Русская линия
Русская линия Олег Платонов12.01.2007 

Русское сопротивление на войне с антихристом
Из воспоминаний и дневников. Глава 52

Предисловие
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Глава 33
Глава 34
Глава 35
Глава 36
Глава 37
Глава 38
Глава 39
Глава 40
Глава 41
Глава 42
Глава 43
Глава 44
Глава 45
Глава 46
Глава 47
Глава 48
Глава 49
Глава 50
Глава 51
Глава 63

Попытки запугать меня и запретить мои книги. — Масоны подают на меня в суд. — Процесс о преступлениях масонства. — Покушение на убийство. — Хасидские секты, или Объединение в защиту евреев. — Организованная травля

Попытки запугать меня и запретить мои труды делались неоднократно, начиная с появления моей книги об убийстве Царской семьи. Первые случаи запрета этой книги известны мне в таких странах «свободного мира», как Канада и Швейцария. В Канаде, например, представитель Главной библиотеки этой страны, занимавшийся закупкой книг за рубежом, категорически отказался включить мою книгу в фонд их библиотеки, так как она «неверно освещает роль евреев в русской революции».

В России за эту книгу группа еврейских литераторов, включавшая Бакланова, Окуджаву, Оскоцкого, Разгона, отправила на меня донос в КГБ за то, что я написал якобы фашистскую книгу, в которой «фактически» призываю «к расправе с евреями за их участие в Великой октябрьской революции». В 1991 году Оскоцкий с группой бейтаровцев хотели запретить продажу моей книги в Центральном Доме литераторов, пытались даже применять силу, но были с позором изгнаны присутствовавшими там русскими патриотами.

Через несколько недель на мое имя в журнал «Наш современник» пришла повестка в суд. Меня обвиняли в разжигании национальной розни за статьи о «Русском труде», напечатанные в «Нашем современнике», в которых я якобы возбуждаю общественное мнение против евреев, называю слишком много еврейских фамилий среди организаторов лагерного труда в СССР (Френкель Берман, Ширвиндт и др.) Юрист «Нашего современника», побеседовав с судьей, выяснил, что иск против меня инспирировала все та же группа еврейских литераторов. Судья отказался принять иск к рассмотрению, так как «претензии к автору журнала „Наш современник“ Платонову надо обсуждать на собрании писателей, а не в суде».

После выхода моих статей, а потом и книг по истории российского масонства нападки на меня резко усилились. Я уже не упоминаю злобные, клеветнические выпады в печати, угрозы по телефону. Как-то возле метро «Водный стадион» меня остановил высокий, подтянутый, почти лысый гражданин и примерно час убеждал меня прекратить работу по масонской тематике. Предлагал сменить тему «на очень интересные сюжеты из жизни сталинского Гулага». «В этом вам обязательно помогут!» К какой спецслужбе, нашей или зарубежной, он принадлежал, я так и не понял, но то, что он был из них, я не сомневался.

Осенью 1994 со мной пыталась разделаться группа бейтаровцев. Одного из них я узнал. Он участвовал в захвате редакции «Литературной России». Тогда меня спасло, что в подъезд, куда я вошел, стали выходить гости с верхнего этажа. Побоявшись огласки, бандиты скрылись.

В 1995—1996 годы один за другим вышли сразу же два издания «Тайной истории масонства» со словарем современных масонов, а также «Исторический словарь российских масонов XVIII—XX вв.еков» с указанием на участие в масонских организациях большого количества еврейских литераторов, активистов горбачевской перестройки.

Как-то вернувшись из очередной зарубежной поездки, я нашел в своем почтовом ящике повестку в Нагатинский народный суд. Оказалось, что группа членов масонских организаций подала против меня судебный иск. Исковое заявление подписали 11 человек — Л. М. Алексеева, Г. Я. Бакланов, Т. А. Бек, Г. А. Белая, В. Н. Войнович, Н. Б. Иванова, Б. Ш. Окуджава, В. Д. Оскоцкий, Л. Э. Разгон, Н. П. Шмелев, С. Н. Юшенков.

Все эти люди были известны крайними антирусскими настроениями. Для общества все они были очень опасны, так как неоднократно призывали к расправе над русскими людьми. Именно они были в числе участников позорной провокации против Смирнова-Осташвили, закончившейся его убийством. И, наконец, они подписали расстрельное письмо к президенту Ельцину, требуя кровавой расправы над русскими людьми, защищавшими Белый Дом в октябре 1993 года. Это были истинные наследники еврейских большевиков, связанные с неправительственными организациями, финансируемыми из-за рубежа. Алексееву, например, позднее взяли с поличным при получении денег от английской разведки.

На этот раз они как члены масонских организаций пытались оспаривать мою оценку масонства как «тайного преступного сообщества, преследующего цель достижения мирового господства на началах иудаистского учения об „избранном народе“ и как проявление сатанизма».

Пытаясь опровергнуть очевидные исторические факты, Бакланов, Окуджава, Шмелев, Юшенков и К? старались доказать, что мои выводы о деятельности масонства являются неверными. Особенно представителей масонов возмущало то, что (далее цитирую. — О. А.) «Платонов пытается усилить негативное отношение читателей не только к масонам, но и к «связанным с ними организациям» и, соответственно, к членам таких организаций: «Миллионы православных христиан ежегодно предают анафеме всех лиц, состоящих в масонских ложах или связанных с ними организациях». И еще: «Масонство всегда было злейшим врагом человечества…», «страшные, зловещие преступления, которые оно совершало, ставили его вне закона», «практически во всех странах масонство постоянно законодательно запрещалось как преступная организация», «в существующем виде масонство представляет огромную угрозу русскому обществу».

«Тем самым, Платонов не только распространил о нас клеветнические, порочащие честь и достоинство истцов сведения, выражающиеся в причислении нас к «организациям, — по определению автора — созданным для достижения масонских целей», но и допустил оскорбление в наш адрес, формируя у читателей мнение об имеющейся с нашей стороны преступной, сатанинской, античеловеческой вообще и антирусской в частности деятельности».

За «клевету на масонство» и в частности на них лично масоны потребовали, чтобы я лично извинился перед ними в средствах массовой информации, уничтожил весь имеющийся в наличии тираж моей книги, а также изъял (путем выкупа и т. п. за свой счет) оставшиеся в наличии в книготорговых предприятиях, библиотеках и т. п., получивших данное издание, экземпляры; выплатил им в порядке компенсации морального вреда десять миллионов рублей каждому.

Таким образом масоны рассчитывали меня разорить. Ибо если бы мне пришлось уплатить им 110 млн. рублей, то пришлось бы продать все свое имущество.

Начался судебный процесс, длившийся несколько лет. На его первом этапе я встретился с судьей, показал ей свои основные книги, вышедшие гораздо большим тиражом за несколько лет до «иска одиннадцати». В этих книгах приводились доказательства преступной деятельности масонов. Ознакомившись с моими материалами, судья очень удивилась, что истцы вместо того, чтобы решать вопросы о масонстве на научной конференции, выносят их в суд, который некомпетентен в оценке их по существу. Каким образом суд может установить, преступно масонство или нет? Только по экспертизе, представленной той или иной стороной. Но каждая сторона предъявит свою экспертизу, опровергающую мнение противоположной стороны.

Позиция судьи вызвала недовольство масонов. Они добились ее замены другим, более «лояльным судьей». Дальнейший процесс под руководством Р. В. Галактионовой превратился в открытое надругательство над правосудием в духе «юстиции» еврейских большевиков 1920-х годов. «Судья» отказалась приобщить к делу мои доказательные материалы о преступной деятельности масонов. В качестве «эксперта» на процессе выступила некая М. А. Чудакова [1], второразрядный литератор, с апломбом заявившая, что мои утверждения о преступной деятельности масонства «не соответствуют действительности». «Определение масонства как преступного сообщества не имеет под собой никаких оснований». «С таким же успехом на роль эксперта по масонству вместо Чудаковой можно было пригласить сантехника Нагатинского суда», — что я впоследствии высказал «судье» Галактионовой.

Стремясь угодить заказчикам этого позорного процесса, «судья» Галактионова действовала с нарушением всех основных процессуальных норм. Я не был поставлен в известность о месте и времени процесса. Судебное заседание было проведено в мое отсутствие. Мои доказательства преступного характера масонства, а также античеловеческой и антирусской деятельности масонских организаций, к членам которых принадлежали истцы, на слушании дела не рассматривались.

Приговор мне был вынесен заочно. Причем в своем старании выполнить заказ, а может быть, просто по невежеству «судья» сделала больше, чем ее об этом просили истцы. В своем исковом заявлении масонские ходатаи не решились на прямое оправдание преступного масонского ордена. Однако «судья» Галактионова, в отличие от истцов, решилась. Она прямо выступила не только в защиту лиц, обиженных зачислением в ряды «вольных каменщиков», но и пошла дальше: ринулась реабилитировать международное подполье за долгие века его существования. В решении по иску Окуджавы, Бакланова, Юшенкова и К? Нагатинский межмуниципальный суд «приходит к выводу: высказывания типа «масонство является злейшим врагом человечества», «в существующем виде масонство представляет огромную угрозу русскому обществу», «практически во всех странах масонство постоянно законодательно запрещалось как преступная организация», «страшные зловещие преступления, которые оно совершило, ставило его вне закона» не соответствуют действительности».

За то, что я якобы оскорблял членов масонских организаций, утверждая об их преступной антирусской деятельности, «судья» обязала меня извиниться перед масонами, а порочащую их книгу изъять и уничтожить.

О решении суда я узнал через два месяца после его заседания, причем узнал из печати и радио. Масоны, довольные решением суда, праздновали победу. На радиостанции «Эхо Москвы» они провели пресс-конференцию, на которой сообщили всему миру, что «Московский суд отклонил все обвинения в адрес масонства» и что «создан прецедент, на который можно ссылаться», если другие историки позволяют себе выпады в адрес масонства. Отталкиваясь от этого решения, можно требовать запрета и других книг, критикующих масонство.

Узнав о таком решении суда, я немедленно связался со своим старым товарищем адвокатом Михаилом Николаевичем Кузнецовым, неоднократно защищавшим в судах русских патриотов. Кузнецов и его ученик Д. В. Потоцкий взялись за дело, составили кассационную жалобу, в которой показали необоснованность решения суда. Высшая инстанция это решение отменила, а Галактионова получила взыскание за нарушение процессуальных норм.

Дальнейшие попытки масонов запретить мою книгу на этом процессе продолжались еще полтора года. Материалы о преступной деятельности масонства, которые я передал в суд, было невозможно опровергнуть. Адвокат, который почти два года поддерживал иск масонских ходатаев, убедившись в моей правоте, отказался с ними сотрудничать.

Как истинные поклонники «вольных каменщиков» вели себя в этой истории сотрудники радиостанции «Эхо Москвы», среди патриотов называемой «Масонское эхо». На мои требования дать опровержение лживой информации, которую сотрудники «Эха Москвы» дали в эфир, и обнародовать мое заявление по поводу «заказного» поведения «судьи» Галактионовой, последовал категорический отказ. «Жалуйтесь, куда хотите, но эфир мы вам не дадим, сотрудники радиостанции разделяют убеждения людей, которые подали на вас в суд».

По мере выхода моих книг из серии «Терновый венец России» нападки на меня продолжали усиливаться. Новый всплеск призывов запретить мою деятельность со стороны антирусских организаций был связан с книгами «Тайна беззакония» (1998) и «Загадка Сионских протоколов» (1999), в которых на совершенных материалах и фактах была показана преступная деятельность тайных иудейских сект и масонских лож против христианского мира.

Мои информаторы из спецслужб сообщили мне об имеющихся у них сведениях о намерении некоторых экстремистских организаций физически устранить меня. Подобной информацией также располагала редакция газеты «Русский вестник», которая в N 7 за 1999 год опубликовала следующее заявление:

«Заявление газеты «Русский вестник»
в связи с намерением врагов православия расправиться
с русским ученым О. А. Платоновым


В начале 1999 года в Россию приезжала группа руководителей секты хасидов. Они побывали в Ростове-на-Дону, С.-Петербурге, Киеве, Москве, Вильне, Минске и других местах, связанных с деятельностью изуверской секты любавичских хасидов.

На совещаниях в числе прочих приспешникам и агентуре хасидов в России была дана установка использовать все средства, вплоть до физической расправы, для прекращения разоблачения их преступной деятельности. В частности, упоминались имя известного русского ученого О. А. Платонова и его труд «Терновый венец России». Особую ненависть вызвали два последних тома — пятая книга архивных исследований, посвященная изучению тайной войны иудаизма и масонства против христианской цивилизации, ядром которой является Русское Православие, и шестая книга, посвященная изучению Протоколов сионских мудрецов — обобщающего произведения иудейско-талмудической мысли, программы тайной войны против христианской цивилизации.

Подспорьем для преступной деятельности иудейско-масонской агентуры служит т. н. мониторинг (отслеживание) действий православно-патриотических сил, открыто осуществляемый Российским еврейским конгрессом и другими сионистскими организациями.

В этой связи «Русский вестник» уполномочен заявить, что преступные планы врагов человечества вновь, как это было не раз в истории, окажутся обреченными на провал. В России доктором экономических наук О. А. Платоновым создана целая школа русских исследователей, которая при любой ситуации продолжит разоблачение разрушительных действий иудаизма и масонства против христианской цивилизации.

Вместе с тем внимание врагов Православия обращается на возможные последствия их преступных действий.

От имени православно-патриотических сил это заявление направляется как официальное обращение в Федеральную службу безопасности РФ, которая, безусловно, должна располагать материалами о преступных планах политической расправы с гражданами Российской Федерации, в том числе видными русскими учеными".

Однако в отношении меня это заявление изменить уже ничего не могло. Думаю, что покушавшиеся на меня даже не успели его прочитать. В последних числах февраля прошел патриотический вечер в Доме культуры автозавода имени Лихачева. В числе выступавших на нем был и я. Народу на вечере было много. Через фойе было трудно пройти. Пробираясь в толпе, я почувствовал сзади легкий укол в левую лопатку. Обернувшись, увидел полноватого мужчину, прижимавшего к своей груди потертый портфель. Никаких подозрения он у меня тогда не вызвал. Я прошел дальше, устроившись вместе с другими выступавшими в президиуме на сцене. Вечер длился долго, в списке выступавших я был в числе последних. В середине вечера мне стало плохо: колотилось сердце, было очень душно. Собравшись с силами, я досидел до своего выступления и, как говорили, нормально выступил, а, вернувшись на место, почувствовал, что теряю сознание. С чьей-то помощью зашел за сцену и свалился на какие-то тряпки. Сколько я там лежал, не помню, думаю, недолго. Когда я встал и привел себя в порядок, из зала выходили последние люди. Чувствовал я себя еще плохо, сильно болела голова, рубашка была почти мокрой от пота.

Сенин предложил отвезти меня домой. Я отказался. Посидел еще с полчаса в кресле, а потом поехал домой на своей машине. Несколько раз останавливался и отдыхал. Дома померил температуру, было около 39?, усиленное сердцебиение, жар… К утру температура упала до 37? с небольшим, а вечером снова поднялась до 39?. И так продолжалось два с половиной месяца.

Никакого заболевания врачи у меня не обнаружили, не нашли они и следов яда (правда, экспертиза проводилась на несовершенном оборудовании, а добиваться более совершенной экспертизы мои товарищи из спецслужбы не осмелились). В результате этого инцидента несколько месяцев я не мог работать.

Негласное расследование, проведенное моими товарищами из спецслужб, показало, что многие попытки устранить меня, запретить и оклеветать мои труды уходят корнями в американскую экстремистскую организацию — Объединение комитетов в защиту евреев в СССР (ОКЗЕ), финансируемое спецслужбами США. Деятельность ее всегда носила подрывной, антирусский характер, именно в ее недрах была состряпана враждебная России «поправка Джексона-Вэника», из-за которой наша страна до сих пор подвергается дискриминации в сфере мировой экономки. ОКЗЕ имеет ряд дочерних организаций по всему миру и в частности свое представительство в Москве в лице так называемого Бюро по правам человека (БПЧ), возглавляемого А. С. Бродом (о нем я расскажу позднее). В Интернете на сайте еврейских агентств и организаций БПЧ фигурирует как «Московское бюро ОКЗЕ». В начале 2000-х годов один из видных деятелей Объединения комитетов в защиту евреев Семен Резник на деньги этой антирусской организации выпускает в Израиле книгу «Растление ненавистью», в которой, беззастенчиво извращая факты, выступает с клеветническими обвинениями в юдофобстве и фашизме в адрес Православной Церкви и русского патриотического движения. В книге приводятся фантастические подробности моей жизни и, в частности, моих многолетних поездок по всеми миру для «сбора антисемитского материала», постоянно делаются намеки на подготовку русскими патриотами «всемирного еврейского погрома». До своего выезда в США и вступления в ОКЗЕ С. Резник был советским гражданином и членом КПСС. Нападкам на «Терновый венец России» посвящены несколько передач С. Резника на радио Израиля и «Свобода».

Клеветнические и невежественные суждения о моих трудах Резника и его коллег по радио «Свобода» стали первоисточником информации обо мне в русской эмигрантской и западной печати. Моя скромная персона мифологизируется, а каждое мое действие представляется в извращенном виде. К примеру, приведу цитату из книги «Растление ненавистью»:

«Олег Платонов — не одинокий стрелок, донкихотски воюющий с ветряными мельницами мирового еврейского сатанизма. Доказательство тому и в том, что свои „изыскания“ он публикует в толстенных томах — по восемьсот и более страниц большого формата, причем около половины каждого тома занимают перепечатанные тексты „классики“ антисемитизма. Тома издаются в твердых кожаных переплетах, на бумаге самого высокого качества, с цветными иллюстрациям. Продаются они по допинговым ценам — ниже стоимости бумаги, на которой напечатаны. Независимо от тиража они окупиться не могут. За последние годы, в погоне за антисемитскими материалами, Олег Платонов объездил весь мир. Только в Соединенных Штатах, по его словам, он побывал семь раз, месяцами колеся по стране, работая в архивах и библиотеках ведущих исследовательских центров и университетов. Кто-то за это платит. Несмотря на тяжелый финансовый кризис, в России есть спонсоры, готовые оплачивать распространение кровавого навета».

ПРИМЕЧАНИЕ:

1- Кстати, тоже подписавшая экстремистское письмо к Ельцину с требованием расправы над русскими в октябре 1993 г.

http://rusk.ru/st.php?idar=111022

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Репьёв - Елене Н.    12.01.2007 16:23
Неужели и вы, Елена, чего-то иногда не понимаете? Надо же… А зачем бы автору опровергать всю эту злобную писанину либеральной сволочи ? – этих человеков одна могила исправит. Разумеется, есть добрые состоятельные русские люди, готовые помочь русскому писателю в его борьбе за правду. Честь им и хвала. К сожалению, недобрых и нерусских богатых людей, делающих всё возможное, чтобы эту правду никто не услышал, гораздо больше в нынешней России.
Впрочем, беру на себя дерзновение отвечать вам за автора без вашего на то дозволения. Простите.
  Елена Н.    12.01.2007 13:44
О.Платонову. Вы приводите цитату, но никак ее не опровергаете. Но мы действительно не понимаем.
  Ant    12.01.2007 11:31
Мне интересно – если везде масоны, то как они вообще допускают издание подобной литературы (ну типа как у О. Платонова) ?

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru