Русская линия
Новый Петербургъ Н. Коробочка31.10.2006 

Российская медицина как филиал кавказского рынка

Пока россиянские власти носились с нацпроектом «здравоохранение» — в московской больнице в минувший вторник умер школьник-азербайджанец, месяц назад прямо на уроке пырнутый ножом одноклассником-грузином за то, что попросил этого грузина в московской школе говорить по-русски.

Да Бог с ней, с сутью конфликта, — мы сейчас о другом. О том, что даже в столичной больнице (!) столичные медики (!!) уже не в состоянии спасти молодой и по всем остальным параметрам здоровый организм, получивший банальную ножевую травму. Целый месяц спасали так, что он, в конце концов, скончался! И убейте — не поверим, что у азербайджанской семьи, нашедшей средства поселиться в одном из самых дорогих городов мира — Москве, не нашлось достаточно денег на оплату любых лекарств и всех мыслимых услуг врачей, чтобы спасти жизнь своего сына-подростка. Нет сомнения: они и могли, и оплачивали. Только медицина даже в столице нашего государства дошла до такого состояния, что уже просто в принципе не может вылечить никого, несмотря ни на какие деньги.

ЛЕЧИТЬ — НЕКОМУ!

Недавно сын моих знакомых окончил престижный московский медицинский вуз. Показывал выпускной альбом, рассказывал о своей учебе и работе. Дополнить тем, что рассказывает народ на форумах, и картина — впечатляющая. Российская медицина стала просто филиалом обычного кавказского продовольственно-вещевого рынка.

На фото более двух третей выпускников медвуза — кавказцы. В престижный институт — большой конкурс, поэтому поступают за большие взятки. За взятки и учатся, точнее, покупают курсовые, лабораторные, потом и дипломы. Зачем?

Девушкам из «хороших» кавказских семей этот диплом — как приложение к килограммам их золотых украшений. Они и не собираются работать врачами, просто эта бумажка — подтверждение гордости родителей, что и их доченьки не хуже и не беднее других, что им диплом купить не смогли.

Юноши-кавказцы идут в российскую медицину с четкой задачей мужчины-главы рода: делать деньги, кормить свои семьи. Подобно тому, как они прочно оседлали рынки — и просто негде больше купить помидоры, кроме как у торговца-кавказца! А медицина — чем она лучше?! Вам нужны помидоры — вот вам рынок, на нем кавказцы. Вам нужен врач? Вот вам больница, и в ней кавказцы. Они не умеют лечить, зато они хорошо умеют считать деньги. Что там Москва — вот вам Питер, и за каждый день пребывания в реанимации института скорой помощи имени Джанелидзе с родных искалеченного напавшими наркоманами студента просят 8 тысяч рублей, а в реанимации института имени Бехтерева — 3 тысячи, и оба эти института — федерального подчинения, управляются из Москвы…

И не верьте вы сказкам о прибавках зарплаты врачам-бюджетникам! Прибавили участковым терапевтам. А тем, кто стоит у реанимационного стола, где счет идет на секунды чьей-то жизни, — нет, не прибавили, они ж «узкие специалисты»! Зарплата хирурга в реанимации — 7 тысяч рублей, что в Москве, что в Питере.

На 7 тысяч зарплаты невозможно прожить, прокормить семью, вырастить детей, приобрести жилье. Все, кто из больницы смог убежать, — убежали. Остаются кавказцы — с широко распахнутыми карманами. Они согласны на официальную зарплату в 7 тысяч. Они на другие деньги живут. И, приехав, умудряются покупают квартиры в Москве и в Петербурге. А лечить — нет, этого они не умеют.

Они научились делать деньги даже на отказе от их псевдо-медицинских услуг! Вот заболел ваш ребенок — везите его в больницу, где ободранные и промозглые от холода палаты, в которых и зимой летают поднявшиеся из сырых подвалов комары, где скудная кормежка пополам с кишечной инфекцией и отсутствие любых медикаментов вплоть до зеленки, которые вы тоже должны принести с собой. Зато в этой больнице есть мало смыслящий в медицине лечащий врач-кавказец. И у него — полная власть отпускать или не отпускать вас с больным ребенком домой, где и стены помогают, где вы сами своими силами обеспечите своему ребенку надлежащий уход. Вот за это разрешение уйти из больницы и избавиться от его кошмарных «услуг» кавказец-врач и возьмет с вас деньги!

Если в российских больницах лечебный процесс еще хоть как-то держится — так это только на голом энтузиазме тех, кто пришел сюда по призванию или кому просто некуда отсюда бежать. Потрясающий факт — в больницу нельзя попадать во «внерабочее время» — там просто не работают лаборатории, некому исследовать анализы поступивших вечером и ночью больных. Что за лечение может назначить врач, не посмотрев анализы?! Он и не назначает… А они, бывает, умирают, но это и не беда — патологоанатом потом все выяснит, от чего они умерли.

Ночные дежурные бригады круто пьют, особенно в реанимации: работа тяжелая, зарплата скотская. Моему рассказчику особо запомнилось одно дежурство, в которое его пьяной бригаде достался мужчина, попавший под трамвай, с раздробленной рукой. Ему просто забыли дать наркоз, и уже было приготовились пилить раздробленную конечность, как вдруг кто-то чисто случайно заметил, что пациент-то, кажись, в глубоком обмороке. Ну, конечно, представьте себе весь смертельный ужас привязанного к операционному столу человека, осознающего, что его сейчас живьем будут пилить огромной пилой в хлам нетрезвые эскулапы, а он не то, что вырваться — даже и крикнуть-то им ничего не может, у него маска на лице! Он может только умереть с заткнутым ртом от болевого шока…

УЧИТЬСЯ — НЕКОМУ!

Мой собеседник — молодой врач был убежден, что при нынешней «рыночно-кавказской» системе поступления в вуз у простого человека, тем более из провинции, искренне выбравшего медицинскую стезю, нет никаких шансов.

Добавлю: это ясно еще на школьной скамье. Дочь моей подруги, девочка из простой питерской семьи, училась в обычной питерской школе в спальном районе. После 9 класса решено было отправить дочку в техникум — главным образом потому, что там платят стипендию, что для небогатой семьи немаловажно, а во-вторых — быстрее получит специальность, быстрее станет сама зарабатывать.

Целый год после школьных занятий девчонка бегала на платные подготовительные курсы, где школьников натаскивали в этот техникум поступить. В итоге поступила. Но отучилась всего лишь месяц — и в октябре стало ясно, что программу техникума она, несмотря на хорошие школьные отметки, «не тянет» — ей просто элементарно не хватает базовых школьных знаний! Полный завал с английским языком, тяжело с алгеброй, нет навыков черчения… В семье подрастает вторая дочь — и родители, которые раньше особо не задумывались о качестве школьного образования, в паническом порядке ищут для нее другую школу.

Если уж после нашей дворовой школы даже в техникуме делать нечего — так что говорить о шансах рядовых детей освоить программу вуза? Тем более такого, как медицинский?!

Напрасно «адепты рыночной экономики» уповают на то, что уж на них-то самих и их семьи никак не повлияет уродство сложившейся системы. Других помидоров, кроме рыночно-кавказских, у них давно уже нет. И другой медицины, типа «для избранных», — тоже скоро не будет.

Уж не верят же они всерьез, что места русских хирургов — наших новых Бехтеревых и Пироговых — займут таджикские и негритянские гастарбайтеры! А до благословенных заграничных клиник, вполне может статься, им в тяжелом случае просто не хватит времени добежать…
Н.КОРОБОЧКА
Газета «НОВЫЙ ПЕТЕРБУРГЪ», N41(805), 26.10.2006 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru