Русская линия
Правая.Ru Владимир Семенко12.04.2005 

Анатомия провокации — 2

«Разговаривать с агентами врага
бессмысленно. Я всегда работаю
только с их оперативниками».
(Лоуренс Аравийский)

Отсылая в печать свою «Анатомию провокации», я, конечно же, понимал, что становлюсь своего рода камикадзе. И это совсем не в том смысле, в каком может понять какой-нибудь Георгий Филолог (питерский журналист Георгий Лебедев). Впрочем, для нас, прошедших, в отличие от «ревнителей» душеновского разлива, школу православного андеграунда 80-х, состояние это вполне привычное и «даже бодрит как-то».

Реакция на публикацию была вполне предсказуемой. В ней можно выделить два момента. Во-первых, это сильное возбуждение, в которое пришли искренние «жидоеды». [i] Публика эта до боли знакома нам еще со времен классических диссидентских кухонь, проблема лежит скорее в области психологии, поэтому всерьез реагировать на оскорбления подобного рода людей для меня в принципе невозможно. Это, во-первых, несерьезно, во-вторых, неполезно в плане духовном. Один хорошо подготовленный человек так выразился по поводу этих персонажей: «Ваших патриотов и провоцировать не надо. В нужный момент они сами себя утопят». Помнится, я тогда заспорил… Отдельно я бы выделил ответ уважаемого Михаила Викторовича Назарова, чья эволюция в сторону маргинальщины являет собой весьма печальное и поучительное зрелище и причиняет всем, кто хорошо знал его еще с начала 90-х (а некоторые и еще раньше) и мне лично глубокую душевную боль. Поскольку Михаил Викторович свой ответ мне облек в форму личного обращения, причем очевидна его искренность, я отвечу ему в такой же форме и сделаю это в отдельной статье. Но в реакции на «Анатомию» есть и другая сторона, пресловутый «спецаспект». Думается, многим понятно, что это такое, а те, которым непонятно, могут спокойно отложить данный текст в сторону, перейдя на душеновский сайт или на «Русское небо». Об этом следует рассуждать предельно хладнокровно, абстрагируясь от личных эмоций и от желания «уделать» оппонентов аргументами. И рассуждение это должно носить предельно аналитический характер, имея в виду, в частности, (помимо, конечно, других) совершенно особого читателя.

Во всякой спецоперации есть «акторы», то есть те, кто действует, причем мотивы могут быть самыми различными, а отнюдь не только агентурно-корыстными, как кто-то думает, и «операторы», то есть те, кто реально управляет процессом, причем способы, технология этого управления отнюдь не сводимы к подкупу и компромату. Поскольку даже такие простые истины находятся за пределами «упертого» и ограниченного сознания наших патриотов, приходится разжевывать все до конца. В любой спецоперации могут, во-первых, участвовать кадровые сотрудники той или иной государственной либо частной спецслужбы. С этими все ясно — они получают зарплату в своем ведомстве и выполняют приказы. Затем могут быть прямые агенты данной спецслужбы, чьи мотивы, как правило, сводятся к корысти, либо к боязни компромата, боязни разоблачения. Агент может действовать и по идейным соображениям, сочетая или не сочетая их с корыстными мотивами, но, в любом случае, он действует сознательно. Агент, конечно, не посвящен во все детали спецоперации (впрочем, в них не посвящены и рядовые оперативники), но в принципе хочет того же, что и его хозяева. Есть еще промежуточный случай так называемых «агентов влияния». Здесь зависимость более косвенная, однако мотив идейной близости «актора» и «оператора» и в этом случае играет более чем существенную роль. Однако в практике спецслужб весьма распространен и принципиально иной метод, гораздо более интересный для нас в связи с разбираемым событием. Метод этот — отнюдь не случайная импровизация, а вполне системная вещь, изучаемая в соответствующих учебных заведениях, и называется «управление по тенденциям»: нужный человек в нужное время в нужном месте. Человек может иметь свои мотивы, часто не имеющие ничего общего с идеологией врага, а часто и противоположные ей. «Оператор» для того и получает высшее специальное образование, чтобы уметь использовать таких людей в интересах тех, от кого он получает приказы. Данный метод часто гораздо эффективнее, чем работа агентов. Здесь не надо платить, не требуется заботиться о том, чтобы «актор» не вышел из-под оперативного контроля и т. д. Человек ведь действует сам, основываясь на собственных мотивах! Придав ему первоначальный, часто очень косвенный толчок, «оператор» может дальше вообще ничего не делать, а только собирать свой специфический урожай и докладывать наверх об успехе операции, попутно с удовлетворением следя за пополнением своего банковского счета и вертя в лацкане дырку для очередного ордена. [ii] Я утверждаю, что в случае с пресловутым «письмом пятисот» (кстати, кто-нибудь видел эти пятьсот подписей? Я, например, — нет) была использована именно такая схема. О конкретных «операторах», можно, конечно, только догадываться. (См. «Анатомию — 1», а также пропущенное «Примечание не для всех»).

Анализ некоторых комментариев и примерная реконструкция событий

Анализируя многочисленные публикации, посвященные «письму пятисот», прежде всего с удивлением обнаруживаешь, что в изложении совсем недавних событий сами их участники и те, кто стоит к ним весьма близко, расходятся в весьма важных деталях. Это лишь еще одно, хотя и весьма косвенное, свидетельство того, что во всей истории не обошлось без специальных технологий. Как говорится, хотел бы я так работать на чужой территории! Обратимся к источникам.

Депутат Крутов, бывший тележурналист (которого, как мы знаем, многие вообще хотят сделать крайним во всей истории — вспомним хотя бы эфир во «Временах» Познера):
«Нас обвиняют в требовании запретить одну из мировых религий — иудаизм. Это смешно и абсурдно. Умышленное искажение сути нашего документа. А дело в том, что к нам в Думу поступило обращение, под которым шЈл сбор подписей, с просьбой помочь получить ответы у правоохранительных органов на следующие вопросы… На основании этого обращения мы направили запрос в Генпрокуратуру по поводу судебной практики применения в стране Закона «О противодействии экстремистской деятельности». Это право и обязанность депутатов. Он был послан служебной почтой и предназначался только для служебного пользования, как и сотни других депутатских запросов, которые направляются в государственные учреждения для правовой или юридической оценки тех или иных фактов или явлений для дальнейшей работы, а не для публикации. Мы просили Генпрокуратуру дать правовую оценку приведЈнным фактам и, если они подтвердятся, применить Закон «О противодействии экстремистской деятельности"… К появившейся публикации мы никакого отношения не имеем и рассматриваем еЈ как намеренную провокацию. Разве депутаты раскручивают кампанию истерии? Разве они тиражируют цитаты, вырванные из контекста? А исторические ссылки выдают за сказанное депутатами?

Кому выгодна эта провокация? Только тем, кто еЈ раскручивает (здесь депутат абсолютно прав, проявляя хорошую сообразительность! — В.С.), кто хотел накануне поездки президента в Освенцим представить Россию, спасшую мир от фашизма, как страну, в которой процветают антисемитизм и ксенофобия. Это выгодно тем силам, которым необходимо разрушить межнациональный мир в многонациональной стране. (И снова Александр Николаевич стопроцентно прав и проявляет похвальное здравомыслие! — В.С.)

Депутаты отозвали своЈ обращение, потому что вместо объекта для работы над ним юристов, оно стало предметом шельмования и лжи. Мы доработаем наши вопросы, сделаем более чЈткие формулировки и обратимся по служебной переписке в соответствующие правовые инстанции». [iii] (Здесь и далее выделения мои — В.С.).

Вообще, необходимо отметить, что, почувствовав во всей истории явный дух провокации, депутат Крутов проявил себя с самой лучшей стороны, постаравшись сохранить лицо, отмести ложные обвинения депутатов в «антисемитизме» и перевести разговор на почву конкретных фактов реальности, а не мифов, хотя поневоле и сохраняя зависимость от результата работы «эксперта» — М. Назарова, основанного на приложении отдельных цитат из «Шулхан-Аруха» к реалиям современной России.

Какие выводы можно сделать, анализируя данное высказывание депутата? Во-первых, Крутов проводит совершенно четкое различие между депутатским запросом в Генпрокуратуру и «обращением», «поступившим в Думу» (интересно, есть ли у этого документа входящий номер, оформлен ли он официально как обращение граждан?), под которым собирал подписи его реальный автор — М. Назаров либо его люди. Запрос относится к числу внутренних служебных документов и по своему жанру не предназначается для публикации. Во-вторых, уважаемый депутат сразу и решительно отмежевывается от публикации в «Руси православной» и на витальевском сайте г-на Будзиловича «Мысли о России», где она появилась изначально, хотя, к сожалению, и не указывает, какие конкретные различия имеются между текстом «обращения» и текстом «запроса». Более того, сам факт публикации Александр Николаевич без обиняков называет «провокацией». Поэтому когда самые неумные из «ревнителей» приписывают данное определение мне, им следовало бы поинтересоваться мнением одного из главных «подписантов» документа. Наконец, цель провокации А.Н. Крутов вполне четко определяет, как стремление разрушить межнациональный мир в России и, стало быть, вызвать общественный взрыв на национальной почве, причем говорит в связи с этим о неких «силах». Ясно, что эти «силы» — отнюдь не Назаров и даже не Душенов! Вообще, выступление Крутова производит впечатление некоего понимания того, в какой ситуации оказались депутаты. Возможно, что он знает больше, чем говорит. Вместе с тем депутат не отказывается (пока) от намерения довести дело с запросом до конца, что явно означает, что понимание и знание его во всяком случае неполно. Ну и самое главное: депутат Крутов совершенно недвусмысленно утверждает, что требования запретить иудаизм в запросе не было! Но поскольку публиковать сам запрос, как служебный документ нельзя (а может быть, публикация невозможна и по каким-то другим причинам), мы так и не знаем, что же на самом деле было в запросе! Вся содержательная полемика ведется вокруг другого текста! Итак, запомним, что «обращение» и «запрос» — два разных документа, несмотря на все текстологические совпадения!

Депутат Леонов (генерал КГБ в отставке, бывший начальник аналитического управления):
«Когда в 2001 году в Москве была издана на русском языке книга «Кицур Шульхан Арух», содержащая сокращенное изложение иудейского свода законов, обязательных к исполнению по сей день, она привлекла внимание не только специалистов-религиоведов, но и политологов. Издателем книги был Конгресс Еврейских религиозных организаций и объединений в России (КЕРООР), т. е. речь идет о заявке на определенную позицию от имени большой части еврейской диаспоры в России. Положения этой книги вызвали острый протест среди православных граждан, да и многих атеистов. Критический разбор этой книги и изложенных в ней ксенофобских взглядов был сделан еще в те годы профессором Назаровым М.В. (Ну, здесь депутат явно польстил Михаилу Викторовичу — В.С.). Его статьи были опубликованы в российской печати пару лет тому назад. Можно было ожидать открытых контрвыступлений со стороны еврейских религиозных и общественных организаций, но их не последовало… Наши читатели и слушатели продолжали направлять письма протеста в адреса газет и радиопередач патриотического направления, и, наконец, в конце декабря 2004 г. в Генпрокуратуру РФ поступило письмо, подписанное почти 500 гражданами, в котором поднимался все тот же старый вопрос о пропаганде расового превосходства издателями книги «Кицур Шульхан Арух». Ставился вопрос о соответствии положений этой книги требованиям закона «О противодействии экстремизму», принятому Государственной Думой. Это письмо прошло также незамеченным Генпрокуратурой и еврейскими религиозными организациями и объединениями. В январе уже 2005 года оно поступило в виде обращения избирателей к депутатам Государственной Думы. Никакой связи с годовщиной освобождения Освенцима не было и в помине (?). И только тогда, когда на основе обращения избирателей группа депутатов Госдумы направила по служебным каналам депутатский запрос в Генпрокуратуру с просьбой дать свое заключение по поднятому вопросу, кто-то из руководства КЕРООР решил воспользоваться поездкой Президента РФ Путина в Освенцим, чтобы устроить скандал по поводу якобы имеющихся в России сейчас антисемитских настроений. Как по команде все тележурналисты еврейской национальности (Н.Сванидзе, Владимир Познер, В. Соловьев (Иоффе), занимающие монопольное положение на российских телеканалах, организовали передачи (ток-шоу), в которых на все лады муссировали только одну тему: об антисемитизме в России и о «негодяях» депутатах, посмевших обратиться с запросом в Генпрокуратуру. Равным образом хором завыли и зависимые от КЕРООР печатные издания». [iv]

В этом крайне любопытном высказывании депутата много полезной информации, но много и странного. Главная странность заключается уже в самом факте активного участия генерала в подписании и продвижении запроса. Ведь прежняя профессия его предполагает, что все вышеописанные приемы работы спецслужб известны генералу лучше, чем кому бы то ни было! Между тем в своем высказывании генерал проявляет куда большую зависимость от позиции главного идеолога процесса — М. Назарова, чем, казалось бы, далекий от специальных тем Крутов. Это косвенно проявляется, в частности, в демонстративном уважении к Назарову, декларируемом генералом, в достаточно подобострастном назывании того «профессором» и т. д. Н. Леонов, кроме того, проявляет несколько бóльшую осведомленность о предыстории вопроса, чем его коллега. Во-первых, он прямо начинает ее изложение с издания «Шулхан-Аруха» КЕРООР. Затем делает точное наблюдение, что многочисленные публикации и выступления М. Назарова по поводу «еврейского фашизма» не привлекли внимания еврейских организаций, обычно столь чутких ко всему, что им кажется пропагандой «антисемитизма» (что, казалось бы, должно было насторожить «подписантов»). Далее генерал справедливо отмечает, что между «народом», возмущенным «еврейским фашизмом», ставившим подписи под назаровским обращением и депутатами, подписавшими запрос, существовала еще немаловажная прокладка в виде «газет и радиопередач патриотического направления» (не указано точно, каких), в которых, собственно, и была сосредоточена вся предварительная работа по «раскрутке» процесса.

Какие же объективные выводы можно сделать из комментария Н. Леонова? Прежде всего — это свидетельство о явной системности и последовательности в ходе событий, независимо от того, что хотел сказать генерал. «Запрос» возник не на пустом месте, а имел довольно долгую предысторию: сначала — новое русское издание «Шулхан-Аруха» КЕРООР, затем — публичная деятельность Назарова по его разоблачению, после этого — организованные и (или) инспирированные Назаровым письма «возмущенных читателей» в редакции «газет и радиопередач патриотического направления», затем — отсутствие реакции со стороны еврейских (или, например, «правозащитных») организаций (хотя все, что связано с отношением к еврейству, там строго отслеживается), наконец, граждане пишут в Генпрокуратуру (угадайте, с чьей подачи), отсутствие реакции, письмо граждан в Думу — запрос. Вся эта цепь событий производит явное впечатление того, что какая-то невидимая рука все время словно бы подталкивала «акторов» ко все новым и новым действиям. («Евреи не реагируют, значит им сказать нечего, наша аргументация побеждает, вперед, еще одно усилие и — победим?»). А то, что эти новые действия наверняка последуют, было ясно в силу изначальной нацеленности «акторов» на еврейскую тему.

Любопытно, что генерал почти точно указывает, когда именно поступил по назначению тот или иной документ, и выясняется, что письмо граждан в Генпрокуратуру поступило в конце декабря (то есть перед новогодне-рождественскими каникулами), причем он сам называет вопрос о «Шулхан-Арухе», затронутый в нем, «старым», а после того, как ответа не последовало (что его так быстро не последует, можно было предвидеть), оно (можно понять так, что-то же самое письмо?) поступило уже «в виде обращения избирателей к депутатам», причем произошло это в январе, то есть, если принять во внимание послерождественские дни, когда народ приходил в себя после праздника, практически сразу после каникул! И депутаты также быстро (практически мгновенно!) вдруг составляют свой запрос в Генпрокуратуру и отсылают его с фельдъегерской почтой! И человек, бывший когда-то главным аналитиком КГБ, наивно настаивает, что никакой связи с годовщиной Освенцима не было и в помине! У кого-то, конечно, ее не было, а кого-то наверняка была! Иначе чем объяснить такую спешку? Мы помним, что история с разоблачением «еврейского фашизма» тянулась довольно долго, по меньшей мере года два (брошюра Назарова вышла в 2002 году), а если принять во внимание индивидуальную деятельность самого Назарова, то гораздо дольше. И вдруг события приобретают небывалые (и нехарактерные для «патриотической общественности») динамизм и быстроту. (Аккурат под юбилей Освенцима, предшествовавший, как мы помним, другому важнейшему мероприятию с участием президента Путина — встрече в Братиславе!).

Что же побудило депутатов (явно ведь не желавших зла самим себе, своей стране и тем или иным фракциям в Госдуме, а, напротив, исполненных самых искренних и благих намерений) действовать столь быстро и решительно? Могут сказать, что мотивом было отреагировать на обращение граждан. Однако ведь в Думу поступает множество самых разных обращений, а позади были каникулы, впереди — напряженная плановая работа. Даже если не использовать здесь непроверенную информацию (по имеющимся у нас сведениям, имелось вовсе не одно, «назаровское», обращение, а несколько, в том числе письма неких евреев (sic!), которые, якобы, жаловались на «религиозный экстремизм» в некой ешиве, со ссылками на «Шулхан-Арух»), каждому, знакомому, хотя бы в общих чертах, с устройством нынешней российской власти, вполне понятно, что подобного рода официальные документы всегда согласуются с практически официальными кураторами администрации Президента, и никогда столь ответственное дело с участием депутатов, дорожащих своим положением и связанными с ним немалыми привилегиями, не будет делаться иначе! Это вам не «православно-патриотическая» тусовка, собирающаяся в кинотеатре «Эльбрус»! В связи с вышеизложенным, я, как честный журналист, дорожащий своей репутацией, не могу не задать риторический вопрос, ответ на который, конечно же, хорошо известен депутатам и никогда не прозвучит вслух: кто дал отмашку на это дело? А учитывая невиданный динамизм и быстроту в действиях самих «граждан», вдруг решивших обратиться к депутатам сразу после каникул, когда Генпрокуратура еще заведомо не могла ничего ответить на их обращение, может быть, стоит обратить подобный же риторический вопрос и к самим «гражданам»?

Что касается динамизма в последовавшей, наконец, реакции со стороны СМИ, то даже если не заниматься домыслами (хотя и общеизвестно, что такие кампании начинаются только по отмашке), она вполне объяснима: ведь теперь создалась возможность ударить не просто по каким-то маргинальным людям из патриотического лагеря, но по депутатам, то есть по представителям законодательной власти государства! Генерал Леонов, столь подробно (и вполне правдиво) изложивший цепь событий, правда, упускает одно важнейшее звено: либеральные СМИ «завыли» после того, как депутаты отправили с фельдъегерем свой «запрос», и «выли» они о «негодяях-депутатах» (sic!), но опирались при этом на текст письма граждан, еще раньше опубликованного на сайтах Будзиловича и «Руси православной»! Если текст уже был обнародован раньше, то почему они не «завыли» сразу после публикации? Праздновали Новый год? А если «завыли» только теперь, то чего ждали и, главное, как угадали момент? Это называется случайным стечением обстоятельств? И если сам факт депутатского запроса был известен лишь предельно узкому кругу, никакого похищения фельдъегерской почты не зафиксировано (это вообще не так просто сделать), запрос поступил в Генпрокуратуру, где его ждали (депутат Крутов и генеральный прокурор Устинов — приятели), предательство среди «подписантов» крайне маловероятно, то откуда такая синхронность во всей цепи событий?

К вышесказанному необходимо добавить еще и такой крайне важный факт: именно в январе (но до депутатского запроса!) Был обнародован доклад госдепа США об антисемитизме в мире, в котором выражалась особая озабоченность положением в России. [v] Никакого формального повода к тому, чтобы выражать подобную озабоченность, в тот момент вроде бы еще не было, притом, что таково мнение самих еврейских организаций России. Ведь невозможно же воспринимать как серьезный политический фактор интернет-публикации на сугубо маргинальных сайтах Будзиловича или «Руси православной»! Пресловутый «антисемитизм» (столь ненужный России и столь нужный ее врагам!) возник как по заказу после этого доклада, а не до него! Здесь важно подчеркнуть, что явно маргинальные выступления в русскоязычном Интернете до того, как был отправлен в Генпрокуратуру депутатский запрос, не заинтересовали того, кого они, по идее, должны были бы интересовать больше всего — самих российских евреев и «левозащитников», а вот Госдеп США свой доклад об антисемитизме (в том числе и в России) обнародовал, после чего практически сразу же последовал запрос депутатов, вообще не предназначавшийся для огласки! И вот сразу после закрытого по природе своей запроса всполошились все, кому не лень, начав ссылаться на давно известный текст интернетовской публикации! Здесь одно из двух: либо авторы доклада Госдепа — ясновидящие и предвидели, что депутаты пошлют свой запрос, с точностью до нескольких дней, либо «Русь православная» и иже с ней в США популярна больше, чем в России… Кому-то еще неясно, что «операторы», стоящие вне процесса и над ним, на качественно ином уровне информированности, синхронизировали самый процесс, имея в виду совершенно другие цели, прямо противоположные целям «борьбы с жидовским засильем» в России?

Михаил Назаров (бывший политэмигрант, в недавнем прошлом: член руководящих органов НТС, сотрудник журнала «Посев», член Политсовета РХДД (Российского христианского демократического (затем — «державного») движения, член Национального совета и сопредседатель общероссийского движения «Держава»; в настоящее время — главный редактор издательства «Русская идея»):
«Еще в 2002 году свою работу «Закон об экстремизме и Шулхан арух», опубликованную во многих печатных и интернетных изданиях, я завершил предложением: «Известные деятели в самых разных сферах жизни (политика, армия, силовые структуры, наука, культура и т. д., и, конечно, самое важное — достойные архиереи Русской Православной Церкви) должны выпустить совместный призыв к правоохранительным органам расследовать мораль и методы действий этой международной национально-религиозной мафии». И лишь, поскольку никто за организацию этого призыва не взялся, пришлось взять дело на себя. Сначала в 2003 году в качестве эксперта в деле обвиненного в «антисемитизме» Серюбина, редактора «Православного Симбирска» — основа текста Обращения была составлена уже для того суда и заставила еврейские организации отозвать свой иск. После резкого роста числа таких «антисемитских дел» (дело Миронова и др.) я решил применить этот документ в общероссийском масштабе, чтобы дать оборонное оружие всем другим обвиняемым. Так начался сбор подписей — задолго до депутатского запроса. (Поэтому сетования некоторых депутатов, что «этот текст не предназначался для огласки», явно некомпетентны. Возможно, огласке не предназначался факт депутатского запроса, о чем следовало предупредить сборщиков подписей, но не текст, давно опубликованный на многих сайтах — задолго до холокостного юбилея Освенцима, это сами евреи приурочили свои протесты к этой дате».) [vi]

Этот комментарий реального автора как «письма граждан», так и депутатского запроса весьма любопытен, во-первых, в плане характеристики его личности. Однако не это является в данном случае предметом нашего интереса. Интересно для нас сейчас только одно: что нового добавляет комментарий Назарова к нашему знанию и пониманию фактуры событий? Во-первых, помимо всевозможной метафизики, которую следует анализировать в другом месте, Назаров, как правозащитник-патриот, обосновывает свою деятельность практической целью: необходимостью правовой защиты людей, обвиненных в «антисемитизме». Поэтому он прямо называет эту деятельность «оборонной». Правда, логика защиты у него не правовая, а «экспертная»: если доказать, что настоящий источник национальной и религиозной нетерпимости — в самой природе иудаизма как религии, то все действия, направленные против евреев, получают оправдание как «оборонные», и, стало быть, решить проблему можно лишь путем запрещения и искоренения иудаизма. В нашу задачу, повторяем, не входит сейчас оценка этой позиции, проведение каких-то исторических аналогий и т. д. Важно понять: логика Назарова, ищущего обоснование своей практически-политической деятельности в области метафизики, в принципе не может быть поколеблена рациональными аргументами; его деятельность, в силу этого, является настоящим подарком для «операторов», нося абсолютно, стопроцентно запрограммированный характер. Поэтому в высшей степени глупо предполагать, что Назаров, находящийся во власти того, что один автор удачно назвал «идеоманией», может быть каким-то агентом и сознательным провокатором (не говоря уже о профессиональном участии в деятельности спецслужб!). Нет ничего более далекого от установки на адекватное ситуативное реагирование и, так сказать, принципиальной идейной беспринципности, столь характерных для сознания профессиональной «спецухи», чем идеологическая «упертость», негибкость мысли, отсутствие способности к самоиронии и прочие качества типичного представителя «патриотического движения»! Назаров констатирует, что после оправдания Серюбина, заслугу чего он приписывает себе, число «антисемитских» дел возросло (несмотря на «убойность» назаровской аргументации), что и побудило его от защиты отдельных людей перейти к «принципиальной» постановке вопроса «во всероссийском масштабе». Именно тогда (в 2003 году) и начался «сбор подписей». Сам факт депутатского запроса для Назарова (как всякий «харизматический вождь» наших патриотов, увлеченного более всего собой и своей ролью в процессе), вообще не является главным событием!

Однако в его комментарии содержится одна крайне важная деталь, выглядящая более чем странно. Это — наличие неких «сборщиков подписей», о которых говорится именно в связи с депутатским запросом, а не с «письмом граждан». Решительно невозможно понять, что это за сборщики и откуда они взялись. Вроде бы в связи со своим любимым детищем — «письмом граждан» по поводу «еврейского фашизма» Назаров до сих пор упоминал только одного вполне конкретного «сборщика», очевидным образом являющегося его, Назарова, доверенным лицом — Владимира Николаевича Крыгина и даже указал его телефон. А здесь говорится еще о каких-то неведомых «сборщиках», причем говорится во множественном числе. Неясно, почему со сбором подписей многих сотен людей справлялся один человек (работа эта чисто техническая), а для того, чтобы несколько депутатов (пусть даже несколько десятков, хотя «подписантов» меньше) поставили свои автографы под запросом, который по жанру есть документ чисто внутренний, понадобилось несколько человек. Поскольку Назаров говорит, что этих «сборщиков» нужно было «предупреждать» о том, что депутатский запрос, как служебная переписка, не подлежит разглашению, можно предположить, что люди эти для Думы внешние, незнакомые с элементарными правилами депутатской работы. Тогда почему они занимались всем этим (надо полагать, в стенах самой Думы) и, главное, кто их к этому делу допустил, кому они подчиняются? Разве у депутатов нет своих штатных помощников? Почему Назаров, разглашая фамилию Крыгина, об этих людях только упоминает и ничего конкретного не говорит? И не естественно ли предположить, что если наличие этих «сборщиков» — не фантазия, а реальность, то именно они и разгласили факт запроса, фактически сорвав план депутатов привлечь Генпрокуратуру к борьбе против «еврейского фашизма»? И, наконец, Назаров, в отличие от Крутова, сразу и уверенно отождествляет текст «запроса» и текст «обращения граждан». Стоит отметить, что в этом Назаров полностью совпадает с Душеновым, опубликовавшим текст на своем сайте и с теми либеральными СМИ, которые «подняли вой» по поводу «антисемитизма» депутатов! Иными словами, «ревнителям» борьба с «жидовством» на государственном уровне необходима так же, как и самим либеральным СМИ и тем, кто стоит за ними, хотя и по разным причинам!

Дьякон Андрей Кураев, профессор ПСТБИ, православный публицист:
«Читали ли Вы (ген. А. Макашов, с которым Кураев полемизировал в программе «К барьеру» — В.С.) «Кицур Шулхан Арух», книгу, цитаты из которой являются основным стержнем подписанного Вами письма?

К моему удивлению, Макашов сказал, что он эту книгу читал. Более того — она у него с собой. И тут его помощники подали ему брошюрку страниц на 50. У меня же в руках было двухтомное издание «Шулхан Аруха» общим объемом за тысячу страниц. Поэтому я и спросил Альберта Михайловича: «Вы уверены, что мы одну и ту же книгу читали? Разница в объеме Вас никак не смущает?» Он сказал, что — нет.

Ситуация почти юмористическая. Дело в том, что при переводе «Шулхан Аруха» на русский язык (как ранее и при переводах на другие европейские языки) оттуда были убраны почти все законы, касающиеся отношения иудеев к не-евреям. Однако, немецкие гебраисты еще в конце 19 века сравнили оригинал и переводы и опубликовали пропущенные тексты. С соответствующей немецкой брошюрки и был сделан русский перевод, экземпляр которого и держал в руках генерал Макашов. То есть он обвинял евреев в издании книги, в которой сами евреи в порядке самоцензуры выпустили как раз те места, которые им ставил в вину их оппонент». [vii] Без комментариев.

Реакция еврейских организаций России: 25.2.2005. «Федерация еврейских общин России (ФЕОР) и Российский еврейский конгресс рассматривают возможность подачи иска в отношении авторов обращения в Генпрокуратуру РФ, которые предлагали проверить действующие в стране еврейские организации. 'Мы не оставим это просто так', — заявил в четверг в Москве исполнительный директор ФЕОР Валерий Энгель.

По его словам, после появления 'письма 19-и' в рамках Федерации был создан специальный юридический отдел по борьбе с антисемитизмом, который будет отслеживать его проявления. Проблема антисемитизма и пути ее решения станут также главной темой обсуждений в рамках пресс-клуба Федерации еврейских общин, презентация которого прошла в четверг в Москве. 'Уровень нетерпимости никогда не может приблизиться к нулю. Но мы считаем, что нынешний всплеск национализма в обществе очень искусственный', — сказал на презентации глава Департамента общественных связей ФЕОР Борух Горин. По его мнению, письмо в Генпрокуратуру стало 'пробой общества и власти на отношение к подобному средневековью».

Здесь для нас крайне интересно, во-первых, то, что о своем намерении подать иск «в отношении авторов обращения в Генпрокуратуру РФ» (опять-таки неясно, идет ли речь о депутатах, подавших запрос или же о «гражданах», ранее подписавших обращение) заявляют руководители ФЕОР, то есть тех еврейских структур России, которые связаны с Берл-Лазаром и не связаны с Гусинским. Любопытно, что они при этом не спешат с реальной подачей иска, скорее заявляя о своей готовности к «борьбе с антисемитизмом», не начиная напрямую самой «борьбы». (В настоящее время иск формально подан, хотя, по мнению экспертов, и не имеет судебных перспектив. Может быть, поэтому и подан? — В.С.). Для еврейских организаций, в подобных ситуациях обычно не упускающих возможности «побороться», это довольно мягкая реакция! Мотивы руководителей ФЕОР вполне понятны: с одной стороны, им срочно необходимо «отмазываться» перед «гусиным» крылом ВЕКа за свою «пассивность» и за якобы потерю еврейских позиций в России (депутаты, то есть представители государства хотят отобрать синагоги и собственность!), с другой стороны, примерно понимая игру, они и с государством российским не желают ссориться. Идет нагнетание знаковых и ни к чему не обязывающих действий (обсуждение в рамках пресс-клуба, специальный юридический отдел «по борьбе с антисемитизмом» и т. д.) и вместе с тем противоположной (русской) стороне делается достаточно прозрачный намек: мы-де понимаем, что процесс-то «искусственный», нет «антисемитизма» в русском народе и в государстве (ср. прямое заявление Боруха Горина в программе Сванидзе «Зеркало» об этом). Слова «нынешний всплеск национализма в обществе очень искусственный» — это, на наш взгляд, и есть дипломатичная замена слов о том, что вся история есть плод чьей-то провокации (что руководителям ФЕОР вполне понятно).

Выводы

Основываясь на вышеизложенном, примерную последовательность событий можно реконструировать в следующем виде.

1) Деятельность М.В.Назарова по «разоблачению» «Шулхан-Аруха» и «еврейского фашизма» — 1990-е — начало 2000-х гг.

2) Новое русскоязычное издание «Шулхан-Аруха» КЕРООР (то есть еврейскими организациями России, которые, при всей своей лояльности к российскому государству и вполне конструктивном членстве в Межрелигиозном совете, в силу определенных обстоятельств всегда считались связанными с Гусинским). Данное событие по времени примерно совпадает с конфликтом между Гусинским и новым кремлевским руководством и последующим изгнанием В.А.Г. из России. — 2001 г.

3) Издание Назаровым брошюры «Закон об экстремизме и Шулхан-Арух», где автор, профессиональный переводчик, активно использовал материалы немецких гебраистов конца XIX — начала XX вв. — 2002 г.

4) Участие Назарова в малоизвестных «антисемитских процессах» в России (по его словам, успешное), например, в процессе Серюбина — 2003 г. Характерно, что к наиболее известным и нашумевшим «антисемитским процессам», блестяще выигранным православной стороной, где обвинение в «антисемитизме» было явно надуманным и «искусственным» (например, к процессу Бородиной) Назаров отношения не имел. Думается, что юристы, защищавшие Бородину, его к этому делу и не допустили бы.

5) Увеличение числа исков к издателям и редакторам малотиражных радикально-«патриотических» и националистических изданий по обвинению в «антисемитизме». Одновременная «раскрутка» темы «Шулхан-аруха» в изданиях аналогичной направленности без какой-либо реакции со стороны еврейских и «правозащитных» организаций, а также либеральных СМИ. Сбор подписей под «Обращением граждан», составленным Назаровым на основе своей брошюры. — 2003 — 2004 гг. Процесс продолжается вплоть до настоящего времени.

6) Публикация «Обращения» на сайте Будзиловича «Мысли о России» -начало декабря 2004 г.

7) «Обращение граждан» в Генпрокуратуру с требованием о «запрете в нашей стране всех религиозных и национальных еврейских объединений как экстремистских» и о «привлечении к ответственности» тех государственных чиновников, которые «ответственны за предоставление» им различной собственности — конец декабря 2004 г. Одновременно текст публикуется на сайте «Руси православной», вновь не вызывая особой реакции с «противной» стороны. Об участии депутатов в этот момент речь не идет (по крайней мере, на официальном уровне).

8) Доклад Госдепа об «антисемитизме» в мире с особым упором на положение в России — январь 2005 г.

9) «Обращение граждан» в Госдуму и запрос депутатов в Генпрокуратуру; начало кампании в либеральных СМИ — середина — вторая половина января 2005 г.

Из всей этой хронологической картины вполне ясно, что идея разбираемой провокации начала реализовываться «операторами» не ранее и не позднее декабря 2004 года. До этого имела место лишь деятельность Назарова и Кº, протекавшая в достаточно маргинальном ключе. Начало этой информационной спецоперации (если иметь в виду ее этапы, доступные внешнему наблюдению), после которого события приобретают явный и несвойственный им ранее динамизм и более чем вероятную управляемость — официальное обращение граждан в Генпрокуратуру и публикация текста на сайте «Руси православной». Именно этот текст стал впоследствии объектом атаки со стороны либеральных СМИ.

Во всей разбираемой цепи событий есть один момент, нуждающийся, на наш взгляд, в самостоятельном анализе. Этот момент связан с ролью в событиях человека, чья деятельность слишком хорошо знакома всем журналистам, профессионально занимающимся церковной проблематикой, а также многим иерархам и просто читающим православным людям. Речь, разумеется, о небезызвестном К. Душенове, чьи специальные корни, на наш взгляд, теперь уже вполне очевидны даже тем, кто ранее в них сомневался (к каковым принадлежит и автор этих строк, что, разумеется, не делает мне чести как аналитику).


[i] К сожалению, мне приходится специально пояснять, что «Примечание не для всех» — не является ответом на критические выступления, а изначально было составной частью статьи «Анатомия провокации». Отсутствие его в первоначальной публикации «Радонежа» объясняется, как и было указано, исключительно техническими причинами (ошибкой редакции), и все домыслы на этот счет остаются исключительно на совести некоторых людей, неожиданно для себя столкнувшихся с принципиально иным характером дискурса и уровнем понимания реальности, нежели все то, к чему привыкла «православно-патриотическая» тусовка.

[ii] Здесь выскажу опять же одно предположение, относящееся к разряду вещей спорных. Не будучи ни в малейшей степени каким-то тонким специалистом в специальных технологиях, я думаю, что «управлять по тенденциям» легче людьми, что называется, «упертыми», сконцентрированными на какой-то одной идее, сангвинического темперамента. Поэтому когда уважаемый Михаил Назаров с вполне искренней горячностью говорит о том, что начал бороться с «жидами» уже давно, безо всяких побудительных мотивов со стороны, я ему сразу и без оговорок верю. Дело-то не в том, что его «жидоедство» — плод каких-то тайных специальных связей (шаблонная и вполне клеветническая сплетня в православной среде: «Назаров — агент ЦРУ, засланный, чтобы развалить нашу Церковь»), а в том, что данное всем хорошо известное качество уважаемого Михаила Викторовича было использовано в нужное время и в нужном месте не для того, чтобы освободить Россию от «жидов», а с прямо противоположными целями. По нашим сведениям, похожая история произошла в свое время и с генералом Макашовым, которого прямо спровоцировали на знаменитое заявление на митинге. Генералу десять раз с угрозами звонили неизвестные, называвшиеся различными еврейскими фамилиями, откуда и взялись в его речи «десять жидов», которые потрясли Россию. Случай с Назаровым, конечно, — несоизмеримо сложнее.

[iii] Сайт «Радонежа», 16.02.2005.

[iv] Сайт «Радонежа», 22.02.2005.

[v] Информацию об этом см., напр., в ст.: Андрей Громов «Первая атака отбита» // «Эксперт», 28 февр. — 6 марта 2005 г., с. 17.

[vi] «Русская линия», 21.02.2005.

[vii] Сайт «Радонежа», 22.02.2005.

Данный текст публикуется с сокращениями

http://www.pravaya.ru/dispute/2892

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru