Русская линия
Правая.Ru Петр Пивкин23.01.2007 

Фактор собирателя

Машина централизованной власти России сегодня все чаще вынуждена обращаться к Церкви. Это неудивительно: Русская Православная Церковь представляет собой единственную социальную и политическую силу в нашем обществе, способную объединить и повести за собой.

Это было в середине девяностых. Страну трясло и лихорадило от избытка сказочной демократии, на прилавках продуктовых магазинов одиноко пылились веники, и телевизионные лица облагороженных гримом политиков излучали весьма убедительный оптимизм на фоне всеобщего хаоса и разрухи.

Я совершал длительный перелет из Ближнего Зарубежья в столицу и моим спутником был известный провинциальный священник, не имеющий титулов и наград, но духовно окормляющий и поныне большую общину по всей стране и за рубежом. Мы мало говорили, почти всю дорогу батюшка читал, готовясь сдавать сессию, а я листал принесенные стюардессой газеты и, словно таблетки, запивал прочитанные статьи лимонадом. Неожиданно батюшка оторвался от книги и, кивнув на развернутую мною газету с крупным фото известного политика, тихо с улыбкой сказал:

— Вот так взгляд из глубин преисподней, настоящий демон.

Сказал и снова углубился в учебник. «Гм», — ответствовал я. Таким образом, мы, весьма продуктивно и лаконично, поговорили о политике. Но сие, в общем-то — о самолетах, но вот теперь о политике.

Взаимоотношения Русской Православной Церкви с политикой издавна носят умозрительный характер, в силу тех обстоятельств, что на протяжении тысячи лет складывались исторически. Церковь всегда являлась мощным объединяющим фактором чаяний народа на справедливость, но только в тот момент, когда подавляющее большинство людей осознавало необходимость перемен, открывающих возможность духовной свободы в преддверии именно того Царства, что «не от мира сего». Это утверждение не касается революционных преобразований на благо социализма, гуманизма или демократии, дарующих свободу волчьих притязаний на место под солнцем. Если взглянуть чисто практически, то в начале XX века, еще в период Российской империи, священнослужители и иерархи являлись членами Государственной Думы Российской Империи, но уже в 1919 году святитель Тихон обратился к духовенству Русской Церкви с посланием, в котором призвал клириков не вмешиваться в политическую борьбу. В частности, святитель Тихон указал, что служители Церкви «по своему сану должны стоять выше и вне всяких политических интересов, должны памятовать канонические правила Святой Церкви, коими она возбраняет своим служителям вмешиваться в политическую жизнь страны, принадлежать к каким-либо политическим партиям, а тем более делать богослужебные обряды и священнодействия орудием политических демонстраций».

Это было вполне закономерно в силу революционного торжества радикалов от богоборчества и воинствующего атеизма в нашей стране, когда «отказ от Бога» являлся необходимым условием для успешного строительства «светлого будущего». Уже позже Иосиф Сталин подкорректировал идеологию СССР, вернув Православие и тысячелетнее историческое наследие России на законное место — в созидание будущего. Вернул так, что несмотря на обещания Никиты Хрущева в разгар известной «оттепели» «похоронить последнего попа» — в преддверии выборов народных депутатов СССР, Священный Синод 27 декабря 1988 года определил «благословить представителям нашей Церкви, в случае их выдвижения и избрания народными депутатами, эту деятельность, выражая при этом нашу уверенность, что она послужит благу верующих и всего нашего общества». Помимо избрания народными депутатами СССР, ряд архиереев и клириков заняли депутатские места в республиканских, областных и местных советах. Что так же неудивительно — государство тогда в подавляющем большинстве имело единый взгляд на окружающую действительность, самодостаточную свободу и независимость от «мирового рынка», а число верующих неизмеримо росло.

Однако, с пришествием очередного «развенчателя» национальных приоритетов и «имперских заблуждений СССР» Михаила Горбачева, Архиерейский Собор 1989 года признал определение Священного Синода от 27 декабря 1988 года имеющим отношение только к минувшим выборам. На будущее же был принят порядок, в соответствии с которым вопрос о целесообразности участия представителей духовенства в выборной кампании должен в каждом конкретном случае предварительно решаться Священноначалием. С того времени власть в стране вновь взяли радикальные архитекторы нового миропорядка, декларирующие свободу личности вплоть до умопомрачения. Уничтожение физическое, как в начале ХХ столетия сменилось уничтожением духовным и «установкой на добро». Помимо Кашпировского по ТВ, нас щедро, но не бесплатно одарила когорта высшего уровня «мировых просветителей» — от сайентологов Рона Хаббарда до «Аум сенрике» и школ «высшей магии (почти экономики)». Здесь уместно добавить, что благодаря этой «установке» мы «по-доброму» расстались более чем с половиной экономического потенциала страны, учитывая, что во время Второй Мировой войны потеряли лишь треть экономики. Также, просто «магически» вместе с пришествием деклараций о свободе и прочими «программами полового воспитания» — у нас в десятки раз возросла преступность, наркомания и смертность. Рождаемость, соответственно, в новую программу просто не уложилась, да так, что сегодня мы оказались на пороге демографической катастрофы.

Но не будем столь трагичны, ведь нет худа без добра в силу того, что в современной реальности уже вряд ли найдется умник, способный столь изысканно «запудрить мозги», что мы вновь снимем с себя последнюю рубашку во славу очередной мировой демагогии. «Демократические преобразования» девяностых оказали неоценимую услугу нашему народу — в России проявился своеобразный механизм психологической защиты от разрушающего душу воздействия извне, хотя, согласно последним исследованиям — это стоило нам потери не одного поколения.

На фоне прошедших событий сегодня вновь четко определяется извечная консолидирующая роль Церкви. Парадоксально, но факт — Святейший Патриарх Алексий, не так часто пользующийся сферой внимания светских СМИ, согласно опросам общественного мнения, обладает доверием более чем 80% российского электората, чем пытаются воспользоваться некоторые из политиков, приобщаясь к Церкви и пытаясь натянуть овечью шкуру на дорогой костюм. Но это спекуляции частного характера да мелкопартийного качества, предусмотренные постановлениями Архиерейского Собора 1994 года: «Подтвердить невозможность для церковной Полноты поддержки каких-либо из политических партий, движений, блоков, союзов и тому подобных организаций, а также отдельных их деятелей, в первую очередь в ходе предвыборных кампаний… Считать также крайне нежелательным членство священнослужителей в политических партиях, движениях, союзах, блоках и им подобных организациях, в первую очередь ведущих предвыборную борьбу». Архиерейский Собор, состоявшийся в 1997 году, развил принципы взаимоотношений Церкви с политическими организациями и усилил одно из решений предыдущего Собора, не благословив священнослужителям быть членами политических объединений.

Неудивительно, что вплоть до последнего времени, «политические объединения» в нашей стране по большей части занимались тем, что сокровенно лоббировали тихое разграбление страны под красивый аккомпанемент пустых телевизионных декламаций и сочувственных похлопываний по плечу западных коллег от мировой демократии. И мы сделали немало добрых дел — подняли за наш счет экономику США и Западной Европы в 90-е годы, развалили свою Армию и ВПК, раскрыли границы для наркотрафика мирового масштаба и допустили появление множества новых натовских военных баз у своих границ. За все эти подарки мы получили повальную нищету, учение «о том, как правильно жить», да «пару вагонов жвачки в довесок», как выразился один из современных публицистов.

Но вот, Промыслом Божьим — ситуация изменилась, изменилась и государственная власть. Шаг за шагом Россия поднимается, возвращая былую мощь и статус мировой Державы. Даже через оппозиционную власти риторику нельзя этого не замечать. А самое важное то, что огромная машина централизованной власти нашей страны сегодня вынуждена обращаться к Церкви, и новый 2007 год станет переломным как во внутренней, так и во внешней политике России. Необходимо понять и четко осознать, что любая патриотическая идея, ищущая войны или гражданской конфронтации на общем фоне созидания — является идеей ложной. Питает ее отнюдь не любовь к ближним и к своей стране, а обычные финансовые вливания новейших «политтехнологов», которые с легкостью заправского фокусника придают идее разрушения необходимый «патриотический» колорит.

Главное сегодня — это внутреннее единство, единство в вере, любви и начинаниях, по слову апостола: «Умоляю вас, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, чтобы… не было между вами разделений, но чтобы вы соединены были в одном духе» (1 Кор. 1. 10). Вот это и есть политика — в чистом виде. Но как достичь политического единства, если сил, способных объединять людей в России, практически не осталось? Исключение здесь только одно — Русская Православная Церковь, которая представляет собой единственную социальную и политическую силу в российском обществе, способную объединить и повести за собой. Особенно это важно понять, что сейчас патриотические силы чаще не объединяются, а продолжают разъединяться и дробиться на радость внешних агентов, которые в очень большой степени причастны к этому процессу. Поэтому 2007 год должен стать знаковым и для Русской Православной Церкви, чья роль как общепризнаваемого собирателя нации не просто возвратит свое былое значение, но и решительно изменит лицо нашей богохранимой Очизны.

Яко с нами Бог!

http://www.pravaya.ru/column/10 590


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru