Русская линия
Русская служба Би-Би-Си Дмитрий Климов11.04.2005 

Восстание таежных язычников

Против строительства православной церкви в селе Красный Яр восстали местные язычники. По их мнению, присутствие храма будет способствовать уничтожению культуры коренных народов и лесов.

Год назад в село Красный Яр на севере Приморского края, где из 680 селян 450 — удэгейцы, приехал священник Сергей Скромнов. Зимой он объявил, что в селе будет построен православный храм или часовня.

Почти все население выразило яростный протест. На двух сходах селяне высказали храму решительное «нет», собрали подписи и отправили в район.

Религиозный спор внес раздор в семьи удэгейцев. Иван Дункай — национальный художник, пишет картины о природе и быте малых народов. Сейчас он работает над копией иконы Андрея Рублева «Вознесение Христа» для церкви в райцентре Лучегорск. Он не против строительства.

«Чистая коммерция»

Его брат Василий охотник и шаман общины считает, что ничего хорошего от православия язычникам не будет.

«У нас и так мало кто знает удэгейский язык. В паспорте национальность не ставят. А когда придут рубить наш лес, то скажут — культуры у вас нет, языка нет, все вы православные, а значит такие же россияне, как все. Пригонят трактора и весь лес повалят», — говорит шаман.

Он вспоминает, что в 1992 году десятки удэгейцев с ружьями и уссурийские казаки встали в бассейне реки Самарга против тракторов российско-корейского предприятия «Светлое» и не позволили там рубить лес.

Шаман разглядел печальные последствия в письме, переданном Сергеем Скромновым в Верхне-перевальский лесхоз с просьбой выделить на строительство дома 500 кубометров дуба и ясеня.

«Дома строят из хвойных пород, на дом хватает 35 кубов. А дуб и ясень скупают китайцы для производства мебели. Это чистая коммерция», — считает шаман.

«Так не бывает»

Православие в изложении отца Сергея Скромнова не понравилось удэгейцам.

«Он говорит, что грехи можно замолить и Бог простит. Так не бывает. По нашей вере, грех ложится на весь род. После этого бывают болезни и у самого грешника, и у его детей и внуков. Нужно сделать много хороших дел и терпеть мучения», — говорит старейшина удэгейской общины 84-летний Владимир Сун.

У него есть свой мёл — за деревней у кедра построен навес, стены, стоят скамейки. Там он молится своим богам, просит у них то, в чем нуждается остро.

«Мы даже причащаться хлебом и вином не можем. Хлеб мало кто ест, алкоголь нам вообще противопоказан. Можем только мясом и кровью изюбра. Язычники мы», — говорит Василий Дункай.

«Помогла тигрица»

Охотник Иван Геонка в ноябре завалил кабана тремя выстрелами из мелкокалиберного ружья. Обычно такими пулями даже шкуру не пробьешь, а он попал точно в глаз. Считает, что ему помогла тигрица.

Однажды в тайге он увидел, как медведь ловит и загрызает тигрят. За это медведя он пристрелил. Видимо, поступок охотника оценила тигрица и в знак благодарности послала Ивану удачу на охоте. Ничем другим столь точный выстрел он объяснить не может.

Заместитель главы администрации Пожарского района Дмитрий Бараненко внял просьбам удэгейцев и предложил Владивостокской епархии отказаться от строительства часовни в Красном Яру. Но церковь, судя по всему, не намерена сдаваться язычникам и продолжит битву за таежную паству.

«К нам обратились православные из Красного Яра с просьбой построить церковь. Раз большинство противится, то часовни там не будет, но будет молельный дом. Если мы оставим там православных, не будем о них заботиться, то придут иностранные миссионеры и взятками в виде гуманитарной помощи, завлекут их души», — говорит секретарь Владивостокской епархии Сергей Чашин.

31.03.2005

http://news.bbc.co.uk/hi/russian/life/newsid_4 398 000/4398483.stm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru