Русская линия
УРА-Информ Дмитрий Скворцов24.10.2006 

Петр Мамонов: «Правовое государство, либеральные ценности… бред какой-то!»

Как мы уже сообщали, в рамках IV международного фестиваля православного кино «Покров» состоялся показ фильма Павла Лунгина «Остров». Главную роль в нем сыграл легендарный Петр Мамонов, чей талант блистал даже на фоне таких партнеров, как Виктор Сухоруков и Дмитрий Дюжев. Корреспонденту «УРА-информ» удалось пообщаться с Петром Николаевичем. Надеемся, его размышления станут полезными для всех нас.

Дмитрий Скворцов: — В первую очередь позвольте вас поблагодарить за прекрасную работу в прекрасном фильме.

Петр МамоновПетр Мамонов: — Особо уж не надо преувеличивать наши заслуги, потому что раз Богу угоден был такой фильм, значит, он состоялся. Я, конечно, рад, что у нас вышло так — просто и искренне. Без назидательности. Рад, что люди смотрят такое кино не потому, что оно о Вере Православной, а потому что оно здорово сделано. Это и есть наша первая мелкая задача. Но кино не стоит придавать такого уж большого значения. Как и искусству в целом. Надо христианством просвещаться. Ведь Лесков еще писал: «Русь крещена, но не просвещена». А сейчас столько книг замечательных издается отцов Церкви! Не читайте вы современных всяких беллетристов! Даже, если они и честно пишут, все равно — путаются. И телевизор выкиньте из окна! Вот придете сейчас домой и выкиньте!

Д.С.: — А вы выкинули?

Петр Мамонов: — Нет, я смотрю по нему DVD всякое хорошее. А чушь всякую зачем мне смотреть? Что я — дурак?! Много грехов у меня, но ум не пропить успел.

Д.С.: — Еще совсем недавно вы рассказывали, что самый большой кайф для вас — поставить «Слэйд» на виниле…

Петр Мамонов: — Нет уже. Не идет.

Д.С.: — Само ушло или заставляли себя отречься?

Петр Мамонов: — Само. Вы же знаете, мы трехсоставные: плотское, эмоциональное и духовное. И все, что из области эмоций, мешает мне. Мне интересен только дух. В духе я ничего еще не достиг. А в чувственном — тут все ясно.

Д.С.: — А съемки «Острова» — это ступенька к постижению духа?

Петр Мамонов: — Конечно! Стыдно некоторые вещи делать после такого кино. Совесть жжет. И слава Господу! Это, знаете, как после причастия. Есть у нас в Москве проповедник, настоящий такой поп русский — отец Димитрий Смирнов. Так он говорит, что если взаправду хочешь навсегда какую-нибудь греховную привязанность свою оставить, тогда она сжигается огнем Причастия. А если потом возвращаешься к ней раз-два, а после снова каешься и причащаешься лукаво, то можно с таким грехом и совесть сжечь. И тогда заблудишься, и уже не будешь различать грех. Мария Египетская как сказала себе: «Вот с этого дня никогда и не разу». Ушла за Иордан, землю грызла. Семнадцать лет не причащалась — ей Ангел в пустыню Причастие принес. А мы как г. в проруби. Я, например. То твердо решаю, что никогда не буду, а назавтра уже думаю, что годик потерплю, а там и рюмку-другую потянуть можно будет. Осел неразумный! Как пишет Иоанн Златоуст. Выкинь навсегда это из головы! Жить-то осталось не так много! А Максим Исповедник даже говорит: «Если какому-то греху не готов сказать „Аминь“, то не неси его на исповедь». Понятно, что для нас немощных это слишком строго. Это в VII веке писалось. Поэтому надо, конечно, исповедоваться. Я вот к батюшке прибежал с этой цитатой, а он мне: «Ладно, ладно те, Петя!».

Д.С.: — А будете альбомы записывать еще?

Петр Мамонов: — Кто знает? Постараемся.

Д.С.: — Очень хотелось бы. Как бы там ни было, вы остаетесь величиной первого порядка в отечественной рок-культуре.

Петр Мамонов: — Да какая там величина… Просто песенки пою.

Д.С.: — Ну ничего себе «просто песенки», если «Звуки Му», единственных из всего Союза, отец электронной психоделии Брайен Ино писал на студии продюсера «Битлз» Джорджа Мартина!

Петр Мамонов: — Так тот же Ино и сказал: «Петр не музыкант. Он поэт. Если Ферри и Боуи делают театр вокруг своей музыки, то Мамонов делает музыку вокруг своего театра». И я, как всякий ремесленник, должен знать, где я слаб, а где силен. Что мне Господь дал, то я и должен реализовать. И ни на какую полку меня не надо укладывать. Так что, никакой я не «рок». Просто Петя Мамонов. Во всех моих деланиях: будь то на экране кино, или на сцене театра, или на пластинке… Мне повезло просто, что Господь вывел меня четко на то место, которое Он мне и предназначил. Я занимаюсь независимым творчеством. Я ищу какие-то новые пути. Я ошибаюсь. Я иду в сторону, в бок…

Я интересен в лучшем случае десяти тысячам человек. Но они меня крепко любят, следят за тем, что я делаю, и, дай Бог, если это дает какой то толчок другим.

Тот же Ино, тогда в Лондоне он рассказывал, что вся эмбиентная музыка, которую он сочинял в 70-х, была никому не нужна. А тут на моих глазах каждый день со всего мира перечисления приходят — то там что-то издали, то там использовали. Через тридцать лет. «А тогда я и не думал на этом зарабатывать, — говорит. — Мне просто по кайфу было этим заниматься».

Вот так и я совершенно свободен от всяких обязательств. Никакой у меня не будет пенсии. Я всю жизнь делаю то, чего моя левая нога захочет. А мне сценарии волочат и волочат… Ну не вижу я там себя! Сценарий «Острова» — первый за двадцать лет после «Такси-Блюз».

Д.С.: — Петр, а что для вас Киев?

Петр Мамонов: — Прежде всего — Софиевский собор. Там меня впервые «проняло». Поэтому он — и моя личная святыня. Но в этот приезд задержаться в Киеве не смогу — лечу на гастроли в США. Тут успеть бы в деревню свою заскочить на Покров на службу.

Д.С.: — Это после Софиевского вы осознано к Богу пришли?

Петр Мамонов: — Осознанно к Богу не приходят. Вера — это Дар Божий. Вот перед вами лежит коробка конфет. Вы никогда не знали, что это такое. Вы их пробуете и чувствуете, как это чудесно. Так и я. Никогда даже и не думал об этом. Метался, водку пил… Так что, если кто-то собирается «понимать» Бога — башку надо отсечь. Потому что ум наш помрачен. А Вера, как сказано, есть уверенность в вещах невидимых.

В этот момент интервью прерывается барышней, подошедшей к нашему собеседнику за автографом. Но и после его получения девушка не отходит.

Девушка: — А можете «Для Натальи» дописать?

Петр Мамонов: — Ну я же вас не знаю! На-та-лии (подписывает).

Заминкой пользуется воинственно мудрствующий (как мы увидим ниже) молодой человек.

ВММЧ: — А ваша песня «Северно-западный слон» как-то связана с христианством?

Петр Мамонов с монахинейПетр Мамонов: — Вы знаете, откуда она родилась? Давным-давно, когда я еще смотрел телевизор, там показывали, как какой-то дурак завез слонов купаться в Финский залив. И вот бедные африканские животные бродили по этой мелкой воде под холодным дождем с грустными-грустными глазами… Вот и все. И не ищите там каких-то аналогий или скрытых смыслов — дурацкое это дело. Вот песня нравится, и все! А каждый находит там себя. И вообще, каких-то ответов «хитросплетенных» у меня нет. Я не знаю ничего! Я знаю только, где Путь Истинный и где Жизнь.

ВММЧ: — А свой путь есть у вас?

Петр Мамонов: — Какой такой свой, кода он один — Христос! Он мой, да. И ваш. Самое главное знать, что Правда — Там. И Правда Одна. Что шесть правд не бывает и что «Бог один, для всех религий» — это чушь собачья!

ВММЧ: — Почему это?

Петр Мамонов: — Потому что! Христос только один Бог. А Будда, как и прочие, это не Бог!

ВММЧ: — Но Христос, ведь, только Сын Божий!

Петр Мамонов: — Не надо придумывать! Послушайте, я не богослов. Вы лучше купите mp3 Осипова Алексея Ильича, преподавателя Московской Духовной Академии. Он вам там все разъяснит насчет того, Кто Бог, и сколько их, и что такое — католицизм и униатсво.

ВММЧ: — А как вы относитесь к церкви Киевского патриархата?

Петр Мамонов: — Как можно относиться к «церкви», у которой нет преемства священства от Апостолов? Где пресеклось апостольское рукоположение. А наша Церковь Православная — единственная, где Предание сохранено и священство рукоположено от апостолов непрерываемо. Еще раз говорю — купите Осипова. Он вам все расскажет, не то, что я — грешный и необразованный. Чего спрашивать у меня, когда это все продается? Если вы так интересуетесь — купите и послушайте.

ВММЧ: — Мне просто интересно с вами пообщаться.

Петр Мамонов: — Но я ведь не могу ответить вам на должном уровне!

ВММЧ: — Это не важно. Мне просто интересно ваше мнение.

Петр Мамонов: — На сей счет у меня не может быть своего мнения! Это как я в Оптину Пустынь приехал и спрашиваю: «Батюшка, как вы считаете…», а он и отвечает: «Я ничего не считаю».

ВММЧ: — А высшие чины Церкви — соблюдают ли они…

Петр Мамонов: — Ну, вот еще что спросил! Вас интересует чужая душа? Вы о своей беспокойтесь!

Д.С.: — Уважаемый, извините. У нас работа. Интервью…

Петр Мамонов: — Нет-нет. Пускай спрашивают. Я для этого и приехал. Миленький, как Вас звать?

ВММЧ: — Андрей меня звать.

Петр Мамонов: — Андрюха, вот сказал один из святых отцов (я себе прямо над кроватью прилепил): «спаси себя, и хватит с тебя».

ВММЧ: — А если я спасаюсь так, как считаю нужным?

Петр Мамонов: — Как это — «как считаю нужным», когда у тебя Евангелие есть?!!

ВММЧ: — Но ведь Его можно трактовать по-разному.

Петр Мамонов: — Святые отцы нам уже давно все оттрактовали.

ВММЧ: — То есть, вы хотите сказать, что на 5-м Вселенском соборе…

Петр Мамонов: — Да ничего я ни хочу сказать! Зачем тебе все это надо?! Ты в сердце свое загляни! А поболтать — это не ко мне.

Д.С.: — А что — к вам?

Петр Мамонов: — Я призываю людей, которые могут меня услышать к работе над своей душой. К тщательному изучению себя. К такого рода эгоизму. К пониманию своего места в этом мире. А не к тому, почему это плохо и то плохо. Себя спаси! Бог не зря создал нас разными. Значит, он каждому дал предназначение его. Тот же плотник, который шкаф сделал и все им двести лет любуются — чем он хуже меня — артиста?

И любовь нужно нести. Ведь если что-то маленькое доброе сделал — неделю хорошо! Выгодно даже получается! Пока мы будем стараться делать добро, мир будет стоять. Посуду, там, лишний раз помой «вне очереди». Христианский поступок? Христианский! Ведро вынеси, чтоб мать не просила лишний раз. Вот так — комариными шажками — в Царствие Небесное. Как учил отец Козьма (консультант фильма): «Потихонечку, но каждый день».

Или с другом там поссорился пять лет назад. Позвони ты ему и скажи: «Миш, ну кончай! Ну прости ты меня-идиота — че-то ляпнул тебе по пьянке». Даже, если это он тебе ляпнул. Поснисходительней надо друг к другу. Подумаешь, дело большое — ошибся человек. Я вот прочитал, что одно из имен Дьявола — «Разделяющий». Тогда, если один прав на 100% и другой прав, то что делать? Уступить одному! Всю свою «правоту» отдать! А мы как-то вцепились в свое: «я прав!», «правовое государство"… Бред какой-то! «Либеральные ценности"… Ну, смешно! Сколько живем-то? Давайте в собственной жизни разберемся, какие там ценности.

«УРА-информ» благодарит за содействие в интервью директора фестиваля «Покров» кинорежиссера Александра Акулова и настоятеля Свято-Троицкого Ионинского монастыря архимандрита Иону (Черепанова).
Фото Ольги Скворцовой


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru