Русская линия
Правая.Ru Дмитрий Данилов29.01.2007 

Национализм ближнего

Искусственное разделение русских патриотов на «националистов» и «имперцев» становится подобием раковой опухоли, поражающей все большее количество здоровых клеток национального организма. Тот «разрушительный русский национализм», о котором пишет «Нескучный сад», на самом деле никогда не существовал в истории.

Чудны дела твои, Господи! В январском воздухе антитезой паранормальному потеплению растворяется какая-то едва уловимая алхимическая взвесь. То некогда безжалостная к русским «электронная Хазария"-НТВ выпускает в эфир абсолютно немыслимый для либерального сознания имперский телесериал «Сталин-live», то в Сербии на парламентских выборах побеждают националисты-радикалы Шешеля. А тут еще на Крещение запредельная даже для нынешней аномалии оттепель с проливным дождем выдалась, смущая примерных христиан отсутствием прорубей и тем самым косвенно намекая на возможный Божий гнев.

Но, как сказал еще Максимилиан Волошин, —

Твои молитвы в сердце я храню:
Попросишь мира — дам тебе резню.
Спокойствия? — Девятый взмою вал.
Разрушишь тюрьмы? — Вырою подвал.

Не знаю, применяют ли супостаты климатическое оружие против обеснеженной России, но в одном уверен почти наверняка: Господь применяет против погрязшей во многих попечениях и разуверившейся России оружие своего светлого абсурда. Тем, кто ленился по причине крещенских морозов ходить за крещенской водой или окунаться в прорубь, теперь по их немощам свыше дано природное послабление. Тем же, кто привык сверять собственную жизнь с внешней погодой — специально дана пасмурная египетская хмарь, чтобы себе внимали и почаще заглядывали в Евангелие и творения св. Отцов. И сам факт, что Господь «играет» погодой, говорит о том, что он хочет отвлечь нас, как избалованных малых детей от быта, который «совсем заел». Причем отвлечь милостиво, не карая гневом нашу землю. Это в США и в Европе ревут ураганы, уносящие сотни жизней. А у нас от погоды, слава Богу, пока страдает только наше болезненное самолюбие.

Но, как водится в мире, который таким образом перевернут Божьей милостью с ног на голову, все равно что-то не так. В то время как Сталин на внезапно поправевшем НТВ жалеет всех русских солдатушек — своих истинных детей и цитирует Евангелие, часть православного сообщества, наоборот, дрейфует в сторону настоящего исторического беспамятствования.

Открываю предновогодний номер журнала о православной жизни «Нескучный сад». Взгляд сразу же упирается в одну из главных тем номера, где вопрос поставлен прямо: кто такие скинхеды, каково их отношение к Православию и существует ли вообще феномен «православных скинхедов»? Об общем духе статьи «Скинхеды: откуда ноги растут», где скины представлены бандой хладнокровных убийц-язычников, избивающих священников и поджигающих православных храмы, судить не берусь. И о «православных скинах» — людях, по мнению авторов материала, отчаявшихся в спасении, погрязших в смертных грехах и по этой причине не ходящих в церковь и выступающих резко против православного священноначалия, судить, наверное, лучше авторам статьи. Такое впечатление, что свое представление о ситуации они натаскали из произвольных сетевых страниц, книг-мифологем, а-ля «Скины. Русь пробуждается» и прочих непереваренных кусков случайных знаний.

Действительно, им виднее, «откуда ноги растут», раз гидами по данному вопросу они выбрали видного функционера профессиональной провокаторской конторы ДПНИ вместе с экспертом «Горбачев-фонда» Александром Абрамовичем Галкиным и неким правозащитным центром «Сова», занимающимся подсчетом убийств в России на национальной почве. Как и следовало ожидать, убийства русских на национальной почве, в этой статистике не фигурируют. Зато в статистике фигурирует формулировка «секс-меньшинства, избитые скинхедами и другими гомофобами». Что ж, если «Нескучный сад» избрал в качестве провожатых по данному вопросу либеральных «специалистов», инкриминирующих «преступление гомофобии» законной реакции верующих и просто сознательных людей против разгула содомии, то что нам остается делать? Видимо, согласиться, что быть в этом мире гомофобом — это редкое счастье исповедания веры.

Общий тон статьи работает с сознанием, как диссоциативный наркотик: координаты реальности меняются местами. И в результате этой инверсии в аудиторию летит крик: бедные мигранты! Они страдают от «русского террора» больше всего, почему за них никто не заступается? И как великолепная иллюстрация ко всему этому — православная сестра милосердия в палате весьма довольных жизнью кавказцев, пострадавших от взрыва на Черкизовском рынке. Других, более нуждающихся в помощи адресатов, эти сестры милосердия, видимо, не нашли.

Впрочем, все — это лишь частности, лишь оттеняющие главную мысль статьи. А эта мысль переводит стрелки в несколько иную сторону от «проблемы скинов». Не зря она выделена авторами в отдельные цитаты. Например:

«Лозунг «Россия для русских» реально означает сведение России к пределам Московского княжества. Поэтому утверждение, что русский национализм укрепляет Россию, является ложью. На самом деле он разрушает Россию с точки зрения политической, а с духовной — является грехом против Бога».

И еще одно:

«Все нормальные православные империи всегда объединялись на основе веры, а не на основе крови»

И уже в качестве десерта приведем наиболее важные цитаты из комментария к статье о. Даниила Сысоева:

«Бог призывает к спасению все народы, а скинхед (в более широком смысле — русский националист) этому противится. Это тоже грех против наших братьев из других поместных Церквей. Русские националисты призывают к расколу с другими православными Церквами, что является раздиранием Тела Христова».

«С точки зрения Церкви скинхед, даже если он считает себя православным, не является православным христианином».

«… национализм реально не способен к сплочению русских людей на защиту наших интересов и ценностей. В русских людях очень развито чувство имперского сознания».

Вот так. Ни больше, ни меньше. Сначала — ужасные грешники и язычники скины. Потом как-то незаметно грехи носителей отдельного мировоззрения (даже в среде движения скинов) переходят на «националистов вообще». Что ж, рассмотрим все по порядку.

Жаль, что такие проповедники Слова Божьего, как о. Даниил, не видят в своих построениях этого чуждого провокативного дискурса, признавая опасность не считающихся с нашими чувствами мигрантов лишь опасностью экспансией чужеверия. В то время как эта опасность в очень большом значении — чисто секулярного характера, когда обмирщенные «чужие» растворяют обмирщенных «своих» куда быстрее, чем «чистые иноверцы».

Разводящие же национализм, якобы разрушающий Россию, с Верой и Империей, попадают на крючок либо упрямого непонимания сути вещей, либо искусной вражеской пропаганды. В последнее время, увы, искусственное разделение русских патриотов на «националистов» и «имперцев» становится подобием раковой опухоли, поражающей все большее количество клеток национального организма. Но тот «разрушительный русский национализм», о котором пишут авторы и эксперты «Нескучного сада», на самом деле никогда не существовал в истории. И русский националист — это, прежде всего, имперский националист. Более того, без национализма настоящая империя попросту невозможна, ибо в ее фундаменте изначально закладывалась не Вера, как полагают наши авторы, а имперский этнос, способный эту Веру нести. Все империи (и три великие православные империи в частности) — это мегагосударства имперских этносов, которые создавались этим этносом и ради блага этого этноса. Английская империя — это империя государства англичан, его политической и военной мощи. Римская империя — это империя римского народа, чья цивилизационная система диктуется всем остальным народам Империи. То же самое можно сказать и Российской Империи. Проблемы у империи начинаются только тогда, когда права ее имперского этноса начинают делегироваться иным этносам, входящим в ее состав.

Имперский этнос строит свой микрокосм, а не микрокосм для других этносов, объединенных в империи. Другие этносы империи не растворены в «историческом равенстве» с имперским этносом, но сотрудничают с ним, признавая условия его бытия и своим благом. И разрушительным национализм может быть только у неимперских этносов, ибо объектом их разрушения и агрессии является как раз Империя и ее пространство, из «общего» становящегося «чужим».

Все, что чает настоящий националист, действительно любящий Россию, так или иначе связано с Русской Империей, Православием и Русским Народом. Настоящий русский националист никого себе не противопоставляет. Суть и смысл нормального русского национализма заключается только в одном — в чувстве беззаветной любви к собственной стране, вере и народу. Ненависть к «чужим» возникает только тогда, когда что-то извне начинает мешать этой любви. Да, русскому национализму знакомо чувство национального превосходства, но это именно чувство превосходства своей любви. Для русского националиста объект его любви — самый лучший в мире и категории сравнения здесь неуместны, как и в случае обыкновенной любви мужчине к женщине.

Проблема с восприятием национализмом, увы, была всегда. Национализм более или менее в современном понимании этого слова возник только в 19 веке, в эпоху модернистских национально-буржуазных революций и освободительных движений. Естественно, этот яд понятие национализма перенесло с собой в крови и в последующее столетие. Первоначально таким термином англичане величали идеологию национально-освободительной борьбы ирландского народа. Но уже в словаре Брокгауза и Ефрона национализм выступает как «национальное», противопоставленное как «прогрессу» и всему «универсальному», так и патриотизму. Тот же самый негатив, только в классово-буржуазно-реакционной обертке, дал понятию национализма и ортодоксальный марксизм. Между тем, рост национализма в имперских этносах сам по себе был всегда связан с подъемом духовной культуры, с обретением силы и ресурсов для дальнейшего цивилизационного развития.

Между тем, те же родовые травмы в восприятии национализма присутствуют и в современном русском Православии. В Основах социальной концепции Русской Православной Церкви дается понимание лишь православного патриотизма. Национализм упоминается только как «агрессивный» и как «греховное явление» (II, 4). Позитивное значение национализма как бы отсутствует, несмотря на то, что подавляющее количество чад Русской Православной Церкви являются де-факто русскими националистами.

Здесь налицо серьезный сбой в системе распознавания «свой-чужой», идущий, к сожалению, уже достаточно давно. Наши уважаемые православные ревнители, предъявляя счет тем скинам и русским националистам, кто противопоставляет кровь вере, на самом деле угодили в обратную противоположность: они начали противопоставлять веру крови.

Да, когда православный человек рассматривает весь мир, как своих ближних, как своих родных, он совершает великий подвиг. Но подвиг этот безукоризнен только в том случае, если делая чужих своими, этот человек не делает своих чужими. Если, как и у вышеупомянутых православных сестер милосердия, навещающих холеных поцарапанных кавказцев, служение миру приобретет характер «универсальной миссии», не отягощенной «излишним» национальным измерением, то сама вера становится абстрактной и оторванной от реальности. Да, такая вера деятельна и сверена со словом Апостола, но она направлена не на своего, а на «среднеарифметического ближнего».

Естественная иерархия идентичностей такого верующего не существует свободно и органично, но полностью подавлена одной идентичностью — религиозной. Такая идентичность становится по сути гиперрелигиозностью — одной из разновидностей противоестественного самосознания, не корреллирующей с национальным, социальным и бытовым пространствами человека, но захватывающим их полностью, замещая собой. Это — одна из самых серьезных опасностей не только для современного русского Православия, но и для патриотического движения. Последнее, если оно лишено нормального чувства Национального, плодит искусственные и оторванные от национальной реальности идентичности: начиная от «белого интернационала» White Power и заканчивая доморощенными «евразийцами» с «византистами».

Любому нормальному человеку всегда без лишних слов понятно, что в любой субкультуре, в любой ячейке человеческого сообщества есть как свои герои, так и свои подонки. Скины здесь — далеко не исключение. Но посмотрим повнимательнее: почему многие ультраправые радикалы не доверяют Церкви, игнорируют ее, а то и враждебно к ней относятся? Отходом от Бога, страшные личные грехи, вопреки мнению «Нескучного сада», думаю, здесь — не более, чем верхушка айсберга. О. Даниил Сысоев, кстати, приблизился к основному моменту проблемы, признавая, что миссия к скинхедам все-таки необходима. Речь идет об обостренном чувстве справедливости — благородном чувстве. Не потому ли настороженно относятся к Православию некоторые патриоты, что видят в Церкви отражение несправедливого мира, который она косвенно легитимирует своим молчанием. Церковь не выходит за пределы своих приходов — своего добровольного гетто. Церковь не видна на улицах и площадях, ее обличающий голос часто не слышен за пределами церковной ограды.

И что встречает приходящий в храм, ищущий Бога и справедливости молодой русский патриот? Людей огненного благочестия, людей с пылающими сердцами, людей, являющихся во всем примером? Нет. Человек сразу же натыкается на стену из благостно-нейтральных лиц, безответственных и анонимных соучастников общего спасения. Эти люди говорят часто вкрадчиво, пассивно, взгляд их направлен куда угодно и в какие угодно благочестивые созерцательные дали, но только не внутрь рядом стоящего человека. Естественно, только очень дисциплинированный и мудрый человек сможет сразу принять сердцем таких «ближних». И когда о. Даниил говорит, что скинхедам нужно принести истину неповрежденного Православия, его заповедей, он прав стратегически, но ошибается тактически. Прежде чем вернуть такому человеку Бога, надо вернуть человеку Человека — т. е., ощущение плеча, общего пространства, общей истории и общей судьбы. Когда возникнет это чувство, человек сам придет к Богу, ему не нужно будет ничего специально объяснять. Но именно этого как раз и не хватает сегодня в Церкви. Причем не только скинхедам и «националистам вообще».

Между тем, именно националисты — молодые патриоты, люди с сердцами, болящими за Россию, могли бы не только существенно улучшить образ Церкви, но и встать на ее защиту, как своей родной крепости. Иначе убийства священников будут продолжаться у нас по-прежнему безнаказанно, а православные приходы-гетто окажутся в положении древних американских квакеров — пассивных непротивленцев, которых кровожадные индейцы вырезали почти поголовно.

http://www.pravaya.ru/column/10 703


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru