Русская линия
Фонд стратегической культуры Елена Гуськова22.01.2007 

К выборам в Сербии
Страна уже давно не сама решает свою судьбу

21 января — парламентские выборы в Сербии. Один из обсуждаемых вопросов — состоятся ли они вообще из-за пассивности избирателей, наблюдаемой в последнее время. Ведь общество в Сербии после стольких лет санкций, войн, политической нестабильности и трудных отношений с международными организациями травмировано, для этого состояния характерны апатия, политическая пассивность, недовольство уровнем жизни, бесперспективностью, усилением криминогенной обстановки, ростом безработицы. Чтобы хоть как повлиять на эти упадочные настроения, многие политики говорят о «переломном этапе» в развитии страны, об исторической важности выборов, а сербские социологи предсказывают, что на избирательные участки выйдут около 60% избирателей. По нашему мнению, их едва наберётся 50% с небольшим хвостиком. Причём, как показали последние выборы и референдумы в Сербии и Черногории, нужный «хвостик» легко добирается в последний момент, благодаря пресловутому «административному ресурсу».

Запад очень волнуется по поводу выборов в Сербии. Основную опасность он видит в Сербской радикальной партии (СРП), которая пока остаётся патриотически ориентированной, национально окрашенной, антизападно настроенной. Поэтому делается всё возможное, чтобы радикалы не смогли победить.

На этих выборах в сербский парламент избирателям придётся выбирать из списка в 20 партий, большинство из которых очень маленькие. Многие эксперты уверены, что в Скупщину пройдут 4−5 крупных партий, причём относительно трёх не сомневается никто. Это — Демократическая партия Сербии (ДПС) во главе с нынешним премьер-министром Воиславом Коштуницей, Демократическая партия (ДП), которую возглавляет президент Борис Тадич, и Сербская радикальная партия, лидер которой Воислав Шешель уже несколько лет находится в Гаагском трибунале (в Сербии его замещает Тома Николич).

А вот насчет того, какая партия (или партии) могут еще пройти в парламент, мнения расходятся. Одни полагают, что это будет партия «Г 17+», немногочисленная партия экономистов-экспертов; другие называют социалистов (СПС), которые пытаются остаться на плаву после смерти своего лидера Слободана Милошевича. Демократическая партия стремится привлечь избирателей своей проевропейской ориентации, «Г 17 плюс» — экспертным знанием в области экономики, ДПС — уважением к традициям. У радикалов же привлекает их стремление защитить сербов в Косове.

Для многих на этих выборах Сербская радикальная партия — единственная альтернатива сложившемуся влиянию Запада, возможность выразить хотя бы голосованием, свой протест против лишений и унижений. Однако против радикалов — весь административный ресурс, поддержка Западом других партий, массированная пропаганда грядущего улучшения положения в стране в случае победы демократов. Поэтому в некоторых регионах радикалы наберут внушительное большинство голосов, но в целом не смогут стать лидирующей силой нового парламента. Албанцы в Косове уже считают себя независимыми и не видят смысла в участии в выборах в «чужом» государстве. Сербы же края обязательно выйдут на избирательные участки, но отдадут свои голоса тем политикам и партиям, которые собираются защищать их статус в составе Сербии. А это, прежде всего, Сербская радикальная партия (СРП) и Демократическая партия Сербии (ДПС).

США, ЕС и НАТО внимательно наблюдают за подготовкой выборов, поддерживают ДП и Бориса Тадича, надеясь, что он сможет сформировать «стабильное демократическое» правительство, выдать Р. Караджича и Р. Младича Гаагскому трибуналу и согласиться на независимость Косова в обмен на обещание начать переговоры о вступлении Сербии в ЕС и ее партнёрстве с НАТО.

Взаимоотношения Сербии с международными организациями в последние 15 лет развиваются по особому сценарию. Во-первых, они очень политизированы, во-вторых, неравноправны, в-третьих, постоянно сопровождаются условиями и ультиматумами, которые Сербия должна выполнять. Причём, когда выполняются одни условия, тут же возникают новые, и, кажется, этот список неиссякаем. Сейчас приём в ЕС и НАТО обусловливается позицией Сербии по Косову и по Гаагскому трибуналу. Известно, что сломать руководство страны по вопросу независимости Косова не удалось (в этот раз Сербия получила поддержку России). Поэтому Запад начал индивидуальную работу с лидерами партий по корректировке их позиций в отношении Косова. 20 ноября 2006 г. в письме Дж. Бушу Б. Тадич пообещал сотрудничать с Трибуналом, что включает обнаружение, арест и передачу в Шевененген Ратко Младича. А по Косову Тадич пошел на признание «политических реалий». В ответ в Вашингтоне пообещали содействие в приёме в ЕС и НАТО. И как аванс — приняли Сербию в программу «Партнёрство во имя мира».

Многие европейские политики уже высказались в том плане, что уверены в победе демократов. Они же недвусмысленно намекали, что для взаимоотношений с международными организациями успех радикалов нежелателен. Однако, нам представляется, что «обусловленные» взаимоотношения с международными организациями не имеют перспективы. При любом раскладе сил Сербии придётся ещё много лет доказывать свою лояльность Европе и Америке, так что в ближайшее время Сербии вступление в ЕС и НАТО «не грозит».

Россия как член Контактной Группы занимает достаточно активную позицию, готова поддержать Белград в его требовании сохранить Косово и Метохию как неотъемлемую часть Сербии. Однако это крайне сложная задача: во-первых, ввиду единодушно иной позиции Запада, а во-вторых, из-за позиции албанцев. К тому же косовские албанцы могут использовать такой метод давления как терроризм, чтобы доказать серьезность своих намерений. А этого Европа очень боится, поэтому европейские лидеры уговаривают руководство Косова сохранить спокойствие в крае, пока идут переговоры о его статусе. Сегодня кроме России никто из влиятельных стран Сербию не поддерживает, и многое будет зависеть от того, насколько последовательной и твёрдой окажется поддержка Москвы.

Марти Ахтисаари огласит своё видение будущего статуса Косова 26 января на заседании Контактной Группы (КГ). По западному сценарию, этот доклад станет окончательным вариантом, с которым должны согласиться и члены КГ, и Совет Безопасности ООН, и все страны. Однако, думается, на сей раз «план Ахтисаари» может быть изменён, поскольку и Россия, и Сербия настаивают на продолжении переговоров.

Вашингтон уверен, что независимость Косова — вопрос решённый, и надо просто найти способ приглушить «шок», вызванный отрывом края от Сербии. Отсюда и переговоры с лидерами сербских политических партий, и попытка убедить Россию изменить своё отношение к проблеме, и «демократические» высказывания лидеров Косова. США делают ставку на Б. Тадича, поскольку он для них «реальный» политик, готовый идти на компромисс в отношении Косова и Метохии.

Итак, кто же победит на выборах 21 января в Сербии? Опыт последних выборов и референдумов в Сербии и Черногории показывает, что побеждает тот, кто «назначен» быть победителем, то есть проходит сценарий, написанный заранее и при этом не в Белграде. Страна уже давно не сама решает свою судьбу. Поэтому не следует ждать от сербских выборов сенсаций. Победу с небольшим отрывом одержит Демократическая партия Бориса Тадича, хотя радикалы и заставят понервничать западных наблюдателей. Формирование правительства будет идти трудно, помощь Запада вновь будет обусловливаться согласием на независимость Косова и сотрудничество с Трибуналом. Все это говорит о том, что политической стабильности в Сербии в ближайшее время ожидать не приходится.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=515


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru