Русская линия
Новый Петербургъ Ирина Хорохорина16.11.2006 

Приют Счастливцева и Несчастливцева. Спасет ли его президент?
Убежище для престарелых артистов

В 1902 году великая русская актриса М.Г. Савина приобрела в собственность у купца Котлярова участок земли на Петровском острове с деревянным одноэтажным флигелем и в том же 1902 году на деньги своего мужа А.Е. Молчанова, возглавлявшего Совет Российского театрального общества, отстроила двухэтажный каменный дом «Убежища для престарелых сценических деятелей». Вскоре царь пожаловал Савиной и прилегающую территорию. А позже уже советская власть ратифицировала право Всероссийского театрального общества на пользование этой землей. В тяжелые послеблокадные годы Всероссийское театральное общество нашло возможность построить на ней новый корпус для Дома ветеранов сцены (ДВС).

На сайте Союза театральных деятелей (СТД), которому принадлежит ДВС, приведена надпись с мраморной доски, висящей при входе: «Убежище для престарелых артистов — не богадельня, а Дом отдыха до конца жизни художников сцены, которые за право этого отдыха заплатили вперед, отдав все силы, нервы, здоровье на служение искусству. В этом убежище они должны найти покой и нежное, бережное отношение за свой труд. М.Г. Савина». В 21-м веке художники сцены, по их же словам, платят за пребывание в этом доме не только силами и здоровьем, но и реальными деньгами: чтобы провести остаток жизни в ДВС, нужно отдать $ 11.000, то есть, в случае с почти нищими одинокими Счастливцевыми и Несчастливцевыми, отдать свои квартиры. А в дальнейшем СТД использует на содержание стариков их пенсии почти в полном объеме. Но и этих денег, оказывается, не хватает на то, чтобы Дом ветеранов сцены находился в достойном состоянии. Корпуса разваливаются, прилежащий к Дому парк петровской эпохи не отличается особой ухоженностью, стариков кормят плохо.

ТОРГИ

В СТД разводят руками: денег на реконструкцию нет и не будет. При этом давнишнее предложение Валентины Матвиенко перевести объект в ведение города (кстати говоря, город в лице Матвиенко вносит в бюджет Дома более 7 миллионов ежегодно, в то время как СТД, на балансе которого находится Дом, — лишь 6 миллионов) было категорически отвергнуто. Почему? Ответ стал ясен, когда СТД объявил о своем решении продать часть земли, прилежащей к ДВС. В СТД заявили, что все подсчитали и пришли к выводу, что денег, необходимых на реконструкцию, ДВС заработать не может. А ведь Постановлением Правительства от 10.07.2001 г. за N527 объекту присвоен статус памятника истории и культуры федерального значения (заметим тут же, что по закону памятники в нашей стране не продаются!). Потенциально «памятник федерального значения» — доходный туристический объект. Оборудовать в одном из корпусов гостиницу, организовать экскурсии по территории Дома и парка, где растут именные деревья, посаженные в честь актеров, художников, композиторов (многие из этих деревьев охраняются государством!)… Когда встал вопрос о продаже земли, петербургское отделение СТД (председатель — Н. Буров) смогло найти инвестора, готового заплатить за 2 га (из 5,5) 12 млн. долларов. Однако «головной» московский СТД (председатель — А. Калягин) не принял это предложение. Зато предпочел другого инвестора — московскую компанию «Система-Галс», готовую заплатить, теперь уже за 4 га, всего 4 млн. (Цифры были обнародованы Н. Буровым, нынешним председателем Комитета по культуре СПб).

Памятники не продаются? Тогда назовем продажу «переуступкой», а всю сделку «Мерами по реконструкции и развитию ДВС путем переуступки части земли». На территории памятника законодательно запрещено градостроительство? Тогда «поработаем» с КГИОПом и снимем с «объекта» статус памятника. Что будем делать, когда потратим 4 миллиона? Продадим оставшуюся землю?

А старики? А что старики! «После нас — хоть потоп!». Так вот, СТД уже был вынужден передать часть Савинского корпуса КУГИ: с подозрительной безответственностью в 1990-е годы были «потеряны» документы на собственность на корпус, и особняк Савиной (тот самый, который актриса подарила более ста лет назад актерам) разодрали на части. Теперь ветераны, по их словам, вынуждены выпрашивать у КУГИ разрешение на проживание в корпусе.

Еще один вопрос: какую роль во всей этой запутанной истории играет означенная «Система-Галс»? Принадлежит фирма человеку из ближайшего к Лужкову (построившему, между прочим, не так давно Калягину театр в центре столицы) кругу. Москва наступает. Наступает уже и на наше (да и их тоже) культурное наследие. Как когда-то вырубали Вишневый сад, так теперь собираются вырубить исторический парк (тот самый, петровский, с именными деревьями) и выстроить на его месте коммерческую недвижимость. А ДВС уже получил указание (исх. N214/1−11) сообщить о «возможности переселения людей, проживающих в настоящее время в корпусе N4 (литера „М“), и о существовании других возможных проблем, препятствующих началу строительства коммерческих объектов на восточной части территории… в 2007 году».

НАЧАЛО РЕПРЕССИЙ

Заметьте, выводов мы не делаем, никого не обвиняем, а приводим слагаемые. Есть ДВС, есть его статус и закон, запрещающий куплю-продажу памятников; есть заключение вице-губернатора СПб Л.А. Косткиной, согласно которому запрещены «любые строительные и земляные работы…, преобразование территории, не соответствующее исторической достоверности»; есть цифры, названные Н.В. Буровым; есть решение Москвы — и есть «покупатель».

Однако, когда Марина Дмитревская, главный редактор крупнейшего в России профессионального издания «Петербургский театральный журнал», опубликовала эти же самые слагаемые, — не замедлили явиться последствия. Сначала СТД лишил журнал финансовой помощи. (При этом для нормального существования «ПТЖ», в котором работают по сегодняшним меркам почти на добровольных началах поистине самоотверженные, бескорыстные, увлеченные профессией, а не гонорарами, люди, нужно всего лишь около $ 55.000 в год! Но найти и эти деньги крайне сложно; журнал почти 15 лет ежеминутно стоит на пороге закрытия). Затем А. Калягин написал в адрес М. Дмитревской эмоциональное письмо (исх.N340/1−11 от 04.10.06). Весь текст письма — цитаты из последней статьи главного редактора «ПТЖ» («ПТЖ», N31 и N2(44) 2006). «Слагаемые» названы бредом и ложью. В финале письма — заявление (больше похожее на «последнее предупреждение»): «Я подаю на Вас в суд за клевету». Попыток опровергнуть «бред», «ложь» и «клевету» потенциальный истец не предпринимал. Как и не предпринимал до недавнего времени никаких попыток разъяснить хотя бы тем же ветеранам (как и журналистам), что все-таки на самом деле (если все вышеизложенное — лишь плод воспаленной фантазии нескольких человек) творится с ДВС. Вот и приходилось (впрочем, и сейчас еще приходится, но об этом речь впереди) играть в «Холмсов» и «Пинкертонов».

Когда-то Петербург считался одним из самых интеллигентных городов России. Сегодня те, кого мы привыкли причислять к интеллигенции (не будем называть имен и тыкать пальцем; самое ужасное, что среди них — известные актеры), открещиваются от проблемы. Просто боятся портить отношения с СТД, от которого, наверное, зависят (интересно, как?). Закрывая на вроде бы не касающееся их впрямую дело, глаза, спокойно спят, едят, играют на сцене, заседают в секретариатах и комитетах. Им дела нет ни до стариков, ни до города, ни до культуры, ни до исторического наследия. Им тепло и сытно. Возможно, еще и потому, что можно вот так продавать и «переуступать». Ни один из них не отважился зачитать обращение ветеранов на съезде СТД, проходившем в Москве 21−22 октября, выступить в защиту ДВС и «ПТЖ». Никто не удосужился попросить у руководства СТД объяснений. А тех, кто хотел и был готов выступить, предупредили, что на съезд их не пустят. Так что съезд прошел тихо и спокойно. Письмо ветеранов сцены, обращенное Калягину, быстро изъяли, как только оно появилось на столах и в зале. Зато всем раздали специально выпущенный буклет о ДВС с интересным рассказом про императора Александра III и невразумительным текстом про современную ситуацию. Еще на Съезде, что называется, «за глаза», прямо с трибуны в очередной раз буквально обругали и оболгали «Петербургский театральный журнал» и Марину Дмитревскую. Александра Калягина переизбрали на третий срок, выслушали рассказы региональных представителей об их проблемах и трудностях и поблагодарили руководство СТД за проделанную работу.

НЕЖДАННОЕ ЧУДО, ИЛИ «БОГ ИЗ МАШИНЫ»

Когда писались эти строки, казалось (СТД — с облегчением, тем, кто боролся за ДВС, — с чувством тревоги и обреченности), что на всей этой истории поставлена жирная точка. Не тут-то было! Как по волшебству, ровно в ту минуту, когда была поставлена точка в этом тексте, Президент России В.В. Путин, выступавший по телевидению с ответами на вопросы россиян, обратился к мольбе о помощи петербурженки Дины Петровны Кальченко — председателя Совета ветеранов ДВС. В это было трудно поверить!

«Думаю, что и Союз театральных деятелей, и тем более, коммерческая структура, — речь идет о компании „Система“, это крупная компания, — могла бы и без того, чтобы отбирать дома у ветеранов сцены, оказать содействие, если нужно, в восстановлении домов, в которых живут ветераны. Речь-то для этой компании о минимальных деньгах. Это немаленькая сумма, там где-то пять миллионов долларов, — но для компании это небольшие деньги. Взяли бы, и помогли ветеранам сцены, не отбирая у них то, что уже долгие годы принадлежит им по праву. Если компания „Система“ не захочет выделить эти деньги, мы выделим их из бюджета. Я вам обещаю!» — заявил президент.

СМИ тут же подхватили новость. По всем каналам ТВ транслировались репортажи о ДВС, интервью с Калягиным, приводились цитаты президента. Такой ажиотаж сразу заставил задуматься: что это? Действительно торжество справедливости — или борьба систем, подковровые игры, противостояние Москвы и Петербурга? Хотелось надеяться на первое. Но опять вставала масса вопросов: как дальше будут развиваться события? Можно ли будет расторгнуть договор, ведь он уже заключен и, судя по материалам СМИ, обе организации не собираются расторгать намеченные отношения и корректировать планы? Кто конкретно получит деньги на реконструкцию и кто будет ими распоряжаться? Кто будет заниматься проектировкой? Куда переселят стариков на время ремонта? Не получится ли так, что там, куда их переселят, их и забудут? СТД опять молчал. Секретари СТД после заявления президента в буквальном смысле ушли в подполье, и разыскать их для получения комментариев оказалось невозможным. Зато на сайте Союза появилось бравурное обращение: мол, как хорошо, что президент обратил внимание на проблему, которой мы так давно занимаемся и вот-вот решим! А на официальном сайте А. Калягина появилась подробная историческая справка о создании ДВС, а также расписанные поэтапно действия СТД, направленные на реализацию «мер по сохранению и развитию Дома ветеранов сцены им. М.Г. Савиной». Действия эти, если вчитываться внимательно, полны явных противоречий (в том числе юридических), отсутствия логических и запутанности временных связей.

ЧТО ЖЕ ДАЛЬШЕ?

Однако после выступления президента события стали развиваться все стремительнее. В субботу, 28 октября выступила с обращением по вопросу Дома ветеранов сцены губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко: «Город готов взять все финансовые обязательства на себя, но для этого у нас должны быть юридические основания, это должно быть в собственности города. Надеюсь, что Союз театральных деятелей передаст эти объекты городу, и в кратчайшие сроки мы приведем их в надлежащее состояние… Я несколько раз встречалась с председателем СТД и настаивала, чтобы дом и территория были переданы городу, который взял бы на себя ответственность сделать ремонт, благоустроить территорию и финансировать жизнь этого учреждения… Мы будем встречаться с руководством АФК „Система“ и договариваться о том, чтобы они оказали спонсорскую помощь и выделили средства на ремонт этого уникального дворца».

Выступление Матвиенко еще больше запутало ситуацию.

Надежда получить ответы на волнующие вопросы оборвалась 31 октября, когда назначенная информационным агентством Росбалт (как говорят, учрежденным АФК «Система») пресс-конференция по вопросу ДВС была как-то неожиданно и без объяснений перенесена на неизвестный срок. То, что на «Доме Кочубея», в котором планировали провести конференцию, висит красивая блестящая вывеска питерского отделения «Системы», навело на простую мысль: кому-то выгодно замять скандал. А значит, выгодно, чтобы на пресс-конференции оказалось как можно меньше журналистов. Когда Росбалт повторно пригласит журналистов на «перенесенную» пресс-конференцию, придут на нее, конечно, уже далеко не все.

Из обращения Матвиенко очевидно, что речь идет о необходимости расторжении уже заключенного договора между СТД и «Системой»? Если ДВС окажется в собственности города, не станет ли город инициатором очередных «инвестиционных» программ (т.е., по сути, тех же торгов)? Ведь, согласно высказыванию А. Калягина, несколько лет назад сама Валентина Ивановна выдвинула идею об инвестиционном проекте. Утратив федеральный статус, сможет ли ДВС по-прежнему принимать в свои пенаты артистов со всей России (как это было всегда, еще со времен Савиной)? Вопросов становится все больше.

Хочется надеяться, что дело ДВС все-таки сдвинулось с мертвой точки. Но на том же месте осталось дело «Петербургского театрального журнала», немало сил приложившего, чтобы отстоять права ветеранов. Официальных извинений в адрес «ПТЖ» со стороны СТД, с одной стороны, и Калягина в адрес Дмитревской — с другой, не последовало. Отнятые у журнала деньги вряд ли вернут. Видимо, остается только надеяться на то, что «ПТЖ» как-то протянет еще год — до следующего телемоста с президентом, когда молить о помощи будет «Петербургский театральный журнал». И что в это время будет твориться с ДВС, пока тоже неясно.
Продолжение следует…
Ирина ХОРОХОРИНА
Газета «НОВЫЙ ПЕТЕРБУРГЪ», N42(806), 02.11.2006 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru