несите, он нам все в трапезную отдаст, тогда будем все кушать. Ксенофонт будет и Мария, послужим, поздравим старца нашего с днём Ангела его, причастим его и Марию его.

В пятницу что у нас там? О, память святителя Иоанна Златоустаго, перенесение его святых мощей. Будем совершать святую службу Божию святителю Иоанну Златоустому. Гонимый был — а это уже торжество, нетленными мощами возвращается на свою кафедру патриаршую из далёкой ссылки в Команн, в Царь-Град. Совершаем службу Божию святителю Иоанну Златоустому.

В субботу отдохнём утром, по милости Божией; утром правило будем читать, а в субботу вечером уже всенощное бдение под Неделю блудного сына, по милости Божией, будем совершать в нашей обители святой.

Сегодня вечером преподобному Геннадию совершим вечерню, Костромскому и Любимоградскому, и всем святым, в земле Костромской просиявшим. И акафист ему почитаем на повечерии, по милости Божией, в пять часов вечера. Сейчас, родные мои, вчера вечером я говорил, идёт колотня у нас в Церкви внутренняя, междоусобица. С этими пресловутыми кодами, с этими ИНН какой-то там, что-то там, в России. У нас коды, а там ИНН какие-то придумали, ну, в общем, одно и то же — налоговый номер присваивают всем. Михайловых Иван Петровичей десятки, разобрать их как? Ну, каждому номер присвоили — уже понятно, где какой под каким номером находится. Мера государственного учёта такая. Как прицепили сюда церковные дела? Это уже я не понимаю. Как уцепились эти монахи, как злые собаки, в эти номера: «Это уже диавольская печать, это антихристова печать!» В этом Святогорском монастыре этот Серафим…, бороду отрастил, он же только к вере пришёл несколько лет назад, он же был безбожник! И уже давай всех учит.

Приехал я в Святые горы: «Ты коды принял?». Да на что мне твои коды сдались, я себе Богу молюсь, да и всё, и не знаю горя никакого. Кто принял — принял, никто от этого от Бога не отошёл, что ж, государству нужно подчиняться. «Всё, это уже погибший, уже всё». Колотят всех, крутят всех такие вот кипы заявлений писать да кипы бумаг этих писать. А бумаг сколько переводят — лучше бы акафист какой напечатали да людям раздали. Я эти все бумажки, про ИНН все эти, рву и в туалет бросаю, как хорошо там пользоваться ими, они такие… хорошие. Очень подходят для этого дела. Не читаю ничего, потому что знаю, что это басни века сего.

Все давай на старцев — старцы сказали так: о. Иоанн (Крестьянкин) сказал не брать; о. Кирилл (Павлов) — сказал не брать; о. Николай, на острове там служит, — не брать — всё, это смерть уже, умри, да не бери. Бедные эти старцы знать ничего не знают. Как моим именем тоже часто спекулируют — Зосима сказал… а я, Зосима, и знать не знаю и ничего этого и не слыхивал даже. И не знал то, что там про меня уже басни какие-то сочиняют. Точно так и про этих старцев. И колотня получается. Старцы эти все, девяностолетние уже старики глубокие, уже что им нужно? Покой. Уже их просто прячут от людей, а вы ж такие назойливые все, вы ж покоя не даёте. Закроют старца бедного, хоть он отдохнёт, полежит. Уже слухи: «Запретили в служении, уже не допускают, уже всё — под запретом, уже всё — старец страдалец и прочее, и прочее»

И чтобы пресечь это всё, о. Иоанн (Крестьянкин), девяностолетний старец, очень мною почитаемый, я очень его люблю, этого старца, мой самый любимый старец нашего времени. От юности я руководствовался им, ещё когда учился в семинарии. В академии юношей я часто приезжал туда, в Печоры, бывал, встречался, разрешал вопросы недоуменные. И всегда у нас с о. Иоанном были самые ближайшие, никогда у нас разногласий духовных никаких не было, всегда было духовное согласие и единогласие. Я удивляюсь, когда стали говорить: «О. Иоанн против этих кодов». Не может старец пойти против Святейшего Патриарха, когда он за Святейшего Патриарха как заступался! И за гонимого Патриарха Сергия как заступался, и за Патриарха Пимена как заступался, гонимого от этих самых разных фарисеев нынешнего века! Неужели мог пойти старец перед смертью против Патриарха, когда к нему сам президент Путин приезжал и его супруга, чтоб получить благословение на президентство, и старец с радостью благословил их, уходящий уже из этой жизни. И вот старец и обратился ко всей России, ко всем чадам своим с особым письмом, по интернету переданному. Мне сняли его, и сейчас я вам его зачитаю. Что б вы не колотили и не позорили, эти фарисеи нынешние, как вот это в Святых горах. Почему я никогда не езжу в Святые горы, абсолютно, и не тянет даже заехать туда после этих кодов ихних, как они там ещё беснуются, да ну, подальше от них. В женском монастыре понаколотил тот Серафим, были монашки нормальные, молились все, — подурели. Кругом подурели, там монашки подурели, там монахи подурели, в Оптиной колотятся с этими кодами, не молятся Богу, о спасении души не думают, о мытаревом покаянии, а Бог знает, о чём думают, о глупостях. И, главное, народ колотят — не берите. А что дальше делать, никто не говорит, а что кушать, а как детей учить, а как образование получить, а как жить, а как за квартиру платить? «А это мы не знаем». Так что ж вы за вожди такие глухие, бестолковые? Указываете: не берите, — а что дальше? «Мы не знаем». Так кормите народ, содержите народ, — вот тогда будете вы пастырями настоящими.

И зачитаю чудные слова, будьте только внимательны, я потом вывешу текст вот там, в витрине, чтоб вы все, кто не был в церкви, почитали. Вот, хочу переслать его к Святогорским нашим этим туда, чтоб они почитали, а, они всё равно не поймут, замороженные. В женский монастырь надо переслать, владыке перешлю, вот, чтобы немножко тушить этот пожар. Глупость эту. Это ж борьба с Церковью идёт — еретиков этих, сектантов, раскольников и всё, через глупые какие-то номера. От номеров нам будет спасение или погибель? Никогда не будет от этого погибели, глупость всё это. Вот.

Отец Зосима читает и комментирует письмо архимандрита Иоанна (Крестьянкина) об ИНН

«Дорогие мои чада Церкви Христовой!

В нынешние дни, когда небо и земля ликуют о неизреченной милости Божией — о рождении в мире Спасителя его, (Это было в праздник Рождества Христова. Это о. Тихон, ездил туда к старцу, наместник Сретенского монастыря в Москве, очень известный батюшка, которому явились мощи святейшего Патриарха Тихона, когда он был в Донском монастыре. Очень почитаемый священник, умный, духовное чадо о. Иоанна (Крестьянкина) и о. Николая, высоких старцев очень, духовное чадо. Вот!)[1] когда Православная Церковь 2000-летним своим страдальческим стоянием в истине и спасительными своими трудами утверждает, что с нами Бог, когда сонм российских прославленных новомучеников (и царственных в том числе) заложил в фундамент Церкви плод своего красного сеяния и, Божией милостью, народ России начал вспоминать свое славное христианское прошлое и находит теперь дорогу в храм Божий к Богу, — радоваться бы нам и жить живой верой и несомненной надеждой на Бога и на Его Святую Церковь. Жить и ежедневно помнить, что печать дара Духа Святаго, полученная нами в святом крещении, соделала нас чадами Божиими, и благодарить Бога.

Но нет, в эти духоносные и святоносные дни мрачная тень духовного возмущения взволновала умы и сердца верующих и лишает их не только радости всемирного и вечного торжества, но и самой веры и благонадежия.

Дорогие мои, и кто же сегодня дерзко отдает правление миром темным силам?
Кто вновь, как во времена Спасителя, подходит к Нему с лукавым вопросом: как Тебе кажется? позволительно ли давать подать кесарю, или нет? (Мф.22,17; Мк.12,14; Лк.20,22).

А на современном языке это звучит так: „Принимать ли новую систему налогообложения или нет?“

Ответ парадоксален. Сами православные верующие христиане: священники и миряне, забыв о Промысле Божием, о Боге, — отдают власть темным силам.

И как тогда совопросники Спасителя не удовлетворились Его ответом и отошли до времени, чтобы изобретать новый подвох на Него, так и ныне ответ соборного церковного ума и предпринятые Церковью меры по разъяснению обстановки не приняты, — и продолжает нагнетаться смущение и смятение в ограде Церкви и в среде народа Божия, а на самом деле творит все это враг Божий, враг Церкви, враг нашего спасения. (Вот кто всю творит колотню.).

Государственная проблема об индивидуальных номерах налогоплательщика стараниями врага Божиего, ложными слухами о введении в ИНН трех шестерок обрела в духовном мире великую силу смуты и стала для нас той проверкой, которая проявила в верующих отсутствие веры Богу и доверия Матери Церкви… (Какие же мы верующие люди, когда каким-то сектантам верим или лжемонахам верим этим.)

Дорогие мои, а ведь именно эту цель и преследовал враг, вводя в штрихкод число „666“, а ни какое иное. Но с какой легкостью и как безболезненно это роковое число было удалено, когда оно сделало свое дело! (злое).

Число убрали, заявление о присвоении номеров исключили, а смута и раскол в Церкви продолжают углубляться. И разговоры о печати антихриста, о безблагодатности нашей Церкви, о близком конце мира будоражат умы.

И сектантские, и противоцерковные настроения и речи звучат уже и с амвонов церковных. В истории Церкви такие настроения прослеживались уже не раз, особенно в периоды политических потрясений, катастроф, войн и всякого рода „перестроек“. Даже великие столпы Церкви ошибались.

Вот как описывает подобные события насельник нашей святой Псково-Печерской обители великий подвижник благочестия митрополит Вениамин (Федченков): причина подобных явлений лежит „в душе человеческой… ее всегда соблазняет все таинственное, необыкновенное, сверхъестественное, чудесное; а особенно — страшное. А при этом появляется ложная „ревность“ о Боге… Это все давно известно в духовной жизни. Но периодически подобные движения, как извержения вулканов, начинают выходить наружу. Обычно это связано с какими-либо политическими потрясениями, катастрофами, войнами, притеснениями.

Необходимо бороться с этой язвой духовной. Сам апостол Павел начал эту борьбу, написав целое Второе послание к Солунянам (а отчасти и Первое), где он запрещает верить „духу, или слову, или посланию“ (2 Фес. 2−4). Несмотря на это, подобные движения в истории возникали снова и снова. И даже великие столпы Церкви ошибались в назначении сроков „конца Вселенной“. Например, св. Иоанн Златоуст прямо писал, что конца мира нужно ожидать около „четырехсотого“ года. „Я не погрешу (!)“, — говорил он, указывая приблизительную дату около 400 года….И погрешил: прошло 1548 лет с этого дня, конца мира нет. Писано это в 8-м томе его сочинений, в объяснении Христа с самарянкой (Евангелие от Иоанна, гл. 4).

Подобно этому и во время гонения на иконы и иконопочитателей — VI—IX вв.еков — думал о „близком“ конце мира св. Феодор Студит. И вообще, многие и много раз увлекались этой идеей. В России об этом говорил о. Амвросий Оптинский“ (Митр. Вениамин (Федченков). За Православие помилует меня Господь… СПб., 1998).

Но вот мы дожили до 2001 года, а конца мира все нет и жизнь продолжается. И Христос, пришедый в мир грешныя спасти, продолжает Свой подвиг — любви к роду человеческому. Он даровал нам путь ко спасению, и Он один и Тот же на все времена для христиан и первых, и последних времен, — и это вера в Промысл Божий и жизнь по вере.

Сам же Господь наш Иисус Христос в Своей первосвященнической молитве просит о всех верующих в Него Бога Отца: Я не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла. (Вот о чём молился Спаситель в первосвященнической молитве.)

Дорогие мои, это о нас молит Христос! Так, Божиим велением, мы, чада Божии, призваны жить в мире, а мир бывает разный — христианский, языческий, богоборческий, и в нем, в таком разном, мы призваны пронести свет Христова учения и истины, а это, по слову Писания, — „любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание. На таковых нет закона“.

В предпразднственном каноне на Крещение Господне Церковь предельно ясно описывает отношение к мирскому и Божескому для всех, идущих вослед Христа. Он, Христос, „написался, но не поработился еси, кесаревым повелением повинуяся, аще бо и от работы утешение нам подая, вольно повинуешися и даньствуеши дидрахму, но законом греха первее проданные ны свободил еси ныне и сыноположения удостоил еси“ (Хоть и был под законом, но не был рабом закона Христос).

И, по примеру Спасителя, мы, верующие, повинуемся государственным законам, оставаясь при этом духовно свободными, как сыны Божии, сыны света!

И как не вспомнить нам в нынешней нашей ситуации того момента в жизни Церкви, когда она вошла в беспредел революционной смуты и надо было учиться жить и сохранять Церковь в период полного беззакония? А наш Святейший Патриарх Тихон встречал каждый день в спокойствии духа, ибо верил Богу и Ему предавал и Церковь, и себя, и народ Божий.

Вера Богу — вот в чем наша сила, наше противостояние смуте и расколу в Церкви.

Свидетельства истинной веры оставили нам российские новомученики. Так, священномученик митрополит Вениамин Петроградский пишет перед своей мученической кончиной: „Я радостен и покоен… Христос наша жизнь, свет и покой. С Ним всегда и везде хорошо. За судьбу Церкви Божией я не боюсь. Веры надо больше, больше ее надо иметь нам, пастырям. Забыть свою самонадеянность, ум, ученость и дать место благодати Божией — вот истинно христианский духовный настрой“.

Верующий живет в мире со Христом, умирает во Христе и идет ко Христу. И кто нас разлучит от любви Божией: ни скорбь, ни теснота, ни клевета на Бога и Церковь, которую сеет враг рода человеческого?

А страх, идеже не бе страха, теперь парализовал веру и отнял надежду, и тень вражья силится заслонить собой Солнце правды — Христа.

Да не будет!

Дорогие мои, как мы поддались панике — потерять свое христианское имя, заменив его номером? Но разве это может случиться в очах Божиих? Разве у Чаши жизни кто-то забудет себя и своего небесного покровителя, данного в момент крещения? (И будет говорить свой номер.)

И не вспомним ли мы всех тех священнослужителей, мирян-христиан, которые на долгий период жизни должны были забыть свои имена, фамилии, их заменил номер, (в каторгах и тюрьмах) и многие так и ушли в вечность с номером.

А Бог принял их в Свои Отеческие объятия как священномучеников и мучеников, и белые победные ризы сокрыли под собой арестантские бушлаты (с номерами). Не было имени, но Бог был рядом, и Его водительство вело верующего заключенного сквозь сень смертную каждый день.

У Господа нет понятия о человеке как о номере, номер нужен только современной вычислительной технике, для Господа же нет ничего дороже живой человеческой души, ради которой Он послал Сына Своего Единородного Христа-Спасителя. И Спаситель вошел в мир с переписью населения. (Тот же государственный номер принимал, ту же перепись, что и нам сейчас повелевают.)

А что сказать о контроле и тотальной слежке, которыми так пугают простодушных людей?

Когда и в каком государстве не было тайной канцелярии? Все было… и все есть… и будет… но ничто не мешает спасаться верующему человеку. И каждый идет по жизни своим крестным путем, верой проходя все, (Не уморились вы? Читать дальше?) встречающееся на жизненном пути.

И верующий все принимает от руки Божией с уверенностью, что все споспешествует ему ко спасению.

Подумать бы нам лучше о том, о чем действительно всегда надо помнить православному христианину, — о всевидящем оке Божием, которое видело, как ткалась наша плоть, об Ангеле света и ангеле тьмы, сторожащими каждый наш шаг, каждую думу — от младенческой колыбели и до гробовой доски. А думаем ли мы об этом?

Сейчас мы все больше боимся печати антихриста, которая будет во время оно, во время, до которого мы не знаем, доживем ли. А вот о печати нашего личного греха мало кто даже задумывается. Но именно она, эта печать, отдает человека во власть антихристовых стихий и дел и является действительным прообразом той печати, которой на самом деле стоит бояться! И ничто Божественное не пройдет сквозь эту страшную греховную печать, которой мы ежедневно печатаем свой ум и сердце.

Господь же, зная нашу немощь, дал нам покаяние — разрешение от греха. Но это очищение души, ума и сердца совершается только в Церкви, только в Таинствах. И именно на Церковь сейчас так ополчился враг.

Да, все Божественное Писание свершится без сомнения.

Да, будет пред концом мира три с половиной года такая туга, какой не было от сотворения мира, и этим знаменуется власть антихриста.

Да, будет славное и страшное Пришествие Спасителя, Который убьет врага духом уст Своих.

Все будет, но — когда?

Времена и сроки положил в Своей власти Господь Бог Отец, а остановить Промысл Божий или изменить его не в силах никакая самая могущественная рука.

И нам не удастся ни приблизить это время, ни предотвратить.

А жить надо теперь, сейчас, жить надо в Боге.

А уже сейчас зовут людей в леса, в пустыню, в потаенные комнаты. (На Кавказ, куда там ещё бежать? В Никольское.)

Не брать номер, не входить в новую систему государственного учета, уйти от мира, уйти из Церкви.

Но как же спасаться?

Как жить, как растить детей в Боге, об этом умалчивают все. (Лжепроповедники.)

И уже сейчас поток горьких, слезных и недоуменных писем захлестнул духовников.

Церковь наша уже имеет свой налоговый номер и в нее уже ходить нельзя. (Уже проповедуют.)

И старушка, всю жизнь свою и в самое тяжкое время сохранившая верность Богу и Церкви, теперь, будучи на исходе из жизни, отпадает от спасительного церковного ковчега. (Поверив лжи).

И кто ответит пред Богом за соблазн малых сих, которые простодушно споткнулись о то, что к духовной жизни не имеет никакого отношения, — о налоговый номер…

Вот и смотрите, какая проверка нашей веры, ее разумности, ее духовности идет сейчас.

Печать Христова явилась в мире после свершения Его спасительного подвига. Крест, бывший орудием позорной казни, освященный кровью и благодатью Господа нашего Иисуса Христа, стал Христовой печатью неограниченной силы на все вражье.

Теперь же говорят только о числе 666 как печати антихриста. Но разве он уже получил власть в мире? Разве стерлись государственные границы и мир и безопасность убаюкивающе ласкают наш слух?.. И антихрист воцарился, признанный всеми как всемирный правитель, получив тем право на свою печать?

Но еще апостол и евангелист Иоанн Богослов говорит, что в его время появилось много антихристов. А что скажем о настоящем, нашем времени? Разве что становится мало христиан и много, очень много антихристов.

Их много — неверов, смутьянов, соблазнителей, раскольников и растлителей, но это еще не тот единственный антихрист, который попущением Божиим получит власть над миром и живущими в нем на три с половиной года. И надо нам всем помнить, что мы теперь еще живем в спасительное время, во время благодатное, когда Спаситель (Уморились? А я уже уморился.) мира Христос готов принять и спасти всякого грешника, воздохнувшего к Богу о своем спасении.

Вот и будем спасаться в Церкви, ограждая себя страхом Божиим от всякого греха, от лукавства, лжи и фальши, от самости и своеволия.

И хорошо бы теперь, когда в народе пробуждается христианское самосознание, понять нам всем, кому и зачем нужны теперь такие нехристианские методы борьбы за „свободу“.

Да и от чего должны мы быть свободны?

От христианской церковной дисциплины, когда соборный голос Церкви оспаривается личным мнением?

От Церкви единой соборной, раскольническая часть которой зовет людей в катакомбы, чтобы она выродилась в секту?

От выплаты налогов, чтобы, по слову Писания, „кто собрал много, не имел лишнего, а кто мало — не имел недостатка?“

И не насторожит ли чад Церкви то, что в желании достичь своей цели борцы не гнушаются пользоваться методом отца лжи диавола — КЛЕВЕТОЮ? (Вот чем пользуются в основном, большими буквами написано.)

С начала возникновения этой смуты я написал немало частных писем в отношении ИНН.

И вот одно из них волей Божией было обнародовано через интернет Сретенским монастырем на широкую аудиторию. Но письмо объявили подлогом (Мол, не мог старец такого написать.) И сегодня я опять и опять подписываюсь под этим моим письмом.

И именно в нем звучит мое восприятие всего происходящего, а не в той анонимке, которую опубликовали неведомые клеветники в газете „Русский вестник“ (N 46−48 за 2000 год), навязывая в ней свое мнение моему имени.

Теперь же в связи с тем, что мое имя вплетают в свою клевету те, кто борется с Церковью, (к сожалению и монашествующие) я обязан сказать всем, кто вовлечен в этот психоз: БОЙТЕСЬ РАЗДЕЛЕНИЯ И РАСКОЛА В ЦЕРКВИ! (Это великий смертный грех тяжкий).

Бойтесь отпасть от Матери-Церкви, только она одна и сдерживает лаву антихристианского разгула в мире теперь!

Бойтесь судить церковное священноначалие, (и Святейшего Патриарха) — ибо это гибель и без антихристовой печати!

БОЙТЕСЬ ГРЕХА!

Мы уйдем из жизни задолго до того, когда явится тот страх, который обуял всех теперь. Но, отпав от Церкви, мы и наследуем как раз то, чего так боимся сейчас.

Напечатлеем же на скрижалях сердца и ума духовную основу нашего единения с Богом: Сыне, даждь ми твое сердце.

Душу и сердце, верное Богу, Господь не отдаст на попрание врагу!

Обмануть человека легко и другому человеку; обмануть нас врагу, с его многовековым опытом во лжи, ничего не стоит.

При современных технических возможностях можно тайно и явно запечатлеть все народы и „номерами“, и „чипами“, и „печатями“. Но они душе человеческой не могут повредить, если не будет сознательного отречения от Христа (что всё время говорю) и сознательного же поклонения врагу Божию.

И животворящие слова Спасителя нашего да будут руководством и путеводителем нам по житейскому бурному морю: мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир дает, Я даю вам. Да не смущается сердце ваше и да не устрашается (Ин. 14, 27−28) — веруйте в Бога, и в Меня веруйте (Ин. 14, 1)». (Аминь.)

Вот живое слово великого старца как завещание уже перед его кончиной недалёкой. Скоро старец уйдёт уже в иной мир, девяносто лет с лишним старец прожил на земле. Прошёл тюрьмы, ссылки, гонения, ненависть — всё прошёл и остался верен Церкви. Он с большой любовью относится к Церкви, к народу Божию, к Святейшему Патриарху он с огромнейшим почтением относится, и за всё всегда благодарит Бога. И злые люди специально подтасовывают имя его, чтобы смуту навести в Церкви Божией. Старец чётко нам говорит… это письмо я вывешу там, кто не слышал, будете читать, другим рассказывать. Что бы эта смута утихала, что бы вы успокаивались, утихомиривались, и от Церкви, от Святейшего Патриарха, ни на шаг. Держаться только Патриарха Московского и всея Руси. И синод в Киеве, под председательством митрополита Владимира, постановил так же, как и Патриарх. В Церкви полное сохраняется единодушие. И церковному разуму, соборному разуму, мы обязаны свято, беспрекословно подчиняться. Кто не подчиняется, вон Страшный Суд Божий, вон анафеманствованный Филарет в огне горит, вот это и нас ждёт это всё. Так что в этом отношении вразуми, Господи и тех святогорских монахов, того бородатого Серафима, ему бороду нужно оторвать сейчас за эти его проповеди, вот, что он заблудился, но дай, Господи, чтобы вразумились они все, утихомирились смутьяны, чтобы мир в Церкви и мир в сердцах ваших был. Вот, всё вам рассказываю, объясняю. С меня ответственность перед Богом снимается, а то: «Зосима уже против, всё» — я слушаюсь всегда голоса Церкви. Скажет завтра Святейший Патриарх коды не принимать, — всё, я умру, не буду принимать. Вот и сейчас, сказали, что греховного ничего нет, слушаться только Церкви нужно — в ней спасение.

Вот к чему зовёт нас старец великий. Интервью я уже в следующий раз прочту, в следующее воскресенье. Прочту о. Тихона интервью, ибо старец, видя такое положение, попросил, чтобы о. Тихон архимандрит приехал к нему с видеокамерой, снял его в келье уже, он уже из кельи почти не выходит, слабенький, немощный, вот, он снял его. У о. Николая побыл на острове о. Тихон и у о. Кирилла, у всех старцев побыл, взял интервью. И их личные святые слова обо всех этих событиях услышите в следующее воскресенье. Чтобы вы не бабьим слухам веровали — какая-то баба сказала или лжепроповедник какой-то сказал, а слову действительно святых людей, которые переживают за будущее всех нас, за Церковь нашу переживают и о нашем спасение пекутся. Вот чему должны мы быть все послушны. Вот всё как будто бы я и рассказал вам, уморились сильно? А я уже уморился. Ну вот, понятно всё? Вопросы есть? Какая дура будет, коды, коды мне,… задавать какие-то вопросы? Так что не осуждаю тех, кто берёт, не осуждаю, кто не берёт. Так что это дело личное каждого, погрешительного в этом, смертного ничего нет в этом номере, да и всё. Вот когда от Бога будут заставлять отрекаться нас всех, вот тогда уж всякий подумай, Господи!… тогда не отступить от Бога. Всё. Ну, помогай, Господи, всё рассказал.

(о.Зосима вышел из алтаря после причастия)

Приветствую вас со святым праздничным воскресным днём сегодняшним. Слава Богу, что Господь укрепил нас. Сегодня помолились, вступили уже в подготовительную седмицу Великого святого поста. Дай Господи, эти мирно дни провести перед Великим постом. Суетой земной своей позанимайтесь всей, кому там крестить, кому родить, кому что там, кому пенсию, кому там что там. Так, чтобы вы потом, Великим постом, уже никакой суетой не занимались.

Помолиться, попоститься уже, потрудиться при обители святой уже — благочестиво пожить во славу Божию. Пока эти две недели ещё, пожалуйста, всей суетой своей позанимайтесь. Поуправляйте свои дела, квартирные вопросы, долги. Некоторые так, по-глупому, отмахиваются, то электроэнергия набегает, то ещё, это всё от мира. Старец сегодня объяснил: раз мы зарабатываем, — едем на автобусе — плати; не хочешь платить — иди пешком. А если уже используешь, — такой закон, куда денешься, надо платить. Плати гроши и езжай себе, и на автобусе, и в поезде. Так, на дурняк, это в святое дело не будет тебе. Если хочешь на дурняк, сухарей насуши, котомочку в руку, свечечку в руку, как ото в песенке поется: «И паломнички идут и Херувимскую поют» — вот так вот богоугодные паломничества совершают. А мы сейчас и ехать хотим, и всё на дурняк себе. Я отматываю электроэнергию, платить мне нечем. Выключи свет и сиди там в потёмках, и не надо обманывать…

________________________________________
[1] Здесь и далее в скобках — комментарий схиархимандрита Зосимы

http://www.pravoslavie.ru/put/70 126 170 014


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru