Русская линия
Русская линия Олег Платонов13.12.2006 

Русское сопротивление на войне с антихристом
Из воспоминаний и дневников. Глава 39

Предисловие
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Глава 33
Глава 34
Глава 35
Глава 36
Глава 37
Глава 38
Глава 63

«За чертой» с масонами. — Их решающее участие в незаконном вывозе Особого архива на Запад. — Документы о масонском заговоре 1917 года. — Секретная записка «Сюрте Женераль«

С конца 1992 года в Особый архив КГБ СССР зачастили непрошеные гости. Это были представители масонских лож из Франции, Бельгии, Голландии, Германии. У всех имелось разрешение из Росархива от Прокопенко. Ожидая вывоза архива на Запад, они проводили своего рода инвентаризацию. По выправке было видно, что они не простые масоны, а работники спецслужб. Непрошеных гостей удивляли убогие условия нашей работы, отсутствие буфета. Но день ото дня они усидчиво выполняли задания.

Сложилась довольно пикантная ситуация. Маленький читальный зал как бы пересекла невидимая черта, разделившая людей противоположных взглядов. С одной стороны в ряду из трех столов, ближе к двери, обычно занимался я со своими сотрудниками и прочие посетители архива. В интересах дела мы соблюдали конспирацию. Большинство работников архива во главе с директором не знало, что мы представляем единый коллектив, поставивший цель обработать и скопировать как можно больше документов до вывоза их на Запад. Я разработал график, по которому мы приходили в архив. Понимая, что нашей малочисленной группе не удастся справиться с обработкой огромной информации, я старался привлечь внимание к Особому архиву русских исследователей. К сожалению, большинству из тех, кого я приглашал, не нравилась трудоемкая, требующая усидчивости и концентрации внимания работа в архивах. Из всех, кого я приглашал, только Воробьевский и отчасти В. М. Острецов сумели воспользоваться уникальными документами Особого архива.

«За чертой» находился другой ряд столов, который обычно занимали масоны со своими ноутбуками. Они бросали на нас колючие недоброжелательные взгляды, но обычно ничего не говорили, хотя и знали русский язык. Довольно скоро у них появились союзники в лице некоторых работников архива и даже исследователей. Общий язык с ними нашли два типичных партийных историка, ученики «школы» Минца — Иоффе — О. Ф Соловьев и А. И. Серков. Привыкшие работать по заказу, втискивая исторический материал в рамки партийных установок, сознательно закрывая глаза на все факты, которые противоречили взглядам заказчиков, Соловьев и Серков после падения КПСС легко поменяли хозяев, почувствовав, кто реально стоит за спиной новой российской власти. Тем более сделать это им было легко, так как преобладающая часть лидеров КПСС влилась в масонские ложи и организации. Если раньше партийные историки закрывали глаза на преступления, творимые КПСС, то в новых условиях они таким же образом стали лакировать историю масонства. Подтверждением тому стали написанные им и по заказу масонов книги. Особенно гадко вел себя Соловьев. Он старался услужить непрошеным гостям. Уже немолодой человек, он бегал в магазин за колбасой и хлебом. Так же угодливо вели себя некоторые сотрудники архива, прежде всего директор и сотрудник читального зала. Наши друзья сообщали мне, что эти «угодники» получали от масонов дорогие подарки и оплаченные приглашения на отдых в европейские страны.

С грустью наблюдая подлости наших оппонентов «за чертой», я старался сдерживаться, не вступать с ними в конфликт, так как видел, что они искали повод запретить мне посещение архива. А терпеть было ради чего!

Уже к концу 1992 года я разыскал в Особом архиве ряд документов, подтверждавших прямое участие масонских лож в разрушении государственного порядка. Документы и воспоминания масонов, найденные мной, свидетельствовали, что план государственного заговора был разработан масонами еще в 1915—1916 годах, заранее был согласован список главных кандидатур в правительство и на ключевые посты в губерниях.

Большой удачей была находка мною неизвестных ранее записей масона В. А. Нагродского. «Революция, — писал он, — окрылила братьев».[1]

Царь был принужден заговорщиками к отречению в марте, а в апреле в Москве собирается Всероссийский масонский съезд. На нем делегаты южных масонских лож предлагают объявить Россию масонской державой и направить своих представителей к другим масонским державам. Однако большая часть съезда, в основном состоявшая из старых масонов, высказалась против «открытого существования масонства» и предложила сохранять полную тайну. Как отмечал впоследствии тот же Нагродский, решение старших «братьев» не легализовать масонскую деятельность и их опасения «оказались правильными» [2].

Составленные в масонских ложах списки лиц, рекомендуемых «вольными каменщиками» для занятия государственных должностей, «годных для новой администрации» [3], стали руководящими документами при формировании Временного правительства и ключевых постов министерств и ведомств, а также комиссаров Временного правительства на местах.

Изучая документы Особого архива, я обнаружил документы, подтверждавшие связь масонов с большевиками перед октябрьским переворотом и после него. В конспекте доклада о революции в России, сделанного масоном Бурышкиным на заседании ложи «Астрея», выстраивается вся цепь связи: «Большевики знали, чего они хотели. Троцкий — Кишкин — Бурышкин — Скворцов. Мы решили поднять восстание» [4].

Придя к власти, Ленин налаживает тайные связи с зарубежными масонскими ложами, и прежде всего выделяет значительные суммы на ремонт главного «Масонского Храма ордена Великий Восток Франции» на улице Кадэ в Париже. Было это в 1919 году, когда во многих городах России люди умирали от голода прямо на улицах.

Документы Особого архива открыли мне глаза, почему не смогло победить Белое движение. Списки членов масонских лож, хранившиеся в архивах, свидетельствовали о том, что большинство руководителей Белого движения принадлежали к масонским ложам.

Республиканское, большей частью космополитическое и антимонархическое Белое движение, возглавляемое масонскими лидерами, по своей антинациональной сути мало чем отличалось от власти еврейских большевиков Ленина — Троцкого, тоже тесно сотрудничавших с мировым масонством. В конечном счете речь шла о борьбе за власть двух антирусских сил, победа каждой из которых не сулила русскому народу ничего хорошего.

По масонским источникам мне удалось установить, что перед захватом власти большевиками в России действовало 28 лож масонской организации, именовавшей себя Великим Востоком Народов России.

Около половины «братьев» уехало за границу. Как сообщает масон Кандауров, они пытались войти в сношения с иностранными масонскими ложами (со Швецией в 1919 году, с Англией в 1921 году, а к концу войны «брат» Керенский был допущен к чтению доклада о русских делах в одной из лондонских лож) [5].

Кроме лож Великого Востока, действовало несколько тысяч человек, принадлежавших к мартинистам, розенкрейцерам и филалетам (только их числилось около тысячи). [6]

Ряд серьезных открытий мне удалось сделать, работая с архивами французских спецслужб и, прежде всего, спецслужбы «Сюрте Женераль» (нечто вроде советского КГБ).

В одной из папок этой службы я обнаружил секретную записку о русском масонстве и обширный список русских членов масонских лож. Привожу этот уникальный документ ниже (но без списков).

«Префектура полиции Республика Франция.
Управление общей полиции
1-е Управление
Служба общей безопасности
(Сюрте Женераль)
1-е Бюро. Париж, август 1933
Секретно


Русское масонство


Русское масонство приобрело заметный размах после революции 1905 года, еще более усилилось при временном правительстве в 1917 году, но было разбито с приходом к власти большевиков.

В эмиграции русские масоны возрождают свои организации.

В 1922 году Международный масонский съезд в Лозанне доверил Высшему Совету лиц 33 масонского градуса организационное оформление русского масонства.

После периода поисков и пропагандистской работы было создано некоторое число русских лож, которые были подчинены различным французским масонским формированиям.

Так, например, «Великий Восток Франции» контролирует ложу «Северная Звезда», основанную в 1924 году, объединившую старых революционных активистов, а также, что намного важнее, ложу «Свободная Россия», основанную 9 ноября 1931 года. Местопребывание этих двух лож находится в помещениях «Великого Востока Франции», улица Кадэ, 16.

«Великая Ложа Франции» контролирует следующие русские ложи:

— «Астрея», основанная в 1922 году, имеет номер 500;

— «Северное Сияние», основанная в 1924-м, имеет номер 523, состоит из бывших офицеров императорской гвардии;

— «Юпитер», основана в 1927-м, под номером 536, вместо ложи «Золотое Руно», основанной в 1926-м и зарегистрированной под тем же номером;

— «Прометей», основана в 1927-м, под номером 558;

— И, наконец, совсем недавно была образована ложа «Гамаюн».

Ложи «Астрея», «Северное Сияние», «Гермес» и «Юпитер» имеют местопребывание на улице Иветт, 29. «Прометей» помещается на улице Пюто, 8.

Наконец, масонская система «Право человека» контролирует русскую ложу «Аврора», созданную 14 марта 1927 года под номером 840 и располагающуюся на улице Жюль Бретон, 5.

Для координации деятельности русских лож 10 февраля 1927 года в Париже была образована «Консистория Русского Масонства 32 градуса», которая получила название «Россия» и была зарегистрирована во французском масонстве под номером 563. Число русских масонов, проживавших в нашей стране, довольно значительно. Ниже следуют фамилии известных нам лиц…

Я первым получил редкую возможность познакомиться с уникальным документом, который помог мне ответить на многие вопросы, но вместе с тем поставил немало новых. Секретная записка французской спецслужбы «Сюрте Женераль» о русском масонстве была составлена на основе недоступных для наших исследователей источников, и прежде всего агентурной работы в самих масонских ложах. Ни для кого не секрет, что во французской армии и государственных учреждениях масонство было вполне бытовым явлением. Многие офицеры и работники спецслужб числились в масонских ложах и имели возможность наблюдать их жизнь изнутри. Русское масонство было в своей преобладающей части филиалом французского масонства и, прежде всего, двух его главных орденов — «Великая Ложа Франции» и «Великий Восток Франции». Поэтому для «Сюрте Женераль» не было проблемы получения информации о русских масонах. Ценность ее источника состояла еще и в том, что она располагала данными о членстве в масонских организациях лиц, информация о которых в целях конспирации не отражалась в официальных документах и переписке масонских лож. Достаточно сказать, что вся переписка с русскими масонами шла не обычным путем через многочисленных функционеров масонских лож, а исключительно через первых лиц орденов, которые по своим каналам получали эту корреспонденцию и хранили ее особо тайно. Среди французских масонов считалось, что их русские «братья» работают в особо опасных условиях и что оглашение их принадлежности к масонству грозит им смертной казнью или, по крайней мере, каторгой в Сибири (конечно, это было не так).

К 1917 году в России действовало не менее 2000 масонов, включая и такие их ордена, как розенкрейцеры, иллюминаты, а также членов иностранных масонских лож. Значительная часть из них, не менее 400 человек, принадлежащих к «Великому Востоку Франции» и «Великой ложе Франции», были в чистом виде членами тайной политической заговорщической организации, целью которой ставилось свержение русского государственного строя. Именно эта часть организовала кампанию дискредитации, а потом и убийства Распутина, а также готовила убийство царя.

В списке русских масонов, приводимом французской спецслужбой, были не только известные деятели масонских лож 20−30-х годов, начиная с 1905 года. Список далеко не исчерпывал всех русских масонов, а включал преимущественно наиболее активных или наиболее известных своим положением в обществе.

Данные, приводимые в секретной записи «Сюрте Женераль», позволили мне еще раз убедиться в принадлежности к масонству ряда лиц, участие которых в этой организации подвергалось сомнению или вообще отрицалось.

В списке я нашел фамилии активных частников заговора против царя — бывшего председателя 3-й Государственной Думы А. Гучкова, бывшего военного министра А. Поливанова, главнокомандующего Северо-западным и Северным фронтом, сыгравшего роковую роль в отречении царя, Н. Рузского. Масонство каждого из этих лиц долгое время оспаривалось. Тут же приводился целый ряд министров Временного правительства: Керенский, Львов, Авксентьев, Переверзев, Терещенко и другие.

Но, пожалуй, главной сенсацией этого списка является П. Милюков — самый известный лидер либерального антирусского движения, до сих пор считавшийся чуть ли не единственным немасоном в масонском Временном правительстве. О принадлежности П. Милюкова к масонству есть данные и в других делах «Сюрте Женераль». В частности, по секретным данным этой спецслужбы за 1939 год, П. Милюков выступает в различных залах Парижа перед масонской аудиторией лож «Великий Восток Франции» и «Великая ложа Франции», что свидетельствует о его очень высоком ранге в системе французского масонства [7]. Последнее объясняет, почему Милюков не замечен в контактах с русскими масонскими ложами. По-видимому, он н входил ни в одну из русских лож, а осуществлял свое влияние на них негласно как крупный функционер высших эшелонов французского масонства.

В числе русских масонов в списке «Сюрте Женераль» указан целый ряд революционных боевиков-террористов, профессиональных убийц, таких, как эсер Борис Савинков, сионист Пинхус Рутенберг, народоволец Николай Чайковский.

Одной из самых прискорбных страниц русского масонства стало участие в нм некоторой части российских литераторов, для многих из которых это было глубоко личной трагедией ухода от полноты национальной жизни в затхлое и темное подполье масонской конспирации. В списке «Сюрте Женераль» перечислены, в частности, имена А. Амфитеатрова, М. Алданова (Ландау), М. Лемке, И. Лукаша, Л. Любимова, М. Волошина, Дон-Аминадо (Шполянского), В. Немировича-Данченко.

В списке поражает значительное количество представителей аристократических родов России. Но удивительного здесь ничего нет. Еще в XIX веке преобладающая часть дворянства стала в русском народе чем-то вроде иностранцев, ибо жила по западноевропейской шкале координат, презирая коренные основы, традиции и идеалы России. Участием в масонском подполье представители дворянства опозорили свои роды во веки веков. В масонском списке «Сюрте Женераль», в частности, значатся русские князья: В. Вяземский, Е. Гагарин, С. Горчаков, А. Лобанов-Ростовский, Г. Львов, Д. Оболенский, Д. Репнин, Д. Ливен, В. Кочубей, графы: А. и П. Бобринские, А. Игнатьев, А. Мордвинов, Д. Шереметев, П. Шувалов. Можно ли после этого удивляться, что в трагические дни февраля 1917 года у царя практически не нашлось поддержки в среде аристократии?

Документ «Сюрте Женераль» позволял выявить новые детали в проводимой масонами кампании по дискредитации Распутина. Я уже отмечал, что клеветническая кампания против Распутина была организована масонами с целью подорвать положение царя, представить его как человека развратного и аморального. Однако до сих пор не было известно, что ходатай по еврейским делам при Распутине, выступавший в роли чуть ли не его секретаря, Арон Симанович, был масоном и, по-видимому, выполнял какое-то специальное задание. Масоном был также пытавшийся вкрасться в доверие к Распутину банкир, аферист Дмитрий («Митька») Рубинштейн.

Наконец, данные, приводимые в записке, дают возможность понять, почему не удалось спасти царскую семью, организовав ей бегство из Тобольска. Оказывается, одним из главных организаторов готовящегося монархическим подпольем бегства царя был тайный масон, банкир К. Ярошинский. В январе 1918 года он направил в Тобольск якобы с целью спасения царя Бориса Соловьева, также масона, женатого на дочери Григория Распутина. А Борис Соловьев сделал все, чтобы парализовать деятельность монархических групп по спасению царя и, более того, сдал некоторых спасателей в ЧК. Следователь по делу об убийстве царской семьи Н. Соколов считал Б. Соловьева агентом немецкой разведки. Но в этом он ошибся. В Особом архиве есть картотека гестапо, в которой Соловьев значится, но не как агент Германии, а как большевистский агент в монархических организациях. Таким образом, Соловьев соединял в себе две антирусские силы — масона и большевика.

Известно, что среди большевиков были масоны, среди них — редактор ленинских «Известий» Скворцов-Степанов, видный функционер Середа, нарком просвещения Луначарский. Существует версия о принадлежности к масонству самого Ленина, вступившего в ряды «братьев» в Лондоне перед первой мировой войной (однако никаких документальных подтверждений этому пока нет). Можно с определенной степенью уверенности говорить о связях масонов с большевиками перед октябрьским переворотом.

В 1923 году масон Кандауров жаловался своим «братьям» на недоброжелательство самых различных общественных групп к масонскому движению. «Большевики, — писал он, — считают масонов организацией буржуазной, и недаром поставили делегатам III Интернационала условием непринадлежность их к нашему Ордену. Римско-католическая церковь руководит нравственно и материально обширной антимасонской пропагандой и возводит на нас всякие небылицы, которым охотно верят слабые люди, склонные объяснять несчастья не собственными недостатками и промахами, а вмешательством таинственных врагов; правые толка Маркова 2-го считают нас большевиками и печатают (в Болгарии) списки, где упомянуты многие из нас, и, как водится, обещают всех нас при первой возможности повесить» [8].

В 1918 году в Париже собралось довольно много русских масонов, состоявших в разных французских ложах и решивших возобновить свою «русскую» организацию. Образуется масонский комитет, возглавляемый Л. Д. Кандауровым. Масоны плетут новые сети. Но на первых порах им мешает ЧК, проникшая, по свидетельству Кандаурова, в сам масонский комитет.

Одна за другой открываются российские масонские ложи: сначала «Астрея»; позднее «Северное сияние» и «Гермес»; потом «Золотое Руно» и «Друзья Любомудрия»; и, наконец, «Консистория России». Все эти ложи принадлежали к так называемому Шотландскому Уставу. Но возникли ложи и других уставов: «Северная Звезда» и «Свободная Россия» («Великого Востока Франции»), «Аврора» (система Человеческого права"), «Великий свет с Севера» в Берлине (система «Великой Национальной Прусской Ложи»), «Астрея» при Востоке (юрисдикция «Великой Ложи Египта»), «Максим Ковалевский» (в Белграде), кружок русских масонов в Лондоне. [9] Масонами, в том числе и бывшими, образуются разные околомасонские организации, чаще всего сомнительного свойства. Так, в 1938 году два старых масона А. Ксюнин и С. Маслов образовали центр международной информации и политической разведки, который в делах французских спецслужб того времени получил название шпионской группы Ксюнина — Маслова. В эту группу входил целый ряд масонов, и в частности А. И. Гучков, В. Татаринов, Н. Тимашев, а также невозвращенец Г. Беседовский и украинский масон С. Маркотун [10]. Работали они преимущественно на немецкую разведку. Кстати говоря, связь А. И. Гучкова с немецкой разведкой прослеживается и по другим документам архива [11].

Восстановленные за рубежом масонские ложи ставили пред собой цели собирания «интеллектуальных сил» среди русской эмиграции и управления ими в духе «масонских идеалов», а также подготовки масонских кадров для работы в России [12].

Документы масонских архивов свидетельствуют, что «братья» терпеливо ждали своего часа и готовились к большой политической работе по захвату власти. На своих заседаниях они обсуждали возможные варианты развития событий. Больше всего их пугал вариант национального возрождения России на истинно русских началах. Перед Первой мировой войной масонов всполошил факт открытия памятника Николаю II в церкви на Рю Дарю в Париже. Большое беспокойство в масонских кругах вызвало усиление русского монархического движения, и, прежде всего, таких русских патриотов, как И. Солоневич и Туркул. Масон Кроль на одном из заседаний прямо заявлял, что масонские организации должны принимать все меры для борьбы с патриотическими движениями и «должны действовать на тех, среди которых Солоневич ведет свою пропаганду» [13]. Что они и делали.

Найденные мною протоколы их тайных заседаний говорили, что масонские конспираторы готовы принять участие в борьбе за власть в России. Во второй половине тридцатых годов в Париже возникает своего рода теневое масонское правительство, которое получило скромное условное название «группа „Лицом к России“». О ее реальном политическом значении говорили как ее состав, так и серьезность поставленных целей.

Во главе теневого правительства стоял высокопоставленный российский масон досточтимый мастер, член Ареопагов, имевший высшую 33-ю степень масонского посвящения Авксентьев.

Главной целью теневого правительства ставилась подготовка «к жизни и работе на родине». [14] Как отмечалось в секретной информации: «Своим девизом группа избрала: „Лицом к России“. За истекшее время группа эта регулярно собиралась и вела свою работу. Работа оказалась плодотворной и сплотила братьев» [15].

Задачи, которые ставили перед собой «масонские владыки», были следующие.

Во-первых, подготовить «братьев» к политической масонской работе в России. Разработать новые формы подпольной деятельности, исходя из современных условий.

Во-вторых, организовать борьбу против русского патриотического движения. Здесь масоны были готовы идти в союзе с кем угодно.

В-третьих, создать опорные точки и центры для масонского проникновения в Россию. Подготовив общественное мнение Запада, опираясь на своих иностранных «братьев», наладить контакты с зарубежными государственными структурами и особо со спецслужбами.

Мне удалось разыскать некоторые документы этого «правительства», среди них протокол одного из заседаний, который я впоследствии опубликовал.

Масоны анализировали события и совершенно определенно говорили о «большой политической работе», которую следует провести в России. Причем за идеал бралась политическая линия Ленина. «Ленин, — говорил с завистью бывший министр внутренних дел Временного правительства Н. Д. Авксентьев на том же заседании, — явился и взял власть, определил общую государственную жизнь, как до него это делали другие эмигранты» (масоны. — О. П.). Поэтому, по мнению Авксентьева, необходимо вернуть свои позиции политических законодателей. «Мы придем в Россию и будем насаждать там масонскую большую правду» [16].

В масонском движении создается специальная группа «братьев», принадлежащих к главным масонским орденам — «Великий Восток Франции» и «Великая Ложа Франции», которая разрабатывает для масонов вопросы отношения к России, определения перспектив масонской работы в ней. «Будущее — духовное, социальное и политическое — России… будущее русского масонства и его работа здесь (во Франции. — О. П.) и на родине — вот те вопросы, которые стоят перед каждым (масоном — О. П.) и требуют какого-то если не решения, то хотя бы намечения пути к этому решению» [17]. Масоны так прямо и заявляли, что «теперешняя жизнь и работа в чужой стране есть лишь подготовка для жизни и работы на родине…» [18]

Воссоздание масонских лож на территории России начинается в 1919 году. Именно тогда, по обнаруженным нами данным, французские масонские ложи «Перфексьон экосез» и «Новый Иерусалим» выходят с предложениями о создании масонских лож в России [19], а в 30-х годах Высший Совет русских масонских лож разрабатывает проект развития масонского движения на территории России.

Изучив секретную записку «Сюрте Женераль», я со своими комментариями полностью опубликовал ее в газете «Литературная Россия». Оттуда она была перепечатана в Германии, США и самой Франции, вызвав ярость как масонских лож, так и французских спецслужб.

Вывоз Особого архива на Запад остановил мои исследования. Не на все вопросы мне удалось найти ответ. В частности, не до конца я сумел выяснить вопрос о существовании в Советской России Верховного Совета масонских организаций или какого-либо другого тайного центра. По некоторым данным, можно предположить, что такой центр все же существовал как передаточное звено между зарубежными и эмигрантскими масонскими центрами (тем же теневым правительством) и советскими «вольными каменщиками». По-видимому, он был настолько сильно законспирирован, что о его существовании знали единицы. Даже в самой масонской среде в конце двадцатых годов по этому вопросу разгорелась полемика, отраженная в одном из секретных официальных масонских документов, подписанном масоном 33˚ А. Давыдовым, направленном руководству французских масонов: «Предположение о существовании в Советской России масонского Верховного Совета было широко использовано братом Нагродским в его длительной борьбе с братом Кандауровым. Нагродский не сумел убедительно доказать, что такой секретный центр существует. В подтверждение своей позиции Нагродский приводил сведения Автономова, опубликованные в Бюллетене Великой Ложи за 1927 год и, как позднее выяснилось, сфабрикованные русской политической полицией (ЧК) посредством агента-провокатора Автономова…

В подтверждение существования в России секретного масонского центра брат Нагродский привел также факт прибытия в Париж из России некоего мартиниста, ставшего здесь масоном шотландского устава, брата Терапиано, который выдавал себя за члена секретного масонского Верховного Совета России.

После частых и длительных проверочных собеседований оказалось, что Терапиано не соответствует требованиям, предъявляемым к масонам не только 32˚, но и 30˚ (которые необходимы для работы в масонском Верховном Совете. — О. П.)». [20]

К концу тридцатых годов деятельность масонских организаций в России в основном прекратилась или была заморожена, значительная часть подпольщиков и заговорщиков, угрожавших не только режиму Сталина, но, главное, и Российскому государству, понесла заслуженную кару.

Масонские организации в эмиграции, пытавшиеся наладить контакты с кем-то из масонов в СССР, с горечью констатируют невозможность таких контактов.

В особом архиве я нашел интересную переписку секретариата ордена «Великий Восток Франции» со своей местной организацией, масонской ложей «Реюньон дезами шуази» в городе Марселе об установлении связей с масонскими ложами в СССР.

На запрос местной организации о желании вступить в контакт с российскими масонами руководители ордена отвечали:

«15 июня 1937


Досточтимые братья!

Благодарим Вас за Ваше письмо от 12 июня, за Ваше участие [в судьбе] масонских организаций, разгромленных в СССР.

В настоящее время мы не можем войти ни в какие сношения ни с одним масоном этой страны.

Сожалеем по этому поводу и просим отнестись к нему с пониманием.

Примите наши уверения в глубокой братской дружбе.

Глава секретариата

" [21].

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 — ОА, ф. 730, оп. 1, д. 175, л. 9.

2 — ОА, ф. 730, оп. 1, д. 175, л. 10.

3 — Там же, д. 172, л. 31.

4 — Там же. Д. 163, л. 3.

5 — ОА, ф. 730, оп. 1, д. 173, л. 13.

6 — Там же, д. 173, л. 17.

7 — ОА, ф. 1, оп. 24, д. 11 848, л. 27.

8 — ОА, ф. 730, оп. 1, д. 182, л. 29.

9 — ОА, ф. 730, оп. 1, д. 172, л. 23−27.

10 — Там же, ф. 1, оп. 1, д. 12 506.

11 — Там же, ф. 7, оп. 2, д. 2730, л. 96.

12 — ОА, ф. 111, оп.1, д. 456, л. 7.

13 — Протокол заседания масонской ложи «Астрея» 24 июня 1938 г. (ОА, ф. 730, оп. 1, д. 22, л. 15).

14 — ОА, ф. 730, оп. 1, д. 22, л. 6.

15 — Там же, л. 15−17.

16 — Протокол заседания масонской ложи «Астрея» 24 июня 1938 г. (ОА, ф. 730, оп. 1, д. 22, л. 16.

17 — Там же, л. 6.

18 — Там же.

19 — ОА, ф. 111, оп. 1, л. 468.

20 — ОА, ф. 11, оп. 1, д. 461, л. 6.

21 — ОА, ф. 92, оп.1, л. 1.

http://rusk.ru/st.php?idar=110916

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru