Русская линия
Русская линия Олег Платонов17.01.2007 

Русское сопротивление на войне с антихристом
Из воспоминаний и дневников. Глава 54

Предисловие
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Глава 33
Глава 34
Глава 35
Глава 36
Глава 37
Глава 38
Глава 39
Глава 40
Глава 41
Глава 42
Глава 43
Глава 44
Глава 45
Глава 46
Глава 47
Глава 48
Глава 49
Глава 50
Глава 51
Глава 52
Глава 53
Глава 63

Усиление подрывной деятельности мировой закулисы. — Президентские выборы 1996 года. — Формирование нового еврейского правительства. — Террор против патриотов. — Новые попытки консолидации русских сил. — Поездка в Сибирь и на Байкал

Продолжая подолгу работать в библиотеках, архивах и частных хранилищах США и других зарубежных стран, я постоянно сталкивался с единомышленниками. С некоторыми из них у меня были встречи, похожие на научные конференции, на которых мы обсуждали темы, запретные в этих странах, прежде всего, о масонстве, иудаизме, сионизме и так называемом холокосте. Некоторые из них в США были такими же учеными-подпольщиками, как в свое время и я при господстве коммунистов. Так же, как и я, они собирали материалы о преступной деятельности правящих кругов и относились к Киссинджеру и Вольфензону с такой же праведной ненавистью, как я к Суслову и А. Н. Яковлеву.

Если для нас самым преступным гнездом было Политбюро ЦК КПСС, породившее таких монстров, как Горбачев и Ельцин, то для американских правых «тайна беззакония» выражалась в Совете по международным отношениям, Трехсторонней комиссии, Бильдербергском клубе. Они убеждали меня, что в Америке существует серьезное сопротивление иудейско-масонскому режиму, подавляемое всеми силами репрессивного аппарата. На территории США существует несколько секретных тюрем, которые находятся в ведении Федерального бюро расследований. Телефоны в стране находятся в режиме постоянного прослушивания, устройства для которого автоматически включаются при произнесении ключевых слов «масон» (и производные), «иудей», а также при любых контактах лиц, находящихся под колпаком ФБР. Поэтому американские правые во время телефонных разговоров вынуждены использовать условный язык.

Запуганные ФБР, многие американские правые повсюду видят агентов и с большим подозрением относятся к новым людям. Несмотря на серьезные рекомендации, с которыми я приехал в США, многие правые относились ко мне настороженно, а некоторые, как я уже говорил, даже считали меня агентом КГБ.

Тем не менее с некоторыми американскими правыми у меня сложились доверительные отношения. Особенно в части обсуждения деятельности наших общих врагов из преступных мондиалистских организаций вроде Совета по международным отношениям. В частности, мне сообщили, что на Совете по международным отношениям постоянно поднимаются вопросы о «методах влияния на российскую власть» и о «разработке способов контроля над экономическими и природными ресурсами» нашей страны.

По информации, которая была мне предоставлена друзьями из правых организаций, в планах, разрабатываемых на Совете по международным отношениям, России отводилась роль «резервуара сырьевых и энергетических ресурсов». Так, Бжезинский заявил, что для «западного мира Россия — стратегическая территория и… чем меньше населения будет на этой территории, тем успешнее будет происходить ее освоение Западом». В Совете по международным отношениям высказывались предложения расчленить Россию на 6 независимых государственных образований: Западную Россию, Урал, Западную Сибирь, Восточную Сибирь, Дальний Восток и Северные территории. «Децентрализованная Россия, — заявил Бжезинский, — это реальная и желанная возможность». Россию, по его мнению, следует разделить не на шесть, а на три части: Европейская Россия, Сибирская республика и Дальневосточная республика. В этом его поддержали Д. Рокфеллер. Госсекретарь США, одна из руководителей Совета по международным отношениям, М. Олбрайт, в своем выступлении на заседании Российско-американского Совета делового сотрудничества (Чикаго, 2 октября 1998) заявила, что «поддержку России надо оказывать до тех пор, пока она движется в правильном направлении распада… Это реально, пока у нас в России есть влиятельные друзья».

Вопросам расчленения России было посвящено несколько заседаний Бильдербергского клуба. Наиболее определенно планы расчленения России были рассмотрены на его заседании 14−17 мая 1998 года в Великобритании. Согласно этим планам Россию следует разделить на несколько зон контроля (влияния): Центр и Сибирь должны отойти к США, Северо-Запад — к Германии, Юг и Поволжье — к Турции, Дальний Восток — к Японии.

Д. Рокфеллер считает, что «овладение русскими ресурсами главная стратегическая задача, а главная тактическая — помочь нашим друзьям удержаться у власти и подготовить себе хорошую смену».

Один американский правый, со слов своего одноурсника, который специализировался на подготовке выборных кампаний, рассказывал мне, что в 1995—1997 годы значительная часть самых опытных «пиарщиков» «почти не вылезали из России», где занимались консультированием выборных кампаний «российских демократических сил». Оплачивались их услуги из специальных фондов американского правительства. Командированные «пиарщики» очень ругали Россию, народ которой плохо воспринимал методы американской политической пропаганды. «Демократические силы» в России был разочарованы в американских советниках.

Осенью 1995 года состоялись выборы в Государственную Думу. Несмотря на серьезную фальсификацию результатов выборов, они показали усиление оппозиционных настроений в обществе. Возросло число партий и движений, открыто противостоявших криминально-космополитическому режиму. По сравнению с предыдущими выборами доля патриотически настроенных депутатов увеличилась.

После обнародования результатов выборов в Государственную Думу ведущие деятели криминально-космополитического режима заговорили об отмене предстоящих в 1996 году выборов президента, на которых реальными претендентами были Ельцин и Зюганов. Социологические опросы показывали крайне низкий уровень популярности Ельцина, составлявший в начале 1996 года не более 20−25%, т. е. за него было все то же криминально-космополитическое меньшинство. В недрах преступного режима готовят планы нового государственного переворота в случае провала Ельцина на предстоящих президентских выборах.

Так, например, известный еврейский финансовый аферист и русофоб М. Масарский открыто призывал Ельцина в случае неуспеха на выборах применить против русского народа оружие…

Менее решительные сторонники криминально-космополитического режима готовятся к бегству из России. Как позднее отмечалось на слушании в Государственной думе, в штабе по избранию Б. Ельцина президентом было найдено большое количество отчетов, иных документов, позволявших говорить о возможном перечислении ими валюты в зарубежные банки. Ежедневные перечисления составляли от 4−5 млн долл. до 10 и более млн. долл. Их получателями значились банки Эстонии, США, Латвии, Багамских островов и т. д.

На переизбрании Ельцина были израсходованы огромные средства. В июне 1996 года российских денег было напечатано в 11,5 раза больше, чем в мае. Международный валютный фонд выделил на поддержку Ельцина кредит в 10,2 млрд долл. Больше триллиона рублей Ельцину «пожертвовала» еврейская финансовая олигархия. В штабе по переизбранию Ельцина работали лучшие американские советники. Средства массовой информации были куплены почти целиком в пользу Ельцина. Голосовать за Ельцина призвал Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II. Этот политический шаг Патриарха, безусловно, нанес значительный моральный ущерб Русской церкви, заметно снизив авторитет Святейшего в глазах миллионов православных и оттолкнул сотни тысяч русских людей от дверей наших храмов.

Несмотря на столь значительную поддержку и явную фальсификацию результатов в свою пользу, Ельцину не удалось добиться победы в первом туре. Оба кандидата собрали примерно по трети голосов избирателей. Исход второго тура решило предательство одного из кандидатов патриотической ориентации генерала Лебедя (собравшего 15% голосов), призвавшего своих избирателей проголосовать за Ельцина и получившего от него за это портфель секретаря Совета безопасности. Учитывая, что значительная часть голосов в пользу Ельцина была фальсифицирована, о его победе на выборах можно говорить только условно.

Зато отношение к Ельцину среди русских людей выкристаллизовалось в отчетливый образ «губителя Отечества и разорителя Державы Российской».

Летом 1996 года, как и в дни государственного переворота, среди простых русских людей распространялись листовки с молитвой к Богу от избавления России от Ельцина. «Господи Иисусе Христе, сыне Божий, — молили русские люди, — сотвори нам по грехом нашим, но паче сотвори нам по милосердию Твоему. И избави Родину нашу от великия напасти, а нас от губителя животов наших, от Бориса Ельцина, разорителя великой Державы Российской, отдавшего ее в плен врагу и на посрамление бесу, отнявшего у народа яства и питие, и веселие, и плоды трудов праведных, обрекшего нас на уныние сердца и растление ума.

Иисусе Сладчайший, озари Россию солнцем любви Твоей и Благодатью Небесной. Отведи от нас данное нам за грехи погубление, дабы очистилась страна наша от скверны и вновь просияла мудростью святителей и благодатью чудотворцев».

Новый срок президентства Ельцина начался с многомесячной тяжелой болезни. За недееспособностью президента государственные дела вершило его окружение во главе с Чубайсом. Господство еврейской финансовой олигархии стало абсолютным. Березовский стал заместителем секретаря Совета безопасности. Ключевой пост министра финансов получил близкий к Чубайсу еврейский советник Ельцина Лившиц. В марте 1997 года Ельцин резко усилил космополитический характер правительства. Посты первых заместителей председателя правительства заняли два известных еврейских политика — Чубайс (занимавший до этого должность руководителя администрации президента) и Немцов (занимавший ранее пост губернатора Нижегородской области). Лившиц был передвинут на пост главы администрации президента, а его место министра финансов в правительстве занял Чубайс, объединивший, таким образом, два ключевых правительственных поста. Новым министром экономики стал Уринсон (одновременно получивший пост вице-премьера), а главой Госкомимущества — «человек Чубайса» Кох. Еврейская олигархия резко сократила число «уполномоченных» банков. Основные средства госбюджета стали «прокручиваться» только через банки, напрямую подконтрольные еврейской финансовой олигархии. Невыплаты заработной платы в бюджетной сфере вошли в систему. Прибыль от этого «бизнеса» (прокрутки средств госбюдежета) перечислялась в иностранные банки. Российское производство лишалось даже надежд на инвестиции. Русский капитал вытеснялся из страны, а русские предприниматели, лишенные государственной поддержки, разорялись.

Ухудшение здоровья Ельцина вынудило мировую закулису и российскую еврейскую финансовую олигархию позаботиться о его преемнике. Еще в 1995 году в США высказывается предположение, что такой фигурой может стать генерал Лебедь, участник государственного переворота августа-декабря 1991 года. Лебедь был единственным генералом, который прислал поздравительную телеграмму Б. Ельцину по случаю расстрела Белого Дома.

Американские правые дважды доводили до меня информацию о том, что Лебедь является кандидатом в новые президенты России, утвержденным мировой закулисой… Мне сообщили, что на его избрание еврейские финансовые круги Америки выделили 1 млрд. долларов. Эти круги располагали на Лебедя значительным компроматом, с помощью которого генерала можно был сделать послушным орудием в их руках.

В 1996 году Лебедь становится одним из кандидатов в президенты. Его кандидатуру поддержали представители еврейской финансовой олигархии, прежде всего в лице Гусинского и Березовского. Роль международной избирательной кампании Лебедя выполняет А. Головков, ближайший соратник Е. Гайдара и А. Мурашева, один из активных деятелей криминально-космополитического режима, руководитель предвыборной кампании Ельцина в 1991 году, занимавший пост управляющего делами Совета Министров РФ. В числе ближайших помощников Лебедя в кампании 1996 года были два известнейщих еврейских политика-русофоба — «изобретатель российского ваучера» В. Найшуль и журналист-«спичмейкер» Л. Радзиховский.

Предсмертное состояние Ельцина в ноябре 1996 года подтолкнуло руководителей мировой закулисы лично познакомиться с Лебедем. 16 ноября одна из главных организаций мирового правительства Совет по международным отношениям, возглавляемая Д. Рокфеллером, вызывает Лебедя в Нью-Йорк, где устраивает генералу настоящие смотрины.

Как рассказывали мне американские правые, очевидцы этих событий, генерал Лебедь, его жена и шестеро сопровождавших прибыли в нью-йоркский аэропорт им. Кеннеди в час дня в субботу (16 ноября 1996 года) и немедленно вылетели в Хьюстон, где побывали в гостях у бывшего президента США Джорджа Буша, лично ответственного за разрушение СССР, у которого был также специально приехавший на встречу из Вашингтона его бывший советник, активный участник холодной войны против России генерал Брент Скоукрофт. В конце дня Лебедь и сопровождавшие посетили бывшего госсекретаря Джеймса Бейкера и вылетели обратно в Нью-Йорк, где остановились в роскошной гостинице «Ридженси» на 61-й улице и Парк-авеню.

В тот момент в том же отеле находился бывший израильский премьер Шимон Перес с многочисленной охраной.

На субботней встрече Лебедя с Бушем, Скоукрофтом и Бейкером присутствовал советник генерала по внешним делам Шалва Бреус, которого впечатлила, по его выражению, «сильная энергетика» этих бесед, как выразился очевидец. Был высокопрофессиональный разговор: с картой, со знанием фактов, с превосходным знанием биографии Лебедя.

«Во вторник вечером, — рассказывает мой знакомый, — перед вылетом Лебедя из Нью-Йорка в Вашингтон, генерал дал пресс-конференцию в своем отеле, где я спросил у него, какое впечатление он вынес из хьюстонских встреч. «Я увидел команду, которая продолжает работать, — сказал генерал. — Просто потому, что любят свою землю. Гордятся ею. Желают ей всякого добра. Мы ходили с президентом Бушем по ипподрому. Такое теплое, живое, человеческое к нему отношение».

«Используя военную метафору: какого калибра были ваши собеседники?» -спросил я. «Самого крупного, — сказал Лебедь. — Они патриоты своей страны с большой буквы».

В понедельник Лебедь провел почти 5 часов в Совете по международным отношениям, где, по словам Бреуса, его «очень доброжелательно» представил собравшимся бывший госсекретарь Генри Киссинджер. Во вторник Лебедь завтракал с бывшим послом США Джеком Мэтлоком, а к 12 часам дня длиннющий черный лимузин «Таун кар» с генералом, одетым в светлый костюм, подкатил к дверям Синода Русской Зарубежной Церкви.

«Я ее, мораль, везде искал, — сказал Лебедь. — И в Церкви искал православной… Я человек мирской, можно сказать, многогрешный, среди десантников тяжело с ангелами, и вдруг я увидел, что люди, которые по сану должны быть благочестивые, должны к свету разума вести, так они грешнее меня… Это не Зарубежной Церкви касается, это отечественной, православной. Погрязли они в разных прегрешениях… Я туда подошел и отошел. И не могу пока прийти из-за них».

Как мне впоследствии рассказывали в Джорданвилле, на православную иерархию Лебедь произвел отталкивающее впечатление. Но поддержать Лебедя требовали американские власти.

«России сегодня необходима умная, демократическая и сильная власть, — говорилось в заявлении Лебедя, сделанном в связи с его поездкой в США. — Вот для того, чтобы попытаться понять природу современной демократии, я и решил принять приглашение Совета по международным отношениям — посетить с визитом США, страну, где есть и развитая демократия, и сильная власть».

После православного Синода генерал встретился с руководителями Американского еврейского конгресса и заверил их в своей лояльности к ним.

Во время этой поездки Лебедю удалось заручиться твердой поддержкой руководителей мировой закулисы, в результате чего в начале 1997 года им было создано новое космополитическое движение «Третья сила», в числе основателей которого были многие его соратники по кампании 1996 года, а также своего рода комиссар мировой закулисы бывший активист антирусской организации «Выбор России», соратник Е. Гайдара Г. Каспаров.

1995−1997 годы были наполнены для меня нескончаемыми поездками по России и за рубеж. Огорчало то, что в этом калейдоскопе событий я почти не улавливал положительного содержания. Даже самые радостные встречи и события омрачались тем, что за всей нашей жизнью развивался неконтролируемый антирусский процесс. Казалось, демократы проиграли, большую часть депутатов от Государственной думы составляли люди, называвшие себя патриотами и государственниками, но государственное дело буксовало. Мои друзья из спецслужб сообщали о постыдных фактах подкупа депутатов Администрацией президента. Покупали поштучно не только за деньги, а за квартиры, дачи, земельные участки, должности, за предоставление возможности нажиться. Появились сонмы продажных депутатов — рыбкиных, селезневых, невзоровых, которые губили, дискредитировали патриотические идеи.

Тех, кто не продавался, шельмовали, пытались убить. В конце 1995 года по заказу «демократов» пытались взорвать депутата Государственной думы, лидера республиканской партии Н. Н. Лысенко. По счастливой случайности никто не погиб, сам Николай Николаевич в этот момент разговаривал по телефону в другой комнате, опасаясь прослушивания. Первоначальный замысел бандитов состоял в том, чтобы убить не только Лысенко, но и видного русского общественного деятеля В. Н. Осипова. Владимир Николаевич рассказывал мне, что взрыв прозвучал именно в то время, когда они с Лысенко должны были встретиться. Но Осипов опоздал на 40 минут. Следствие велось полгода. В результате во взрыве следствие обвинило самого Лысенко, хотя никакого основания для этого не было. По мнению Осипова: «Власти одним выстрелом убили двух зайцев: наносился удар по известному русскому патриоту, бескомпромиссно разоблачающему беловежское преступление, и делался подарок лично Черномырдину». Всем памятно июльское 1995 года заседание Госдумы, на котором поднявшийся на трибуну Черномырдин, «умиротворитель Басаева», получил публичную оценку Лысенко: «Негодяй, предатель». Полтора года Лысенко держали в тюрьме, а затем за неимением доказательств вынуждены были его отпустить. Эта история показала мне, как недружно и разрозненно патриотическое движение. Враги русского народа терзали нашего соратника, но только единицы из наших подняли голос в его поддержку. Для многих личные счеты и мелкие амбиции стали выше общего дела. По этой причине развалились многие наши объединительные организации, начиная с Русского национального собора и Фронта национального спасения до Народно-патриотического союза.

С некоторыми руководителями этих объединительных организаций мне приходилось близко общаться. Мне казалось, что в душе они в успех дела не очень-то верили. Среди многочисленных поездок по России в середине 90-х годов мне запомнилась недельная поездка с группой писателей в Сибирь и на Байкал, которую организовал Валентин Григорьевич Распутин. В группу, кроме Распутина, входили С. А. Лыкошин, В. А. Костров, Э. Ф. Володин, Л. И. Казинцев, певица Е. Смольянинова и актер Г. Жженов. В течение недели мы ездили по разным организациям, предприятиям, учебным заведениям Иркутска, побывали на озере Байкал. Распутин, Володин, Казинцев входили в руководство всех объединительных организаций России. За разговорами о политической ситуации в стране мы провели много часов. В разных аудиториях, особенно Распутину и Володину, задавали много вопросов. Было совершенно ясно, что конкретного плана действий у них, руководителей самых влиятельных патриотических организаций, не было. Не хватало средств. Многие мероприятия, проводимые патриотами, превращались в говорильню, «выпускание пара». Не было харизматической личности, способной силой своего авторитета объединить всех.

Распутин, Володин и Казинцев были членами руководящего органа Народно-патриотического союза России, возникшего совсем недавно. С большой симпатией относясь к ним как к писателям и публицистам, я с горечью почувствовал в их рассуждениях национал-большевистские нотки, попытки запрячь в одну упряжку коня и трепетную лань, красных и белых. Конечно, Народно-патриотический союз, руководителем которого был Г. А. Зюганов, не мог объединить всю Россию, потому что предлагал сделать это на основе коммунистических идей, сконструированных еще еврейскими большевиками. Попытки сочетать русский патриотизм и космополитическую теорию марксизма-ленинизма бесперспективны. Ту же горечь я почувствовал, когда незадолго до президентских выборов 1996 года беседовал с Зюгановым. Я подарил ему свою книгу «Тайная история масонства» и передал записку о современном российском масонстве и связанных с ним организациях, личностях. В ней, в частности, давалась информация о связи Ельцина и Лебедя с масонскими ложами в России и на Западе. Я предложил ему использовать эти материалы в предвыборной борьбе, и он, казалось, соглашался со мной. Как показали дальнейшие события, Зюганов это сделать не осмелился.

http://rusk.ru/st.php?idar=111041

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru