Русская линия
Новый Петербургъ Игорь Захаров28.10.2006 

Вместо уступчивости — борьба без вражды

Официозная пропаганда внушает нам, что лучшее средство к стабильности — это из политкорректности отказаться от всего, что вызывает разногласия. Это касается и подхода к науке, культуре, высшему образованию. Согласимся, что мы не имели великой истории, забудем имена Ивана Грозного, Петра I, Екатерины II — это либо тираны, либо изверги; наши предки не строили красивых городов и кораблей, не совершали открытий, изобретений, не летали в космос, не побеждали на войне; у нас не было национальности. Правилен ли этот путь?

НЕВЕРНЫЕ ФОРМУЛЫ

У британского психолога Тони Бьюзена есть выражение НЕВЕРНАЯ ФОРМУЛА — это когда все усилия спортсмена или обычного человека, столкнувшегося с проблемой, направляются по неверному пути и приносят вред вместо пользы.

Тогда в первую очередь надо задуматься и переосмыслить формулу.

Нас сегодня атакуют «постиндустриальные» либеральные ценности и технологии, которые мы, по мнению власти, должны принять или смириться и молча терпеть.

Проанализируем с этой точки зрения, всегда ли верны формулы тех ценностей, ради которых нас призывают принести очередные жертвы.

Во многих романах XIX в. обличалась жестокость родителей при воспитании детей. Поэтому XX век прошел под знаком защиты прав ребенка, но правильное ли направление она приняла? В Германии родители порой боятся любого недовольства дитяти. Оно может закончиться тем, что к ребенку подходят добро-участливые тетя и дяди и спрашивают ласково: «Что это ты грустный сидишь? Не иначе как с тобой папа и мама плохо обращаются? Напиши про это, и мы заберем тебя, найдем тебе других папу и маму». Родители долго уступали свои права, во имя любви к детям. Это НЕВЕРНАЯ ФОРМУЛА: невозможно сделать счастливым ребенка, если вся борьба направлена против родителей.

Английские суфражистки в конце XIX в. воевали за равные избирательные права для слабого пола. XX век прошел под лозунгом «Свободу женщине!». Итог: как рассказывал в интервью «АиФ» академик С.П. Капица, на Западе мужчина полностью задавлен. Престарелый профессор был уволен из университета лишь за то, что открыл дверь аспирантке, несущей принтер. Это было расценено как сексуальное домогательство. Но разве при этом свободна женщина? В «новой» России она загнана бесправной в ларек, где нет нормальных условий работы, а «женские» романы и сборники советов пропагандируют образ «стервы», попирающей мужчину. «Стервология» заполняет несколько полок больших книжных магазинов, для «стерв» изданы даже записные книжки с надписью на обложке. На подростковом уровне пропагандируется ненависть девочек к мальчикам. Вот цитата из переводной книги: «Девочки сделаны из мармелада и вкусных вещей, а мальчики из козявок, букашек и вшей», «На каждого мальчика найдется камень». Опять-таки дело в НЕВЕРНОЙ ФОРМУЛЕ: невозможно освободить женщину, растоптав при этом мужчину. Терпимость к данной практике ведет к распаду социума.

Слово «гей» является сокращением английского выражения «good as you» — такой же, как вы. Если у нас геев сажали в тюрьму, то в Англии в 1950-е гг. им насильно делали инъекции мужских гормонов. Не выдержав такого «лечения», принял яд математик А. Тьюринг, создатель «машины Тьюринга». Вторая половина века ознаменовалась яростной защитой прав «меньшинств». Теперь столицы Европы сотрясаются от многотысячных парадов геев, а в мире искусства они начали вытеснять «нормалов». Опять мы встречаемся с НЕВЕРНОЙ ФОРМУЛОЙ: невозможно освободить «меньшинства» за счет подавления свобод большинства. Терпимость здесь снова ведет в тупик.

Множество мастеров пера создали образы страдающих падших женщин. Дошли до того, что мопассановская Пышка стала в одноименнном рассказе примером доблести почтенным гражданам и даже монахиням. «Они не хуже вас!» — заклинали со слезами столь долгое время писатели и журналисты, что эта «профессия» перестала быть позорной. Но вот появился и фильм «Благочестивая куртизанка», где сначала с пиететом показан процесс обучения проститутки, а затем она со смаком противопоставляется всем порядочным женщинам Венеции! А между тем учителя старших классов хорошо знают, что бывает, когда девица-проститутка попадает в класс домашних детей. Она их подчиняет наглостью в единый миг, навязывая свою аморальную волю. Опять НЕВЕРНАЯ ФОРМУЛА: дать права проституткам, унизив матерей и жен. Терпимость приведет к растлению детей еще в школе.

В.С. Высоцкий в песне про «козла отпущения» блестяще показал, как при всеобщем сочувствии «гонимый» становится деспотом: «распишу туда-сюда по трафарету, на рога вас намотаю и по кочкам разнесу и ославлю по всему по белу свету»!

Терпимость ведет к кризису и попранию прав человека во многих сферах при НЕВЕРНОЙ ФОРМУЛЕ развития.

НУЖДАЕТСЯ ЛИ В ЗАЩИТЕ СУВОРОВ?

Читатель «свободного» «постиндустриального» рынка будет бесконечно атаковываться публикуемыми различными, часто полярными взглядами на одни и те же предметы. И здесь-то беда заключается в том, что, как писал Пушкин, «нам все еще печатный лист кажется святым».

Правильно ли здесь ориентировать общество на согласие с любыми мнениями во имя худого мира, который лучше доброй ссоры? Думаю, что немало читателей согласятся со мною, что это приведет только к лицемерию или апатии.

Открываешь иную книгу — и диву даешься резвости пера авторов: пишут без комментариев, что Европа печатала в газетах XVIII в. рисунки, где был изображен православный суворовский солдат с… ребенком на штыке! Вы представьте себе, что может вообразить о великом полководце молодое поколение, не подготовленное к таким лжесенсациям. В других историко-литературных опусах авторы соревнуются, приводя самые жуткие описания зверств Ивана Грозного. Соглашаться с этим — это снова следование НЕВЕРНОЙ ФОРМУЛЕ.

При более внимательном взгляде выясняется, что во многих случаях приводятся высказывания сторон, ВОЕВАВШИХ С РУССКОЙ АРМИЕЙ. Это либо военачальники, либо послы их стран.

У М.А. Шолохова есть небольшой, очень честный рассказ о военной пропаганде «Наука ненависти». В нем он пишет, что если любовь к Родине у солдат всегда в сердце, то ненависть они носят «на кончиках штыков». Во время войны все армии стран «гуманитарными» способами, то есть с помощью писателей, художников или фотографов, внушали солдатам, что их враг — нелюдь. В романе М. Митчелл «Унесенные ветром» рассказано, что для этой цели военачальники-южане распространяли слухи о том, что янки убивают штыками младенцев. На самом деле, как показала писательница, это была выдумка армейской пропаганды.

Точно такой же вымысел военспецов «науки ненависти» — упомянутая картинка с суворовским солдатом. Во время гражданской войны именитыми советскими писателями сочинялись рассказы о «зверствах белых», а эмигрантскими — о «зверствах красных». Заказ выполнялся качественно, так, что у читателя кровь в жилах стыла от ужаса. Не случайно потом дети с удивлением узнавали, что бывшие враги — такие же люди, как и все.

Цензура в цивилизованном обществе малоэффективна, поэтому в данном случае полезнее предложить иной подход — познакомить молодое поколение, да и взрослых тоже, с азами ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ. Объяснить с позиции этой науки, которой обучают профессиональных историков, что ВАЖНО НЕ ТОЛЬКО СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ, НО И КЕМ ОНА НАПИСАНА, ЧТО ПЕРЕЖИЛ ЭТОТ ЧЕЛОВЕК, КАК ОН ОТНОСИЛСЯ К ТОМУ, ЧТО ПИШЕТ, ДЛЯ КАКИХ ЦЕЛЕЙ СОЗДАН ДОКУМЕНТ.

Ориентируя читателя и молодежь на аналитический подход к книге, можно повысить уровень психологической культуры чтения литературы.

Великий гуманист М. Шолохов в рассказе предупреждал, что плоды «науки ненависти» вредно затем изучать в школе. Они имеют совсем иную цель — вызвать вспышку ярости к врагу у бойцов перед сражением. Знание источниковедения позволит молодежи критически воспринимать литературу настоящего и прошлого.

Аудитория оказывается особенно беззащитна перед горами выкопанных непонятно откуда фактов, подтверждаемых всплывшими из небытия архивами, порождающими геополитические концепции с публикацией карт границ прежних «великих государств» и каких-нибудь «секретных приложений». Такие публикации чреваты геополитическим расколом и серьезными потерями.

Опасно в таком случае соглашаться или просто бездействовать. Опять-таки подобная реакция будет продиктована НЕВЕРНОЙ ФОРМУЛОЙ восприятия.

Вместо этого важно ввести, как на Западе, понятие ВЕРСИИ ИСТОРИИ. Этот взгляд отстаивал, например, А. Тойнби. Любое гуманитарное произведение отражает и действительность, и версию автора. Согласно международным законам, они не имеют юридической силы. Это тоже важно объяснять и в школе, и в вузе.

В ПОИСКАХ НОВОЙ ФОРМУЛЫ

Здравомыслящие люди и специалисты России с тревогой воспринимали оголтелую кампанию Кремля и его партии «одобрямса» по навязыванию «толерантности».

В «независимой» (непонятно от кого) России десять лет царила ПОЛНЕЙШАЯ АНАРХИЯ В СФЕРЕ МИГРАЦИИ, а страна была глубоко криминализована. По информации погибшего журналиста П. Хлебникова, размер хищений только по фальшивым авизо в 1992—1993 гг. составил $ 500 млн! В это же время МВД выявило наличие более 3000 организованных преступных группировок. По оценкам ООН, в ельцинской «Сверхдержаве преступности» в них участвовали около 3 млн. человек. В стране до сих пор НЕ ОБЕСПЕЧЕНО СОБЛЮДЕНИЕ ЗАКОННОСТИ. В ней убивают по 60.000 человек в год, а милиция коррумпирована.

В этом случае навязываемая «толерантность» при отсутствии в России гражданского общества приведет к подавлению мафией и криминалом законопослушного слоя граждан — опоры государственности. А силовые структуры будут действовать по НЕВЕРНОЙ ФОРМУЛЕ — насилием добиваться терпимости к бесправию.

Великие русские писатели осуждали долготерпение и нередко видели в нем не «толерантность», а душевную леность и отсутствие гражданского мужества. «Нас хоть с четырех сторон подожги, мы и слова не скажем!» — едко высмеивал М.Е. Салтыков-Щедрин гордящихся долготерпением глуповцев. Оно нередко незаметно приводит ситуацию к такому кризису, что социум внезапно взрывается как порох или же медленно вымирает.

Не будем обманываться: толерантность в нынешнем исполнении очень напоминает псевдонаучное обоснование затыкания рта недовольным.

Терпимость не должна оборачиваться для человека жизнью в плотном тумане лжи, среди которого не видно ни проблесков истины, ни реальных опасностей. Такое требование приводит к деградации общества, является насилием над сознанием человека.

Современные западные писхологи, такие как Тони Бьюзен, смело провозглашают метапозитивное мышление на основе ПРИНЦИПА ИСТИНЫ: «Способность накапливать истинные факты принципиально важна для нашей жизни, — пишет он в книге „Как укрепить тело и разум“. — Если вы располагаете неверными сведениями об окружающем вас мире, то решения, принимаемые на основании этих данных, могут поставить вас в опасное положение. Интересно, что многие величайшие ученые утверждали, что считают основной целью своей жизни поиск истины. Если вы не осознаете истинных отношений в окружающем мире между неподвижно стоящим человеком и стремительно несущимся пятитонным грузовиком, то зрелище этого грузовика может стать последней толикой информации, полученной мозгом в этой жизни»!

Недаром такие книги выпускает динамично развивающаяся Белоруссия, а у нас в ходу у власти лишь трусливые теории о том, что сознание во всем обманывает человека.

Великий ученый, реформатор Н.И. Пирогов считал, что для мыслящего человека борьба неизбежна. Борьба, но не вражда: «Вражда предполагает ненависть, осуждаемую Откровением. Борьба же — присутствие духа и сознание внутренней силы, доставляемое нам верой в Откровение и самопознанием. В какое бы положение вы ни были поставлены обществом, обстоятельствами, судьбой — боритесь без вражды», — писал он в статье «Вопросы жизни».

По Пирогову, борьба без вражды за свои убеждения, цели, идеалы — это предназначение человека на Земле. Бороться — это и значит переосмысливать формулы, предлагать организационные решения, которые позволят двигаться вперед к истине, не попирая свое прошлое, не теряя достоинства, не отрекаясь от дел великих предков.

БОРЬБА, НО НЕ ВРАЖДА — возможно, эта формула для России станет новым путем к державности и процветанию.
Игорь ЗАХАРОВ
Газета «НОВЫЙ ПЕТЕРБУРГЪ», N39(803), 12.10.2006 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru