Русская линия
УРА-Информ Дмитрий Скворцов29.11.2006 

Синод УПЦ наконец определился с бесами
Православные Украины больше не подставляют щеки

22 ноября Священный Синод Украинской Православной Церкви принял обращение к Президенту Украины, Главе ВР, народным депутатам, Премьер-министру и всем гражданам Украины по поводу президентских игрищ в «единую поместную церковь».

Ющенко назван в Обращении тем самым «имеющим очи — не видящим, имеющим уши — не слышащим», что Церковь поместная существует на нашей земле уже более тысячи лет. Таким образом, священный синод считает, что президент, называющий себя православным, на деле не только «не понимает природы Церкви Христовой», но и «потворствует Ее расколу».

Далее в Обращении подчеркивается, что тот «кто больше всех говорит о необходимости утверждения единой Поместной Православной Церкви в Украине, остался равнодушным к всемирно-православному празднованию юбилеев Предстоятеля УПЦ. Не откликнувшись на приглашения, он сам утратил возможность встретиться с представителями всего православного мира и поделиться с ними своим виденьем судьбы украинского Православия».

Не потому ли «государство, желая иметь Поместную Украинскую Православную Церковь, стыдится именовать себя православной, стыдится отмечать особую роль Православия в собственном становлении и тысячелетнем государственном строительстве…»? И не потому ли «окружение президента практикует участие в той или ином событии государственного уровня с участием Президента Украины нетрадиционных для Украины религиозных организаций… Неучастие Предстоятеля УПЦ в подобных мероприятиях трактуется как его прихоть и нежелание молиться за Украину».

В этой связи синод заранее предупреждает, что Предстоятеля УПЦ и в дальнейшем не следует ожидать на подобного рода балаганах, поскольку молитвенное собрание с представителями раскольничьих и еретических группировок невозможно в силу 10, 11, 45, 67 правил Святых Апостолов, 2 правила Антиохийского и 33 правила Лаодикийского Соборов.

Итак, Церковь оставила надежу на увещевание своего блудного сына и перешла к обличению? Ведь даже «Унiверсалу нацiональноi eдностi» в его «церковной части», отражающей скорее президентскую позицию назван «церковно-политической спекуляцией».

Напомним, что «холодная война» между Церковью и «президентским окружением» перешла в открытую фазу еще полгода назад, когда по всем парафиям Ровенской епархии прошел благодарственный молебен за избавление области от губернатора В. Червония (http://www.ura-inform.com/ru/print/society/2006/05/30/chervonii). Таким образом Церковь тогда впервые выразила свое отношение к политике «помаранчевой» власти (в данном случае — к политике кадровой) особой церковной службой, как это происходит при голоде, потопе, нашествии врага или избавлении от него.

Реакция власти также не заставила себя ждать: Национальный совет по вопросам культуры при президенте Украины организовал заседание «Всеукраинского народного совета общественных организаций и партий Национального государственного управления», где было заявлено о создании координационного штаба «Защитим Украину». В резолюции заседания было указано на «деструктивную роль Украинской Православной Церкви Московского патриархата в Украине». Среди организаторов заседания засветились также «Просв?та» и УНА-УНСО.

В ответ Церковь — опять же, впервые — возбудила два судебных процесса против представителей оранжевой власти. Настоятель палаточного храма, установленного напротив Верховной Рады протоиерей о. Олег Сирко параллельно выиграл два суда. Один — по обвинению в клевете нардепа Мыколы Ратушного (члена ЦК УНП и основателя КУНа, входящих в тогда еще пропрезидентскую и проправительственную «Нашу Украину»). Второй — у губернатора Тернопольщины Стойко, собственно изгнавшего прихожан о. Олега из своей Церкви.

Можно было бы и перестать «пинать ногами» отмирающих политических мосек типа Червония с Ратушным, если бы они не олицетворяли собой закономерный итог пятнадцатилетней истории взаимоотношений Церкви и государства.

«Снова бить будете?»

Еще до своего назначения на должность, Червоний прославился на Волыни как организатор захватов православных храмов для передачи их в распоряжение раскольников. По информации Союза православных граждан Украины захваты эти происходили с применением слезоточивого газа, сопровождались избиениями верующих и даже пытками священнослужителей. Госкомрелигий затем иезуитски записывал в документах, что «по желанию общины храм переведен в киевский патриархат». Так, при налете на Ровенский кафедральный собор унсовцев, прибывших из Львова на двадцати «Икарусах», прихожан и священнослужителей облили кислотой. После того, как в алтарь был водворен портрет Шевченко (поэта) и флаг Украины, Госкомрелигий не смог отказать столь патриотичной общине в «желании перевести храм в киевский патриархат».

Впрочем, к тем событиям Червоний имел отношение не как государственный деятель. Поэтому часть верующих восприняла весть о его назначении губернатором хотя и с недоумением, но, все же и со слабой надеждой на то, что тот внял майданным обетам Ющенко, что «никто никому не станет указывать в какую церковь ходить». К тому же, пропитавшись духом «моральной власти», новой губернатор мог и избавится от вредных привычек. Как избавился однажды комсомольский активист Дзюбук от своей фамилии в пользу более идейной «Червоний», а затем уже от идей червонных в пользу сине-желтых.

Грезы уверивших в то развеялись, когда новоиспеченный губернатор поставил начальником облотдела по делам религий служителя одной из конфликтующих конфессий, а именно той, в пользу которой и отчуждались церкви. Теперь ее притязания обрели санкционированную поддержку, и вновь полилась кровь…

При этом сам Червоний был известен как приверженец языческой РУН-веры, а именно ее разновидности «Великий огонь». Не потому ли закатанный Филаретом под асфальт «первый украинский патриарх» Владимир Романюк грозился ему отлучением? И если так, то не было ли частному лицу Червония глубоко плевать, кто из христиан где молится, а все эти гонения он утраивал исключительно как проводник государственной политики? Той самой, которая по Конституции должна быть отделена от Церкви.

Наши догадки относительно курса власти в этом деликатном вопросе подтверждаются наличием в обойме президентских советников Лилии Григорович и Николая Жулинского — главных идеологов государственного вмешательства в дела Церкви.

Члена первой десятки проправительственно-пропрезидентской «Нашей Украины» Григорович верующие знают как «боевую подругу» того же Червония. В аналитической записке Союза православных граждан приводятся факты зверского избиения ею православного священника. Было это в давнем 1992 году при штурме Ивано-Франковской епархии. С тех пор она успела побывать во власти (в том числе и «злочинной»), где она и дозрела до идеи создания новой Церкви, как средства решения всех межконфессиональных проблем. То, что до нее Церковь созидал лишь Иисус Христос, госпожу Григорович не смущало — сие представлялось ей простым до гениальности: всех собрать и объединить.

«Мы вас научим Родину любить!»

Для этого депутатским объединением «За единую помесную Православную Церковь в Украине», координируемым униаткой (!) Григорович, была разработана «Концепция поместной православной церкви в Украине». Согласно Концепции, истинная Церковь должна быть, прежде всего, патриотичной. В этом отношении преамбула напоминала, что на выборах Президента Украины 1999 года только киевский патриархат Филарета и автокефалы поддержали Кучму. Таким образом, в качестве мерила патриотизма, предлагалась степень лояльности к текущей власти. Следовательно, Церковь, не поддержавшая Кучму, признавалась антиукраинской. А поскольку за эту Церковь вступались коммунисты, то «параллельно с решением областных Советов о запрете КПУ надо принимать также решение в пользу Единой Поместной Православной Церкви». Т. е. решение «в пользу Единой Поместной Православной Церкви» принимают местные советы!

Но кроме политического обоснования Концепции было еще и экономическое: «В течение последнего времени заметна стабильно жесткая политика России не только в отношении украинских товаров, но и в отношении украинского энергорынка… Учитывая это, создание Единой Поместной Православной Церкви было бы не лишь аргументированным ответом России, стремящейся стать мировым интегратором православия, но и могло бы стать золотой акцией в защите украинских экономических интересов».

Лишь после столь убеждающих своей логичностью умозаключений следуют «Стратегия и тактика сотворения единой поместной Православной Церкви в Украине» (именно так назывался судьбоносный труд врача-аллерголога Лилии Григорович, опубликованный еще в 1997 году). Тут уже все четко, без лишних разглагольствований.

Задачи на первое полугодие:

— Обращения о необходимости создания Единой Поместной Православной Церкви принимаются местными Советами и инициативными группами.

— Инициативу поддерживает депутатское объединение «За единую Поместную Православную Церковь в Украине, а, следовательно, и Парламентское большинство, объединенное солидарной ответственностью с Правительством.

Задачи на второе полугодие:

— Начинает действовать Всеукраинский комитет по проведению объединительного Собора, который выполняет все организационные, подготовительные, правовые и координационные функции, в состав которого входят представители духовенства, общественности, Правительства;

— На Всеукраинском объединительном Православном Соборе все три Предстоятеля православных церквей снимают свои кандидатуры на выборах Патриарха для объединения все православных верующих. Собор избирает Патриарха. Место проведения Собора — Святая София.

— Патриархи Грузинской, Румынской и Болгарской Церквей признают каноничность решения Собора.

Вот так. «Задачи ясны, цели определены», и товарищи из бывших комсомольцев рефлексивно взялись за работу. В первую очередь — секретарь ЦК ВЛКСМ Александр Зинченко, лидер ЛКСМУ Анатолий Матвиенко и комсорг главного вуза республики Николай Томенко.

«Партия сказала «надо»!

«Есть» ответил и «комсомол» нынешний — «Пора» призвала власть «к решительным шагам по объединению украинских церквей и решительному преодолению сопротивления созданию единой поместной Украинской православной церкви со стороны шовинистов, черносотенцев и агентов иностранных спецслужб» — в полном соответствии с первым пунктом «Стратегии и тактики».

Вслед за подобными «обращениями инициативных групп» не замедлили проявиться и местные, вплоть областных, советы. На всех территориях, где большинство в них принадлежало «оранжевым» силам, начались захваты храмов. Местами противостояния переросли в долгую позиционную войну, где прихожане месяцами не покидают церковные пределы. Универсальная методика «правового решения вопроса» была отработана на Тернопольщине при захвате Свято-Троицкого Собора (это его настоятель вот уже год, как молится со своей паствой в палаточной церкви под стенами Верховной Рады). «Инициативную группу» в селе Рохманив организовал «олигарх» районного масштаба — работодатель большей части местного населения. Под угрозой увольнения и бойкота (а он скупает у крестьян сельхозпродукты), многие вынуждены были записаться в «общину киевского патриархата», срочно созданную для подачи заявки на пользование «московским» храмом. Власть вняла «гласу народа» и «урегулировала вопрос» с помощью милиции и судебных исполнителей.

Ну, а пока, «низы» реализовывали начальные пункты Стратегии, «верхи» стали готовить почву для вселенского признания, предусмотренного пунктом последним.

17 марта 2005 года госсекретарь Зинченко встретился в Стамбуле с Константинопольским Патриархом Варфоломеем и передал ему приглашение Ющенко посетить Украину.

Церковь не без основания расценила это как вмешательство. Даже начинающему дипломату известно, что приглашение светской властью представителей зарубежной Церкви без ведома предстоятеля Церкви местной недопустимо. Положим, не нашлось в команде президента ни одного «честного профессионала», знакомого с этими тонкостями. Но сам то он должен был помнить об этом еще со времен своего премьерства, когда его министры Жулинский и Тарасюк готовили приезд Папы на каноническую территорию Православной Церкви без согласия ее Предстоятеля. Последнее обстоятельство тогда особо возмутило православных.

Впрочем, приглашение Варфоломея оказалось не главной целью визита. Правда о ней открылась как только Зинченко начал собственную политическую игру. Тогда он признался, что передал еще и президентское предложение об открытии подворий Константинопольского Патриархата на Украине. А это было уже не просто вмешательством в дела Церкви, но противопоставлением себя ей.

Вопрос открытия подворий испокон веков является очень «личным» во взаимоотношениях между Церквями. Обоюдно и одновременно открывая свои подворья, поместные Церкви тем самым удостоверяют свои братские отношения. Нынешние же взаимоотношения Украинской Православной Церкви и Константинопольского Патриархата нельзя назвать даже добрососедскими — не в последнюю очередь, стараниями того же Жулинского, который втягивает Константинопольский Патриархат в межконфессиональные отношения на Украине еще со времен своего вице-премьерства в правительстве Ющенко. Хотя, сам Ющенко вмешательство Константинополя именовал «постоянным вниманием и поддержкой Украины», за что и поблагодарил Варфоломея в упомянутом письме-приглашении.

Вовлекая заморского Патриарха в потуги создать «единую церковь», «помаранчевые», сами не могущие сплотиться в «единую команду», вызвали очередной взрыв возмущения среди православных. На этот раз от резких оценок не удержалось даже обыкновенно сдержанное духовенство: «Брат Виктор!.. С болью в сердце мы констатируем, что Вы, наш брат во Христе, приблизились к той грани, которая отделяет истинных овец стада Христова от сынов погибели. Ибо… за спиной Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины Владимира, законного Предстоятеля Украинской Православной Церкви, и без согласия нашего, Вы дали своё «добро» на организацию в Украине подворий Константинопольской Патриархии, что относится только к ведению Высшей духовной власти в Церкви Христовой» (из обращения духовенства Херсонской епархии).

Впрочем, и Зинченко открыл не все закулисные тайны. Совсем недавно глава пресс-службы УПЦ Василий Анисимов выяснил, что глава Администрации президента за казенный счет возил с собой к Варфоломею представителей киевского патриархата, им же не признанного! Оказывается, вопрос о выделении Константинопольскому Патриархату культовых сооружений, находящихся на балансе государства был решен на совместном совещании… киевского патриархата и автокефалов под председательством очередного президентского советника Сагана. Последний известен как лоббист тоталитарной саентологической секты Рона Хаббарда. Того самого, который признался: «Лучший путь заработать миллион долларов, — основать собственную религию». Так вот, участники совещания просто таки предписывали президентскому окружению «заняться этим делом» (глава киевского патриархата Филарет).

Дальше еще круче — оказывается именно встреча Зинченко с Варфоломеем вдохновила Константинопольский патриархат на объявление Украины и части России своей канонической территорией. Филарет проговорился об этом буквально на днях: «Была направлена президентом делегация к Вселенскому Патриарху. В результате тот направил сюда делегацию во главе с архиепископом Всеволодом, который встретился непосредственно с президентом, и на этой встрече он от имени Патриарха заявил, что Вселенский Патриарх признает каноничной территорию московского Патриарха без Украины».

Власть понимала, что рано или поздно ей не избежать обвинений во вмешательстве в дела Церкви. Потому ее штатный идеолог нанес упреждающий удар. Чуть ли не первым его деянием на посту вице-премьера стало открытое письмо митрополиту Владимиру (Сабодану). Опубликованное на сайте советника премьера Бродского, оно обвиняло Церковь в «распространении шовинистического расположения духа» (лексика главного гуманитария страны сохранена, — Д.С.) и вмешательстве в предвыборную кампанию. Факты, как водится, не приводились. При этом само собой разумелось, что совместные молитвы лидеров остальных религиозных организаций на Майдане были не агитацией, а очередными революционными песнями. Да и как иначе, если согласно апостольским правилам, после совместной молитвы с еретиками следует отлучение от Церкви. А все «засветившиеся» на Майдане апостолы, патриархи, митрополиты, послы Божьи и прочая и прочая, как раз и считают друг друга еретиками и отступниками. Таким образом, идеологическое прикрытие выхода на авансцену главного игрока было обеспечено.

«И вышел другой конь, рыжий…» (Апокалипсис гл. 6,4)

В ходе своего первого зарубежного визита 24 января 2005 г. Виктор Ющенко заверил Патриарха Московского и всея Руси Алексием II: «Я верующий человек и никогда не буду указывать своим сторонникам, чадами какой Церкви им надлежит быть. Это не дело политика». Но по возвращении в Киев он заявил, что одним из приоритетов новой власти является создание «единой поместной церкви»: «… это именно тот путь, которым должна пойти Украинская Церковь».

Если это не указание «своим сторонникам, чадами какой Церкви им надлежит быть», то что?

Ответ был дан в обращении Президента к Верховной Раде: «Бесспорной является… утверждение единой помесной соборной первоапостольной православной церкви. Безусловно, ее становление рассматривается в общем контексте развития и утверждения национальной идентичности украинцев. Принимая во внимание стратегическое значение этого вопроса, государство вправе его активно поднимать…».

И хотя все это больно уж напоминает смысловую галлюцинацию, все же, из уважения к «стратегическому значению вопроса» возьмем на себя труд уловить ее скрытый смысл.

Итак, впервые вводится понятие «единая поместная соборная первоапостольная православная церковь». До этого соборным помраченным разумом увязывалось воедино не более четырех членов приведенного словосочетания. Так понятия «единая соборная», взятые из Символа Веры и обозначающее вселенское единодушие православных (причем как живых, так и усопших) и «поместная» в данном случае так же совместимы, как «глобус Украины».

А вот введение широко используемого в протестантстве понятия «первоапостольская Церковь» симптоматично. Оно указывает либо на приглашение тем же сектантам присоединяться, либо на мессианские амбиции автора обращения. Судите сами, если это оговорка и имелась в виду Церковь Апостольская, то такая церковь на Украине есть — единственной Церковью, в которой не прервано апостольское рукоположение (идущее от первых апостолов), это Украинская Православная Церковь во главе с митрополитом Владимиром. Но, как мы уже выяснили, в качестве «поместной» президентскую рать она не устраивает. Последнее тому свидетельство — отвержение Благодатного Огня, доставленного из Иерусалима духовенством канонической Церкви. Но поскольку клириков других украинских «церквей» ко Гробу Господню не допускают, то пришлось возложить миссию доставки и раздачи Огня на себя. «Это была делегация, почти официальная, которая полетела в Израиль по благословению президента», — сообщил журналистам глава Нацсовета по культуре и духовности Николай Жулинский. Как выяснила «Украинская правда», в составе «почти официальной» делегации, отправившейся за одной лампадой на двух (!) самолетах находились брат президента Петр Ющенко, племянник президента Ярослав Ющенко, супруга президента Екатерина Ющенко, кум президента Павел Ярошенко, компаньон кума президента Елена Волошина, коллега президента по банку «Украина» Лидия Поречкина и другие не менее официальные лица. «Почти официальную» делегацию в Иерусалиме на высоком государственном уровне встречали представители… Посольства Украины в Государстве Израиль. Еще один кум обеспечил информационную поддержку этому «беспрецедентному событию». Имеемый им телеканал сообщил, что Благодатный огонь, наконец, впервые прибыл и в Украину.

Отсюда следует, что тот Огонь, который ежегодно доставлялся в Лавру из Иерусалима и раздавался всем верующим, включая самого же президента, был не благодатным в силу безблагодатности раздававшей его Церкви.

Значит, нас ожидает созидание (или словами из обращения президента «утверждение и становление») совершенно новой Церкви. Но для новой церкви нам действительно нужны новые первоапостолы, «утверждающие церкви» (1Пет.5:10).

«Разве не знаете, что мы будем судить ангелов» (1 Кор. 6,3)

Разумеется, среди кандидатов в «команду оранжевой мечты» вне конкуренции Червоний.

Без сомнения, обеспечил себе место среди двенадцати избранных и Жулинский, еще при «первом пришествии» Ющенко продвигавший идею подписания конкордата между Украиной и Ватиканом (договора между Папой и президентом Украины, регулирующего правовое положение католической церкви в государстве). И это притом, что Православная Церковь не наделена в Украине даже статусом юридического лица!

Автоматически можно зачислить сюда и штатную «совесть нации» Игоря Юхновского, который, «как народный депутат и верующий человек» предлагал СБУ «заинтересоваться» проповедями представителей «управленческих кругов Русской Православной Церкви в Украине, которая называет себя Украинской Православной Церковью» и, в особенности, интервью Тульчинского (а со вчерашнего дня — Хустского) епископа Ипполита, позволившего себе не согласиться с «галицийско-униатским» пониманием независимости. По мнению Игоря Рафаиловича, такие попытки «унижения священного чувства патриотизма к Украинскому Государству… должны трактоваться как враждебные и иметь соответствующую правовую оценку». Как видим, «верующий человек» первым делом должен сообщить «куда следует», а уже депутат законодательного органа четырех созывов — указать «тем, кому следует» сначала «трактовать как враждебное» то, что лишь потом получит «соответствующую» правовую оценку.

Думается, заслужил высокое доверие и замглавы президентской администрации Матвиенко, в качестве председателя «Комитета по защите украинских святынь» Матвиенко, призывающий к изгнанию канонической Церкви из Киево-Печерской и Почаевской Лавр.

Присутствие в составе делегации, отправленной за Благодатным Огнем, министра строительства и архитектуры Качура, известного своим препонами прихожанам Кирилловской Церкви, видимо следует считать знаком того, что при продолжении взятого курса, место среди избранных найдется и ему.

Ну и, конечно, самое время трудоустроить очутившихся на обочине политической жизни Поровского, Зайца, Ратушного, Драча, Мовчана и Павлычко, успевших пометить и свое место в истории религиозных отношений.

На роль Иуды, правда, соискателя целых два. Разумеется, это Зинченко и Томенко, слишком рано поднявшие вопрос о несправедливом распределении серебряников.

Ну, а поскольку «апостолы» для утверждения «церкви» имеются, то осталось дело лишь за «краеугольным камнем» (Еф.2:20).

Здесь уместно обратиться к наблюдениям о. Андрея Кураева за одним из вошедших в моду совместных молебнов глав христианских конфессий, где президент Виктор Ющенко стоял на месте… Патриарха: «Если бы дело происходило в России, мы бы сказали «Был совершен молебен праздничный в присутствии президента». А вот здесь сказать так нельзя: если в России президент приходит на молебен, он стоит сбоку. И даже царское место в Успенском соборе сбоку, у правой колонны. Я впервые видел, чтобы глава государства стоял по центру, по большому счету на месте Патриарха. При этом архиереи и главы конфессий стояли шеренгами справа и слева от него».

После этого становится более понятным и следующее откровение из ежегодного президентского послания: «Украинцы станут нацией, которая предложит миру высокие духовные ценности… В этом состоит наш глобальный проект и наша миссия».

Вот она — украинская идея! Ведь до украинцев миру высокие духовные ценности не предлагались. Потому, как только они смогли породить настоящего мессию! А кто сомневается, просим на Говерлу с ее молниями для новых скрижалей. Так что, замри, Вселенная, в ожидании нашего глобального проекта! Наша миссия — вселенская украинская церковь! А какая же еще, если «ее становление рассматривается в контексте развития и утверждения национальной идентичности украинцев». Потому то и провалилась предыдущая затея, что началась со всяких там эллинов и иудеев…

Не эти ли откровения оранжевого правителя похоронили надежды Церкви на мирное с ним сосуществование? Ведь, по Ее убеждению, грядущий в образе Мессии со своим «глобальным проектом» есть никто иной, как Антихрист.

А так, и ставленники его — бесы.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru