Русская линия
УРА-Информ Дмитрий Скворцов26.10.2006 

Почему украинские униаты стыдятся своих юбилеев?
К 410-летию Брестской унии и не только

Ровно 515 лет назад в Баскском замке Лойола родился первый генерал милиции, а через столетие в Белой Руси состоялась грехо-католическая уния. Эти взаимосвязанные события оказали судьбоносное влияние на дальнейшую историю Руси Малой, хотя нынешние украинские униаты отчего-то обошли их молчанием.

А еще 465 лет назад первым генералом ордена иезуитов был избран Игнатий Лойола. Устав этого «общества Иисуса» или «Христовой милиции», утвержденный папской буллой «Regimini militantis ecclesiae», предписывал его членам «словно трупам» подчиняться Ватикану: «Если римская церковь назовет белое черным, мы должны без колебания следовать ей». Взамен за безусловное повиновение папе и генералу с иезуитов снималась какая бы то ни была ответственность за всевозможные грехи во имя пользы католической церкви. Именно это давало ордену широчайшие возможности в манипуляции общественным сознанием.

И сегодня иезуитскими методами ордена, основанного Лойолой, продолжают пользоваться его последователи.

На польской украйне члены societas Jesu появились в том же XVI столетии и фактически подготовили почву для введения Брестской унии. Именно с тех пор философия «цель оправдывает средства» народной памятью нарекается «иезуитской», а ее носительницей становится униатская церковь.

Не оттого ли Ватикан до сих пор не покаялся за кровопролитие, произведенное унией на западной Руси, что грех этот «оправдывал цель»?

И не потому ли так незаметно проходит сегодняшний юбилей Брестской унии 1596 года, что кроме изведения собственного народа ее сторонникам за прошедшие 410 лет и похвалиться то перед соотечественниками оказалось нечем.

«Нет, не потому, — убеждает нас униатский епископ Богдан (Дзюрах), комментируя последние решения синода Украинской греко-католической церкви (УГКЦ). — Утверждения, что наша Церковь берет начало от Брестской Унии, не более чем распространенные стереотипы. Именно им призвано противодействовать Постановление синода о том, что мы является наследниками Владимирского крещения».

И действительно, как тут не поверить, если уже сам украинский президент награждает униатского митрополита Гузара орденом Ярослава Мудрого (до того считавшегося православным). И это несмотря на тот факт, что Ярославов родитель Владимир, крестя Русь, веру папы Римского (главного начальника этого самого Гузара) отверг.

Но, с другой стороны, в летописи нигде не сказано, что униатов святой равноапостольный князь тоже отверг. На нет, как говорится… «А то, что униатов этих самых и в помине не было тогда, то кто это будет копаться в исторических сводках да еще при нынешнем уровне образования?», — задается риторическим вопросом православный публицист Ольга Кравец.

Вот и получается, что если униатская церковь идет от самого Владимира-крестителя, то и в Бресте ничего такого и не провозглашалась. А значит, и праздновать нечего. Такие вот манипуляции.

К тому же, нынешние апологеты униатства оправдывают деяния своих предшественников «кровавыми нравами кровавых времен» и призывают не судить их по меркам нынешней Европейской морали.

Что же, пропустим кровавые дела давно минувших дней и попробуем проследить характер прозелитической политики униатов в течение века последнего — «цивилизованного».


«Благочестивое мошенничество» как часть «европейских ценностей»

1914 г. Униатский митрополит Андрей Шептицкий готовит рекомендации относительно политики австро-немецкого командования на случай оккупации Малороссии: «Определенное число епископов, а именно те, которые откажутся присоединиться к унии, должны быть устранены и заменены другими — теми, кто признает украинские и австрийские убеждения. Рим бы согласился в этом случае на эти распоряжения и назначения. Восточные Патриархи, оплаченные правительством, также одобрили бы их». Действительно, Рим никогда и не отказывался от своего же определения унии как «благочестивого мошенничества».

1916 г. Попытка галицко-русинского национального возрождения в Австро-Венгрии и массового возвращения униатов в православие начала XX в. оборачивается анти-русинским и анти-лемковским террором (80 тыс. убитых), первыми в истории Европы концлагерями «Талергоф» и «Терезин» (уничтожено 60 тыс. чел.) и исходом в Россию 100 тыс. беженцев. Идеологом террора выступает униатское священство во главе с Андреем Шептицким. Было расстреляно даже 300 униатских иереев, всего лишь заподозренных в симпатиях к России!

1927 г. По данным грехо-католической церкви, 20 тысяч православных граждан Польши были насильственно обращены в унию (но при первой же возможности — через 5 лет — из унии в православие вернется уже 60 тыс.!)

1929 г. Шептицкий заявляет: «…Многим из нас Бог еще окажет милость проповедовать в церквах Большой Украины… по Кубань и Кавказ, Москву и Тобольск». Очевидно отдавая отчет в том, что местное население встретит такого рода гостей отнюдь не хлебом-солью.

1933 г. За первые 10 лет существования возрожденной Польши у православных отнято 45% храмов. В Варшаве снесен величественный кафедральный Александро-Невский собор.

1937 г. Съезд униатского духовенства выдвигает концепцию о «наибольшем соответствии униатства церковности украинского народа». Народа, собственно и сформировавшегося в борьбе с насадителями унии. Не желание ли это заменить сам народ?

1941 г. Униаты во главе с Шептицким, призывают паству молиться за гитлеровскую армию — освободительницу, работать «даже в праздники» для выполнения хозяйственных требований оккупантов, слушаться всех распоряжений нацистов, а также «не жалеть детей своих для великогерманского рейха». Не показательно ли, что униаты на протяжении всей своей истории поддерживали абсолютно всех оккупантов?

1943 г. Свидетельствует генерал Лахузен: «Приятно отметить роль митрополита Андрея Шептицкого, который всегда был и остается нашим активным приверженцем. Шептицкий настолько хорошо относится к нашей службе, что выделил несколько комнат своей резиденции для одного из лучших сотрудников нашего отдела Ганца Коха. Тактичное сотрудничество Коха с семидесятивосьмилетним митрополитом и его окружением — яркий пример использования широких возможностей церкви в интересах Абвера».

1943 г. Главным капелланом дивизии СС «Галичина» назначается ближайший сподвижник Шептицкого священник В. Лаба, который и приводит униатов-эсэсовцев к присяге «на верность фюреру и великой Германии». Отметим, что в 1943-м году прикрываться «неосведомленностью» о зверствах фашистов было уже просто непристойно.

1990 г. во Львове на переговорах между церквями достигнута договоренность о распределении храмов между конфессиями согласно соотношению православных и униатов среди местного населения. Однако сразу же после выборов в местные органы власти, в ходе которых в Галиции к власти пришли проуниатские политические силы, начинаются массовые захваты православных храмов. Во всех спорах между православными и униатами власти принимают административные решения исключительно в пользу униатов, мотивируя это тем, что до присоединения Западной Украины к СССР эти храмы принадлежали униатам. При этом игнорируется тот факт, что некоторые из них изначально являлись православными и были захвачены униатами после провозглашения Брестской унии 1596 г., а большая часть — с 1927 по 1929 гг. (см. выше).

1997 г. Член ордена базилиан (униатского «филиала» ордена иезуитов) Любомир Гузар публично демонстрирует дружеские чувства к раскольническому лжепатриарху Филарету, не признанному не только мировым Православием, но и Римским престолом. Не это ли свидетельство истинных целей унии по отношению «церкви-сестре»? Через несколько лет в торжествах по случаю переноса Греко-католической кафедры в Киев примет участие еще один раскольник — на сей раз, запрещенный Грузинской Православной Церковью.

2001 г. Униаты-нардепы подают проект Закона Украины «О реабилитации УГКЦ», предусматривающий «возвращение культовых комплексов: Софии Киевской, Киево-Печерской Лавры, Почаевской Лавры… принадлежавшие УГКЦ».

2001 г. Официальный печатный орган Ватикана «„L'osservatore romano“» называет визит папы римского в Киев «реваншем истории».

2002 г. В шести западных областях Украины вводится школьный курс фактически католической этики. Какое либо упоминание об этно- и культурообразующей роли Православия в истории Украины отсутствует.

2005 г. В своей проповеди у возводящегося кафедрального собора УГКЦ, который за его вызывающее расположение напротив Киево-Печерской лавры киевляне уже успели окрестить «анти-лаврой», кардинал Гузар заявляет, что с появлением здесь его резиденции «над Киевом развеется мрак и взойдет солнце Истины Христовой в единстве с папой римским». Следовательно, до этого центр крещения Руси жил во мраке. В исполнение заветов Шептицкого от 1929 года (см. выше), движение по «рассеиванию мрака» продвигается на восток: учреждается Донецко-Харьковский униатский экзархат.

Впрочем, похоже, униаты и сами поняли, что в случае с «мраком» они слишком буквально приняли указания Лойолы по именованию «белого» «черным» и в следующем 2006 году работали куда изощреннее.


Национальная идея идет ко дну

Пол года назад телевизор показал фантасмагорическую картину, где служитель греко-католической церкви освящал казацкую чайку. Верно, перевернулись в тот день в гробах не только запорожцы, положившие свои души в борьбе с католической экспансией, но и их жертвы — униатские священники.

Тем не менее, акция цели достигла, и желающие усмотрели в освящении греко-католическим клириком корабля православного войска «символ исторического примирения украинской нации», как некого ковчега, устремленного в будущее (подвижки в этом направлении общественной мысли наметились еще в ходе приснопамятного визита Папы Римского, когда реестровое казачество одарило его хрустальной булавой «друга всех униатов и католиков» Богдана Хмельницкого). Впрочем, реестровое казачество, учрежденное польским королем для защиты своих украинских окраин от татар и турков, отношение к идеалам запорожских сечевиков имело весьма отдаленное. Но даже и в этом формировании невозможно было вообразить ксендза, освящающего оружие и знамена.

Поэтому весьма нелепо смотрелся и телерепортаж о вступлении в должность Виталия Домашовца — новоизбранного мера города Яворов на Львовщине. Его, сына униатского священника и убежденного греко-католика, торжественно посыпали пеплом и отстегали плетьми, «в соответствии с вековыми казацкими традициями». Сам виновник торжества признался нам, что «не пребывает в плену исторических предрассудков».

На этот раз в гробах перевернулись не только казаки с униатами, но и символ их примирения — упомянутая чайка. И что знаменательно — сразу же по прибытию в тот самый Яворов.

Оказывается, судно готовили для трансатлантического похода в Америку — как и подобает «ковчегу нации». Поэтому его конструкция была изменена в сравнении с оригиналом, рассчитанным на Днепровское и прибрежно-морское течение. Для повышения крейсерской скорости в условиях океанского штиля решили увеличить площадь паруса за счет удлинения мачты, и при первом же дуновении ветра конструкция опрокинулась. Произошло это во время испытаний на одном из яворовских озер. Крушение один из руководителей проекта Мирон Колодко объяснил нашему корреспонденту недостаточным весом балласта. Но, представляется, гораздо ближе к истине здесь комментарий настоятеля палаточного храма под Верховной Радой протоиерея Олега Сирко.

— Проектировщикам не хватило как раз «веса» исторической памяти. Сегодняшние компромиссы, прикрываемые «примирением», это отказ от идеи, которая и сформировала украинцев, как этнос. Для запорожцев защита Православия была национальной идеей. Ведь первые казацкие восстания начинались не как антиколониальные, а за свободу вероисповедания. А без национальной идеи любой этнос пойдет на дно. Вспомним, что и на Ветхозаветном ковчеге спасся единственный, оставшийся «идейным».


Змея жалит свой хвост

С другой стороны, разработчики злополучной чайки признались нам, что и от религии и от казаческих традиций они, на самом деле далеки. А так и «соблазнить малых сих» униатскому священству не составляло труда. Высший же иезуитский «пилотаж» — загнать в тупик искушенного оппонента. И это единоверцам Иниго Лойолы удалось. С одним только уточнением — одурачили самих себя.

28 июня Украина отметила 10-летие Конституции. По этому случаю премьер провел закладку камня будущего памятника автору первой отечественной конституции Филиппу Орлику, а президент — торжественное заседание в оперном театре. На обоих мероприятиях был замечен представитель Апостольского нунция Римско-католической церкви в Украине о.Павел. На выходе из Оперы он поведал журналистам, что нынешние правители Украины возвращают «своей нации» ее духовные источники, которые, по словам клирика, и «велел сохранять» автор первой украинской конституции. А непременным условием «сохранения духовных ценностей» Орлик называл как раз ликвидацию католицизма на Малой Руси: «… после того, как новоримское иноверье будет искоренено из Отчизны,… что бы лишь одна православная вера навеки была утверждена… и чтобы она буяла и цвела, яко роза между тернием, меж чужинскими религиями соседних держав» («Пакты и Конституции законов и вольностей Войска Запорожского,… года Божьего 1710»).

Очевидно представителя Ватикана ввели в заблуждение те оскопленные по лекалам политкорректности выдержки из орликовской конституции, которыми ряженые артисты услаждали слух немногочисленных присутствующих (впервые президентское выступление было задержано не по причине хронической непунктуальности докладчика, а из-за незаполненности зала — во избежание конфуза в прямом телеэфире, организаторам пришлось даже перегонять публику с балконов в партер).

В любом случае, мы не против, если из политической жизни Украины будут навсегда исключены иезуитские подходы.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru