Русская линия
Православие.Ru Ирина Антанасиевич18.01.2007 

Жертвы реальные и виртуальные

Современная стратегия ведения войны с удовольствием использует детский фактор. Повод, взращенный на детских трупах, дает взрывные последствия такой силы, что стратеги млеют от удовольствия. Во времена глобализма младенцы скармливаются Ваалу с особым усердием и в адекватных широкой поступи прогресса размерах…

Стратегия и тактика современных войн является прекрасной иллюстрацией известной аксиомы Клаузевица, которую наиболее часто выделяют и регулярно цитируют и которая состоит в том, что «война есть только продолжение политики другими средствами». Информационно-психологическая подготовка к вооруженному вмешательству НАТО, имеющая целью аннексию Косово из состава Сербии и дальнейшее предоставление независимости этой территории, началась задолго до 24 марта 1999 года.

Подготовка была плановая, поэтапная и имела свою стратегию и тактику. Начиная с 1998 года, ни одна жертва не была случайной, а использовалась для нагнетания антисербской истерии в СМИ и муссирования темы «этнических чисток».

Все это нужно было для осуществления первого этапа дискредитации в глазах мировой общественности не просто СРЮ и ее президента, а всего сербского народа. С этой целью в СМИ распространялись сообщения, несущие в себе крайне отрицательную информацию, когда речь шла именно о сербах как народе. Манипуляция общественного мнения была успешной и опросы, проведенные накануне войны в странах НАТО, показали, что воздушные удары по СРЮ готовы поддержать 55−70% населения этих государств и столько же имеет о сербах негативное мнение, считая их народом примитивным, варварским и находящимся на самой низкой ступени развития.

В содержании информационного обеспечения агрессии НАТО против Югославии на протяжении всей операции доминировали два основных направления: 1).разъяснение «гуманных» целей военной акции, предпринятой во имя «благородных целей» спасения косовских албанцев от «геноцида» и 2). их «безопасное возвращения к родным очагам».

Интересно, что вторая причина появилась не до, а во время самой бомбежки и явно была пристегнута искусственно. Телега, таким образом, поставлена впереди лошади, потому что факты свидетельствуют о том, что албанцы начали стихийно покидать свои дома, спасаясь от бомбежки или если их вынуждали к этому активные действия ОАК (UCK)[1], которая при поддержке авиации НАТО с воздуха начала зачистку территории. Так же стихийно, спасаясь от бомбежки и надвигающихся военных действий, бежали и сербы, но об этом западная пропаганда молчала.

Стихийные перемещения албанцев стали массовыми в начале апреля, когда Запад понял, что может разыграть эту карту и продолжить бомбежки, которые уже начали вызывать протест у мировой общественности. Массово покидавшие Косово албанцы давали возможность НАТО бомбить страну до бесконечности, оправдывая действия стремлением вернуть албанцев к «родным очагам». Мало кто знает, что массовый исход албанцев предваряли сброшенные с воздуха листовки с призывами албанских лидеров, требующих от своего народа покинуть территорию Косово и Метохии и тем самым создать видимость геноцида. Колонны албанских беженцев сопровождал югославский Красный Крест, и полиция регулировала действительно, массовый, но добровольный исход.

Добровольным он был почти на всей территории Косово, за исключением зон непосредственного столкновения полиции и албанский герилы. Причем удерживать население в таких зонах выгодно было именно албанцам, потому что давало возможность манипулировать жертвами среди гражданского населения, которые не могли не появиться.

Вернемся к обвинению в геноциде, доминирующему в западных СМИ весь 1998 год. Именно оно было стартовым и работало на создание крайне отрицательного имиджа сербского населения. Одно за другим появлялись сообщения о неоправданной жестокости сербов.

Информации же, свидетельствующей о том, что 1998 год — год жестокого террористического давления организованных банд на государство, не было. А ведь в период с 1 января по 31 декабря на территории Косово и Метохии (сравнительно небольшой) произошло -1129 террористических нападений. Убиты — 115 работников МВД, 216 ранено тяжело, 187 — легко, 15 пропали без вести. Также печальна и статистика среди гражданского населения: 173 человека убиты, 158 тяжело ранены, 78 — легко. Пропало без вести 292 человека. За сухой статистикой — человеческие судьбы.

Например, село по имени Оптеруша подверглась нападению банд ОАК. Целое село. Это уже не просто спорадичные вылазки террористов. Это война с государством. Да, что там село, в 1998 году банды ОАК захватили и некоторое время удерживали город Ораховац. И СМИ об этом молчали, и правозащитникам не икнулось.

Мало кто знает, а сербы редко используют тот факт, что консолидация всего албанского народа достигалась кровью, шантажом и рэкетом самого албанского народа. Если ты не платишь налог за свободное Косово (от 100 марок до 10 000), тогда ты — лояльный албанец, что приравнивает тебя к сербам. Пропорция страшной статистики «мирного» 1998 года такова — убиты 77 албанцев и 46 сербов, национальная принадлежность 42 не определена. Пропали без вести 173 серба и 100 албанцев, остальные — неалбанцы.

В данной ситуации государство обязано было защищать своих граждан. Но при любой попытке защитить народ от террора СМИ поднимали гвалт. Более того, албанцы сами шли на сознательные жертвы, создавая героические ситуации и своих героев. В конце 1998 года сербы были обвинены в убийстве мирного населения — женщин и детей в селе Преказе.

Да, сербы действительно провели зачистку в селе Преказе, поскольку имели информацию, что там скрывается вождь дреничской террористической группы Адем Яшари. Информацию же сербские полицейские подразделения получили через своих информаторов в ОАК. Дело в том, что руководство ОАК решило разменять Яшари, как пешку. Им нужна была крупная жертва. Им нужен был повод, чтобы потребовать введения в Косово миссии ОБСЕ. Поэтому Яшари и оказался в Преказе с небольшой группой боевиков (сербские полицейские силы получили совсем другую информацию, что вся дреничская группа находится в селе), но в окружении большого числа жителей села, которых Яшари, борясь за свою жизнь, использовал как живой щит. СМИ запестрели фотографиями убитых детей. Миссия ОБСЕ появилась в Косово. Жертвы сделали свое дело.

Современная стратегия ведения войны с удовольствием использует детский фактор. Повод, взращенный на детских трупах, дает взрывные последствия такой силы, что стратеги млеют от удовольствия. Во времена глобализма младенцы скармливаются Ваалу с особым усердием и в адекватных широкой поступи прогресса размерах.

У современной войны детское лицо. Именно детские тряпичные исковерканные войной тела так любят помещать на своих страницах доблестные СМИ всех мастей и цветов. О том, что именно слеза и капля крови невинного ребенка тревожит душу гражданина, знают хорошо. И о том, что задрожит его душа, которую легко можно будет потом вдеть в самое тонкое ушко и вышивать любые политические узоры, также знают отлично. Для того чтобы нарисовать нужную политическую акварель, следует развести краски в строгом соответствии с рецептурой. Для этого нужна кровь. Кровь маленьких коллатеральных жертв. Если крови нет — подойдет и клюквенный сок. В 1998 году «Таймс» публикует (перепечатывает из албанской «Коха Диторе») фотографию невинного албанского младенца, захлебнувшегося (красноречивая деталь!) в крови убитой сербами матери. Через неделю анализируют фотографию и выясняется, что речь шла о… кукле (отсутствие шеи, полуоткрытый рот, отставленный мизинчик и т. д). Газета мелким петитом сообщила, что сожалеет о случившемся. Но процесс пошел.

Если случай Преказе стал поводом для введения сил ОБСЕ (так называемых наблюдателей) в Косово, которые и представляли логистику для последующей НАТО-бомбардировки, то поводом для самой бомбардировки стал случай Рачак. Йозеф Фишер говорил: «Рачак был для меня переломным пунктом». Для Мадлен Олбрайт он был «гальванизирующим событием». По заявлению главы миссии ОБСЕ американца С. Уокера, правительственные войска учинили кровавую расправу над албанцами. 16 января СМИ сообщают о боях и убийстве 45 человек в селе Рачак, а через день Совет НАТО и Уокер уже говорят об убитых мирных жителях и возлагают ответственность за резню на сербов. Наш российский представитель миссии ОБСЕ, побывавший до приезда Уокера в Рачаке, а потом, сопровождающий его, на следующий день заявляет, что убитые боевики переодеты в штатское и перенесены в овраг, да и было их 15, а стало 45, за что и отстранен от работы. Berliner Zeitung от 13 марта, за десять дней до начала бомбардировок, сообщала, что «высокопоставленные европейские сотрудники ОБСЕ располагают… данными, что найденные в середине января в косовской деревне Рачак 45 албанцев не являются жертвами сербской резни гражданского населения. В своем кругу, говорят в ОБСЕ, они уже давно исходят из того, что это была «инсценировка албанской стороны». Истина никого не интересует. Повод найден. Уже потом во время и после бомбардировки проведены многочисленные экспертизы. Патологоанатомы многих стран, начиная с финнов, которые первыми проводили независимую экспертизу, одни за другими подтверждали, что убийство мирных жителей в Рачаке — чистая фальшивка, и это притом, что глава финской бригады Хелена Ранта, признала позднее, что на нее «оказывалось давление с разных сторон». Протокол вскрытия по каждому из тел содержит слова: «Исходя из удостоверенных результатов вскрытия невозможно квалифицировать причины смерти в соответствии с требованиями Всемирной организации здравоохранения. По результатам наружного осмотра возможными альтернативами являются: война или неопределенно». Война — это не расстрел невинных жителей, это смерть в результате боевого столкновения.

После дискредитации сербов в глазах мировой общественности наступил следующий этап: преувеличение «гуманитарной катастрофы» в Косово и обоснование вмешательства мировой общественности.

Бомбардировки НАТО оправдывались тем, что в прессе появлялись ужасающие сообщения о числе албанских жертв. Огромное количество убитых было аргументом в пользу агрессии. В конце января Стейт Департмент дает информацию, что около 500 тыс. албанцев пропало без вести и есть опасения, что они мертвы. В апреле (уже во время бомбежки) Вильям Коэн в интервью TV CBS говорит об убийстве 100 тыс. албанских мужчин. Солана на BBC заявляет, что в Косово невозможно найти мужчины в возрасте от 30 до 60 лет и говорит о том, что когда НАТО войдет в провинцию, то оно, по всей видимости, найдет сцены, перед которыми и сцены из Руанды поблекнут. В одном из сообщений BBC дается информация об исчезновении колонны из 35 тыс. беженцев. Долго муссируется история об ужасном расстреле тысячи людей на стадионе в Приштине. (Я каждый день во время войны проходила непосредственно через абсолютно пустую территорию стадиона — И.А.).

После того как войска НАТО вошли в Косово и не нашли страшных картин, напоминающих Руанду, начался поиск жертв и массовых захоронений. Число ожидаемых жертв резко уменьшается. Британский министр Джеф Нун говорит о 10 тыс. убитых, а Бернар Кушнер в рапорте ООН за 2 августа написал об ожидаемых 11 тыс. тел в общих могилах. (Уже не сотни тысяч, но тоже солидная цифра.) Тогда же были выделены деньги (Дэвид Шефер официально объявляет о выделении 8,45 млн. долларов в фонд Трибунала для экспертизы в Косово) и определены основные места предполагаемых «полей смерти» — Рачак, Белая Церковь, Велика и Мала Круша, Джаковица, Црколез, Клина и Избица

Все эти места были тщательно исследованы и что-то нашли… В Клине, например, предполагали найти могилу с 350 жертвами (там шли очень интенсивные бои между сербской армией и ОАК) — нашли 7. В Црколезе предполагали 89 — нашли 3. В Трепче ожидали более 1000 трупов. 11 октября Гаага официально сообщила, что в Трепче не найдены тела ни одной жертвы. Вблизи Трепчи нашли могилу с похороненными албанцами — 28 тел (вместо 1000). Четверо сербов арестованы, ведется расследование.

Дадим слово Карле дел Понте: «…на нескольких локациях открыты тела сотен жертв… в среднем по 17 на каждой локации». Мифические уже не сотни, а десятки тысяч жертв продолжают таять и дальше. Многие эксперты признают, что среди жертв в албанских общих могилах есть сербы и люди — жертвы бомбардировки НАТО. Кроме того, остается открытым вопрос о потерях ОАК, военных потерях в боях, поскольку погибшие боевики упорно причисляются к жертвам геноцида. Но даже с такой подтасовкой число жертв далеко от ожидавшегося. Испанские патологи едут в Косово и возвращаются задолго до окончания действия контракта с ООН, поскольку, по сообщению главного эксперта испанцев Хуана Лопеза Палафокса, «геноцида не было… речь идет о жертвах войны». Испанцы на десяти локациях нашли 187 тел и, как отмечается в докладе, многие из них похоронены не массово, а индивидуально, на одном месте, с учетом ориентации по направлению к Мекке. «Речь идет о жертвах войны», — свидетельствует Палафокс, а военные жертвы и жертвы геноцида — две большие разницы.

Еще немного Карлы дел Понте: существуют 529 захоронений. Предполагается, что в них похоронено 4256 тел. Пока найдено 2108 тело (не сотни, не десятки тысяч).

Вдруг меняется дискурс. Сейчас уже число жертв не важно! Карла дел Понте в интервью «Лос-Анджелес Таймс» говорит, что число жертв не важно, а важно лишь то, кто их убил и когда. Дан Эвертс заявляет, что в моральном аспекте число и не важно, а важно, что были жертвы. И с ним можно даже согласиться, но ведь бомбардировки Югославии оправдывались большим количеством жертв!!! Еще немного математики. Если взять во внимание число жертв бомбежки в Югославии — 2500 (около10 тыс. раненых, уничтожена инфраструктура, плюс многолетние последствия, которые несет применение бомб с обедненным ураном) и сравнить с числом найденных за семь лет жертв в Косово (по Карле дел Понте) — 2108, то возникает вопрос о оправданности интервенции.

Так началась сатанизация одного народа, закончившаяся гуманитарным убийством детей. Настоящих детей, не кукольных. Причем «милосердные ангелы» (так цинично называлась операция НАТО) не выбирали какие это дети — сербские ли, албанские ли, турецкие ли. Милосердие настигало их всюду: в роддомах, на горшках, на сидении автобусов и поездов, в собственных кроватях. Фотографии последствий милосердия мир не видел.

В настоящее время осуществляются еще два этапа информационно-психологического плана, которые должны завершить процесс аннексии государственной территории.

Первый — создание иллюзии легитимности требований косовских албанцев. Такой эффект достигается как чисто лексическими средствами, например путем многократного употребления словосочетаний типа «демократические требования албанцев» и «право на самоопределение», так и с помощью замалчивания множества фактов, имеющих определяющее значение с точки зрения международного права. В частности, ничего не говорится о том, что все члены «Освободительной армии Косово» (OAK), с которой вели переговоры международные организации, согласно закону любого государства являлись преступниками и подлежали суду как минимум за участие в незаконных вооруженных формированиях (ОАК еще в 1998 г. включена Стейд Депарментом в список террористических организаций).

Замалчивалось, что многие из албанских лидеров лично участвовали в убийствах.

Замалчивалось и то, что многие «фонды» занимаются крайне неприглядными действиями — торговлей наркотиками и оружием, обеспечивающей приток средств в Косово. Замалчивается и роль американских лоббистов — сенатор Боб Дол и Йосиф Диограде, бизнесмен Беджет Пацоли (Пакколи), которые финансировали и политически поддержали проект «свободного Косово». Май 1999 года. Итальянская полиция в Анконе останавливает трейлеры, принадлежащие католической организации Каритас. Они из Сараево едут в Косово (через Албанию). В трейлерах 30 тонн не гуманитарной помощи, а оружия. Скандал едва замяли. Каритас утверждал, что бумаги сфальсифицированы. Это один эпизод из жизни гуманитарных организаций.

И главное — замалчивается информация о реальных жертвах на территории под протекторатом ООН, которая и бомбила Югославию для того, чтобы все граждане Косово жили мирно. На деле — все далеко от идиллии.

Информация о жертвах реальных есть, в рапортах УНМИК и КФОРА, рапортах самого НАТО, но в СМИ, которые формируют общественное мнение они не попадают. Албанских массовых гробниц в том количестве, как они рекламировались, не нашли, но на тех местах, где ожидались албанские, начали находить сербские захоронения. Например, 39 сербов, тела которых найдены в Радоничском озере (именно за них отвечает лично Харадинай); 150 — на кладбище в Сува Реке, 60 на Драгодане-2 в Приштине, среди которых 8 младенцев до года. Все останки переданы на границе в Мердарах семьям, все идентифицированы на основе ДНК, а не по внешним данным или по высказываниям родственников. Ни одна жертва не находилась в индивидуальной могиле, а в мешках по 2−3 человека. Это данные пятичленной комиссии ООН. Это чистые случаи, которые признают «дотошные», когда речь идет о сербских жертвах, международные силы. Таких «чистых» случаев жертв с сербской стороны — 936. Сербы говорят еще о 800 сербских жертвах, найденных, но не прошедших экспертизу (это если не брать во внимание факт, что около 1300 человек числятся пропавшими без вести и это число не включается в число жертв). Если взять в расчет население Косово в соотношении сербы-албанцы, то число сербских жертв непропорционально велико. Демографические итоги войны страшны своей потрясающей несообразностью, которая не сообщается доверчивому западному читателю: в крае, где большинство составляют албанцы, по какой-то странной прихоти мироздания гибнут в первую очередь сербы и иные «неалбанцы». Говоря научным языком, действует какой-то «неучтенный фактор», выбирающий себе жертв по национальному признаку. Этот фактор — планомерный и жестокий геноцид, уничтожение и вытеснение из края всего не титульного населения, начавшееся еще до войны и продолжающееся и после прихода миротворческих сил, обеспечивающих этническую читку в крае, не смотря на цели, которые декларировали.

Одной из целей и по сегодняшний день звучит — мультиэтническое Косово и защита населения. Вернемся к сухим цифрам:

Вот рапорт НАТО за период с 10 июня 1999 по 27 февраля 2000:

1) Число террористических нападений — 4354 (сербской армии, напоминаю, уже нет). Из них: 4121 на сербов и черногорцев, 96 на албанцев лояльных к сербам, 137 на цыган, турок и др.

2) Число пропавших без вести — 821 человек, из которых 757 сербов, 37 албанцев, 27 других национальностей.

3) Число убитых — 910 человек, из которых 811 сербов, 71 албанец, 28 других национальностей.

4) Ранено 802 человека. Соответственно 751 серб, 20 албанцев, 31 остальные.

Это сообщает НАТО. Это первые семь месяцев их миротворческой миссии… Всего семь месяцев. Мало кто знает, что премьер Сербии Воислав Коштуница послал в Гаагу, секретарю Трибунала Хансу Холтхаусу список убитых и похищенных после 10 июня 1999 г. детей (например, Димич Зорица из Призрена, 7 месяцев, вместе с ее матерью Лелой сгорела приблизительмно 15 июня 1999 года и сгоревший 21 сентября 1999 года в своем доме Младенович Сава из Призрена, 6 месяцев). Это жертвы реальные, не кукольные, но общественность не знает о них, и Гаага молчит. Хансу Холтхаус на письмо Воислава Коштуницы не ответил.

Как там у Мандельштама «… я список кораблей прочел до середины…"… А список деревень, уничтоженных во имя демократии, в присутствии демократических сил, в присутствии их армии, составленной из представителей пятидесяти стран, вы читали?

Музичане (все сербские дома сожжены), Заимово, Деновац, Лесьяне, Горне и Доне Неродимле (все сербские дома ограблены и потом сожжены). На территории Метохии было 130 сербских сел. Осталось одно. На месте сел теперь веселенькие лужайки. Руин мало, потому что села уничтожены на корню. Кладбища срывают. Нет ни домов, ни церквей, ни кладбищ… не жили здесь люди!!! Не было сербов! Никогда!!! Средневековый монастырь Святой Троицы (XIV в.) разрушен до основания. Средневековая Церковь Успения Богородицы (1315 г.) разрушена до основания. Средневековый монастырь Святого Марка (село Кориша) полностью разрушен. Средневековый монастырь Святого Архангела Гавриила (XIV в.) разграблен и сожжен. Средневековый монастырь Святого Иоаникия Девичcкого разрушен. Монастырь Святого Архангела (XIV век) подожжен и заминирован; кладбище разрушено, средневековый сосновый бор вырублен и сожжен. А сколько их… XV, XVI, XIX, XX век… новые и старые… Мы их просто не в состоянии перечислить.

Имеющие художественную ценность или являющиеся лишь символом веры. Слово разрушен… не страшное слово. Разрушен предполагает наличие руин, по которым храм в можно восстановить. А если «разрушен», то это гора битого камня, щебенки, где невозможно найти целый кирпич или камень больше кулака… А если «разрушен» — это экскаваторами выкопана яма на месте где была церковь, а на ее месте сделана мусорная яма… Фрескам выкалывают глаза… Причем, обратите внимание, это сделано не во время войны, не в аффекте. Сделано в присутствии и под прикрытием демократического мира, загнавшего чудом оставшийся в Косово сербский народ в гетто по этническому признаку — в анклавы.

Вот село Гораждевац. Единственное, оставшееся на территории Метохии. 600 человек на территории в 2 квадратных километра. Живут? Живут… Не смея выйти за воображаемую границу: ни колючей проволоки, ни забора, ни бетонной стены. Все гуманно. Но в 2002 детей, вышедших искупаться жарким августом в реке Бистрица, расстреляли из пулемета — трое погибших, шестеро раненых. Убийц не нашли, хотя и обещали перевернуть каждый камень.

22 июля 1999 г. Кровавая жатва в селе Старо Грацко. Группа сербов вышла на поле, занимаясь святым делом — жатвой пшеницы. Их нашли в таком виде, что можно было предположить, что на них напал десант Джеков Потрошителей. Убиты братья Радован и Йовица Живич, Божидар и Станимир Джекич, Саша и Любиша Цвеич, отец и сын-Момчило и Новица Яничиевич, дядя и племянник — Миле и Слободан Яничиевич, Миодраг Тепич, Андрия Одалович, Никола Стоянович, Милован Йованович. Всего числом — 14. Самому младшему было 15 лет. Четверо албанцев арестованы сразу же и отпущены на свободу через три дня.
Село Ливадице. 2001 год. Автобус из Ниша едет в Косово. Люди едут к родственникам в анклавы, родителям или детям. Едут домой. В те дома, где выросли и родились. Для поездки домой сербам нужна охрана. Но даже конвой КФОР не помог, когда взорвалась радиоуправляемая бомба. 11 человек погибло, 40 ранено. Многие остались инвалидами. Арестовано пять человек. Все отпущены на свободу, кроме Флорима Эюпи. Уж очень явно связан он был с поставками оружия в Косово. Месяц он был под стражей в Приштинской тюрьме, а потом «для безопасности» переведен в американскую базу «Бондстил». Через несколько дней он из жутко охраняемой базы, к которой не смеют приближаться даже автомобили ООН сбежал.

Кстати, в тот же день на другом пограничном переходе украинский КФОР останавливает сербский автобус. Потому что на вьезде в Косово находят шесть (!) радиоуправляемых бомб. Спасибо украинцам.

Вот март 2004 года. Всплеск насилия в Косово. Итоги таковы: убито 13 (трое представителей международных сил), ранено 143 (56 защитников из КФОРА и международной полиции), выгнано из домов 5000 человек. 935 сербских домов и квартир сожжено, полностью очищено от сербов 6 городов и 9 сел, уничтожено 35 храмов и монастырей, срыто с лица земли три сербских кладбища. По подсчетам в беспорядках участвовало около 50 тыс. албанцев, из низ арестовано 220. Перед судом предстало 3 (!). Наказание?… Штраф за хулиганство по 200 евро.

Это самые «громкие» случаи. О «мелочах», таких, например, что во время родов у Славицы Илич погиб ребенок, потому что роды начались преждевременно, а вечером транспортировать роженицу в сербскую больницу через албанскую территорию было рискованно, не пишут вообще. Это ведь не убийство. И такие случаи ни один рапорт не фиксирует. Как и то, что кто-то замерзает в контейнерах для беженцев, потому, что свет дают на 3−4 часа в день. Рапортуя перед ООН о стабилизации ситуации в Косово дипломаты стыдливо признают, что за 7 лет в крае не созданы были условия для свободного перемещения сербов по территории. Значит, нет системы скорой помощи, нет безопасной связи с Сербией, нет возможности обеспечить сербское население работой, но зато созданы демократические институции — парламент, органы власти, которые и будут представлять фундамент нового государства. Зато приватизированы (читай: перешли в албанские руки) сербские предприятия. Зато заняты земли, пашни, вырубаются леса, бывшие когда-то государственным сербским имуществом. Зато создана албанская армия («защитно-оборонительная»).

И последним этапом, который заканчивает тактически то, что было начато бомбардировкой можно считать попытку формирования положительного образа косовских албанцев (что было довольно сложной задачей). Общепризнанным фактом является то, что албанцы активные игроки на рынке торговли наркотиками и оружия. Да и окружение (Македония, Греция, Италия) албанцев недолюбливает, считая их, не без оснований, виновниками в криминогенном состоянии страны. Стремятся избавиться от албанских беженцев Германия, Италия, Швейцария. Но в СМИ не перестают появляться статьи и передачи, подчеркивавшие, в первую очередь, гордый и независимый характер албанцев, которые отстаивают свою независимость и, самое главное, в отличие от сербов, готовых решать вопросы путем переговоров.

Умалчивается то, что переговоры албанцы воспринимают только те, которые принесут им независимость. Только такие «переговоры» признают албанцы. И если международное сообщество начинает робко упоминать и о сербских претензиях по косовскому вопросу, то раздаются неприкрытые угрозы. «УНМИК думает, что албанцы шутят. Они думают, что можно пообещать и не выполнить обещания. Пообещать независимость, а затем в последний момент начать что-то говорить и о желаниях сербов?! Они еще увидят такой погром, перед которым мартовский 2004 будет казаться легкой детской дракой», — Адем Демачи, албанский гуманист и политик.

Даже факты нападения, на структуры ООН в крае в 2004 году не известны широкой общественности. Эти фотографии «благодарных» албанцев мир также не видел. Структуры ООН признают, что они находятся под сильным давлением албанцев и не в состоянии урегулировать не только этнические разногласия, но и криминогенную обстановку в крае. Барри Флетчер, пресс-атташе УНМИК полиции заявил в 2003 году: «Каждый раз, когда мы схватим какого-нибудь наркодельца он обматывается в албанский флаг и кричит о том, что он борец за свободу. Его подельники организуют демонстрации протеста, и мы выпускаем гангстера. Это не общество, пораженное организованным криминалом. Это общество, основанное на организованном криминале». В 2000 Ральф Мучке замдиректора Криминалистического отделения Интерпола подносит доклад Конгрессу, обращая внимание на серьезные нарушения в Косово — трафик наркотиков, торговля людьми, торговля оружием. Сегодня у НАТО проблем с сербскими военными формированиями на территории Косово нет, но есть с албанскими. На территорию Дреницы и в некоторые области Метохии административно не рекомендуется заезжать представителям КФОР и НАТО. На территории Косово осталась ОАК переформированная в КЗК и КПК[2]. Реформу и модернизацию из герильской армии в современную, хорошо оснащенную провело само НАТО. Из повстанческой армии в 1500 человек в 1998 г., она, при поддержке западного мира успела пропагандой и силой (взнос до 10 тыс. марок за освобождение сына от служны) превратилась в армию в 10 тыс. человек. Сейчас — 20 тыс. КЗК и 10 тыс. КПК. НАТО фактически признало повстанческую армию и дало ей легитимитет, хотя многие албанцы замешаны в военных преступлениях не только на территории Косово, но и Боснии и Хорватии (как, например, Агим Чеку, участвовавший в 1995 г. в операции «Буря»), но им дана негласная амнистия. Редко упоминается и о том, что ОАК, а сейчас АНА финансируется из исламских террористических центров. В 2002 году УНМИК полицией арестован Исмет Круезию, поскольку сотрудничал с исламской террористической организацией Йета. А именно она перебрасывала деньги из Саудовской Арабии через фирму Караван в Тиране в Косово (банк Дардания). Это лишь ручеек, незначительный эпизод. Такие ручейки и создавали реку оружия и грязных денег, которые и по сей день проходят через территорию Косово, которое находится под защитой ООН. Я уже не говорю, что действующая в Косово Humanitarian Islamic Fundation рекрутировал в свои ряды детей с целью сделать из них шахидов-самоубийц.

Под защитой ООН создана самая криминогенная зона Европы. И они это знают, но у НАТО один выход — либо бороться с албанским террором, либо помочь им образовать свое государство. Поскольку в сербско-албанском конфликте НАТО поддерживало ОАК, то они и дальше будут смотреть сквозь пальцы на албанские преступления по зачистке сербов, на криминализацию Косово, даже на их связь с исламскими радикальными организациями… Поэтому так спокойно на территории, которую держит НАТО уже 7 лет появляются «какие-то вооруженные формирования"…

Умалчивается о том, что Косово является колыбелью сербского государства. Не довольно освещается факт, что многие церкви в Косово являются частью европейской средневековой культуры и, нуждаются в защите.

Историю Косово и косовскую проблему стремятся рассматривать только начиная с 1997 года, с начала действий ОАК, и все проблемы списывают на покойного Милошвича.

Замалчивается, то что во Второй мировой войне албанцы находились на стороне фашистской Германии и Италии. Что проект «Великой Албании» создавался давно и мы лишь свидетели его физического осуществления. Что церкви горели и людей убивали и сербские земли требовали сделать своими намного раньше, чем Милошевич родился вообще.

Что касается бомбардировки, то если оставить в стороне шелуху риторики, факты таковы:

1. Косово было мультиэтничным регионом в Югославии. На территории Косово жили представители 13 национальностей. Косово имело автономию в составе Югославии.

Сегодня Косово — практически моноэтичный албанский регион. Сербы живут в этнических гетто и в работе органов власти не участвуют. Сербы не живут фактически ни в одном городе Косово, кроме как в поделенной надвое Косовской Митровице.

2.НАТО отняло Косово у сербов и отдало его албанцам.

3. Сегодняшняя ситуация такова, что захваченная сербская собственность, частная и государственная, перешла в руки албанцев. Сформируется новая УЧКовская буржуазия. Возникнет сильное государство, новые лидеры которого уже расправляются со своими оппонентами-конкурентами. Сербы им уже не мешают, а аппетиты — растут. На карте Косово включены области к востоку от его административной границы — Прешево, Буяновац, Медведжа. Это прямое указание на то, что ждет регион дальше.

Я думаю, миру стоит задуматься.

________________________________________
[1] ОАК — албанская Освободительная Армия Косово (UCK)
[2] КЗК — Косовский защитный корпус, КПК — Косовский полицейский корпус.

http://www.pravoslavie.ru/analit/70 115 100 745


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru