Русская линия
Русская линия Олег Платонов21.11.2006 

Русское сопротивление на войне с антихристом
Из воспоминаний и дневников. Глава 25

Предисловие
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 63

Внешние и внутренние враги. — Колумбийский университет как кузница предателей. — Консолидация изменников. — Создание инфраструктуры предательства от Эйдельмана и Коротича до Яковлева и Горбачева. — Конференции антирусских клубов. — Межрегиональная депутатская группа — Страх перед возмездием. — Юбилей перестройки на базе НАТО

В феврале 1987 Горбачев, Яковлев, Арбатов и их ближайшее окружение сделали конкретные шаги по демонтажу российского государства. 3−4 февраля они встретились с представителями мировой закулисы — делегацией Совета по международным отношениям во главе с Киссинджером. На этом совещании внутренние и внешние враги русского народа договорились о масштабах и сроках односторонних уступок со стороны СССР как в области вооружения, так и в отношении судьбы стран Восточной Европы, которые из советской сферы влияния переходили в сферу влияния Запада. В апреле эти договоренности обсуждались на заседании Бильдербергского клуба в местечке Черноббио на озере Комо (Северная Италия) [1]. В обстановке строгой секретности и исключительных мер безопасности сюда прибыли Киссинджер, Д. Рокфеллер, генеральный секретарь НАТО лорд Каррингтон, главнокомандующий войсками НАТО в Европе Б. Роджерс, председатель Совета управляющих федеральной системы США П. Волкер и другие видные представители мировой закулисы. По данным, полученным мной из очень осведомленных источников, именно на этом совещании были «ратифицированы» договоренности Киссинджера с Горбачевым и другими изменниками из его окружения. Главный вопрос, который обсуждался на совещании, — «об отношении к СССР в современных условиях». Было принято решение о многократном увеличении финансирования «друзей свободы» внутри СССР.

По общему сигналу извне внутренние враги России вышли из подполья. В развитии перестройки доминирующим фактором стала деятельность ЦРУ, «Моссада» и других западных спецслужб. Усилия «прорабов перестройки» тесно переплелись с антирусскими проектами зарубежных разведок. В 1988 г. на деньги правительства США был опубликован огромным тиражом совершенно бездарный опус «Русская идея и 2000 год» еврейского публициста А. Янова [2], бывшего гражданина СССР и сотрудника журнала «Молодой коммунист». Этот графоман, по убеждениям воинствующий сионист, с дерзостью партийного агитатора и полного невежды в русской истории заявил, что Россия не способна к самостоятельному развитию и что Западу следует взять ее под опеку. Русская история была представлена им как ряд безнадежных попыток «прорыва» к западной цивилизации, постоянно останавливаемых реакционным, черносотенным движением, в результате чего Россия до сих пор остается «страной средневековья». Постоянно отмечая отсталость и неразвитость России, Янов сетует, что все попытки вмешательства извне, военные и экономические, до сих пор были безуспешны, хотя он не теряет надежду, что в благоприятных международных условиях можно произвести реформу России в сотрудничестве с интернациональным сообществом, и осуществить прорыв в европейскую цивилизацию.

А до тех пор русскому народу надо ждать и надеяться на помощь Запада, а чтобы не терять времени даром, выявлять и разоблачать сторонников реакционных, черносотенных сил, мешающих стране приобщиться к «мировой цивилизации».

Выход книги Янова стал новым этапом антирусской пропаганды. Солидарные с ней журналы вроде «Нового мира» и «Октября» начали открыто говорить о том, о чем прежде побаивались, распространять подленькие идейки профессионального хулителя России.

Книга Янова вызвала волну возмущений в патриотических кругах. По прибытии в Москву по приглашению еврейских кругов Янова постоянно сопровождали скандалы и пикеты. Даже в таком «еврейском местечке», как Институт востоковедения АН СССР Янова встретили пикетом, а во время обсуждения его взглядов подвергли критике, так что он вынужден был постепенно ретироваться. Самодовольный и беспардонный, нахальный Янов с легкостью объяснил организованные им скандалы происками черносотенцев. Самое интересное, что эта довольно бесцветная и малоинтересная личность играла довольно большую роль в раскладках ЦРУ о «реформировании власти» в России. Янов рассматривался как один из вероятных претендентов на пост главы правительства в новой России [3].

Осведомленные люди рассказывали мне уже тогда, что с давних пор Янов был связан с Колумбийским университетом — центром подготовки кадров ЦРУ для работы в России, читал лекции для будущих шпионов и работников государственного департамента США. Ярлык человека, близкого Колумбийскому университету, стал общим для целого ряда государственных изменников — деятелей «перестройки» — и прежде всего членов Политбюро А. Яковлева, Э. Шеварднадзе, секретаря писателей СССР В. Коротича, генерала КГБ О. Калугина. Во время стажировки в Колумбийском университете в конце 50-х — начале 60-х годов А. Яковлев и О. Калугин были завербованы американской разведкой [4].

Особо хочу рассказать о Коротиче, с которым мне несколько раз приходилось сталкиваться и о котором мне много рассказывали хорошо знавшие его писатели. По общему мнению, это был образец законченного негодяя, бесчестного, беспринципного типа, сделавшего себе карьеру крупного литературного чиновника в Союзе писателей (при полном отсутствии литературного таланта и сочинений, достойных упоминания) как мастер интриг и доносчик в органы КГБ. Выдавал он себя за «украинца», хотя был чистокровным евреем. В свое время, кое-как закончив медицинский институт, Коротич недолго проработал в одной из районных больниц, где устроил что-то вроде подпольного цеха для обрезания еврейских мальчиков, за что заслужил репутацию «храброго еврея».

Мраком тайны покрыт его переход в литературу, но уже в 1965 году Коротич проводит полгода в Канаде, где, по данным ФСБ, был завербован ЦРУ. Человек, давший мне эту информацию, познакомил меня и с формулой вербовки подобных изменников: «Мы от вас не будем требовать расписок и отчетов, от вас не потребуется закладывать тайники, по которым вас легко могут вычислить. От вас потребуется только устная информация по интересующим нас вопросам, за которую вы будете получать деньги на номерные счета, известные только вам и только в известном вам банке».

Позднее Коротич стал официальным стипендиантом Колумбийского университета. Высокооплачиваемая синекура одна из форм оплаты предателей.

В 1986 Коротич был назначен Яковлевым на пост главного редактора самого массового иллюстрированного журнала «Огонек». В короткий срок он превратил журнал в орган пропаганды русофобии и сионизма. Дух талмудической идеологии, растление и разврат, которые нес с собой этот журнал, точно отражали «духовный» мир его нового главного редактора. В патриотических кругах слово «Коротич» произносили с чувством омерзения.

В 1989 году Коротич сделал попытку выдвинуться депутатом Верховного Совета СССР от Москвы. Я присутствовал на церемонии этого выдвижения в Доме культуры газеты «Правда». Коротич шел, самодовольно осклабившись, он считал, что выдвижение пройдет автоматически и единогласно, так как за его спиной стояли Горбачев и Яковлев. Однако произошло то, чего он не ожидал. На него посыпались неприятные вопросы, например, «почему он, посредственный писатель, стал одним из руководителей Союза писателей СССР?», «почему он, написавший антиамериканскую публицистическую книгу „Лицо ненависти“, сегодня занял диаметрально противоположную позицию?». Или еще вопрос, который вызвал хохот в зале, — «почему он, еврей, называет себя украинским писателем?»

В общем выдвижение провалилось, зал был настроен против предателя. Начался шум. Крики: «Долой!», «Убирайся вон!» Коротич убегал с перекошенным лицом. За ним семенил какой-то уродец, пытавшийся его утешить, а рядом толкались несколько иностранных журналистов, предвкушавших сенсационные репортажи о «гонениях на евреев в СССР» [5].

Одним из идеологов коротического «Огонька» был воинствующий сионист и масон Натан Эйдельман. Он практически открыто пропагандировал сионистские и масонские идеи, во многих своих статьях занимался открытой пропагандой ненависти к русским. Еще в середине 80-х по всей Москве широко распространялось его нахальное открытое письмо писателю В. П. Астафьеву, в котором он обвинял в бедах евреев рабский русский народ. По его словам, рабство и подавление личности государством — постоянное состояние России. «В рабской стране, — заявлял он, — после революции (так он именовал „перестройку“) будет хуже. Чтобы взять под контроль положение дел в стране, нужно активизировать „прогрессивное меньшинство“ (под которым он имел в виду евреев и масонов). Активное меньшинство, объединенное идеей личного благосостояния, и владение собственностью позволит в корне изменить Россию». Хорошую отповедь сионисткой демагогии дал писатель Астафьев. Он дал ясно понять всем сионистам, что Россия в их услугах не нуждается, русские сами найдут лидеров в своей среде и обеспечат развитие России. Что же касается «вины» русских перед евреями, Астафьев напоминает Эйдельману, что его соплеменники находились в лагерях и страдали за свои преступления против России, что евреи пытались решать судьбу русских, не спрашивая их самих, хотят ли они этого.

С самых первых лет деятели «перестройки», блудливо распинаясь о демократии и свободе, по примеру своих предшественников — еврейских большевиков одни из первых заявили о необходимости закрыть все патриотические органы печати и прежде всего журналы «Молодая гвардия», «Наш современник» и «Москва». Дальше всех пошел еврейский родственник Хрущева Аджубей. Он предлагал закрыть журналы «Наше наследие», «Родина», «Ветеран», «Трезвость и культура». По примеру большевиков Аджубей предлагал централизовать печать, закрыть районные и отраслевые газеты, а всю бумагу кинуть на развитие «демократических» центральных и областных газет [6]. Аджубея горячо поддерживал В. Познер, другой потомок видных еврейских большевиков, любивший заявлять, что «беда России в Православии». В 1986—1988 годы многие органы советской печати из еврейско-коммунистических превращаются в сионистские («Московские новости», «Огонек», «Известия», «Московский комсомолец», «Вечерняя Москва» и др.) и телевидение. Состав редакций, темы, которые они поднимают, интерпретация событий с сионистских позиций, разжигание национальной розни превращают их в организации борьбы за интересы еврейских националистов и фашистского государства Израиль.

Среди антирусских, погромных органов печати одно из ведущих мест заняла «Еврейская газета» (бывший «Вестник еврейской советской культуры»), главный редактор которой, член КПСС, сионист и русофоб Т. Голенпольский не постеснялся, например, печатно заявить, что Достоевский для евреев — прежде всего антисемит, а затем уже писатель.

В 1988 году в Москву приезжает один из самых одиозных писателей даже среди сионистов некто Яков Кедми (Я. Казаков), организовавший подрывную антирусскую организацию «Натива», во главе которой он мечтал войти в Москву «командиром оккупационных войск и комендантом Кремля», своего рода новым Янкелем Свердловым, в новой еврейской революции.

В Шереметьеве «великого еврейского героя» Кедми встречали Коротич, Г. Попов, Е. Яковлев и потомок Л. Троцкого Ю. А. Афанасьев. «Героя» на следующий день принял А. Н. Яковлев.

Глава подрывной организации установил тесные связи со многими крупными деятелями. «Натива» и другие сионистские организации взяли на себя роль «ускорителей перестройки», посредников между космополитическим режимом Горбачева и антирусской коалицией Запада.

Через год в СССР создается сионистский центр под вывеской «Общество дружбы и культурных связей с государством Израиль», одним из руководителей которого стал все тот же глава «Нативы» Я. Кедми. В 1988—1989 годах по договоренности между председателем Всемирного еврейского конгресса Э. Бронфманом и Э. Шеварднадзе в Москве возникла еще одна сионистская организация — Еврейский культурный центр им. Михоэлса (еврейского большевика, казненного Сталиным за государственную измену).

Антирусские, сионистские организации растут, как на дрожжах. На съезде сионистских организаций в Москве участвовали представители 108 местных сионистских организаций (т. е. не скрывавшие, как многие другие еврейские националистические организации, своих сионистских целей), объединявшие, по данным их представителей, около 20 тыс. членов в 53 городах. Съезд декларировал свое намерение бороться за власть, выдвигал своих кандидатов на выборах в органы власти.

За 1989−1990 годы в СССР возникает целый ряд крупнейших сионистских организаций, ставящих своей целью подрывную работу против России и русского народа. Вслед за Союзом сионистов СССР (1989) легализуется международная сионистско-масонская организация «Бнай Брит», образуется влиятельное сионистской общество «Иргун Цийони» (1989). Во многих областях России создается фашистская военно-террористическая сионистская организация «Бейтар», ориентированная на воспитание молодежи в погромном националистичсеком духе ненависти ко всем неевреям (гоям). Лекции, которые читаются юным погромщикам, внушают мысль о необходимости физического уничтожения всех тех, кто не признает превосходства «великой еврейской нации» над другими народами. В октябре 1993 эти юные еврейские бандиты принимали участие в массовых убийствах русских людей.

Укрепление в России подрывных иудейских и сионистских организаций было непосредственно связано с развитием масонских структур. Они возникают у нас на глазах. Люди, которых мы совсем недавно знали как крупных партработников и советских пропагандистов (А. Н. Яковлев, Э. Шеварднадзе, Г. Арбатов, Е. Примаков) вырастали в видных масонских функционеров. Сведения, собранные мною в 80−90-е годы, позволяют сделать вывод, что все ведущие «прорабы перестройки» вступили в отношения с тайными масонскими организациями еще в 60−70-е годы. У Горбачева контакт с масонством произошел, по-видимому, во время его отдыха в Италии, где тогда напористо и очень инициативно действовали подконтрольные ЦРУ масонские ложи, ставившие своей целью сдерживание коммунизма (в частности, знаменитая ложа «Пропаганда-2″, возглавляемая агентом ЦРУ Л. Джелли). Контакты с масонством А. Н. Яковлева относятся ко времени его пребывания в США и Канаде. Они безусловно не ограничиваются встречами с масоном П. Трюдо.

Первые опубликованные известия о принадлежности М. Горбачева к „вольным каменщикам“ появляются 1 февраля 1988 года в немецком малотиражном журнале „Мер Лихт“ („Больше света“). Аналогичные сведения публикуются в нью-йоркской газете „Новое русское слово“ (4 декабря 1989), там даже приведены фотографии президента США Буша и Горбачева, проделывающих руками типичные масонские знаки.

Однако самым веским свидетельством принадлежности Горбачева к масонству становятся его тесные контакты с руководящими представителями мирового масонского правительства и вступление в члены одной из главных мондиалистских структур — Трехсторонней комиссии.

Вступление Горбачева в состав членов Трехсторонней комиссии я отношу к январю 1989 года. Встреча главных архитекторов советской перестройки и „братьев“, работавших на „благо“ „Архитектора Вселенной“ и „нового мирового порядка“, состоялась в Москве.

Трехстороннюю комиссию представляли ее председатель Дэвид Рокфеллер (он же руководитель Совета по международным отношениям), Генри Киссинджер (руководитель „Бнай-Брит“), Ж. Бертуан, В. Жискар д’Эстен и Я. Накасонэ и У. Хайленд. С советской стороны кроме М. Горбачева присутствовали А. Яковлев, Э. Шеварднадзе, Г. Арбатов, Е. Примаков, В. Медведев и некоторые другие. В результате секретных переговоров были выработаны соглашения о совместной деятельности, характер которой в то время был мало кому ясен. Однако все стало понятно в конце того же года, когда в том же составе своих соратников, что и на встрече с делегацией Трехсторонней комиссии, М. Горбачев встретился на острове Мальта с президентом Д. Бушем. „Многие специалисты склонны считать, что Мальта стала местом роковых договоренностей Горбачева с Бушем, которые вскоре привели к крушению СССР и катаклизмам в странах Восточной Европы“. Заключение важной договоренности именно на Мальте, столице ордена Мальтийских рыцарей, кавалерами которого являются члены Трехсторонней комиссии и Бильдербергского клуба, как бы символизировало новый этап отношений между мировой закулисой и согласившихся на предательство Родины руководителей КПСС.

Весьма характерно, что первой официальной масонской структурой, возникшей в СССР, стала международная еврейская масонская ложа „Бнай Брит“. Разрешение на ее открытие было получено лично от Горбачева по ходатайству одного из руководителей ордена Г. Киссинджера. В мае 1989 года еврейский ежемесячник в Париже „L`Arche“ сообщил, что в Москве с 23 по 29 декабря гостила делегация французского отделения „Бнай Брит“ в составе 21 человека во главе с президентом Марком Ароном. Первая ложа этого ордена была организована во время визита, и к маю в ней состояли 63 члена. К тому же времени были учреждены еще две лжи в Вильнюсе и Риге, а впоследствии — в Петербурге, Киеве, Одессе, Нижнем Новгороде и даже Новосибирске.

В апреле 1990 года глава ордена „Великий Восток“ Франции Ж. Р. Рагаш на одной из пресс-конференций признает, что в России уже существуют лица, принадлежащие к возглавляемому им ордену.

Как позднее откровенничал тот же Рагаш, в ходе насаждения масонства в странах бывшего социалистического блока „в России мы вынуждены были принимать особые меры предосторожности“. По словам Рагаша, он сначала установил контакт с первым секретарем посольства Российской Федерации в Париже Юрием Рубинским. Тот сказал, что возродить масонство в бывшем Советском Союзе теперь вполне возможно, хотя и не без сопротивления со стороны общественности.

„Риска мы не убоялись, — признавался Рагаш, — и приступили к посвящению русских братьев — тех, кому предстояло стать первой рабочей группой по внедрению ложи. Как я уже сказал, дело требовало известной скрытности“.

Не только Рагаш, но и другие руководители масонских лож откровенно рассказывали (уже после установления режима Ельцина), как велась подготовка кадров для внедрения в бывшие соцстраны, и прежде всего в Россию. „Легко было догадаться, слушая эти рассказы, — рассказывал очевидец этих откровений, — что масоны не один год занимались тайной вербовкой граждан соцстран, находившихся в длительных загранкомандировках в Западной Европе, и прежде всего в Париже. И, конечно, вернувшись на Родину, они не сидели, сложа руки, наверняка выполняли поручения своих закордонных братьев и вербовали сторонников. Практически в каждой ложе существовали свои отделения для работы с этими духовными перебежчиками“.

Начиная с 1989 года, масоны осуществляют широкую и даже в известном смысле открытую кампанию по пропаганде подрывных масонских идей и вербовку новых членов в России. Проводится так называемая кампания эктернализации, в рамках которой масоны выступают с лекциями, докладами в больших залах, в печати, на радио и по телевидению.

Одним из главных органов финансирования антирусских деятелей становится созданный в 1987 году Д. Соросом так называемый „Фонд Сороса — Советский Союз“, из которого позднее вырос советско-американский фонд „Культурная инициатива“, имевший откровенно антирусский характер.

В число функционеров и активистов Фонда Сороса вошли известные русофобы Ю. Афанасьев, главный редактор журнала „Знамя“ Г. Бакланов, идеолог разрушения русских деревень Т. Заславская, еврейский юрист-фальсификатор А. Макаров.

Из средств Сороса оплачивалась антирусская деятельность политиков, сыгравших трагическую роль в судьбе СССР, и в частности Ю. Афанасьева. Фонд финансировал пребывание в США группы разработчиков программы по разрушению советской экономики „500 дней“ во главе с Г. Явлинским, а позднее и членов команды Гайдара (когда они еще не были в правительстве).

За счет Сороса финансировалась антирусская деятельность органов печати и телевидения, велась подготовка специалистов „независимого телерадиовещания“.

В 1989 году в журнале „Знамя“ (N 6) Дж. Сорос фактически призывает к борьбе с русским национальным движением, видя в нем самую большую опасность для мировой закулисы.

Наблюдая за многосторонней антирусской деятельностью Фонда Сороса, я поражался не только ее масштабам, но и тщательной проработке конкретных мероприятий. Возникало чувство, что за спиной Сороса стоит огромная и очень влиятельная организация. Не удивлюсь, если через сколько-то лет мы узнаем, что Фонд Сороса являлся подставной организацией, через которую американское правительство руками ЦРУ вкладывало деньги в разрушение русского национального движения и русского государства. Главное, что сегодня совершенно ясно, — именно Фонд Сороса кормил и вооружал многочисленную армию изменников и предателей — „организаторов перестройки“.

Именно через Фонд Сороса и близкие к нему американские и западноевропейские организации в „защиту демократии“ финансировалось абсолютное большинство клубов, состоявших преимущественно из еврейских экстремистов.

Усиление консолидации антирусских сил интенсивно проходит в 1987—1989 годах. Как активный участник патриотического движения я стремился по возможности бывать на собраниях и „тусовках“ враждебных нам сил, чтобы самому ориентироваться в антирусских процессах. Наблюдать за деятельностью врагов Отечества изнутри их подрывных объединений было очень важно, о некоторых событиях я готовил аналитические записки для соратников. Из отдельных сохранившихся материалов тех лет особый интерес представляли записи, которые я вел, участвуя в конференции 40 неформальных клубов и групп „Союз содействия перестройке“ (20−23 августа 1987 года), состоявшейся в Доме культуры „Новатор“. Официальное название этого сборища было таково: „Первая информационная встреча-диалог“. Общественная инициатива в перестройке».

Инициатором конференции был клуб социальных инициатив (КСИ), организация, материально поддерживаемая из США (оргтехник, оплата сотрудников). Членом Совета КСИ (вероятнее всего, его главой) был видный российский масон, один из крестных отцов «черного пиара» в России Глеб Павловский, впоследствии один из организаторов выборной кампании президента В. В. Путина. Попасть на конференцию можно было только по специальному приглашению (его я получил от нашего человека). Большинство присутствовавших в зале составляли евреи.

Во многих выступлениях говорилось о необходимости консолидации и о том, что существуют силы, «готовые нам помочь». Главной целью декларировалась борьба с «реакционной идеологией — сталинизмом, русским шовинизмом, антисемитизмом и фашизмом».

Часть докладчиков выступала под псевдонимами. Наиболее агрессивно вели себя М. В. Малютин, Кагарлицкий, «жидовствующий» из ВООПИК К. Парфенов, В. Новодворская.

Конференцию открыл Г. Павловский: «Нас называют „неформалами“, но мы себя таковыми не считаем. Мы представители общественного движения перестройки. Организационно нас опережают люди, раньше нас понявшие возможности легальной работы (имелась в виду „Память“). Нам надо выходить на широкие информационные и общественные просторы. Нам надо знать, кто есть кто, нужна система информационного взаимодействия и противодействия „шпионам“ („Памяти“)».

Лидер клуба «Перестройка» Андрей Фалин рассказал о массовой работе клуба и о поездке его членов в разные концы страны («На какие средства?» — выкрикнули из зала. — «Свет не без добрых людей». (смех в зале). Клуб организовал дискуссию на тему «Трансплантация зарубежного опыта демократии». Выступление Фалина поддержали Новодворская и Кагарлицкий. Последний особенно возмущался попытками «укрепления державы на позициях великодержавного шовинизма и национализма».

М. Малютин заявил о необходимости борьбы с экстремизмом «Памяти». «Экстремизм — это погромная агитация, попытки насильственного решения проблем, навязывание своей концепции перестройки».

Особенно вызывающим, но очень характерным для этого сборища было выступление руководителя группы «Прямая речь» при еврейском Театре сатиры Ю. Гончарова (привожу свою запись его «речи»): «Мы писали в ЦК протест против реакционных и шовинистических высказываний руководящих деятелей (подписали также Кагарлицкий, Вайнберг). Сейчас борются против шовинистических тенденций „Памяти“ — но это уже выглядит как добивание упавшего ногами. Можно давить на Солоухина и Михаила Алексеева, добиваясь от них признаний в интернационализме, но от этого они не стали другими. Мы требуем публиковать материалы о еврейских погромах, надо опубликовать списки фашистов, распространяющих „Протоколы сионских мудрецов“. Союз писателей — это детище Сталина, надо прекратить надзор за публикациями и публичными выступлениями, прекратить ставить штамп „разрешено“. Союз писателей не в состоянии сделать основные дела — реабилитировать Галича, издать его пластинки, публиковать других эмигрантов. Бассейн „Москва“ не дает покоя не только антисемитам из „Памяти“. Предлагаю на общественные средства засыпать бассейн и сделать там парк. Арбат надо превратить в Гайд-парк». Речь сотрудника еврейского театра сопровождалась бурными аплодисментами.

Враждебные России силы при поддержке западных спецслужб спешно формировали свою черную рать. Вслед за съездом еврейских неформалов в клубе «Новатор», в конце января 1988 года происходит аналогичное сборище в гостинице «Юность». Куратором его был А. Н. Яковлев и «демократы» из КГБ, в частности, шпион О. Калугин со своей компанией. Проводилось сборище как секретное совещание заговорщиков — евреев и космополитов. Пускали строго по приглашению. Охрану осуществлял КГБ. В большинстве своем участвовали почти те же лица, кроме Новодворской. Вырабатывалась стратегия борьбы с русскими патриотическими организациями, и прежде всего «Памятью». Некоторые выступавшие утверждали, что патриоты готовят еврейские погромы, и призывали создавать отряды самообороны. В зале было жарко, множество разгоряченных, вспотевших черноволосых людей напоминали бесенят в аду, пахло серой (хотя мой товарищ, сидевший рядом, утверждал, что это не сера, а чеснок). Сборище приобретало сатанинский характер. В докладе одного из выступавших прозвучала фраза: «Зло — высшее выражение свободного духа».

В октябре 1988 года творцы «свободного духа» создают общественно-политический клуб «Московская трибуна», в него вошла вся антирусская верхушка еврейской элиты: Ю. Афанасьев, Л. Баткин, Ю. Буртин, М. Гефтер, Ю. Карякин, С. Аверинцев, А. Сахаров со своей женой-сионисткой Боннэр.

Другая видная сионистка Т. Заславская организует общественный институт «Перестройка», секретарем его становится Бызов, тот самый, который был изгнан из Общества охраны памятников за подрывную деятельность. Большую роль в этом институте играл соратник Бызова по интригам в ВООПИК Пельман, служивший «эмиссаром по связи» с зарубежными антирусскими организациями.

Широкие антирусские шабаши организует так называемый «Мемориал», объединивший потомков еврейских большевиков и близких к ним лиц, казненных Сталиным. Помню один такой шабаш в Доме художника на Крымской набережной. Показали антирусский фильм «Сталинист Иванов», а затем было его обсуждение. Некто Фрид заявил, что рассматривает перестройку как «месть за отцов». Организатор мероприятия от Дома художника, «медоточивый» еврей поправил Фрида: «Правильнее сказать, что перестройка продолжение октябрьской революции». На мою реплику: «И так же русских будете резать?» «медоточивый» сразу окаменел: «Прекратите антисемитские вылазки, иначе вас выведем!»

Стремление ввести чрезвычайные меры в отношении всех, кто не согласен с «демократами», было характерно для «прорабов перестройки». «Пламенный демократ» Шмелев, зять Хрущева, вещал в то время по телевидению о необходимости введения «чрезвычайной комиссии» (ЧК) в отношении «врагов перестройки».

Прямые наследники еврейских большевиков делали все для дискредитации русского движения. Главный редактор журнала «Знамя» Гирш Бакланов организовал массовую провокацию. Был нанят некто еврей Норинский, который от имени «Памяти» стал рассылать угрозы деятелям еврейского движения. Бакланов печатал эти подметные письма в своем журнале, требуя запрещения деятельности русских организаций. Клеветническая кампания велась против всех русских журналов и общественных деятелей, сотрудничавших с ними. Особенно гнусный характер носила сионистская провокация против русского ученого-антисиониста А. З. Романенко. Против еврейских провокаторов было возбуждено уголовное дело, в котором была доказана вина Норинского в намеренном разжигании национальной розни, наемник Бакланова был осужден на два года, много справедливых слов было сказано и в адрес организатора провокации. Следствие также установило клеветнический характер кампании, организованной еврейскими сотрудниками газеты «Советская культура», принудив ее извиниться перед оболганным на ее страницах русским патриотом Романенко.

Весной 1989 года состоялся фарс с выборами народных депутатов СССР. Состав их был подобран заранее Горбачевым и его окружением и состоял из деятелей, придерживающихся космополитических позиций, и партийных чиновников, далеких от интересов русского народа. Половина депутатов избиралась от так называемых общественных организаций (прежде всего КПСС), остальные — посредством прямых «выборов», находившихся под контролем А. Н. Яковлева и его подручных.

Выборы народных депутатов СССР сопровождались оголтелой антирусской кампанией в печати и на телевидении, во время которой шельмовались, объявлялись «шовинистами», «антисемитами» все кандидаты, осмеливавшиеся отстаивать национальные интересы России. Избирательные комиссии были в основном заранее захвачены сторонниками А. Н. Яковлева, которые всеми силами стремились не допустить туда русских патриотов. Поэтому процедура выдвижения и выборов на многих участках превращалась в фарс или прямой обман.

Я участвовал в кампании по выдвижению в депутаты Игоря Ростиславовича Шафаревича, к которому всегда относился с большой симпатией. Помню выдвижение, состоявшееся в здании какого-то академического института у метро «Октябрьская». Предлагалось несколько кандидатур, большинство из которых были демократами. Каждый из кандидатов привел за собой толпу сторонников. Не оплошали и мы, обеспечив Игорю Ростиславовичу численное большинство. Уже обсуждение показал, что симпатии зала склоняются на сторону Шафаревича. Общее возмущение вызвало выступление одного из кандидатов — еврея, который не столько выступал с собственной программой, сколько пытался обличать Шафаревича, называя его «противником перестройки» и антисемитом. В поддержку еврея орала шумная группа клакеров. Когда стало ясно, что большинство присутствовавших выдвигает в качестве кандидата русского патриота математика И. Р. Шафаревича, члены избирательной комиссии пошли на прямой подлог: в урну для голосования было подброшено значительное количество бюллетеней — больше числа присутствовавших в зале. В результате голосование объявили недействительным [7].

По подобному сценарию осуществлялся отсев русских кандидатов и на других участках. Например, поддерживали мы среди прочих кандидатов и полковника Руцкого, тогда он числился в патриотах. За него агитировали многие десятки активистов из Общества охраны памятников. Бравый полковник импонировал нам патриотическими речами чуть ли не в духе Д. Д. Васильева (гораздо позднее мы поняли, какой он был иуда, предавая всех, кто ему помогал). Как кандидата в депутаты, выдвигавшегося патриотическими силами, Руцкого стали шельмовать и путем разных процедурных махинаций «сняли с дистанции». В результате на Съезде народных депутатов СССР русский народ представляла только незначительная часть депутатов, остальные были послушной космополитизированной массой или деятелями, открыто враждебными России.

В недрах съезда зарождается новый центр власти, ориентированный на Запад, расчленение России и отрицание ее духовных ценностей. Им становится так называемая Межрегиональная депутатская группа, возглавляемая Б. Ельциным и А. Сахаровым. Ее формирование осуществлялось при негласной поддержке высшего руководства страны и тайной помощи американских спецслужб. Мои знакомые из спецслужб были в растерянности. По оперативным данным, многие из видных «перестройщиков» были так или иначе связаны с кадровыми иностранными разведчиками, но разрабатывать их дальше начальство КГБ запрещало.

Сотрудников КГБ удивляло, что им приказали прекратить негласное наблюдение за встречами российских государственных деятелей с представителями зарубежных держав, на которых принимались судьбоносные для России решения. В сентябре 1989 года руководитель Межрегиональной депутатской группы с группой ближайших соратников отправляется в США, где ведет переговоры за закрытыми дверьми с представителями различных американских организаций. Именно после этой поездки ЦРУ резко расширяет сферу своих операций, активизируются группы глубокого прикрытия. Подготовка агентов влияния ставится на поток. Как рассказывали мои знакомые из нашей контрразведки, задачи американской резидентуры в СССР упрощаются тем, что контингент изменников среди народных депутатов (преимущественно из партийного аппарата, науки и культуры), с которым ей приходится работать, обретает чувство безнаказанности, внушаемое им высокой поддрежкой. Более того, заурядные предатели и изменники в новом свете перестройки представляются как борцы за идею. Поддержку «межрегиональной группы» осуществляет «Национальный совет в поддержку демократического движения в СССР», являвшийся детищем американского фонда «Интернационал сопротивления», исполнительный директор которого А. Джолис, офицер разведки, был введен в руководство фонда в 1984 году директором ЦРУ У. Кейси.

Другой влиятельной антирусской организацией в США, поддерживавшей Межрегиональную депутатскую группу, стал «Фонд свободного конгресса», президентом которого был П. Вейрич, а куратором по России — Р. Крибл (директор одноименного института).

Сотрудники этих организаций на средства ЦРУ осуществляли обучение лидеров оппозиции принципам и механике борьбы за власть. П. Вейрич вспоминает собрание Межрегиональной депутатской группы, которое проходило в одной из московских гостиниц: «Там, под сенью Кремля, они провозглашали свою приверженность частной собственности, свободному рынку, ратовали за восстановление религии в Советском Союзе и демонтаж советской империи. Это был незабываемый момент. Когда мы слышали их пламенные речи о свободе, чувствовали их страстное желание экономической и политической либерализации, мы не могли поверить, что это происходит на самом деле».

Учебные занятия были сконцентрированы на организационных приемах, используемых в демократических предвыборных кампаниях и непосредственно во время выборов. Группа действовала столь успешно, что уже по истечении десяти дней, перед ее отъездом, депутаты объявили об открытии школы предвыборной подготовки для будущих кандидатов. Они также сделали видеозапись всех занятий, планируя использовать ее в ходе предстоящих избирательных кампаний".

Миллионы долларов на оплату предателей через различные посреднические структуры, контролируемые ЦРУ, поступают в нашу страну.

Например, институт Крибла (руководитель которого, по его собственным словам, решил «посвятить свою энергию развалу Советской империи» создал целую сеть своих представительств в республиках бывшего СССР. С помощью этих представительств с ноября 1989 по март 1992 года было проведено около полусотни «учебных конференций» в различных точках СССР: Москва, Ленинград, Свердловск, Воронеж, Таллин, Вильнюс, Рига, Киев, Минск, Львов, Одесса, Ереван, Нижний Новгород, Иркутск, Томск. Только в Москве было проведено шесть инструктивных конференций [8].

О характере инструктивной работы представителей института Крибла говорит пример партийного пропагандиста Г. Бурбулиса, до 1988 года твердо повторявшего тезисы о руководящей роли КПСС и подчеркивавшего «консолидирующую роль партии в перестроечном процессе». После прохождения инструктажа «у Крибла» он стал постоянно твердить, что «империя (т. е. СССР) должна быть разрушена».

Через сеть представительств института Крибла и подобных ему учреждений, финансируемых из фондов ЦРУ, инструктивную подготовку агентов влияния из числа Межрегиональной депутатской группы, а чуть позднее и объединения «Демократическая Россия» прошли тысячи человек, составивших впоследствии кадровый костяк разрушителей СССР и будущего режима Ельцина, в том числе: Ю. Афанасьев, Ю. Болдырев, Е. Боннэр, Боксер, М. Бочаров, Г. Бурбулис, Е. Гайдар, Б. Ельцин, С. Ковалев, В. Лукин, А. Мурашев, А. Нуйкин, Л. Пономарев, Г. Попов, М. Полторанин, А. Сахаров, А. Собчак, С. Станкевич, Г. Старовойтова, А. Чубайс, Н. Шмелев, Г. Явлинский и мн. другие.

Финансированием и подготовкой Межрегиональной депутатской группы занималось и еще одно детище ЦРУ- ассоциация «Национальный вклад в демократию» (руководитель А. Вайнштейн).

Для перекачки денег на финансирование изменников Родины среди прочих посреднических структур в Москве создается «Фонд инициатив», который неоднократно обращается к своим заокеанским хозяевам с просьбой о денежной поддержке.

Как отмечается, в частности, в документе «Национального фонда в поддержку демократии» о деятельности «Фонда инициатив»:

«Попечительский совет, рекрутированный из рядов Межрегиональной группы, осуществляет надзор за повседневной деятельностью фонда, в который поступают добровольные пожертвования от советских граждан…»

«Фонд инициатив» обратился к «Национальному фонду в поддержку демократии» (при посредничестве «Фонда свободного конгресса». — О. П.) с просьбой финансировать приобретение оборудования для информационного центра в Москве. Информационный центр будет способствовать улучшению связи между членами Межрегиональной группы, а также с другими участниками Съезда народных депутатов и членами Верховного Совета, контактов со средствами массовой информации и другой активности внутри демократического движения. Центр будет готовить и распространять пресс-релизы и брошюры о деятельности Межрегиональной группы, а также ее газету".

Представители Межрегиональной депутатской группы прилагают к своей просьбе полный перечень необходимого им оборудования с указанием точной стоимости по категориям и видам, а также суммы накладных расходов.

Располагая огромными финансовыми возможностями, специальными инструкторами и аппаратом, опираясь на программные разработки ЦРУ, Госдепартамента и министерства обороны США и при негласной поддержке космополитической части высшего эшелона власти СССР, Межрегиональная депутатская группа в короткий срок сумела стать влиятельной силой, обладающей значительным разрушительным потенциалом.

Первым шагом Межрегиональной группы к укреплению своего влияния и популярности стали громкие скандальные «разоблачения» представителей высшей власти в коррупции и злоупотреблении служебным положением. Однако уже вскоре стало ясно, что эти разоблачения носили избирательный характер и относились только к политическим противникам межрегионалов, которых они хотели дискредитировать и оттеснить от власти. Закрывая глаза на настоящие злоупотребеления, межрегионалы фабриковали, фальсифицировали дела на честных людей.

Программные документы Межрегиональной депутатской группы прежде всего ориентировались на «разрушение империи», т. е. на расчленение СССР и стравливание его народов между собой по плану, разработанному в США под руководством З. Бжезинского. Член Межрегиональной депутатской группы Г. Старовойтова стала одним из главных пропагандистов создания на территории СССР десятков независимых государств, сырьевых придатков иностранных корпораций.

Экономическая программа «межрегионалов» основывалась на увековечивании политики экономического ограбления русского народа, перераспределения его ресурсов в пользу США и других западных стран. Так, для быстрейшего решения неотложных экономических проблем «межрегионалы» предлагали срочную распродажу государственной собственности теневым дельцам и зарубежным компаниям. К числу товаров, которые срочно предлагалось продать, были: земля, вооружение (особенно танки), золотой запас страны и культурные ценности.

«Межрегионалы» настаивали на резком сокращении военных расходов, которое неминуемо вело к ослаблению обороноспособности страны, а также были инициаторами всех антиармейских кампаний в печати и на телевидении.

Чтобы отвлечь страну от настоятельных проблем Русского народа, «межрегионалы» пытались вызвать в нем чувство вины и неполноценности, обвиняли русских во всех бедах и трудностях, с которыми столкнулась страна, постоянно жонглировали жупелами «шовинизма», «имперского мышления», «антисемитизма».

Идеи Межрегиональной депутатской группы были безоговорочно подхвачены интеллигенцией «малого народа». Составляя только пятую часть депутатского корпуса, «межрегионалы» проявили себя в нем самой организованной и инициативной силой. К концу 1989 года они объединяли вокруг себя тысячи сотрудников и активистов, оплачиваемых из зарубежных фондов, имели свои периодические издания — газету «Народный депутат» и информационный бюллетень Московского объединения избирателей «Голос избирателя». Главная цель «межрегиональных» изданий, финансируемых из-за рубежа, — собрать в один фронт все антирусские и антисоветские силы. В изданиях давалась регулярная информация об учредительных съездах, митингах и других организационных мероприятиях различных политических движений, поддерживавших Межрегиональную группу (Народный фронт РСФСР, Дальневосточная ассоциация демократического движения, Межрегиональная ассоциация демократических организаций и др.), публикация их документов и платформ, выступлений членов Межрегиональной группы и «писем в их поддержку».

«Межрегионалы» берут под свой контроль большую часть нетрадиционных, неформальных групп, организаций и движений, которых в 1989 году насчитывалось до 30 тыс.

Купленные на иностранные деньги «организаторы перестройки» из антирусских неформальных групп и клубов, принимавшие щедрые подачки из-за океана в виде разных грантов, оплаченных лекций и поездок за рубеж, хорошо понимали, что совершают государственную измену, несут ответственность за предательство русского народа. Помню искаженную от страха и злобы физиономию воинствующей сионистки Е. Боннэр, трясущиеся руки и мертвенную бледность на щеках Сахарова на обсуждении какого-то перестроечного фильма о диссидентах в Доме кино. Им в лицо военный из глубины кинул слова: «Вы заслуживаете смертной казни!» Эти слова прозвучали грозным предупреждением в хоре восторженных отзывов о диссидентах.

Не менее грозным предупреждением еврейским «организаторам перестройки» стало мужественное слово Константина Владимировича Смирнова-Осташвили, сказанное им в Центральном Доме литераторов в Москве на сборище антирусских деятелей из объединения «Апрель». Сын русской матери и грузина, погибшего в Великую Отечественную войну, напомнил собравшимся отщепенцам, что рано или поздно их ждет возмездие за преступление против русского народа. У многих из присутствовавших на сборище антирусских деятелей (например, у Евтушенко (Гангнуса), Черниченко) на лице отразилась та же реакция злобы, как у Е. Боннэр. Сионистские провокаторы, присутствовавшие в зале, устроили скандал и драку, обзывали патриотов «русскими свиньями», «фашистами» и «детьми Шарикова». Сионисты кричали: «Мы вас упрячем в тюрьму!»

Страх, владевший «перестройщиками», был так велик, что они требовали от своих зарубежных хозяев «документов на другие фамилии» в случае бегства из страны. «Прораб перестройки» А. Н. Яковлев в зверином страхе делился со своим «подельником» В. Коротичем: «Вот выволокут нас вскоре расстреливать и поставят под одну стенку. Я вас увижу, вы меня».

Страх перед возмездием сопровождает «прорабов перестройки» всю жизнь. Большинство из них бегут за границу, оставшиеся нанимают усиленную охрану. Даже через двадцать лет в начале апреля 2005 года, когда отмечался «юбилей» перестройки, ни один из ее деятелей не осмелился явиться в Государственную думу, где подводили итоги этой «революции», хотя всем главным «перестройщикам» были направлены персональные приглашения. Страх сковал их. Вместо себя они прислали нескольких «шестерок» из «фонда Горбачева». Мне был противно видеть их жалкие потуги защищать государственных преступников.

Спокойно чувствуют себя эти преступники только вне России. Незадолго до «юбилея» в Госдуме «праздник перестройки» отмечали 4−5 февраля 2005 года на военной базе НАТО в Турине (Италия) в помещении военной академии. Под охраной натовских солдат, на деньги НАТО были собраны почти все главные «прорабы перестройки» от Горбачева и Афанасьева до Яковлева и Явлинского. На видеозаписи этого сборища, которую мне удалось посмотреть, видно, что все они находятся в состоянии маразма. Спившийся Горбачев с трясущимися руками, обрюзгший Явлинский, похожий на черта с иконы Страшного Суда Яковлев и т. д., зачитывают свои речи по бумажке, чувствуя себя явно некомфортно.

Зато присутствовавшие там руководители спецслужб, настоящие хозяева этих предателей, держались молодцевато, чувствовали себя победителями. Как выразился в кулуарах этого сборища один английский журналист, «деятели перестройки выглядели как вышедшие в тираж проститутки» [9].


ПРИМЕЧАНИЯ:

1 — Сведения об этом заседании были добыты мной во время поездки в Швейцарию в 1990 г.

2 — Книга Янова была опубликована издательством «Liberty publishing house», которое получало деньги от американского правительства через различные подставные фонды, организованные спецслужбами США.

3 — Уже позднее, в начале 90-х годов Янов объявил о создании теневого российского правительства, в состав которого, в частности, вошла знакомая мне по Институту труда Н. В. Владова. Ахинея, которую они несли под видом изложения своей программы, включала, например, выкапывание толстого медного прута из стратегических запасов СССР.

4 — Как известно, О. Калугин был впоследствии осужден как шпион, но бежал в США, дело же о возбуждении уголовного преследования Яковлева было закрыто по распоряжению Горбачева.

5 — Писатель Н. рассказывал мне, что за гадкое и подлое поведение Коротичу неоднократно «били морду». В Киеве поэт Микола Сом возле Клуба писателей взял предателя за шкирку и произнес: «А ну, Коротич, чи як тебе там, геть отседова! И скажи своим жидам, щоб сюда не ходили!».

6 — «Огонек», 1988. N 37.

7 — В моих записях сохранились тезисы выступления Шафаревича на этом собрании избирателей:

1. Ничем не оправданный для богатой страны низкий уровень жизни — нехватка продовольствия, жилья, ясель, детских садов, медицинской помощи — приводит к сокращению продолжительности жизни, росту детской смертности, медленному росту населения (у русских — к его сокращению), уходу из деревни, безнадзорности детей.
2. Одновременно множество мощных ведомств (Минводхоз, Минэнерго и т. д.) осуществляют грандиозные проекты общей стоимостью в сотни миллиардов рублей, ничего не дающие для удовлетворения насущных нужд народа и катастрофические для природы.
3. Переброска большей части этих средств на достижение простейших человеческих целей — создание «экономики с человеческим лицом» — позволит увеличить скорость роста и улучшить здоровье населения, снять кошмар вечных очередей, освободить время для воспитания детей.
4. Сокращение тех же гигантских проектов резко уменьшит нагрузку на природу. Борьба за охрану природы — это борьба за наше существование. Для нее нам осталось очень мало времени: возможно, одно-два десятилетия!
5. Необходима децентрализация жизни. Выселение из Москвы экологически вредных предприятий. Создание городов-спутников. Надо каждого обеспечить участком земли.
6. Раскрестьянивание должно быть заменено возвращением к земле. «Хотите спасти нацию — посадите ее на землю» (Достоевский). Земля должна получить хозяина. Нужна свободная конкуренция всех форм владения землей.
7. Нравственное воспитание детей должно начинаться в семье. Женщина, желающая посвятить себя многодетной семье, должна иметь для этого материальные условия. Молодежь должна знать свои права и обязанности перед Родиной, ее 1100-летней историей.
8. Каждая нация — неповторимая индивидуальность. Ее сохранение драгоценно для всего человечества. Не может быть исключением и русский народ. Должны быть сохранены его физическое тело, духовная жизнь, национальные традиции, памятники истории.
9. Оздоровление жизни возможно лишь на основе свободного развития и взаимооплодотворения разных людей и духовных течений. Основные вопросы народной жизни должны быть полностью освобождены от пут секретности, стать предметом свободного обсуждения.
Эти тезисы свидетельствуют о том, насколько спокойной и умеренной была программа русского патриота, которого сионистская пропаганды («Голос Израиля») объявляла чуть ли не самым страшным преступником в СССР.

8 — ОА, ф. 1412, оп. 1, д. 4754, л. 18−19 (подлинник на французском языке).

9 — Бежавшие за границу отщепенцы представляли себя жертвами неблагодарности русского народа, вынуждающего покидать Россию лучших людей. Так, Евтушенко (Гангнус) писал о неблагодарности народа, которому нельзя простить «Коротича, заброшенного в Бостон». Отщепенцы набивали себе цену, пытаясь напомнить о своих «заслугах». На самом же деле большинство из них были забыты, они вспоминались редкими историками, копавшимися на пепелище нашей «перестройки», составляя нечто вроде милицейского протокола о виновниках пожара.

http://rusk.ru/st.php?idar=110801

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru