Русская линия
Правая.Ru Владимир Карпец24.01.2007 

Недоделили?

Все разговоры об антибюрократическом характере современного псевдорусского сепаратизма («национал-оранжизма», как с недавних пор называют себя сами сепаратисты) носят абсолютно лживый характер — сепаратистские проекты готовятся в самых высоких бюрократических кабинетах и напрямую связаны с «проблемой-2008». Более того, это те же самые круги, которые препятствуют объединению России и Беларуси, препятствуют тем здоровым росткам государственности, которые сами они характеризуют как «азиатчину.»

В Великом Новгороде 4−5 января прошел «саммит» под названием «Новгородское Вече-2007».

Никогда за все время существования Российской Федерации, даже в сверхсмутные 1991−1996 гг., не звучали в стране столь откровенные, страстные и яростные призывы к ее расчленению, распаду, самоупразднению. Разумеется, откровеннее всех выступали все те же «младобелковцы» — Михаил Пожарский, Алексей Широпаев, Петр Хомяков. Последний рассказал о целях нового движения с предельной откровенностью. «Мы заявляем, — провозгласил Хомяков, — что российское государство — антирусское, антинародное, антинациональное по самой своей сути, по своему генезису, и мы можем подтвердить этот тезис с цифрами и фактами; эта государственная машина не подлежит реформированию, ее можно только демонтировать; русский народ и уникальная русская цивилизация могут выжить только при условии демонтажа имперской антинародной государственной машины; настоящий русский националист сейчас только тот, кто осознанно борется не за корректировку этой государственной модели; для русского народа нет внешних врагов, более опасных, чем российский государственный режим, главная опасность для выживания русского народа исходит не от Запада или НАТО, а из Кремля». (См. на сайте Белковского-Голышева «На злобу». 19.01.07).

Михаил Пожарский в свою очередь разъясняет: «Системный кризис России — это не что иное, как очередная реставрация «России азиатской» (чит. России исторической — В.К.) после хаоса 90-х. Все нынешние проблемы, начиная с убийственной сырьевой экономики (чит. «энергетического щита», единственно защищающего наш суверенитет после развала армии в 80−90-е — В.К.) и заканчивая ликвидацией выборных институтов (они-то и привели к «хаосу 90-х»! — В.К.) — это звенья одной цепи, следствие медленного, но верного возрождения «азиатчины» <…> Бессмысленно пытаться исправить положение, ставя скудные заплатки на массивные телеса системы. Бюрократическая система «азиатской России» неоднократно восставала из пепла даже после самых серьезных потрясений. Болезнь требуется лечить целиком, поражая сам корень заболевания. Требуется окончательное утверждение «России европейской» и окончательный демонтаж «России азиатской».

Алексей Широпаев уточняет: «Крайне важно подчеркнуть, что в отличие от классического российского патриотизма, ориентированного на различные виды политического авторитаризма (монархия, сталинизм, фашизм, «суверенная демократия»), новый русский национализм позиционирует себя в качестве демократического направления <…> Последнее наиболее полно было воплощено в феномене Великого Новгорода, уничтоженного Московским самодержавием (сокращение и грамматическая, не затрагивающая содержания, редакция наша — В.К.). Именно Москва насадила ложное представление о самом типе русского человека, побудив К. Леонтьева к известному тезису о том, что он, русский, дескать, «специально не создан для свободы».»

Не будем сейчас спорить с Широпаевым о том, что русская авторитарная (и даже тоталитарная) традиция всегда была — и остается — необходимым условием выживания народа — в условиях постоянной военной опасности территориальной экспансии с Запада и Востока, сурового климата, бедности почв на большей части территории страны, окруженности холодными морями и океанами. Это прописные истины, и они никуда не делись, как никуда не делось и то обстоятельство, что в большинстве великороссов имеются примеси финно-угорской, тюркской и монгольской крови, действительно, взывающих к отношениям «доминация-подчинение». «Другие русские» — не более чем фантазия интеллигентов Широпаева и Пожарского.

Впрочем, итог всему подвел Петр Хомяков, сказавший, что он, конечно, распада России не хочет (барышня кокетливая!), но и не боится (барышня решительная!). Вот так.

На самом деле все разговоры об антибюрократическом характере современного псевдорусского сепаратизма («национал-оранжизма», как с недавних пор называют себя сами сепаратисты) носят абсолютно лживый характер — сепаратистские проекты готовятся в самых высоких бюрократических кабинетах и напрямую связаны с «проблемой-2008». Более того, это те же самые круги, которые препятствуют объединению России и Беларуси, препятствуют тем здоровым росткам государственности, которые сами они характеризуют как «азиатчину» и которое с большим основанием можно охарактеризовать как «евразийство».

За сепаратистами стоят конкуренты Газпрома и Роснефти — те же самые остатки ЮКОСа — а также иностранный капитал совершенно определенной национальной идентификации, действующий здесь через свою агентуру влияния. Равно как и через тех чиновников, которые «недобрали» в 90-е. Все это — огромная сила, едва ли не большая, чем «энергетическо-силовой блок». Более того, своим пропагандистам эти структуры платят гораздо больше, чем получают от своих публикаций так называемые «имперцы», которые работают, как те же самые Леонтьев и Тихомиров в конце XIX века, фактически «за идею». Верховная же власть и особенно чиновничество, как, впрочем, и тогда, пассивны до предела. Преступно пассивны.

Крайне пассивное — хотелось бы все-таки надеяться, выжидательно-пассивное — поведение Верховной власти в связи с близящимся «часом Х» в 2008 году и усиливающаяся агрессивность Запада, где даже в Германии и Франции теперь правят бал русофобы, вроде уроженки Восточной Германии Ангелы Меркель и выходца из Венгрии (но не венгра) Николя Саркози, эти силы ныне ожили и стремятся, недоделив страну в 1991, вновь конвертировать — еще раз — власть в собственность.

Да, в конвертации сейчас готовы участвовать новые люди. Такая конвертация является основой союза чиновничества и интеллигенции, который и получает сейчас новое идеологическое обоснование в идее «национальной демократии» в рамках отделения территорий. Что бы ни писали и ни говорили Пожарский, Штепа, Широпаев и прочие, за ними стоят именно сверхкорыстные интересы того же самого коррумпированного чиновничества, что подтверждается нижеследующей информацией.

Только логикой распада единого русского пространства продиктованы идеи воссоздания «Тверского княжества», бывшего конкурентом Москвы в деле собирания русских земель, и «Новгородской республики», включение которой в состав Московской Руси было целиком оправдано с точки зрения необходимости централизованного русского государства и складывающегося единого Русского народа. За пропагандой этих идей стоит, увы, подмосковный губернатор Борис Громов, неофициальным консультантом которого является Белковский. Идеи «великорусского сепаратизма», «этнически чистой» «новгородской республики» постоянно пропагандируются на сайтах Белковского, таких, как «На злобу» и, в меньшей степени (возможно, благодаря здравому смыслу руководителя сайта), АПН.

Как сообщает «Агентство национальных новостей», по информации источников в администрациях Московской и Тверской областей, после 7 ноября продолжились взаимные консультации по проекту объединения этих областей с административным центром в Твери, а также по уточнению статуса границ (sic!) нового образования с Москвой.

Как сообщали различные источники, включая пресс-службу правительства Московской области, на первом этапе этого процесса руководители обеих областей договорились, согласно коммюнике, «создать Объединенную коллегию исполнительных органов государственной власти Подмосковья и Тверской области — для координации деятельности региональных властей в вопросах торгово-экономического и научно-технического сотрудничества, расширения взаимодействия в социальной и культурной сферах, изучения и использования опыта практической работы во всех областях жизнедеятельности». В составе такой коллегии, которую намечено сформировать к концу 2006 года, будет 34 человека (т.е. по 17 человек от каждого региона). Ее сопредседатели — губернаторы Борис Громов (Подмосковье) и Дмитрий Зеленин (Тверская область).

Аналогичный проект в отношении Ленинградской, Псковской и Новгородской областей недавно озвучил Жириновский в Великом Новгороде, апеллируя к обширной покоренной Иваном III Новгородской республике. Он подчеркнул «геополитическую выгодность» создания Северо-Западного края с центром в Великом Новгороде. По словам Жириновского, такую идею одобряет, в частности, губернатор Тверской области Зеленин.

Очередной поворот «Вольфовича», разумеется, не новость. Дело вовсе не в нем.

Отметим в связи с этим, что «древность» «новгородской вольности» крайне преувеличена либеральными историками (Н. И. Костомаров) и в еще большей степени либеральными литераторами XIX в. (К. Ф. Рылеев, А. К. Толстой), создавшими своеобразный миф о «Вольном Новгороде». Бывший центральный город монархической «Гардарики» первых Рюриковичей (со столицей в Старой Ладоге, а затем Старой Руссе), Новгород был до Батыевых набегов, уничтоживших Киев, вторым по значению городом Руси, дававшим к тому же прибежище представителям свергнутых после католических узурпаций в Европе монархических родов: отсюда Русская улица в Новгороде, где жила Русь, т. е. Цари, князья, что даже в IX—XII вв. было синонимами. Из Новгорода происходила династия Романовых (род Андрея Ивановича Кобылы). В купеческую республику, столь милую сердцу наших сегодняшних сепаратистов, он стал превращаться только после того, как ордынцы не добрались до Новгорода, завязнув с людьми и конницей в северо-тверских болотах. «Новгородская республика» — это сугубый политико-исторический «новодел» XV века, верхушка которого действительно стремилась «отложиться» от Руси к Ягеллонской Польше, чем и был вызван поход Ивана III. При этом за Новгородом была оставлена функция фактически второй столицы (как сегодня Петербурга), а на митрополичью, а затем патриаршую кафедры в Москве всегда ставился новгородский архиепископ (на нем и обожглись).

Аналогичные проекты периодически озвучиваются и некоторыми политиками Архангельской области применительно к северным и соседним с ними территориями РФ. Изобретена даже новая национальность — «поморы». Кстати, на такого рода субъекты-края Россия была поделена после свержения монархии в марте 1917-го. Одновременно, по имеющейся информации, в той же Архангельской области с 2002 года ассоциация финно-угорского народа чудь требует официального признания прав этого народа (в том числе в Чудском регионе Эстонии и Псковщины). В принципе, и мы не стали бы возражать против культурно-национальной и религиозной автономии любого народа, будь то чудь, весь, меря, лопари или, например, евреи (в рамках, скажем, проекта, защищавшегося еще Бундом, который мы никак не собираемся критиковать с ленинских позиций). Вот в рамках Бундовского проекта бы и работать Белковскому. По крайней мере, была бы польза. Однако, ясно, что речь идет об ином. Совсем об ином.

По мнению адептов подмосковно-тверского проекта в администрациях обеих областей и некоторых федеральных ведомствах, он даст возможность заселить и освоить крупные, но почти безлюдные «тверские» пространства между Москвой и Санкт-Петербургом. Тверская же область, по их мнению, фактически является «Большим Подмосковьем». Например, от Химок до Твери на хорошей машине езды чуть более часа, а в таких районах Тверской области, как Конаковский, Валдайский и озеро Селигер, сейчас проживает москвичей большей, чем местных жителей. Да и Подмосковье получило бы собственную «столицу».

Кстати, не задумывались ли «русские сепаратисты-националисты» о том, что именно столь ненавистными им кавказцами и будет заселяться эта инфраструктура? Как говорил тов. Сталин, «другых пысатэлей у нас нэт». В противном же случае, это просто маниловский мост от Москвы до Петербурга.

Вот мнение одного из главных адептов упомянутого проекта, политолога Геннадия Климова: «Москва слишком перегружена правительственными и административными структурами, чересчур «централизует» все финансовые потоки (вот он — проект новой конвертации по образцу 1991 г. — В.К.). У администрации президента РФ (ее либерального крыла — В.К.) давно зреет идея как-то ее разгрузить. Сейчас Московская область, крупнейший субъект Федерации, по сути, не имеет своей столицы. Громов «теряется» в тени Лужкова. «Переезд» же новой губернии и ее губернатора в Тверь снимет это и множество других противоречий. Инфраструктура для создания столицы губернии в Твери уже есть: до любой границы — с Новгородчиной, Псковщиной, Владимирщиной, Тульской областью — 3−4 часа езды на автомобиле. Даже сейчас из многих районов Московской области — Клинского, Дубнинского, Волоколамского, Лотошино — до Твери ближе, чем до Москвы. При переносе в Тверь столицы Центральной губернии проблема необжитости и экономической неразвитости территории между Москвой и Санкт-Петербургом решится мгновенно. А если на северо-западе России начнется аналогичный процесс, при объединении Ленинградской области с Псковской и Новгородской столица нового территориального образования будет перенесена в Великий Новгород. Буквально несколько лет принесут огромные изменения к лучшему. Северо-запад России превратится в европейски обустроенную территорию, которая станет, выражаясь словами Дмитрия Зеленина, «точкой роста», которая потянет за собой всю Россию».

Только жить там будут отнюдь не европейцы, и даже не русские.

Кажется, это начало понимать руководство ДПНИ, явно дистанцирующееся (пока что, правда, своим простым неучастием) от этих проектов. Уже и это хорошо. А мы будем внимательно следить за эволюцией этого движения.

По мнению Геннадия Климова, подмосковно-тверской проект может осуществиться к 700-летию восшествия на великокняжеский стол Руси святого благоверного князя Михаила Тверского (т.е. к 2009 году). Похоже, к этой дате такой проект изначально приурочен. Некоторые же иностранные политологи считают, что подобные «трансформации» чреваты превращением нынешней России в конгломерат «квазигосударств», а такого рода идеи наверняка востребуют и нерусские автономии в рамках аналогичных, причем давних проектов — федераций Идель-Урал (поволжско-уральские народы/автономии), Горских (Северный Кавказ) и финно-угорских народов (большинство территорий Северо-Запада и европейского Севера РФ, а также Северного Урала и Западной Сибири).

Еще 05.12.06 тверская газета «Караван+я» опубликовала статью все того же Геннадия Климова «Когда же сольемся в экстазе?» В статье, в частности, говорится: «Объединение Тверской и Московской областей на первый взгляд выглядит утопией, однако при ближайшем рассмотрении эта идея кажется вполне осуществимой. По крайней мере, логика и здравый смысл играют на поле сторонников этого преобразования. <…> В ноябре этого года активизировался процесс интеграции Тверской и Московской областей. Создана Объединенная коллегия исполнительных органов власти Подмосковья и Тверской области для координации деятельности в вопросах торгово-экономического и научно-технического сотрудничества, а также взаимодействия в социальной и культурной сфере. В составе коллегии будет 34 человека — по 17 от каждой области. А ее сопредседателями станут губернатор Московской области Борис Громов и губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин. 10 ноября я представил проект объединения губерний в Государственной Думе Российской Федерации. Почему я? Все началось с моей статьи в тверском областном еженедельнике «Караван+я», опубликованной около трех лет назад. Тогда новый губернатор Дмитрий Зеленин только пришел к власти, и его команда еще не успела разработать стратегию дальнейшего развития Тверской области. В нашем издании работает сильная группа аналитиков, и в тот момент мы сочли своим долгом подсказать перспективную идею <…> Если совместить карты Тверской и Московской областей, то центр объединенной губернии окажется как раз в районе Твери. Некоторые районы Тверской области — Конаковский, Калязинский, зона Селигера — уже так же плотно заселены московскими дачниками, как Подмосковье. <…> Определенной критике это предложение подвергают культурологи и историки. Тверские боятся потери самобытности, московские — возрождения «тверского сепаратизма». Поэтому нельзя говорить, что объединение случится завтра или через год. Но к самой идее стоит относиться очень серьезно, поскольку она открывает новые перспективы для Тверского региона и его бизнеса».

Совершенно очевидно, что речь здесь идет не об объединении, а о разъединении, о возобновлении московско-тверского соперничества, в котором должны будут выиграть новые административные и бизнес-элиты: вновь конвертация власти в собственность, и опять, как при Ельцине — «берите суверенитета сколько хотите». А еще о готовящейся новой нарезке российской территории и об обогащении тех, кому недодали в 1991 г., как в самом 1991 обогатились те, кому недодали при коммунистах, часть из которых «с деньгами» уехали в Италию, Испанию и другие страны, где благополучно доселе и пребывают. Но не о них сейчас речь.

Впрочем, на этот раз все будет точно так же. Первые (с деньгами) уедут, а вторые (которые пока без денег или не с такими большими) начнут новую перекройку страны, сокращая свою власть за соответствующий барыш. Называется это — гешефт. И национализм здесь ни при чем.

Обратимся же сейчас не к выкладкам тех, кто просчитывает новый распад под видом «развития регионов», а к тем, что этот проект «озвучивает», запуская его в плавильный котел «общественного мнения».

Вновь Михаил Пожарский: «Возьмем северный регион сказочной страны Эрэфии, который граничит со сказочной страной Финляндией. Регион богат лесом и большим заводом, который из леса делает бумагу. Да и вообще зело красив. Для того, чтобы отделить эту область от деспотичной Эрэфии — требуется договориться с какими-либо западными компаниями — посулить им, скажем так, инсайдерские сверхприбыли после «бархатной революции» в регионе. Получив деньги и информационный ресурс, можно начинать масштабную пиар-компанию «отделения», напирающую, например, на случай убийства нескольких местных жителей членами этнической мафиозной группировки и полное бессилие действующих властей, надежно вписанных в некую «вертикаль». Пиар-компания заканчивается референдумом. Главный вопрос: «Где вы хотите жить — в независимом, свободном, цивилизованном европейском национальном государстве или в вороватой многонационалии и беззаконии (т.е. Эрэфии)? Затем включаются механизмы «автономного действия"+ Разумеется, коварная Эрэфия тут же «возбухнет» — тогда западные партнеры проекта лоббируют в западных СМИ глобальный скандал. А так как ханы Эрэфии более всего озабочены состоянием своих счетов в банках Запада — они тут же умолкнут. Далее, молодое государство провозглашается, например, Русской Парламентской Республикой. Первостепенные цели — развитие малого и среднего бизнеса, привлечение иностранных инвестиций. Изрядная часть средств идет на создание привлекательного образа молодой Республики на международной арене. Другая часть на развитие туристической сферы. Открываются центры современного искусства, работают программы по поддержке молодых художников. Берется курс на «переманивание» из Эрэфии всех перспективных специалистов, да и всем русским гражданам Эрэфии открыто предлагается перебраться в новую стремительно развивающуюся Республику. Постепенно Республика превращается в новый торговый, культурный и туристический центр Восточной Европы. В Республику стекаются деньги с Запада и лучшие специалисты из Эрефии. Постепенно Республика вытягивает всех талантливых и перспективный людей и обескровленного трупа гниющей Эрэфии. В конце концов, яркий пример Республики провоцирует масштабную революцию в самой Эрэфии. Она делится на несколько Республик, который объединяются в Русскую Конфедерацию — новую ведущую силу на мировой арене…»

До прозрачности ясно, что стоит за «стремлением договориться с западными компаниями», да еще и посулить им «инсайдерские прибыли». Но вы хотя бы, господа спасатели белой расы, были бы не столь откровенны!

Ну и, конечно, никакой Русской Конфедерации из всего этого не получится, как ничего не получилось в 1991 году из СНГ — слишком вошло «наше» чиновничество вместе с интеллигенцией во вкус дележки, слишком лакомые куски отхвачены, слишком большие деньги уже проплачены в Лондоне, Брюсселе и Страсбурге на «проект». Не случайно пропагандисты так заклинают, что нет — ну нет совсем — у нас никаких врагов на Западе… Вот только НАТО все ближе стягивают войска к Москве — для подмоги своим?…

Мы утверждаем: страну поразила тотальная измена с самого верха до самого низа, что требует абсолютно адекватных мер. И если это не будет сделано Владимиром Путиным или тем, кто придет ему на смену, это будет сделано другими. Совсем другими. Например, оккупационными властями Китая. Или Исламского халифата. Или даже чеченской «дикой дивизией».

Как всегда, измена сокрыта за благоглупостями: «развитием малого и среднего бизнеса», «привлечением инвестиций», «развитием туристической сферы» (Куршавель не дает покоя Пожарскому, которого туда не пускают, а шибко хочется?), «центрами современного искусства», «поддержкой молодых художников» (нет большей заботы у России, когда она на краю гибели). Но нам все это обещали — в 1987—1991! Обещали с экрана ленинградского «Пятого Колеса», запущенного, как пролог к гибели, впрочем, тогда еще не окончательной, нашей страны.

Если даже все бы это и осуществилось — что готовится нам? Резервация?

Отдадим должное нашим оппонентам из газет «Эра России» и «Я — русский». Там тоже говорят о Русской республике. Но все-таки несколько иначе. Там под Русской республикой все-таки понимается национальное государство в границах РФ. Кроме того, государство не торгово-богемное, а тягловое, промышленное и военное. С их идеологом Владимиром Поповым мы во многом не согласны, но все-таки речь у него идет о другом. Кстати, Алексей Широпаев оказался как бы посредником между двумя концепциями «Русской республики».

Алексей, когда-то автор блестящих статей в «Земщине», прекрасных стихов об Унгерне, Савинкове, Сталине и Последнем Русском Царе, мне за тебя стыдно! И речь идет не о наших разногласиях в области религии. Хочешь быть «язычником» — будь. В конце концов, это твое дело. Но сегодня мы с тобой политические противники.

Впрочем, сколько бы ни вещали сепаратисты о своем «европействе», «совок» лезет из них больше, чем из кого-либо. Причем, не «совок» даже — мы всегда настаивали на относительной позитивности «совка» — а отвратительное наследие Владимира Ильича и Льва Давыдовича, тиражировавшееся их наследниками на протяжении 1917−1991 гг. и нанесшими именно в 1991 свой удар.

Михаил Пожарский: «Это получилось случайно. Но ведь были вещи, которые советская пропаганда закладывала в детские головы целенаправленно. Например, эстетику и пафос национально-освободительной борьбы. Острое переживание «борьбы за свободу» — пожалуй, одна из лучших черт, которая досталась русским людям в наследство от советской системы».

Одной из худших, на самом деле. Те, кто воспитан на разрушении, созидать не способны. Они будут только разрушать. Безсмысленно и безпощадно.

Впрочем, как говорят, «против лома нет приема, если нет другого лома». А если он найдется? И не у китайцев, и не у чеченцев, а у русских, у нас с вами?

«Фактически существуют две России», — признает Михаил Пожарский в своем опубликованном Белковским и Голышевым выступлении в Новгороде. Похоже, что это так, и дело действительно идет к гражданской войне. Когда речь шла о борьбе между чисто идеологическими оппонентами — «коммунистами» и «демократами» — в 1993 году, до этого не дошло. Речь идет о том, быть или не быть России как таковой, или мы окажемся отброшены даже не в раздробленность XII—XIII вв.еков, а в полное историческое небытие. Если осуществятся планы сепаратистов, на Русской равнине столкнутся между собой два геополитических противника — НАТО и Китай. Или сепаратизм должен быть подавлен.
Как Карфаген — разрушен.

http://www.pravaya.ru/look/10 623


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru