Русская линия
Общенациональный Русский Журнал Василий Дворцов23.12.2006 

Страна души. Народ духа

Для нас Россия — вселенная.
Если нас признает только она,
нам больше ничего и не надо.

С.М. Шамба,
министр иностранных дел Абхазии


Мы, русские, вынуждены выказать соболезнование грузинам — братскому православному народу по случаю того, что парламент США ратифицировал решение о выделении 10 000 000 долларов на модернизацию армии Грузии для её скорейшего вхождения в НАТО. Мы соболезнуем грузинам по поводу принципиального разрыва тбилисского правительства с теми, кто на протяжении веков защищал сванов и кахетинцев, мингрелов и аджарцев, с кем они столетиями совместно молились, трудились, воевали и строили общую великую империю. Наша любовь более не может покрывать безумцев, которые, оскорбляя память своих отцов, оскорбляют и наших предков, более того, готовятся выступить против России в войсках её геополитических противников. История рано или поздно, но обязательно вынесет приговор президентам и резидентам, и многое тайное станет явным. И тем дороже теперь для нас народы, которые ценой даже собственной крови упорно держат курс на наше общее будущее, которые, не пугаясь и не соблазняясь, остаются верными России.

Ночная Абхазия встречала затяжным дождём. Невидимое море натужно било в бетонную набережную, редкие фонари короткими искрами обрисовывали блестящую черноту кипарисов и приплюснутые метёлки пальм. Было как-то не по-субтропически зябко. Но с утра переменившийся ветер понемногу отжал облака за выбеленный снегом хребет, и освободившееся солнце заиграло, ярко рассыпавшись по просветлённым садам россыпями золота мандаринов и янтарными монистами хурмы. Дорога из Нового Афона в Сухум парила лужами, растрескавшимся серпантином одолевая перевалы отрогов. Обнажённые тела огромных секвой плотно держали почётный караул, лишь на минуту-другую уступая место платанам и пирамидальным тополям. Лихо рулившему Азамату все встречные шофера приходились либо друзьями, либо родственниками. Крутые повороты, подъёмы и спуски. И всюду — сады, сады, цветасто расцвеченные вызревающими плодами. Повороты, подъёмы, спуски… Слева — вздымающиеся в небо глыбы Кавказа, справа — выглаженная пустыня Чёрного моря. Всё для русского взора было слишком контрастным, слишком страстным. И так понемногу приходило понимание «заграницы».

…Бои 1992−93 годов, закончившиеся полным разгромом грузинских интервентов, перешли в затяжную блокаду объявившей о восстановлении своей исторической независимости Абхазской республики. Семь лет эта крохотная страна, расстрелянная и разбомбленная, не могла даже восстанавливать своё хозяйство, не говоря уже о планировании какого-либо развития. Не было денег, стройматериалов, не хватало самого элементарного — хлеба, соли, лекарств, одежды, учебников. Да и сегодня, если погранично-таможенная система сухопутного сообщения с Россией уже более-менее отлажена, что позволяет вести необходимый для обеспечения жизни народа товарооборот, то морское и воздушное терроризирование со стороны Тбилиси продолжается. Продолжается и блокада информационная, в которой кроме Грузии оказались заинтересованы и другие страны, порой весьма далёкие территориально.

Первым делегацию «Русского журнала» принял министр сельского хозяйства Абхазии Смыр Виталий Кязимович. К нему, естественно, вопросы сугубо «приземлённые», о взаимовыгоде нашего сотрудничества: что произрастает, что производится в республике, каков экспорт в Россию, кто инвестирует, каковы мотивы и ожидания инвесторов. Но Виталий Кязимович сразу же сбивается на главную абхазскую тему — тему неразрывности с русскими, нашего общего прошлого и неизбежного будущего:

— Я же учился в России. И до сих пор для меня перейти границу не значит попасть в другое государство. Без слёз не могу вспоминать, что творилось во время блокады: как наши женщины — переход границы для мужчин был ограничен — для того чтобы накормить свои семьи, на себе переносили эти самые мандарины, чтобы купить в России муку, сахар, соль.

И лишь потом переходит на профессиональное:

— Сельское хозяйство — та отрасль, где отдачу приходится ждать несколько лет, поэтому приятно работать с мудрыми людьми, которые видят далеко вперёд. Конечно, в основном инвестируют в Абхазию люди, которые давно знают нашу землю, отдыхали здесь двадцать лет назад. В прошлом году появились российские инвестиции в производство чая. Инвесторы не только взяли в аренду цеховые площади семи наших фабрик, восстановив производство, но и вложили немалые суммы в выращивание новых сортов. И если не в этом году, то в следующем они уже обязательно начнут получать прибыль. Бабаевская фабрика пятый год заранее закупает у нас весь орех Галльского района. Более того, они закладывают там новые плантации. А это сотни гектаров. При этом, конечно же, основа нашего экспорта — цитрусовые. В прошлом году мы сняли и продали в Россию 36 000 тонн. А вот виноград мы практически не продаём, он полностью идёт на винное сырьё. Есть и такой вид экспорта, как цветы, те же мимозы. Появляются и новые виды плодов, например киви.
Кто, кроме России, вкладывает средства в производство сельхозпродуктов? Да та же Франция: наши климатические условия позволяют уже через три года получать полноценный урожай винограда, какой у них обычно собирают через пять. Проявляет интерес и Турция, а в этом году мы принимали гостей из Германии, Польши, Чехии. Возможно, эти визиты обернутся деловыми предложениями.

Министр культуры Республика Абхазия Логуа Нугзар Чичикоевич:

— Абхазия, как вы знаете, всегда находилась в едином духовном и культурном пространстве великой Российской империи. И сегодня, когда идёт передел мира и оформляются новые государства, Абхазия не вышла из этого пространства. Исторически Абхазия является одной из самых ранних стран православия, на православии основывалась наша государственность. Православие — основа духовности нашего народа, сегодня на территории небольшой республики более 120 храмов. Россия же, приняв эту веру, общепризнанно стала её мировой опорой. На протяжении многих веков мы связаны единым вероисповеданием, и на Новом Афоне возвышается величественный монастырь святого апостола Симона, построенный и расписанный русскими мастерами.

Русский язык — второй родной язык для абхазов, и конституционно он также является вторым государственным. Мы понимаем: русский язык обогащает и наш язык. Вся интеллигенция Абхазии выучилась в русских университетах и школах, это было ещё до революции, и уж тем более в советский период. И современным образованием мы всё так же системно ориентированы на Россию.

Мы сейчас всё более вживаемся в общемировую информационную систему, с её плюсами и минусами, и должны быть осторожными. Что касается традиций сохранения семьи, уважения к старшим, этого у нас не отнять, но всё равно, воспринимая мировую культуру, мы должны сохранять своё лицо. Простите, но Россия в своё время несколько расшаталась в своём семейном устройстве (да, мы все знаем, почему это произошло: какая была революция и что за ней последовало). При всём позитиве советского времени в социальной защите, во всеобщем образовании мы все тогда теряли духовное основание. Сегодня в глазах мирового сообщества Россия возрождается духовно, и нам это особенно радостно, ведь мы все в разной степени пострадали и теперь вместе должны выходить из этого с честью. Мы не отделяем себя от России, у нас одна судьба, и мы будем едины вечно.

Невозможно не любоваться красотой духа абхазцев: при постоянной памяти о перенесённых страданиях войны и блокады, мы нигде и никогда не слышали проклятий или оскорблений в адрес простых грузин. А в новоафонском музее в скорбных списках, наряду с русскими, нам специально указали фамилии грузин, отдавших жизнь за Абхазию. Более того, сегодня 60 000 бывших беженцев-грузин, не участвовавших в войне и не сотрудничавших с оккупантами, вернулись в свои дома и спокойно проживают на территории республики. Такого примера не встретить ни в Чечне, ни в Косово.

Начальник генерального штаба, генерал-лейтенант Зайцев Александр Николаевич:

— У нас тут в прямом смысле общевойсковое училище — готовятся и связисты, и артиллеристы, авиационные инженеры, пехотинцы, танкисты. Готовим мы специалистов и для военкоматов, где, кстати, обучается много девушек. Раньше здесь были обычные курсы, но в прошлом году мы впервые выпустили обученных специалистов среднего профиля. А сегодня программа училища уже полностью отвечает российским стандартам высшего военного образования. Только есть определённая комбинированность: военная составляющая обычна, а гражданская (инженерная) усилена из программ гражданских вузов. Конечно, матбаза пока нужным требованиям не отвечает, однако стараемся. Я вот никогда не думал, что собственными руками буду ремонтировать трофейную артиллерию. Отбор принимаемых сегодня идёт серьёзный. Берём на службу и офицеров из России. Уже ни для кого не секрет, что здесь воевало много русских. И не только казаки.

От конкретных вопросов о вооружённой готовности абхазской армии Александр Николаевич уклонился. Зато разошёлся на счёт моральной силы:

— Мне часто задавали вопрос: «Почему вы ненавидите политработников»? В мае 1983 года меня даже привлекали к уголовной ответственности за «выступления против советской власти». Хотя я, честное слово, против советской власти не выступал. На одном из военных советов, где присутствовал член политбюро товарищ Щербицкий, я заявил, что мы валимся и разваливаемся. Герасимов тогда на меня кричал «сволочь», гарантируя обеспеченных восемь лет. Спас меня сам Андропов. Хоть и потрепали крепко, но не уволили. Никакой политработы — у нас есть должность «зам по боевой и морально-психической подготовке». В советской армии чаще всё сводилось к лекции и гауптвахте. А на первом месте должен идти моральный дух. Как это обеспечить? Наша задача не перевоспитывать солдата, а сделать его на поле боя морально выносливым. Чтобы он и при авианалёте никуда не бежал, и в окружении не торопился сдаваться. Мы же собираемся воевать на своей земле.

…Сухум, расстрелянный с воздуха и моря, захваченный и отбитый, залечивается медленно. Уютно проглядывают сквозь вечную зелень усадьбы частного сектора, блестят витринами магазинчики, кафе, светлеют свежей штукатуркой небольшие здания в центре — обновляется всё, на что хватает местных средств. Многоэтажки и крупные гостиничные комплексы угрюмо ждут своей очереди. Руины особенно больно царапают глаз на фоне потрясающей красоты природы. Да, конечно, строительные работы идут, во что-то инвестируют турки, во что-то правительство Москвы. Но — слишком мало, слишком медленно!

Министр иностранных дел Шамба Сергей Миронович:

 — Наше географическое местоположение во многом определяет нашу судьбу. Всей своей историей мы активно участвовали в событиях межцивилизационных стыков. Здесь сталкивались интересы Греции, Персии, Рима, Византии, Ирана, Турции, России. Сейчас появились новые, неожиданные игроки. Мы бывали жертвами этих процессов, случалось, наша государственность испытывала взлёты. На протяжении девятнадцатого века мы, наверное, переживали самый трагический период, негативно отразившийся на культуре и национальных ценностях: разделение общества через принудительную исламизацию привело к большим духовно-нравственным потерям. Лишь с 1864 года, по окончании Кавказской войны, Абхазия, войдя в ареал русской культуры, начала переживать новый подъём. Русские врачи, инженеры, учёные — имена этих людей стали нашими именами. Сейчас уже точно можно сказать, что мы являемся народами одной цивилизации и в любом будущем конфликте будем на одной стороне.

Был период — до 1992 года, когда мы были готовы на федеративные отношения с Грузией. Затем, сразу после войны, мы ещё предлагали конфедеративную модель в рамках одного государства. А сегодня мы можем говорить только о мирном сосуществовании.

Все мы понимаем, что Россия имеет здесь свои давние интересы, которые совпадают с интересами Абхазии. Поэтому мы готовы строить свои отношения с Россией на ассоциированных принципах, вплоть до присутствия здесь российской армии, получая взамен экономическое сотрудничество и гарантии безопасности. Данный проект в какой-то степени уже реализуется: нашей валютой является рубль, мы конституционно говорим на русском языке, у нас стоят русские миротворцы. Для нас Россия — вселенная. Если нас признает только она, нам больше ничего и не надо.

Спикер парламента Абхазии Ашуба Нугзар Нуриевич:

— До сих пор официальным решением СНГ блокада Абхазии продолжается. Но многое изменилось с приходом к власти Владимира Владимировича Путина. Бывает признание «де юре», а бывает фактическое сотрудничество. Постепенно отлаживается общение с депутатами Юга России, и в прошлом году мы стали ассоциированными членами Южно-российской парламентской ассамблеи. Недавно мы заключили договор о сотрудничестве с Краснодарским краем. Надеемся на подобное «признание» и другими регионами.

Когда в Абхазии началась война, у официальной России того времени не было никакой определённой политики. Но народ России пришёл к нам на помощь, отстаивал нашу независимость, разделив с нами те ужасы, которые на нас обрушились. Часто этих добровольцев оскорбительно называли «наёмниками». Но я-то помню, что когда мы отправляли тело погибшего на родину, то у нас часто не было денег на цинковый гроб. А ведь ещё надо было, по нашим христианским обычаям, привезти матери её мёртвого сына, и кто-то должен был быть рядом с телом. Так, не было денег на дорогу сопровождающему, а не то, чтобы платить «наёмникам».

Я горжусь тем, что происхожу от истинно православных людей. Письменные источники утверждают, что уже в 326 году тут стояли христианские храмы. При турецком иге произошло расслоение. Не всё и теперь просто, но никогда не забыть такой момент: была же Кавказская война девятнадцатого века, были боевые столкновения казаков и абхазцев, со взаимными обидами и претензиями. Вплоть до кровной мести. В советский период это призабылось, однако не совсем и не всеми. Но вот в 1992 году за независимость Абхазии погиб первый казак-доброволец. И тогда наш знаменитый проповедник отец Виссарион собрал на его похороны старейшин и после отпевания совершил обряд братания казачества и абхазов «отныне и на веки веков». Такое могла сделать только православная церковь: правильные дела, правильные мысли исходят от истинной веры.

И уже в Москве короткое интервью с президентом. Кремль срочно созвал всех трёх руководителей «непризнанных государств»: конгресс США ратифицировал финансирование реорганизации армий Грузии и Украины для ускоренного вхождения в НАТО. Понятно, что официальные десять миллионов — лишь внешняя верхушка открывающегося транша, что настоящий счёт пойдёт на сотни и сотни миллионов, дело ведь не в устаревших М-16 или белых берцах для парадного тбилисского спецназа, а в разворачивании систем кинжального ракетного удара по России.

Президент Республики Абхазия Багапш Сергей Васильевич:

— Сегодня мы ориентированы на Россию, сегодня мы строим свою политику вместе с Россией, даже свою законодательную базу мы синхронизируем с российской. И сегодня российский бизнес идёт в Абхазию: в этом году нашу страну посетили 1 200 000 отдыхающих. Для сравнения: ещё два года назад у нас побывали всего 240 000 человек. Новый Афон готов встречать гостей, Гагры уже практически восстановлены, а Пицунду мы выставили как инвестиционный проект — этот курорт мы будем полностью сносить и строить новый, современный. Стоимость проекта, по предварительным подсчётам, 200−250 миллионов долларов. И инвесторы уже есть, всё решит тендерный конкурс.

После длинного перечня полезных цифр президент вдруг улыбается:

— Я оптимист. Я верю в народ Абхазии, в народ России. Все люди, которые стремятся к миру и стабильности, это получат. Мы сделали свой выбор в истории — с кем быть, куда идти, и мы об этом не пожалеем. Но лучше и правильнее инвестиций не одно государство не сможет сделать, как инвестиции в школу. Хотя такие инвестиции дают отдачу через 15−20 лет, но эта отдача в несколько раз выше всех вложений в экономику. Государство, которое не будет уделять внимания образованию, просто неперспективно. Если школы не будут работать, всё остальное — пустая трата времени.

«Абхазия» — по-русски означает «страна души». И это правда: она — сплошной сад, а сад — всегда хоть немножечко рай. Ах, это кавказское гостеприимство с обязательными для абхазского застолья 25-ю тостами под молодое красное вино! Не спится до первых петухов. Вчера узнали, что 30 000 ингушей просят грузинского гражданства. Чтобы официально воевать… против… кого?..

Наша справка

Абхазское царство выделилось в конце восьмого века из Византийской империи. В 975 году абхазы объединялись с Грузией, но после татаро-монгольского нашествия опять стали самостоятельны. В 1810 году Абхазия присоединилась к России на правах автономного княжества, упразднение которого в 1866 году привело к восстанию и насильственному выселению 200 000 абхазов. В 1921 году Абхазия вошла в СССР самостоятельной республикой, но сталинским решением была введена в состав Грузии вначале на условиях федерации, а затем как автономная республика. После распада Союза Абхазия решила выйти из состава Грузии и присоединиться к России. Это послужило поводом к грузино-абхазской войне 1992−1993 годов, в результате которой Абхазия приобрела независимость и статус непризнанного государства.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru