Русская линия
Фонд стратегической культуры Дмитрий Седов26.01.2007 

Судьба Союзного государства в наших руках

Улюлюканье либеральных кругов РФ по поводу кризиса в российско-белорусских отношениях преждевременно. Ликующие крики «Проекту Союзного государства конец!» также не очень к месту. Здесь, как и во многих других случаях, выказывает себя леность ума доморощенных буревестников американской глобалистики, никогда не дававших себе труда серьезно работать над изучением вопроса. К тому же злую шутку играет с ними чесотка озлобления на все русское, которая купируется лишь «бризом» с Запада. Вот и в минувшем кризисе они учуяли тот самый «бриз», немедленно впав в блаженное состояние атрофии интеллекта.

Что же произошло на самом деле?

На заре СНГ два лидера, Б. Ельцин и А. Лукашенко, исходя из особой близости Республики Беларусь и Российской Федерации, решили строить Союзное государство, для чего был сформирован целый штат и разработана «дорожная карта». Время было романтическое, и наши руководители не учли расхождение путей развития двух государств.

Начавшееся строительство Союзного государства проходило на фоне очень разных процессов в двух странах. В России бурно набирала силу рыночная система олигархического типа, а в Беларуси — реальный социализм с рыночными элементами. Чем дальше эти системы укреплялись, тем яснее становилась их несовместимость.

Несколько лет назад А. Лукашенко сделал вывод о невозможности слияния с существующей в РФ социально-экономической системой и начал вести необъявленную линию на саботаж строительства, пользуясь при этом теми льготами, которые были изначально заложены в проект. Это позволяло ему держать экономику Беларуси в хорошем тонусе. Трудно упрекать за это белорусского президента. Сегодня форсированный процесс слияния привел бы к скупке экономики Белоруссии российским олигархатом, безжалостным и преступным. Лукашенко же позиционирует себя как народный президент. Он делает все возможное для безопасности и благополучия белорусской нации и понимает, что открытие белорусского экономического пространства для российской олигархии покончит с тем неплохим уровнем жизни, который он сумел достичь. Его не только можно, но и нужно понять. Другое дело, что в его личном поведении много непредсказуемости, необязательности, скоропалительных решений, и это существенно вредит диалогу в целом. Здесь требуется важное замечание: будь на месте Лукашенко более уравновешенный политик, кризиса бы не случилось. Кризис произошел именно потому, что чаша терпения российского руководства переполнилась.

С приходом В. Путина на пост Президента России наметилось принципиальная перспектива решения проблемы: Путин вводит все больше элементов прогрессивной социальной политики, «подравнивая» Россию под Беларусь, доводит уровень госрегулирования экономики в стране до необходимого (и этим также снимает опасения белорусов), а Лукашенко со своей стороны углубляет у себя в стране рыночные преобразования. В результате, через несколько лет в Союзное государство могли бы объединиться две достаточно похожие социально-экономические системы. Эта идеальная схема может быть подправлена множеством критических замечаний, но она реалистична, — при условии совпадении взглядов обоих руководителей на процесс сближения и отнесении сроков объединения на более отдаленное будущее. Однако нормального, уважительного и конструктивного диалога между двумя лидерами не получилось. Почему?

При всем обилии причин разногласий главная причина — в нежелании А. Лукашенко и слышать о необходимости радикальных рыночных преобразований в своей стране. А они НЕИЗБЕЖНЫ. В данном случает этот безусловно незаурядный политик ослеплен социалистической идеей, которая торжествует в Белоруссии лишь на российских льготах. Он не захотел идти путем реальной трансформации экономики, хотя ему создаются куда более комфортные условия, чем существовали в свое время в РФ. Это путь связан с болезненной общественной перестройкой, и Александр Григорьевич его отрицает. Однако другого не дано. Белорусская модель без дотаций РФ не самодостаточна, а значит, по большому счету, нежизнеспособна.

Поэтому, когда «Газпром» и «Роснефть» произвели свои демарши, всем стало ясно, что они решают политическую задачу, поставленную Президентом. Задача заключалась в санации отношений с Беларусью, или, другими словами, принудительном переводе республики на рыночные рельсы. Участие в демаршах РОССИЙСКИХ ГОСКАМПАНИЙ, указывало, что это государственная политика, а не атака олигархата. Нужна ли была санация? Безусловно, нужна. Время ожиданий истекло. Международная ситуация развивается в нежелательном для нас направлении настолько стремительно, что сидеть сложа руки нельзя.

Особенности внутренней политики Беларуси не оставляет сомнений в том, что Запад в состоянии превратить эту республику в антироссийский анклав. Сроку режиму Лукашенко — до следующих выборов, если не меньше. Данные о масштабных приготовлениях в США и ЕС к «перехвату» Беларуси, об обустройстве по периметру белорусских границ средств управления сознанием населения не оставляют места иллюзиям. Заблуждающийся здесь только один — Александр Григорьевич Лукашенко. Как он планирует удержать режим, — одному Богу известно, но если мы будем бездействовать, то очень скоро окажемся безучастными свидетелями гибели белорусского «Титаника». Поэтому президент РФ и принял решение действовать. На что сделан расчет?

Конечно, Запад воспринял инициированный Москвой кризис как подарок. США тут же скорректировали закон о «демократии в Беларуси» в сторону ужесточения, а в Минск уже ринулись делегации ЕС. В отличие от американцев, европейские подходы к трансформации белорусского режима выглядят более умеренными и реалистичными. Европейцы надеются до конца президентства Лукашенко подготовить страну к плавному переходу на демократические рельсы. Они уже забыли, что еще вчера именовали белорусского президента «последним диктатором Европы» и готовы с ним договариваться.

Только здесь их ждет разочарование, — в этом Президент России уверен. Лукашенко не станет добросовестным партнером европейцев уже в силу того, что для него договоренности с Европой могут означать лишь одно — сдачу позиций, а это он органически не приемлет. Наверное, это хорошее качество, — если бы оно не дополнялось весьма непредсказуемыми маневрами.

Очень скоро Западу предстоит убедиться, что Лукашенко водит его за нос, начав процесс не в целях трансформации белорусского режима, а для того, чтобы пугнуть Россию. Результат не сложно предвидеть: ГЛАВНЫМ СПОСОБОМ ТРАНСФОРМАЦИИ БЕЛАРУСИ ЗАПАД ВСЕ РАВНО ОСТАВИТ «КАРТОФЕЛЬНУЮ» РЕВОЛЮЦИЮ. Так надежнее.

Российское руководство сделало обоснованный прогноз, построенный на том, что Лукашенко не станет партнером Запада. Но и у Запада с «картофельной» революцией будут проблемы. Беларусь — это не Украина, где в общественном перевороте сыграли решающую роль «западенцы» и националисты. Да и на Украине еще предстоит новый раунд борьбы за ее геополитическую ориентацию. В Беларуси аналогичных националистических сил нет. Она более консолидирована на почве восточнославянской самоидентификации. К тому же у нее другие традиции освободительной борьбы. Белорусский народ выступал против завоевателей единым фронтом, в отличие от соседей-украинцев, и это зафиксировано в памяти последующих поколений. Белорусская нация на «картофельную» не поведется: попытка инспирировать такой процесс активизирует в белорусском обществе силы, защищающие традиционные общественные устои, в том числе братство с русскими. В результате у России появится шанс стать главным оператором развития в Беларуси, — но в том и только в том случае, если Россия будет правильно действовать в ближайшие 2−3 года, завоевывая господствующие позиции в белорусском общественном мнении. И вот тут-то здесь обнаруживается САМАЯ ГЛАВНАЯ ПРОБЛЕМА.

По законам современной политики начатая В. Путиным борьба за Беларусь должна быть подхвачена российской правящей элитой, у которой под ружьем находятся СМИ и возможность финансировать общественные движения. Примером здесь — международная деятельность США: внешнеполитические задачи американской администрации наряду с дипломатами и разведчиками решает огромный отряд НПО и других общественных сил, получающих поддержку из мощных неправительственных источников. Это целая армия людей, действующих по всему миру. А российское руководство ведет бой в одиночку, не имея даже нужного информационно-пропагандистского прикрытия. Больше того: наши интеллектуалы, в соответствии с вековыми традициями беспочвенности российской интеллигенции, сбиваются в пятую колонну, работая на интересы враждебных России сил.

Сейчас в российских СМИ нет взвешенного, добросовестного освещения того, что происходит в отношениях с Беларусью. Это показывает, что у Президента имеются существенные трудности во взаимодействии с правящей элитой.

По сути своей нынешняя российская элита — наследница ельцинской формации, нецивилизованной и развращенной. Она далека от интересов нации, она абсолютно не отвечает вызовам эпохи и может только трубить о своей «западной ориентации». Одни только поездки в Куршевель с гаремом малолетних проституток показывают, какова эта «элита» на самом деле. Для нее белорусское направление политики заключается в желании поглотить рентабельную экономику этой республики. Отсюда и ликование прислуживающей ей демшизы по поводу разразившегося кризиса.

В целом российская правящая элита враждебна политике В. Путина, которую отличают патриотичность и государственный масштаб. Это очень серьезная проблема. Надеяться на то, что такая элита окажет помощь Президенту на белорусском направлении, — глубокое заблуждение. Между тем, возможности подчиненного Президенту госаппарата по оказанию влияния на белорусскую общественность не так велики. В отличие от западных стран, где внешнеполитические цели достигаются в тесном взаимодействии с правящими элитами, финансирующими целые сети НПО, у нас этого инструментария нет вообще. Мы уже в который раз не соответствуем современным правилам политического боя. Ввести такие правила можно только с новой элитой — прогрессивной и патриотичной. Ее представители уже есть в правящих и деловых кругах. Президент Путин сделал мужественную и рискованную ставку. Начав новый этап борьбы за Союзное государство, он рассчитывает на смену элит в 2007—2008 годах, что даст ему поддержку и сплотит население. Без этого победе не бывать.

Грядущий затяжной кризис международной жизни, который начнется с нападения США на Иран, требует от нашего общества сплотиться в поисках ответов на новые вызовы. Нашему руководству, которое по счастью далеко переросло психологию элиты ельцинского времени, как воздух нужна ее замена. Поэтому так важно дать ход на предстоящих парламентских выборах тем, кто воплощает в политике современное патриотическое мировоззрение. Если мы будем так же слепы, как прежде, и снова допустим формирование в Думе влиятельного лобби олигархата, — мы упустим Беларусь и нанесем разящий удар по собственному будущему. Не будет преувеличением сказать, что судьба российско-белорусских отношений теперь во многом зависит от активности и гражданской позиции российской общественности.

Судьбы Беларуси тесно переплетаются сегодня с нашими собственными судьбами.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=521


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru