Русская линия
Литературная газета Юрий Крупнов13.04.2005 

Папа и телехлысты

Что значит близкая к истерике активность СМИ и особенно центральных государственных (!) телеканалов по освещению умирания, смерти и похорон 264-го Папы Римского?

Неделю ТВ принуждало всю страну жить новостями вокруг Папы. Началось 1 апреля с экстренных выпусков сообщений о состоянии здоровья Папы (при этом неоднократно прерывались запланированные передачи), а затем новости из Рима пошли сплошным лавинообразным потоком.

Это шокировало. Понимаю председателя Еврокомиссии Ж. Баррозу, который назвал Иоанна Павла II отцом-основателем единой Европы и в официальном послании определил, будто с кончиной Папы «не только католическая церковь, но и весь мир утратил духовного наставника».

Но отчего наши телеканалы вдруг стали твердить о духовном наставничестве Папы для России (непременно всей!) и мира (непременно всего!)?

То, что Кароль Войтыла был человеком неординарным и личностью мирового масштаба, не вызывает сомнений.

А для католиков он даже только по положению, не говоря о заслугах, является «ихним всё». Неудивительно, что у многих католиков (но, не у всех — следует знать, что немало тех, кто внутри католической церкви резко критиковал и критикует политику 264-го Папы) почтение к нему будет только расти.

Но откуда в РФ такой ажиотаж? Зачем и через несколько дней после похорон начинать репортаж из Рима с восторженного повторения: «Уже святой!» — так кричат паломники на площади Святого Петра"?!

Может, те, кто определяет содержание передач, — католики, пусть и скрытые?

Показательно: если на сайтах телеканалов католической Испании сообщения о состоянии здоровья Папы чередовались с другими новостями, то на сайте Первого канала к вечеру 2 апреля остались только бесконечные новости про Папу.

Гостелевидение устроило населению России грандиозное шоу по приобщению к якобы единым и единственным «общечеловеческим» ценностям, которые Папа Римский якобы и являл собой. Подобное действо, принуждающее всех без исключения средствами ТВ становиться ЧАСТЬЮ ПРИ папских ценностях, во все времена называлось причащением и выступало основой религиозного обряда. То есть для сотен миллионов телезрителей была устроена эдакая грандиозная телемесса.

Всё это поражало не только неадекватностью, но и заставило окончательно уяснить одну очевидную вещь. Наше ТВ давно уже стало чем-то наподобие деструктивной секты. Причём такой, которая действует в обличье электронных СМИ и отказывается себя называть определённым образом.

Предлагаю называть эту «секту» телехлыстами. Почему?

Телемесса отличалась надрывностью, и общий тон напоминал многократно описанные в литературе хлыстовские радения. Безапелляционность и самоуверенность организаторов телемессы заставляет вспоминать именно о хлыстах, в которой «клир» называет себя не иначе как «христами». В одном из описаний секты утверждается: «С точки зрения лёгкости совращения секта хлыстов — одна из опаснейших сект. Привлекши к себе сочувственное внимание, хлысты с величайшим искусством, с замечательной последовательностью начинают втягивать доверчивых в свои трясины». Ну чем не наше ТВ?

Уход из мира Папы стал чрезвычайно удобным поводом для того, чтобы растиражировать самых породистых «тараканов» из своих голов. К чему заставляли нас приобщаться и причащаться?

Во-первых, это полная подавленность Америкой и Европой, «развитым Западом», откуда, ясное дело, весь свет миру и т. п. — как и положено заштатной провинции, в которой «первым людям» хочется быть «как там», «как большие». Весь мир, мол, скорбит о своём духовном наставнике — и мы с миром, а не с собой и не с тобой, ничтожный российский телезритель.

Во-вторых, извержение всего спектра типовых гуманистических реакций. Ю. Богомолов в авторской колонке на сайте РИА-Новости описывает смерть Папы как кончину «империи морали» (не меньше!) и заявляет, что «именно Папа Иоанн Павел II» стал «в истории человеческой цивилизации достойным антиподом» Сталину. После этого стало ясно, что эти гуманисты ещё не раз всем покажут не только папу, но и «кузькину», и всякую другую «мать».

В-третьих, пещерный антикоммунизм. О, сколько визга было в пуляемых в эти дни с экрана словах про то, что «Папа внёс главный вклад в падение коммунизма».

Чего стоил многократный показ по «России» торжественного М. Горбачёва, который называл Папу «гуманистом номер один» и намекал и на свою почти папскую мировую роль («гуманиста номер два»?), о которой биограф Папы Д. Ваагель писал: «Визит Горбачёва в Ватикан (1 декабря 1989 г.) стал актом капитуляции атеистического гуманизма как альтернативы развития человечества». И каждый зритель должен был уяснить, какое великое счастье — бороться с коммунизмом до предательства, развала и уничтожения своей собственной страны!..

В-четвёртых, трансформация культурно-исторического генотипа. Запад, Рим — вот подлинное «наше всё». То и дело шли инвективы и обертона: ах, какая же таки плохая в России церковь, которая зачем-то обвиняет католиков в переманивании верующих и даже в разгроме православных епархий на Западной Украине! Ведь окатоличивание Украины будет способствовать её более быстрому вхождению в ЕС и НАТО!

Не хватало только громко проорать, вконец освобождаясь: ах, зачем не хотел мира и воевал Тарас Бульба?! Помните, это было в «то бранное, трудное время, когда начались разыгрываться схватки и битвы на Украйне за унию»: «А уже огонь подымался над костром, захватывал его ноги и разостлался пламенем по дереву… Да разве найдутся на свете такие огни, муки и такая сила, которая бы пересилила русскую силу!»

Нашлась сила — телехлыстовщина. Теперь поэзия устарела. Бульба с козаками теперь — бандит (но не такой хороший, как в «Бригаде», конечно), а Папа — наш духовный наставник.

Теперь у нас мир-то какой сладкий наступает! Какой прогресс — все схватки закончились. И президент Украины имеет наконец-то возможность объявлять день похорон Папы днём национального траура. И после этого имеет уже полное право не ехать на 9 Мая в Москву…

Вывод: во всех телерадениях хорошо различима сверхзадача телехлыстов: заместить любую церковь на Земле и самим быть церковью и, может быть, даже самим Папою.

В «Сказке о рыбаке и рыбке» Пушкин чуть не сделал старуху «римскою папой». В рукописи (её исследовал С. Бонди) было:

Приводит старика к царице.
Говорит старику старуха:
«Не хочу быть вольною Царицей,
А хочу быть Римскою Папой».

Но даже гений Пушкина не в силах был вообразить, куда зайдёт наше элитное племя. «Элиту» не жалко. Жалко страну, которая с «элитой» останется разбитой у разбитого корыта…

http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg152005/Polosy/22.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru