Русская линия
Русская линия23.10.2006 

«Процветание и безопасность страны определяются гражданской позицией соотечественников»
Стенограмма «круглого стола» на тему: «О формировании патриотических идеалов в современном гражданском обществе при активном участии законодательной и исполнительной власти, СМИ и системы образования»

Здание Государственной Думы. Малый зал. 10 октября 2006 года. 11 часов. Председательствует председатель Комитета по информационной политике В.Я.Комиссаров.

Председательствующий. Дорогие друзья, вы знаете, сейчас просто вот пришла в президиум информация о том, что, к сожалению, просто большое количество участников нашего «круглого стола» сейчас стоит в очереди на пропуска, а мы вынуждены начинать. Но они будут подходить, у нас достаточно сегодня такой представительный «круглый стол», и Олег Викторович Морозов, первый вице-спикер Государственной Думы тоже собирался прийти на этот «круглый стол», и позвольте передать от него слова приветствия.

Я предлагаю следующий регламент учредить. Как вы видите, у нас здесь очень уважаемые люди сидят в президиуме. «Круглый стол» проводится совместно с Комитетом Государственной Думы по физкультуре, спорту и делам молодежи и мы, естественно, Комитет по информационной политике, тоже являемся, так сказать, зачинщиками этого, так сказать, процесса, и я думаю, что вы к нам подключитесь.

Президиум, как вы видите, у нас такой представительный президиум — Пожигайло Павел Анатольевич, он является статс-секретарем Министерства культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации. Рядом со мной находится Гильмутдинов Ильдар Ирекович, он заместитель председателя Комитета по физической культуре, спорту и делам молодежи. Естественно, Александр Николаевич Крутов, который, собственно говоря, долго инициировал «круглый стол» и мы должны ему признательны быть за данную проблематику, Александр Николаевич является заместителем председателя Комитета Государственной Думы по информационной политике. Также хочу вам представить нашего уважаемого коллегу депутата Сентюрина, он координатор по патриотическому воспитанию молодежи политической партии «Единая Россия».

Кроме того в наших рядах председатель Синодального отдела Московской Патриархии по связям с правоохранительными органами и органами законодательной власти, отец Дмитрий Смирнов. Прошу любить и жаловать.

Позвольте такой регламент установить, видимо так, выступающие, я думаю, давайте до 10 минут, наверное? До пяти минут? Давайте так, доклады и потом регламент выступлений. Да? Доклады, я думаю, минут там до 15, да? До 10−15 минут. Потом регламент выступлений — 3−5 минут. У нас действительно много записалось желающих, потому что разные точки зрения, и поэтому прошу вас передавать ваши доклады, выступления в президиум, все они войдут в стенограмму. Возможно, мы ее потом опубликуем, как это было и на «круглом столе» в прошлом году по печатным спискам.

Позвольте просто выступить с кратким, так сказать, вступительным словом, и дальше я передам бразды правления Александру Николаевичу Крутову, так как мне сейчас нужно идти на совещание к руководству.

Итак, дорогие друзья, я хочу просто четко расставить приоритеты. Сегодня наш «круглый стол» называется «О формировании патриотических идеалов в современном гражданском обществе при активном участии законодательной и исполнительной власти, СМИ и системы образования».

Эта проблема назрела давно, о ней говорят все, и со страниц изданий, и с экранов телевизоров, и в обществе. Речь идет о том, что очень сложно говорить о том, что наша страна будет развиваться экономически, без такого духовного возрождения, любви, к нашей Родине, к патриотическим ценностям, патриотическим идеалам.

Мы много раз киваем на западную культуру, однако, если кто-то хоть раз был, скажем, в тех же Соединенных Штатах Америки, у них, их американский флаг, ну, будем так говорить, чуть ли не на каждом киоске, так сказать, они с уважением и гордостью его развешивают. Это говорит о том, что, видимо, сама система, ну может быть, эта система, которая там десятилетиями насаждалась, и будем так говорить, взращивалась американским кинематографом, там, и другими делами. Она позволила, что называется, с молоком матери впитать уже многим поколениям тех же американцев такую удивительную способность любить Родину.

У нас всегда это было, у нас всегда это было, и это всегда будет, но, к сожалению, как вы знаете, последнее время, особенно события 10-летней давности показали, что, видимо, недостаточно государством уделяется внимания этой теме, недостаточно, видимо, просто декларировать ценности и патриотизм. Нужно помогать экономически, помогать финансово.

И одним из таких, я считаю, положительных примеров развития является телеканал «Звезда», которому мы, в частности, Комитет Государственной Думы по информационной политике тоже в меру сил и возможностей по тем законам, которые существуют, естественно, оказываем содействие. Есть так же другие примеры из средств массовой информации, которые имеют патриотическую тематику.

Однако я бы хотел призвать участников «круглого стола» к тому, что СМИ должны быть разными. Безусловно, наша задача содействовать тем СМИ, которым. в условиях коммерции довольно сложно выживать. Я знаю, что Павел Анатольевич Пожигайло, он традиционно выступает, и мы его поддерживаем всячески в этом, за то, чтобы был выработан социальный заказ на создание и поддержку в СМИ, в кинематографе положительного героя. То самое, что в своё время всегда соответствовало нашему менталитету.

Если вы помните, мы все в детстве мечтали стать, естественно, космонавтами, милиционерами, военными и так далее… К сожалению, вы же помните, определённые образцы, когда Советский Союз развалился, модными героями стали, не побоюсь этого слова, достаточно аморальные элементы. Достаточно вспомнить какие-нибудь фильмы, романтизирующие бандитов и так далее.

Мы хотели бы, ещё раз подчёркиваю, в рамках закона, в рамках плюрализма и в рамках, естественно, сбалансированного подхода, никто здесь не говорит о том, что надо сейчас взять серп или косу и калёным железом выжигать. Я считаю, что надо не запрещать, а замещать. Каким образом? За счёт экономического стимулирования, за счёт общественного мнения, за счёт других вопросов, которые могут стимулировать это. У каждого есть разная точка зрения, и она имеет право на существование, но всё-таки мы должны вести эту работу. И эту работу мы будем вести последовательно, динамично и достаточно жёстко.

Поэтому большое вам спасибо за то, что вы пришли на заседание этого «круглого стола». Уверяю вас, каждая из ваших идей, каждое из ваших выступлений войдут в рекомендации «круглого стола», возможно, послужат каким-то импульсом, толчком к тому, чтобы мы это и на, возможно, каком-то законодательном уровне, но, скорее всего, в виде работы с главными редакторами СМИ, и другие формы общения. Естественно, у нас здесь есть профильные министерства, которые оказывают гранты непосредственно на те или иные произведения искусства.

Я думаю, что-то самое направление, которое для нас важно, должно укрепляться, потому что те суммы, которые, мы видели на этот год, утверждались на патриотическое воспитание в Российской Федерации, они, я не побоюсь этого слова, смехотворны. Государство должно поддерживать, должно поддерживать свою культуру, должно поддерживать патриотические настроения, естественно, не перекрывая шлюзы для законных, но, может быть, имеющих другую точку зрения средств массовой информации, но должно всё-таки это поддерживать. И мы будем настойчивы в том, чтобы это отстаивать.

Я предоставляю слово Александру Николаевичу Крутову, так как он у нас последовательно это отстаивает. Прошу вас, Александр Николаевич.

Крутов А.Н. Уважаемые друзья! 90 лет назад, в годы Первой мировой войны, император Вильгельм решил собрать пленных русских солдат — мусульман в одном лагере. Он построил для них образцово-показательные казармы, построил мечеть. Приехала принимающая комиссия, осмотрела образцово-показательные казармы, мечеть, послушала, как от русского ига спасаются в немецком плену русские солдаты — мусульмане. После этого, всех — несколько тысяч солдат выстроили на плацу и говорят: а теперь давайте спойте какую-нибудь свою молитву. Вышли перед строем муллы, что-то подсказали солдатам, те подтянулись и хором грянули «Боже, царя храни». Это говорит о чувстве патриотизма людей, всех народов, которые жили и живут в великой стране, на великой земле российской.

Толковые словари дают определение патриотизма как любовь к Родине, преданность своему Отечеству, своему народу. Не отрицание, не ненависть к другим, но любовь и готовность на жертвы во имя интересов своей родины. Что может быть естественней этого чувства, сопровождающего нас всю жизнь, так же, как любовь к матери, к отцу и к своему родному дому?

Но еще совсем недавно, само понятие «патриотизм» было фактически под запретом. Его высмеивали, над ним издевались, ссылаясь на тенденциозно переведенное высказывание жившего в восемнадцатом вке известного английского литератора и общественного деятеля Сэмуэла Джонсона, якобы сказавшего, что «патриотизм — последнее прибежище негодяя».

Между тем в статье «Патриот. Обращение к избирателям Великобритании», написанной в 1777 году, говорится совсем иное: «Любовь к Родине — последняя надежда и спасение у самого пропащего человека». Джонсон говорил о патриотизме возвышающем, о Патриотизме с большой буквы.

Подмена была допущена неспроста. Развал Советского Союза был невозможен без мощнейшей идеологической обработки населения огромной страны и прежде всего утраты чувства патриотизма, стирании грани между грехом и праведностью.

Но Россия пережила времена безвременья. В последние годы мы видим, как наша страна «сосредотачивается», постепенно восстанавливая утраченное могущество. Как выздоравливающий после тяжелой болезни, она вновь начинает «обрастать мускулами». И находит всё большее понимание, то, что гражданское общество не может быть создано без патриотизма. Патриотизм отличает гражданина от раба.

Долг и право патриотов построить родину свободных людей, в которой белое было бы белым, черное черным. Жизнь строилась бы по совести, по справедливости, а не по понятиям. Сегодня много говорят о национальной идее. Национальная идея делает граждан патриотами. Но и сама национальная идея невозможна без патриотизма, веры, бескорыстия и преданности Родине. В продажном коррумпированном государстве эти ценности не нужны.

Как нам преодолеть разруху в головах, как нам преодолеть духовную гнилость и слабость, чтобы любой гражданин России в любой точке мира знал, что он гражданин великого государства и он готов его защищать. Вот об этом мы сегодня и порассуждаем.

В последние годы в массовом сознании понятию патриотизма возвращается его истинный смысл. Либеральной духовной агрессии дается отпор. На высшем государственном уровне вспомнили о необходимости патриотического воспитания. Приходит понимание простой истины: без этого не может быть боеспособной армии, от этого зависит военная и экономическая мощь любой страны. Но отдельными мероприятиями патриотизм не воспитаешь. Он прививается с раннего детства, в семье, в школе, которой необходимо вернуть воспитательную функцию, не сводя ее роль исключительно к обучению определенной сумме знаний и навыков.

Патриотизм — это ответ мелочному индивидуализму, жалкой попытке поставить частные интересы выше государственных. Вспомним, как говорил тот же Сэмуэл Джонсон: «Патриотом является тот, чья общественная деятельность определяется лишь одним-единственным мотивом — любовью к своей стране, тот, кто, представляя нас в парламенте, руководствуется в каждом случае не личными побуждениями и опасениями, не личной добротой или обидой, а общими интересами».

Разумеется, позитивные тенденции последних лет — пусть даже не завершившиеся пока ничем более убедительным, чем заорганизованная программа патриотического воспитания — вызывают серьезные опасения у наших так называемых партнеров на Западе. Достаточно бегло просмотреть американскую, британскую, другую мировую прессу, и становится ясно, что мировое сообщество начало очередной раунд «холодной войны» против России. Любые признаки укрепления вертикали власти и российской государственности встречаются в штыки, подвергаются поношению и осмеянию.

Патриотическое воспитание необходимо не только для объединения нации перед лицом внешней угрозы. Россия — страна, где живут представители как минимум двух сотен разных народов. Всех нас объединяет осознание того, что Россия — наш общий дом, созданный при государствообразующей роли русского народа. Когда же это понимание исчезает, естественные проявления любви к малой Родине выливаются в местечковый шовинизм, заявления о превосходстве своей нации над всеми остальными, расползание по тесным и темным национальным квартиркам. Единство России будут пытаться разрушить извне, опираясь именно на этнический фактор. Нельзя давать в руки врагам этот козырь.

Вспомним, откуда пошла российская государственность, на каких началах было организовано государство? Знать духовную основу, на которой создавалась Россия — обязанность каждого гражданина страны. А так как этой духовной основой было православие, необходимость введения в школах на всей территории страны предмета «Основы православной культуры» представляется самоочевидной. Конечно, это не отменяет возможности изучения основ исламской или буддистской культуры в местах компактного проживания людей, придерживающихся соответствующего вероисповедания. Если у детей и родителей есть такое желание, тут не должно быть никаких препятствий. Но знать основы православной культуры, духовные ценности, на основе которых создавалось государство, необходимо каждому гражданину России.

Я не знаю, где получил образование министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко, но ему не помешало бы пройти курс патриотического воспитания. Иначе ему бы в голову не пришло протестовать против «Основ православной культуры».

Воспитание патриотизма сыграет колоссальную роль и в ходе объявленного президентом упорядочивания миграционных процессов, социализации и ассимиляции прибывающих к нам мигрантов. По разным данным, в России проживает от 5 до 10 миллионов нелегальных мигрантов, прибывших сюда в поисках лучшей доли. Это огромная цифра.

При этом мигранты люди далеко не всегда уважают наши обычаи и традиции, что вызывает естественный протест коренного населения. Между тем это они в гостях, а мы — дома. Поэтому очевидно, что именно мигранты должны приспосабливаться к нам, а не мы к ним. Тенденция отхода от мнимой «толерантности», когда права коренного населения ущемляются ради блага вновь прибывших, характерна для многих стран мира. Как заявил недавно австралийский премьер-министр Джон Говард, все прибывающие в Австралию иностранцы должны как можно быстрее осваивать австралийский образ жизни. Будем надеяться, что и российские высшие государственные власти не остановятся на декларациях, а доведут миграционную реформу до логического конца.

Все мы, живущие в России, должны любить свой дом, двор, знать названия растущих в нем цветов и деревьев, знать своих предков, знать историю своей семьи. Мы не должны быть простой географической «территорией для населения», какой нас хотели бы видеть многие представители мирового сообщества и собственные Иваны, не помнящие родства. Те, кто спит и видит нас «россиянами», «общечеловеками», адептами некоей «единой мировой религии». Но, как прекрасно сказал великий русский композитор Георгий Свиридов, «россиянином может быть и папуас». Он прекрасно может жить в России — и на здоровье, пусть живет. Но русский человек — это русский человек, татарин — татарин, башкир — башкир, якут — якут. Все мы сообща строили наше государство при государствообразующей роли русского народа, и если этот механизм подвергнется коррозии — разрушится вся система. Понимание этого должно быть в каждой семье, в школе, в средствах массовой информации.

Как этого достичь? Необходим социальный заказ на патриотизм. Он должен воспитываться со школьной скамьи, для чего нужно, в том числе, серьезно пересмотреть учебники, 80% которых, по словам того же министра Фурсенко, не соответствуют требованиям времени.

Поднимался вопрос — нужен ли закон о любви к Родине? Конечно, никаким законом любить свою страну и народ никого не заставишь. Но ситуацию, когда человек ценится не за ту пользу, что он может принести своей стране, а за умение зарабатывать, когда честный и негодяй, девушка и проститутка, бездельник и труженик уравниваются в общественной морали, никак нельзя признать нормальной.

Иерархия духовных ценностей нашего общества должна претерпеть существенные изменения. Кого защищали псковские десантники, практически в полном составе героически погибшие во время боевой операции в Чечне? Неужели интересы Березовского, Абрамовича, каких-то иностранных компаний, имеющих интересы в России? Конечно же, нет. Они погибли, защищая свою Родину, свою землю — и на таких примерах должна воспитываться наша молодежь. (И тогда, может быть, как в Америке день начинается с поднятия на лужайке перед домом государственного флага, у нас он будет заканчиваться самоотчетом: что я сегодня сделал для Родины?)

Разве не к нам обращены горькие и пронзительные слова старого Тараса Бульбы? «Знаю, подло завелось теперь на земле нашей; думают только, чтобы при них были хлебные стоги, скирды да конные табуны их. Перенимают черт знает какие басурманские обычаи; гнушаются языком своим; свой со своим не хочет говорить; свой своего продает, как продают бездушную тварь на торговом рынке. Милость чужого короля, да и не короля, а паскудная милость польского магната, который желтым чоботом своим бьет их в морду, дороже для них всякого братства…

Но у последнего подлюки, каков он ни есть, хоть весь извалялся он в саже и в поклонничестве, есть и у того, братцы, крупица русского чувства. И проснется оно когда-нибудь, и ударится он, горемычный, об полы руками, схватит себя за голову, проклявши громко подлую жизнь свою, готовый муками искупить позорное дело».

Будем надеяться и верить, что такое время наступает.

Мы не против кого-то. Мы — за то, чтобы каждый гражданин был патриотом не на своем, местечковом уровне, а ясно понимал, что Россия — наш общий Русский Дом. И мы принимаем всех, кто любит Россию.

Спасибо. (Аплодисменты)

Председательствующий. Спасибо, Александр Николаевич.

Действительно, патриотизм, я думаю, и интернационализм — это вещи, будем так говорить, почти что синонимы. Главное в этой ситуации, чтобы мы сегодня могли найти те механизмы, которые будут действительно поддерживать эти идеи, а идеи действительно праведные. Другое дело, что у всех есть разные точки зрения, мы обязаны их выслушать и по возможности ко всем прислушаться. Вот это и есть, может быть, наша основная задача.

Я хотел бы предоставить слово… Да, кстати, я хотел бы представить вам ещё одного уважаемого человека, который присоединился к нашему сегодняшнему «круглому столу», это уважаемый Михаил Ефимович Швыдкой. Он возглавляет Федеральное агентство по кинематографии и большое спасибо Михаилу Ефимовичу, что он сегодня посетил наше такое высокое собрание.

Теперь я хотел бы предоставить слово Павлу Анатольевичу Пожигайло. Он статс-секретарь Министерства культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации.

Пожигайло П.А. Добрый день, присутствующие, бывшие мои коллеги-депутаты! Мы не один раз в Государственной Думе обсуждали этот вопрос. Действительно, было очень много «круглых столов». Сейчас уже, перейдя на работу в министерство, у меня появилось некое другое зрение на эту проблему, и я хотел высказать в этом смысле свою позицию.

Безусловно, события последнего времени подтвердили, что экономическая дезинтеграция, социальная дифференциация общества, девальвация духовных ценностей оказали негативное влияние на общественное сознание большинства социальных возрастных групп населения страны и резко снизили воспитательное воздействие российской культуры, искусства и образования как важнейших факторов формирования патриотизма.

Потеря духовных и социальных ориентиров, отсутствие консолидирующей национальной идеи не способны помочь преодолеть кризис конкретному человеку, отдельной личности, а также определённым уязвимым группам, слоям общества.

Стала всё более заметной и постепенная утрата нашим обществом традиционного российского патриотического сознания.

Объективные и субъективные процессы существенно обострили, в том числе и национальные вопросы.

В общественном сознании получили широкое распространение равнодушие, эгоизм, индивидуализм, цинизм, немотивированная агрессивность, неуважительное отношение к государству и социальным институтам. Проявляется устойчивая тенденция падения престижа военно-государственной службы. Но здесь есть один очень важный вопрос, на который, на самом деле мы должны себе ответить. Я внимательно смотрю телеканал «Спас», жаль, что он пока не федеральный. Мы за это, кстати, боремся. И в переходе на цифровое телевидение постараемся, чтобы именно этот телеканал попал на экраны большинства зрителей нашей страны. Рене Генон, пророк ХХ века, как его называли, написал книгу «Кризис ХХ века». Там он сказал, почему в мире растёт жестокость, агрессивность, где-то приобретая форму национализма, где-то приобретая формы полной деградации общества. Одна из бед — это власть денег. Одна из бед — это то самое царство Золотого Тельца, в которое мы сегодня идём, вторя, так сказать, общемировым процессам.

Здесь действительно противоречие, потому что с одной стороны, мы хотим жить в более комфортной жизни, есть более качественную пищу, ездить на более дорогих машинах, отдыхать на более дорогих курортах. Но в основе этой лежит некая эгоистическая сущность человека, в которой он всё больше и больше хочет удовлетворить себя, любимого, комфортом. Но Генон говорит, что вообще прогресс человечества был 2000 лет назад. 2000 лет назад была высшая точка прогресса. Потому что, с его точки зрения, прогресс человечества лежит не в логической, а в этической сфере. И вот та этика, которая была 2000 лет назад постепенно где-то на рубеже средних веков, потеряла свою сакральность и, в конечном итоге, прогресс встал на службу человеку, удовлетворяя все более и более растущие его потребительские интересы. Но одновременно прогресс, создавая всё больший комфорт человеку, создавал с помощью науки и более современное, и более точное оружие массового уничтожения человека. Так появилась ядерная энергия, так появилась генетика и так далее.

Так вот, к чему движется мир? В конечном итоге, когда-нибудь, ядерная бомба будет помещаться в чемоданчике маленьком. Вопрос только один. Найдётся ли тот человек, который сможет нажать эту кнопку и уничтожить миллионы.

И мы, находясь в этом, пока спокойном состоянии, находимся в нём лишь потому, что пока технология и прогресс ещё не дошли до таких возможностей, когда появится оружие, которое может уничтожить огромное количество людей по воле одного человека. Мы видим, что мир развивается действительно очень интенсивно с точки зрения технологии новаций. Но на фоне этого происходит этическая деградация людей, которая принимает самые разные формы.

Так вот, например, если взять Соединённые Штаты Америки — да, они сталкиваются со многими подобными вопросами, как это было, отношение белых к чёрным или сейчас там проблема, например, латинос. У них есть огромное количество проблем с миграцией, с различного рода клановыми интересами, потеря английского языка, переход на испанский, и так далее.

В Соединённых Штатах существует очень мощная государственная система своевременной оценки этих ситуаций, выработка механизма реакции на эти ситуации, и в том числе в сфере СМИ и в сфере культуры. Организована система государственной пропаганды для того, чтобы именно через средства массовой информации, можно было нивелировать отрицательный эффект этих явлений.

Мы можем видеть почти во всех американских блокбастерах чёрного и белого полицейских. И на самом деле госдепартамент активнейшим образом участвует в жизни Голливуда и участвует вообще практически во всех медийных продуктах, которые выходят на обозрение широкой публики.

Вспомните все последние фильмы, вот буквально вчера, так сказать, американский боевик, где полицейский теряет зрение на операции, он слепой, служит дальше, так сказать. «Слепое расследование», по-моему, называется. Фильм, набравший большой рейтинг, большие капиталы. Но о чём там говорится? О том, что добро побеждает зло, что слепой полицейский остаётся служить в полиции, об отношении к нему.

В Америке сегодня существует очень мощная, очень точная, очень хорошо финансируемая пропаганда этих важных государственных социальных приоритетов, которые необходимы, как некие лоцманы в современном мире всё более и более угасающих этических категорий. Капитализм, который рождает формулу, кстати, которая у нас активно пропагандируется, «Бери от жизни всё», неминуемо, скажем я бы такую параллель провёл: бери от жизни всё — это, значит убить?

«Если ты однова живёшь или берёшь от жизни всё, — я цитирую некоторые метафоры канала „МТV“, — это и есть как раз то оружие, которое сегодня направлено за национализм, против рождаемости, против толерантности, против доброго отношения друг к другу». Потому что, если «Бери от жизни всё» — это формула, если однова живём, если эта жизнь конечна и она одна, тогда зачем я должен себя ограничивать? Вот тут-то и появляется категория эгоизма, эгоцентризма, индивидуализма, когда я должен заработать деньги и прожить эту жизнь так, чтобы потом в конце жизни сказать: «Да, я взял от жизни всё». Но тогда нет самоограничения, тогда для того чтобы жить ещё лучше, можно убить, можно украсть, можно обобрать человека.

Но если в Америке существуют государственные механизмы через средства массовой информации в определённом смысле хотя бы некого противодействия этим нарастающим тенденциям, присущим капиталистическому обществу или либеральному обществу, то в России после 1991 года вообще отсутствует какой-либо механизм, который мог бы влиять сегодня на сознание людей, давая им хотя бы какие-то нравственные приоритеты.

Слава Богу, что сегодня люди начали ходить в храмы. Слава Богу, что сегодня люди начали ходить в мечети. Слава Богу, что сегодня хотя бы возникают какие-то маленькие островки вот пропаганды духовности. Но мы-то должны говорить о том, что эта система должна работать на уровне государства.

Я сейчас, как чиновник Министерства культуры и массовых коммуникаций, могу сказать, что в этом году мы прорабатываем концепцию этого подхода, в следующем году, я думаю, что уже будет концепция инструмента с учётом целого ряда нормативно-правовых актов.

Надеюсь, что через полтора-два года мы предложим законодательные меры, в которых будет предусмотрено, что государство должно вскрывать самые острые социальные проблемы, выделять финансирование на это, должен существовать инструмент, который мог бы осуществлять точечное финансирование различного рода проектов в сфере культуры и массовых коммуникаций, которые могли бы в нашем современном обществе давать те самые нравственные идеалы, о которых мы говорим. Это очень важно сегодня в том мире, в котором мы живём.

Безусловно, для того чтобы, с моей точки зрения, поправить отношения с Грузией, надо снять фильм «Отец солдата». Понимаете, вот фильм «Отец солдата» это и есть тот самый социальный заказ. Любой нормальный человек, который посмотрит в Грузии или в России этот фильм, я думаю, что у 80 процентов людей, у которых сегодня есть некое ожесточение в результате объективной — субъективной истерии с обеих сторон и так далее, просто уйдёт эта агрессивная составляющая, которая, с моей точки зрения, может привести только к большой беде.

Сегодня кинематограф вообще перестал играть вот эту важную социальную роль. Сегодня это всё отпущено на стихию рынка.

Что такое стихия рынка? Стихия рынка сегодня говорит, что единственный критерий в кино и, скажем, в сериалах это максимальное извлечение прибыли. Мы знаем опыт казино. Да, это самый рентабельный бизнес. Но в этом есть некая, извиняюсь, проблема, похожая на проблему наркомании. Человек изначально слаб, и изначально он может быть соблазнён искушением получать удовольствие от вида убийства, от вида каких-то расчленений, ужасов и так далее, оттого, что кто-то бьёт другого по национальному признаку и так далее. То есть человек искушаем, это естественно.

Если мы сегодня говорим о том, что надо брать от жизни всё, тогда я не представляю, как можно родить детей. Вот у меня трое маленьких детей. Я знаю, что 10−15 лет своей жизни, по крайней мере, моя жена должна прожить не как эгоистка, она должна пойти на жертву определённым своим каким-то человеческим желаниям, так же, кстати, как и я. А что такое родить пять детей?

Мы сегодня должны сказать о том, что невозможно рожать детей без полноценной семьи. Но мы должны также сказать, что такое полноценная семья. Это когда есть понятие любви между мужчиной и женщиной, не то, которое нам говорят с канала «МTV» или с канала «Муз-ТВ», или с ряда других телеканалов. Потому что если мы будем копировать отношения с канала ТНТ, с его очень раскрученных программ «Дом 2» и «Дом 3», мы не сможем рожать детей. Мы, наверное, можем в пробирке или технологически это делать, но семьи не будет. Поэтому что понятия, что такое настоящая, истинная любовь, что такое семья, что такое муж и жена, что такое дети — сегодня отсутствуют в средствах массовой информации.

Безусловно, на этом фоне всё, что мы видим в стихии рынка, носит как хаотичный, так где-то и спланированный характер, потому что не надо забывать, что есть, конечно, ещё геополитика. И совершенно очевидно, что через средства массовой информации можно и к власти приходить. И контроль над этой сферой потерян. Мы в начале 90-х годов очень боялись этих слов, потому что только что ушли от цензуры, любое покушение на ограничение в этой сфере вызывает, естественно, болезненную реакцию. Но я вас уверяю, у Тони Блэра, в Великобритании, существует департамент, который занимается пропагандой в масс-медиа Великобритании. Абсолютно тот же механизм. Кстати, не всегда речь идёт об ограничении свободы слова.

Если государство декларирует несколько национальных проектов серьёзных, как национальный проект «Здоровье» например, ну разве не надо снять сегодня телесериал про участкового врача, которого бы полюбил народ? Тогда бы в общественном сознании вопрос повышения зарплаты участковому врачу вообще не стоял. Разве не нужно сегодня, например, на экране нам создать продукцию, фильмы, сериалы, в которых мы бы увидели фермера. Если мы тратим миллиарды долларов на сельское хозяйство, мне непонятно, а откуда туда придут люди. Это кто вообще? Если мы хотим сделать отток из городов, ну давайте мы сагу сделаем на эту тему, как кстати, это успешно делалось в Советском Союзе. Поддержки масс-медийной в таких прикладных ситуациях сегодня на государственном уровне не существует.

Я убежден, отвечая на вопрос «что делать», что такой механизм в России должен быть создан. Он апробирован и успешно работает во многих развитых страна мира. Мне кажется, этот механизм вот в этом безбрежном океане, который очень трудно ограничить, как один из разработчиков Интернета сказал на вопрос, как ввести цензуру в Интернете, он говорит: разве можно ограничить океан? Давайте строить корабли. Вот как раз нам и важно построить корабли, которые мы могли бы предъявить, по крайней мере, нашему обществу и сказать, что вот это хорошо, а вот это плохо. Понятно, что это требует и творческих усилий. В советское время мы делали фильмы потрясающие, которые до сих пор, кстати, держат нашу страну в определённых этических рамках. Это инструмент, мы над ним будем работать.

Я приглашаю всех к этой работе, если у кого проявится интерес, звоните. Скоро мы будем собирать группу на эту тему. Это непростой вопрос, но я обещаю, что в следующем году мы выйдем с концепцией, через два года уже постараемся вынести это в Государственную Думу в виде законов.

И последнее. Я недавно пришёл в министерство, обнаружил там пропадающие примерно 4 миллиона рублей на патриотическое воспитание. И сначала мы думали сами что-то сделать. Я вот сейчас хочу воспользоваться случаем, у нас есть ещё время. Если у кого-то есть предложения, то мы с удовольствием их рассмотрим, и эти деньги постараемся использоваться с максимальной пользой для страны и для общества. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо. Вот это спасибо большое, Павел Анатольевич, спасибо. И я думаю то, о чём говорил Павел Анатольевич, я думаю, нам с блеском продемонстрирует Михаил Ефимович Швыдкой.

Сейчас я хочу предоставить слово председателю Синодального отдела Московской Патриархии по связям с Вооруженными Силами и правоохранительными органами, учреждениями, протоиерей отец Дмитрий Смирнов.

И пока уважаемый отец Дмитрий готовится, хочу сказать, что действительно, безусловно потрясающая идея о создании вот таких идеологических продуктов. Но мы всё-таки не должны давать повода министерству финансов подменять повышение зарплаты учителям созданием потрясающих произведений искусства. Пусть всё-таки и зарплату повышают врачам и учителям, и мы будем способствовать созданию великих произведений искусства, потому что здесь Павел Анатольевич абсолютно прав. Пожалуйста.

Отец Дмитрий (Смирнов). Спасибо.

Я очень рад выступать вслед за предыдущим выступающим, потому что это будет продолжением того доклада и просто несколько замечаний. По долгу службы приходится участвовать в такого рода обсуждениях, я имею в виду жанр и форма. И иногда создаётся впечатление, что собираются единомышленники, потом мы так поговорим, обсудим, но дело не сдвигается. Потому, что над нами тяготеют некие мифы и боязнь, не говорить открыто — это мы уже довольно смело делаем, а реально что-то сделать или, может быть, действительно, что-то сделать невозможным.

Простое дело. Если мы занимаемся садоводством. Из чего оно состоит? Нужны хорошие семена, нужна хорошая почва, нужно удобрение и борьба с сорняками. Всё. Если мы хотим воспитать патриота — это же очень просто. Человек нам задан — это наши дети, почва — это наша Россия с её культурой. Удобрения. Пожалуйста, это русская культура, а сорняки — это то, что этому препятствует. И вредители ещё есть. Не надо забывать про червячков. И почему бы, собственно, как-то к червячкам испытывать какую-то такую непонятную толерантность, а оказывается, вот в чём. Несмотря на то, что Россия некогда была православная страна, сейчас почему-то она взяла доктрину новой религии под названием либерализм. Религии очень агрессивной, представители её всё время говорят о толерантности, о там плюрализме, но они не терпят вообще никакого иного мнения, кроме своего собственного и очень вообще агрессивно реагируют… (аплодисменты)… на всякие там проявления, допустим, консерватизма или того же патриотизма, их это раздражает, они это не любят. Но ведь единственными воспитателями нашего народа остались теперь только эстрада и средства массовой информации, а попросту телевидение, потому что оно понятно. Большинство не читает газет и Интернет пока ещё широко недоступен. И поэтому с помощью телевидения и эстрады формируется совершенно другой человек, нам не нужный. Почему-то предмета «семья» в школе нет, хотя это важнее ботаники, например, или астрономии, причём 40 процентов детей рождаются вне семьи, у них нет отца. Хотя бы теоретически, чтобы они представляли, вообще, что такое семья, но этого нет. Даже какие-то понятия природные, генетические эстрадой и телевидением в них намеренно разрушаются. И вот это совершенно справедливое замечание о том, что роль телевидения таковая, как роль казино, то есть исключительно развращающая. Плебисцит показывает, что 80 процентов категорически против. Хотя если сравнить телевидение теперешнее и десятилетней давности, улучшение налицо, безусловно, процесс идёт, но дети-то тоже растут. Поэтому это нужно делать как бы резко и быстро.

Людей, исповедующих либерализм в наших СМИ, гораздо больше в процентном отношении, чем внутри народа. А, собственно, почему такие преимущества? Или почему вот какое-то ограничение рекламы пива встречает у законодателей такое вежливое, любовное отношение к производителям пива, а почему не к тем, кто его пьёт? Почему так заботятся об интересах производителей пива, они ведь не бедные люди, как-то могут немножко и сократить свой бизнес и что в этом там особенного?

То же самое и здесь. Почему, идет то, что заведомо вредно и плохо и дурно пахнет, и абсолютно бескультурно, или как вот на Первом канале теперь уже рекламируют с помощью передачи какую-то магию, какой-то доктор Малахов, совершенно безумный. Почему вместо этого не дать действительно нечто созидающее, а показывать просто людей психически больных и тем заражать и без того людей с подвижной психикой и наших несчастных женщин и так далее, и так далее. И теперь, конечно, с помощью вот этих могущественных и великолепных средств как телевидение и других средств массовой информации внедряются мифы, а ведь, к сожалению, только 10 процентов людей, это везде, в любом человеческом сообществе могут самостоятельно мыслить. А остальные просто повторяют понравившиеся им клише. Это с известно, это абсолютно научный факт. Внедряются мифы, которые не имеют никакой научной основы. Повторюсь, известные. Например: «Россия — многонациональная страна».

Но ЮНЕСКО считает, если один этнос — 60 процентов. То это мононациональная страна, у нас 84 процента русских, но считается многонациональной.

Или там многоконфессиональная страна, ну, хорошо, назовите мне страну, которая не многоконфессиональна, например, Армения. Но в Армении живут и православные, и живут иудеи, живут и баптисты в Армении, но никто никогда про Армению не скажет, что это многонациональная, многоконфессиональная страна, это только про Россию.

Путают с СССР, да, СССР была такой страной, но половина населения ушла из России. Теперь мы опять, как в 1913 году мононациональная и моноконфессиональная страна, конечно, с участием и наших мусульман, и наших евреев, и наших буддистов, которых у нас вообще в православной традиции нет никакого удовольствия и традиции обижать, как-то притеснять, а наоборот.

Эти мифы, которые внедряются опять же совершенно искусственным образом, и повторяются, тиражируются, они начинают довлеть над всеми.

И в результате, подлинное патриотическое воспитание невозможно. Патриотизма люди начинают бояться. Начинают делать какую-то «жвачку» из птичьего языка, наполненную, искусственно насыщенную какими-то либеральными терминами, которые абсолютно чужды нашему сознанию, нашему менталитету, нашей истории, нашей культуре.

Спасибо за внимание. (Аплодисменты.)

Крутов А.Н. Спасибо, отец Дмитрий.

Дорогие друзья, мы уже преступили к прениям, поэтому я вам ещё раз напомню, я прошу придерживаться Регламента: до пяти минут выступающим в прениях, потому что записалось очень много человек — более 40. И хотелось бы, чтобы все выступили, и все мнения и предложения были услышаны.

Сейчас я предлагаю слово руководителю Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаилу Ефимовичу Швыдкому.

Швыдкой М.Е. Добрый день, уважаемые депутаты, приглашённые!

Я рад, что я выступаю после отца Дмитрия, у нас с ним давние и добрые отношения, равно как и давний и долгий спор. И я скажу только одно, я с ним согласен совершенно.

Есть большая проблема как в стране… я ничего плохого не скажу, отец Дмитрий. Ничего дурного не могу сказать ни против вас, ни, естественно, против вашего выступления.

Действительно Россия по существу мононациональная страна. Это правда, 80… некоторые считают, 84, некоторые считают 83, это не принципиальный процент. Но одновременно мы должны понимать, что мы живём в стране, в которой конституционно закреплено, что она многонациональная страна. Это записано в Конституции, я готов был с вами согласиться, это в Конституции написано, прочтите Конституцию. Ну, что делать? Я не виноват, это принимали депутаты, тут ко мне претензий-то нет.

Вы знаете, в чём дело? Дело в том, что… я ещё раз хочу сказать, я рад, повторю, что эти вопросы обсуждаются. Но, поскольку я довольно много езжу по стране, то, если вы попадаете в Татарию, в Чувашию, в Коми, в Мордовию, Удмуртию, то вы должны понимать, что это республики, находящиеся в составе Российской Федерации, и это республики, в которых живут нерусские люди.

При этом, я ещё раз говорю, сегодня проблема создания, скажем, я сейчас буду говорить об одном угле только, российской культуры, о котором нам много говорят, эта проблема очень сложная. Потому что, конечно же, мы должны говорить, прежде всего, о русской культуре, о русском языке, как объединительном языке для государства. При всём моём уважении к Татарской, Чувашской, Коми и так далее, это вопрос принципиальный. Это вопрос, который надо обсуждать очень серьёзно и объективно. Потому что страну держит русская культура и русский язык, прежде всего, во многом, не в меньшей степени, чем единство границ, единство денежных единиц и так далее. Это серьёзная проблема. Она не такая простая, как кажется. Мы можем говорить всё, как нам нравится. Но есть ещё реальность, которая живёт по другим немножко законам, и это серьёзно, на самом деле.

Поэтому когда мы сегодня говорим русская культура и российская культура, то это не одно и тоже. Хотим мы этого или не хотим. Это вопросы, связанные с патриотизмом. Потому что проблема, я думаю, всего развития последних 15 лет, она связана с одним. С одной стороны, мы строим демократическую страну, демократию может быть суверенную, как провозгласила это «Единая Россия». Но одновременно, мы видели, как в начале 90-х годов патриотизм и демократия разошлись в разные стороны, по существу. И сегодня одна из очень серьёзных проблем состоит в том, она реальная, она не выдуманная, в том, чтобы соединить современное устройство страны, современные демократические институты страны с патриотизмом. Чтобы люди, живущие в новых отношениях, и как сказал справедливо Павел Анатольевич, которые хотят ездить на лучших машинах, вообще жить комфортно, чтобы при этом они оставались русскими патриотами, российскими патриотами, чтобы они понимали, что они живут в своей стране, которой можно гордиться. И это, повторю, непростая проблема. Совсем непростая.

Мы можем как угодно ругать телевидение, как угодно говорить о том, что в кино кошмар, как говорил Павел Анатольевич, хотя с этим не могу согласиться, я приведу сейчас просто пример, ни в кино нет кошмара, ни на телевидении. Вот если вы вчера включили бы в 11 часов вечера программу, то вы увидели бы программу о воспитании детей по Первому каналу, что меня потрясло. Сразу после вечерних новостей шла программа о воспитании детей в семье. И это не единичный случай, просто мы действительно в какой-то магии вот этих аншлагов и эстрадно-развлекательных программ существуем. Ну, включите самые разные программы, самые разные каналы. Вы найдёте много разного. И это очень существенно.

Вопрос в другом, и это вопрос, который тоже надо обсуждать. Телевидение — это деньги, телевидение — это бизнес, телевидение идеологические функции выполняет постольку поскольку. Поэтому забота государства это серьёзная проблема. Она состоит в том, чтобы принимать нужные и правильные законы, и финансировать нужные и правильные программы. Ну вот, мы сделали с нашими товарищами, коллегами, не знаю, как сказать, сотрудниками из Русской Православной Церкви 10-серийную историю Русской Православной Церкви, её же показали по второму каналу. Мы сделали путешествие в «вечный город». Её показали по второму каналу. Потому что я вообще считаю, я приветствую наличие канала «Спас», это хороший канал. Но очень важно, чтобы по тем каналам, которые смотрит большинство населения нашей страны, большинство граждан, шли программы, которые утверждают патриотизм, настоящие ценности и так далее. Но мы прекрасно знаем, что детских программ сегодня не показывают не потому, что нет детских фильмов. У нас в этом году вышло 14 детских фильмов.

Вот я принёс специально всего несколько проектов последнего времени. Посмотрите налево и увидите, что это сказки России «Гора самоцветов». Это фильм «На страже отечества» и так далее. Фильмы, которые пропагандируют флаг, всю нашу символику. Но мы прекрасно знаем, что по закону, который существует, в детское кино вставлять рекламу нельзя. И поэтому кино, вылетает детское кино в шесть утра и детские программы сокращаются. Это же вопрос тоже законодательный.

Мы прекрасно понимаем, что если сегодня телевидение — это бизнес, если телевидение — это деньги, я бы даже сказал: очень большие деньги, да, то нам нужно устроить так бюджет, в том числе на телевидении, чтобы платить телевидению или, наоборот, давать какие-то льготы за выпуск тех программ, которые мы считаем важными. Это серьёзная вещь, на самом деле. Нет рекламы, скажем, в религиозных программах, да, и религиозные программы «улетают» на определённое время совсем. Здесь нужно искать ключи и подходы. Потому что просто устраивать резервацию — там канал «Культура», канал «Спас», «Звезда», да, это хорошее дело, повторяю, телевидения должно быть много и через пять лет мы столкнёмся с тем, что не будет этой проблемы, будет цифровое телевидение и человек сможет выбрать любое, то, что он захочет смотреть. Но сегодня на центральных каналах нужно выработать законодательно и финансово инструмент, который бы позволил детям смотреть детские фильмы. Мы мультипликацию разместить не можем. Мы сегодня выпускаем около сотни единиц мультипликационного кино, и неплохого, поверьте мне, но разместить их на каналах очень трудно, а в кинопрокате это почти невозможно.

Поэтому, вы знаете, мне кажется, что просто жизнь сложнее, чем нам бы хотелось. Это когда-то, в советское время, на 16-й полосе «Литературной газеты» было такое объявление юмористическое: приди и я всё упрощу. Но, на самом деле, это страшный очень призыв. И так сегодня всё упростили до мычания, и так всё очень примитивно стало, и так все телевидение — инструмент, с помощью которого можно сказать много доброго, а можно проповедовать зло.

И последнее. Вот я про Павла Анатольевича и про государственный заказ. Знаете, тот инструмент, который существует сегодня, закон о поддержке кинематографии, не позволяет делать очень многого. Можно говорить, что там бывают и неудачи, бывают фильмы, которые вызывают разные споры. Но когда мы говорим о патриотизме… Вот мы сейчас, я возьму только репертуар этого года. Сокуров закончил фильм о Чечне, в главной роли Галина Павловна Вишневская. Это будет очень сильное кино, патриотическое, поверьте мне. И не разжигающее национальную вражду.

Михалков закончил картину, сейчас она в монтаже, вы это прекрасно знаете, такой парафраз на тему «12 разгневанных мужчин», тоже о русском патриотизме и о том, как жить с гуманными ценностями в обществе.

Владимир Иванович Хотиненко снимает фильм «1612-й год». Очень трудная тема, очень сложная тема по многим параметрам. Два героя — русский и татарин, и это тоже очень важно. Ведь когда мы говорим о моделях американского кино, посмотрите, что там происходит: белый, чёрный, жёлтый и какой-то индеец ещё, да. Когда-то был великий фильм. Была пьеса «Фронт» Корнейчука — русские, украинцы, казахи, грузины сидели в одном окопе. Это серьёзная вещь для нашей страны.

Я заканчиваю сейчас. Мне кажется, что эти слушания очень полезны. Надо просто понять, что упростить ситуацию будет ещё опаснее, чем попробовать разобраться в сегодняшнем состоянии дел, потому что патриотизм — это вообще нормальное состояние нормального человека. Мы сегодня отмечаем международный День психического здоровья, вот нормальный человек всегда патриот, либерал ли он, консерватор, русский ли, человек, живущий в России — патриот России. И это важно понимать. Спасибо.

Крутов А.Н. Спасибо, Михаил Ефимович.

Я просто хочу уточнить. У нас любая телекомпания, которая получает лицензию, берёт на себя определённые обязательства. Так вот мы сегодня много говорим о детском кино. Наша особенность государственных телеканалов и телекомпаний — они обязаны по 12−13 процентов эфирного времени предоставлять детскому вещанию, но если они этого не делают, то просто задача соответствующих органов добиться того, чтобы они выполняли лицензию. А в ином случае лицензия может быть отобрана.

Сейчас я предоставляю слово Сентюрину Юрию Петровичу — координатору «Единой России» по патриотическому воспитанию молодёжи, депутату Государственной Думы.

Швыдкой М.Е. Я, пока наш коллега идёт, это просто подарок комитету.

Крутов А.Н. А где он, ушёл?

Швыдкой М.Е. Последние проекты, связанные с патриотическим воспитанием.

Крутов А.Н. Хорошо. Ушёл. Понятно. У него, правда, открытие выставки.

Сейчас слово предоставляется Ильдару Ирековичу Гильмутдинову — заместителю председателя Комитета по физической культуре, спорту и делам молодёжи.

Гильмутдинов И.И. Спасибо.

Я постараюсь коротко. И, уважаемые коллеги, перед тем как сказать пару слов, я хотел бы вам напомнить тему нашего сегодняшнего «круглого стола»: «О формировании патриотических идеалов в современном гражданском обществе при активном участии законодательной, исполнительной власти, СМИ и системы образования».

Я хотел бы, чтобы мы говорили не обо всём, а именно что мы сегодня можем сделать для того, чтобы вот это понятие «патриотическое воспитание» сделать на самом деле реальным. А мы говорим пока, к сожалению, о религии, обо всём. Это хорошо, это здорово, это нужно, но давайте то, что мы можем. Сегодня собрались для чего? Что мы можем сделать — исполнительная власть, законодательная власть, средства массовой информации в том числе, что в школах, что система образования. Я немножко не понимаю, о чём мы говорим.

Я хотел бы сказать: сегодня, по крайней мере, мы, законодатели, должны, например, начать с того, что вообще в нашем законодательстве даже понятия «военно-патриотическое воспитание» нет. Нет ни в одном законодательном акте, что такое вообще военно-патриотическое воспитание, не прописано. Давайте начнём с этого. Дайте нам на «круглом столе» поручение, что мы сегодня вообще это понятие ввели и всем, чтобы было понятно, что это есть, что этим должны заниматься все — и федеральные органы, и исполнительная власть, в том числе и на местах. В первую очередь это необходимо сделать.

Второе. Понятие «патриотическое воспитание» сегодня у нас направлено в адрес наших детей, молодёжи. Те, кто сегодня здесь сидят, вот Михаил Ефимович правильно сказал, что мы сегодня уже патриоты, мы сегодня это понимаем. Нам друг друга уговаривать не надо. Нам сегодня надо работать с нашими детьми и молодёжью. Что сегодня в этой молодёжной среде? Сегодня, я считаю, законодательно необходимо принять закон о молодёжи. На федеральном уровне понятия «государственной молодёжной политики» сегодня, к сожалению, нет, вообще отсутствует. Вообще в 75 субъектах приняты законы о молодёжи. В этих законах, в том числе определена и роль государства именно в том числе в патриотическом воспитании. Сегодня на федеральном уровне закона нет. Вот что нам необходимо сделать.

Второе. На федеральном уровне у нас отсутствует какая-либо целевая программа, направленная на воспитание нашей молодёжи. Нет программы никакой. Даже та программа, о которой мы говорили, «Государственная поддержка патриотического воспитания граждан» перестала существовать, и там средства распределены между министерствами и ведомствами. Никто их по большому счёту не контролирует и в итоге не с кого спрашивать, и всё это распыляется в ведомствах. Нужна целевая программа.

Третье. Я считаю, при том многообразии существования наших молодёжных организаций в стране, большинство которых работает именно в области патриотического воспитания, необходима их поддержка со стороны государства. Этой поддержки сегодня, к сожалению, со стороны государства нет. Есть Закон «О государственной поддержке детских молодёжных организаций». Закон сегодня не работает. Нам, законодателям, необходимо признать, что этот закон не помогает молодёжным организациям, нужно его убрать либо его реанимировать с тем, чтобы в законе было чётко прописано: государство помогает вот так, так и так. Вот третий подход.

Четвёртый. Сегодня на федеральном уровне отсутствует какая-либо организация, которая бы координировала, скажем так, ту же молодёжную политику. Есть при Министерстве образования департамент, который, я считаю, не справляется сегодня с теми задачами на федеральном уровне, которые на него возложены. Необходимо создать сильную исполнительную структуру, которая бы реализовывала законы, программы о которых я говорил, и в целом по всей Российской Федерации чётко отслеживала реализацию этих молодёжных программ, молодёжной политики, именно государственной молодёжной политики. Что такое государственная политика? Это вопросы образования, это вопросы патриотического воспитания, это вопросы трудоустройства, это вопросы тех же трудовых отрядов, это вопросы социальной реабилитации нашей молодёжи, это проблемы наркомании. Государство должно в этих процессах участвовать непосредственно и помогать молодёжным организациям в реализации этих направлений.

И последнее.

Я очень осторожно отнёсся бы к тому, то, что говорили о том, что преподавать религию в общеобразовательных школах, особенно в национальных республиках, тема очень, так скажем, не простая. И к этому надо подходить очень аккуратно, очень продуманно, не так, как везде: всё, давай, внедряем. Потому что, ещё раз говорю, нам ещё не хватало к тем нашим проблемам, которые мы сегодня имеем, каких-то на религиозной почве иметь, обострять ситуацию в нашей стране. Я чувствую, это будет неправильно.

И поддерживаю то, что говорил Александр Николаевич, о том, что наше телевидение, особенно общегосударственное: «Первый», РТР самостоятельно могу определять своё отношение к детским программам, у них есть на это средства, огромные делают деньги через свои бизнес-программы, через свои бизнес-фильмы, и эти средства могли бы вместо того, чтобы получать, может быть, огромные заработные платы или расходовать их на другие цели, могли бы направлять на детские. Это вполне решаемо внутри самого телеканала. Тем более государство учредитель всего этого телевидения. А ссылаться на то, что дайте деньги, мы выпустим детские программы, я считаю, неправильно.

Хочу сказать, что когда телевидение показывает очень хорошие, великолепные программы, всё это помогает патриотическому воспитанию.

В том числе, я бы очень хотел, например, смотреть спортивные программы в полном объёме, хочу чтобы они в нормальном объёме вернулись на Первый канал, на канала РТР. Когда были Олимпийские игры, а это, я считаю, пик вообще патриотизма для тех, кто любит свою страну, а многое, к сожалению, не было показано нашим центральным телевидением. А канал «Спорт» практически охватывает на процентов 30, наверное, нашу страну. И понятно, что многие люди, абсолютное большинство нашего населения не смогли посмотреть, когда наши ребята добивались успехов. Поэтому, я считаю, это тоже очень важным. Спасибо.

Председательствующий Комиссаров В.Я. Спасибо большое. (Аплодисменты.) Спасибо.

Я хотел бы предоставить слово депутату Государственной Думы Российской Федерации Николаю Владимировичу Курьяновичу. И после него хотел бы попросить приготовиться нашему уважаемому и замечательному представителю телевидения Алексею Константиновичу Пушкову, который является автором и ведущим программы «Постскриптум» на ТВЦ. Пожалуйста.

Курьянович Н.В. Уважаемый президиум, уважаемые участники «круглого стола»!

Буду краток. Начну с выводов.

Пока наше правительство, пока наша Государственная Дума любимая и уважаемая не сделает ставку на государствообразующий русский народ, ничего у нас с вами не получится. Потому что в годину лихих испытаний только обращение к подлинным, а не мнимым ценностям спасало нашу страну во время лихолетий и смутного времени. И я так полагаю, что смутное время у нас на Руси не закончилось.

Лёгкое оживление в экономике зиждется исключительно на высоких ценах на нефть и газ. И те положительные моменты, так называемые точки экономического роста, кристаллизации нашей экономической деятельности — это как первые ласточки, которые не делают весну.

И меня удивляет здесь звучащее время от времени заявление наших коллег из проправительственной партии, что давайте сделаем то, это. А что вам мешает сделать? У вас ведь — у «Единой России» юридически квалифицированное большинство в Государственной Думе. Мы можем принять и ужесточить не только Закон «О рекламе», наконец-то внести в Конституцию нашей страны, что есть такой небольшой русский народ, который составляет более 80 процентов населения нашей страны, и как совершенно справедливо здесь было замечено, по всем международно-правовым канонам мы и должны быть унитарным государством.

Поэтому я своих коллег уже давно призываю, чтобы из своего активного политического лексикона и словоупотребления они исключали такие ненавистные лично мне слова, как «Федерация» и «россиянин», поскольку не хотят наши люди быть россиянами, они хотят в первую очередь, быть русскими, бурятами, и, может быть, в десятую, россиянами.

И лукавство в том, что не предпринимаются такие попытки по возрождению национального духа и нашей нации. Лично мои многие законопроекты, касающиеся русского народа, придания ему правосубъектности и включении его в Конституцию, о переходе с федеративной формы устройства на унитарную и об исключении 282 статьи из Уголовного кодекса, хоронятся в недрах нашей законотворческой цитадели.

И последний очень яркий пример, который показывает, кто есть кто, поскольку сейчас многие рядятся в тогу патриотизма, почувствовав своим очень сверхчувствительным политическим чутьём конъюнктуру. Но на самом деле факты говорят об обратном. 8 и 9 июля в сверхскором режиме, столь нехарактерном для прохождения наших законопроектов, были приняты чудовищные антинародные, антинациональные законы «О правовом статусе иностранных граждан», «О порядке регистрации иностранных граждан и лиц без гражданства», которые сделали из России ещё более проходной двор, чем она есть на самом деле.

Все мои двадцать поправок, которые хоть сколько-нибудь могли ограничить правовой беспредел, не прошли. Прошла только одна, самая безобидная. А я предлагал для пребывающих в нашу страну мигрантов дактилоскопию, страховой взнос, чтобы они были определённого образовательного уровня, нужного для нас уровням профессиональной подготовки. Нужен институт депортация, институт принудительных работ ввести, невозможность для них получения скорого гражданства даже через институт натурализации, что они делают, женясь или выходя замуж, потом бросая своих супругов, чтобы только стать гражданами великой России. Всё это можно делать, можно заниматься по-настоящему деторождением и возрождением нашей нации. И не квазиполовинчатые меры, которые были в частности и в Послании президента отражены, и сейчас столь много тиражируемы, а приступить к действительной реализации этого проекта сбережения народа.

Ввести персональные счёта, как в Саудовской Аравии, на каждого родившегося гражданина за продажу минерально-сырьевых ресурсов, единовременное пособие 500−700 тысяч по рождению ребёнка, 7−10 тысяч ежемесячное пособие вне зависимости от факта нахождения женщины в браке, только по факту рождения ребёнка, учитывая огромный дисбаланс между мужским и женским населением. И распространять это на первого, второго, третьего ребёнка, поскольку у нас демографический кризис предопределён не рождением первого, второго, третьего ребёнка в русских семьях и других коренных народов России, а не наличием пятого, шестого ребёнка в семьях среднеазиатских и закавказских. Поэтому всё можно делать.

Депутаты из подправительственной партии как всегда лукавят, не занимаются действительно нужными и важными государственно-значимыми делами, а принимают такие законы, как я перечислил, включая закон «О противодействии экстремистской деятельности», который на всех патриотов, которые хоть сколько-нибудь сопротивляются существующей антинародной политике, позволяет навешать ярлыки «фашист», «нацист», «антисемит» и «ксенофоб». (Аплодисменты.)

И соответствующие списки составляются. Поэтому я ещё раз, повторюсь, чтобы в вашем сознании хотя бы на некоторое время задержалась эта мысль. Будет замечательно, если она там пребудет некоторое продолжительное время. Заканчиваю с того, чем и начинал. Пока не будет сделана ставка на русский народ, на русскую нацию, и не будут предприняты самые жёсткие законотворческие беспрецедентные меры, ничего у нас с вами, господа либералы, не получится. Спасибо. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо. Хочу предоставить слово Алексею Константиновичу Пушкову, автору и ведущему программы «Постскриптум», ТВЦ. Пожалуйста, Алексей Константинович. Подготовиться Султанову Шамилю Загитовичу.

Пушков А.К. Спасибо, господин председательствующий. Я хотел бы сказать, что наша история последних пятнадцати лет показывает, что средства массовой информации, увы, не являются в России четвёртой властью, их значение очень сильно преувеличено. И когда говорят о какой-то самостоятельности телевидения или прессы — это глубокое заблуждение.

Наша российская демократия так устроена, что на 90 процентов всё зависит от исполнительной власти. И по средствам массовой информации вы это можете видеть. Посмотрим, допустим на 90-е годы? До 1994 года — период такого, я бы сказал стихийного развития средств массовой информации, но стихийного на госбюджете. То есть государство оплачивает демократизм средств массовой информации, они демократичны. Начиная с 1994—1995 года, государство перебрасывает средства массовой информации в сферу бизнеса и ими начинают владеть олигархи, начинается другой этап — олигархический этап развития средств массовой информации, причём это всё становится очень заметно в 1996 году, когда всё телевидение и практически вся пресса, как по команде, встаёт на информационное, политическое и идеологическое обслуживание переизбрания Бориса Ельцина. Такое ощущение, что КПСС, так сказать, возродилось в другой форме и КПСС находится в Кремле, все средства массовой информации работали на переизбрание Ельцина.

Затем, после избрания Ельцина, мы видим, что он заболевает — исполнительная власть у нас находится в кремлёвской больнице, страной правят известные вам люди, так сказать, флагманы нашего бизнеса. Начинаются олигархические войны, и средства массовой информации с упоением влетают в информационные войны — начинается делёжка, грызня за «Связьинвест», залоговые аукционы и это всё показывает опять же, что средства массовой информации совершенно не самостоятельны, они начинают развиваться в рамках олигархических войн. Приходит Путин, начинается период относительной патриотизации средств массовой информации, потому что такова установка, меняются условия игры и те, кто не хотят по этим условиям играть, оказываются за пределами страны, как некоторые крупные олигархи, которые владели у нас телеканалами.

Так что у нас, к сожалению, ситуация в средствах массовой информации в значительной степени определяется соотношением сил в исполнительной власти. Это мой первый тезис. И поэтому средства массовой информации в России, в основном инструмент, где-то они могут играть более определяющую роль, скажем, во Франции, допустим, но в России это, в основном, инструмент.

Второй момент. Очень часто говорят, что нельзя покушаться на свободу в средствах массовой информации. Мне кажется, что это один из тех штампов, о которых здесь уже говорилось. Что такое свобода? Свободой всегда кто-то руководит. Нет, так сказать, такого понятия, свободы. У нас в 90-е годы свобода была? Я знаю, кто руководил свободой в средствах массовой информации в 90-е годы. Я работал на Первом канале, потом на третьем. Борис Абрамович Березовский руководил свободой, частью свободы руководил, другой частью свободы — Гусинский, третьей частью ещё кто-то.

То есть в случае внутренней ситуации, всегда есть люди, которые руководят этой, так называемой свободой, и объявляют свободой то, что им выгодно, да? А в случае, если нет такого прямого руководства, то всегда есть доминирующие глобальные тенденции. Свободой руководят извне, то есть через веяние моды, через какие-то политические доктрины.

Например. Создание в 90-е годы в огромном количестве стран мира, да и раньше собственно, очень мощных проамериканских сил в средствах массовой информации, в печати, на телевидении, на радио, в мире кинематографа. Это что — это свободное избрание Америки, что ли? Так нет, это же всё финансируется, это всё прорабатывается, это целенаправленная деятельность и об этом прекрасно известно. Америка финансирует, у них есть программа поддержки демократии в других странах — это программа поддержки имиджа, образа Америки в других странах.

Поэтому второй мой тезис состоит в том, что пора перестать говорить
об абстрактной свободе, давайте говорить о той свободе, которая выгодна нашей стране, которая выгодна России. Вот эту свободу я приветствую, а остальные все свободы выгодны кому-то ещё: либо отдельным людям, либо другим государствам.

Третий момент. Мне кажется, что, тем не менее, произошло улучшение в средствах массовой информации. Какое улучшение? Возникла ситуация, когда появляется что-то вроде национального консенсуса, то есть некое единство возникает. Скажем, есть вещи, которые можно обсуждать в рамках свободной дискуссии и целесообразности, а есть вещи, которые обсуждать нельзя.

В 90-е годы, во время первой чеченской войны у нас очень широко обсуждалась тема территориальной целостности России: должна быть Россия единым государством или надо отпускать национальные республики, Чечню там отпускать и так далее, и так далее.

Сейчас этого нет, мне кажется, что есть какие-то темы, и они не обсуждаемы. В Соединённых Штатах есть не обсуждаемые темы, и это очень правильно. Это показывает, что нация вся согласна по какому-то поводу, что Техас — американский или Аризона — американская. Когда-то половина Аризоны была мексиканской. Вот это не обсуждается.

И в России тоже, мне кажется, вопрос территориальной целостности обсуждаться не должен. Должны быть некие табу, поскольку свобода, как вы знаете, это осознанная необходимость, это вещь, которая диктует определённые ограничения тоже.

Некоторые табу не должны обсуждаться. А вот надо ли нам вступать во Всемирную торговую организацию? Это должно обсуждаться, потому что это конкретный политический выбор, конкретное политическое решение, у него могут быть сторонники и противники.

Четвёртый момент: когда говорят о том, что у нас такое телевидение, потому что патриотизм — это скучно, патриотизм — это как бы не привлекает молодёжь и так далее. Я считаю, это как подавать патриотическую идею. Возьмите, опять же опыт Голливуда. 90 процентов голливудской продукции глубоко патриотичны, но она при этом продукция достаточно интересна, она достаточно привлекательна.

У нас есть, кстати, образцы кинопродукции, скажем, та же «Девятая рота», вот где в «Девятой роте» погрешили против истины, что там неправда? Там всё более-менее правда, но по тональности фильм позитивный, по тональности фильм патриотичный. Когда нам говорят, что патриотизм — это обязательно не интересно, это искажение действительности, это лживо, это неправда, всё зависит от того, как вы подадите идею патриотизма.

И вот такие сценарии, такие фильмы, такие задумки, нужно, мне кажется, и финансировать. И в этом состоит роль государства, а не в финансировании каких-то очень часто непонятных проектов.

Патриотизм должен быть интересным, тогда он будет восприниматься и взрослыми, и молодыми.

Ещё один момент. Вот я думал: уйдёт Михаил Ефимович Швыдкой, знал, что уйдёт и он, естественно, ушёл. Не могу согласиться с ним по поводу того, что у нас любой человек нормальный — это патриот России.

Я знаю достаточное количество очень нормальных людей, которые патриоты чего-то другого. У них бизнес в Лондоне, яхта в Монте-Карло, жена в Соединённых Штатах, ещё кто-то в Париже, не связаны ничем они с Россией, связаны только в одном плане: в извлечении ресурсов и перевод их за границу.

Это тенденция девяностых годов очень сильная, она сохранилась. Это влиятельная категория людей, она борется за то, чтобы сохранить эту схему извлечения ресурсов, и перевод их за границу.

Сейчас мы серыми китами озаботились на Сахалине, доказываем, что экология резко ухудшилась под влиянием работы фирмы «Шелл» и каких-то других компаний. Но те, кто нам создал эти СРП на Сахалине, они о чём думали-то? Они думали разве об экологии, они разве думали о будущем, о будущих поколениях?

Нет, задача состояла в том, чтобы перераспределить собственность, часть отдать иностранцам, потому что видимо, были достаточно выгодные предложены условия тем, кто решал эти вопросы.

И вот этих людей, которые, между прочим, в девяностые годы определяли экономическую политику правительства полностью и целиком, отнести к категории патриотичных людей я совершенно не могу. Нет здесь автоматизма, нормальный человек может быть нормальным, но он работает на себя, на кого-то ещё, совершенно не обязательно, что он работает на свою страну.

И вот здесь я хочу вернуться к теме, определяющей роль исполнительной власти. Понимаете, вот наглядный пример — позиция господина Швыдкого по возвращению художественных ценностей. Это патриотическая позиция или нет? Вот я и хотел ему задать этот вопрос здесь, но он избегает всегда беседы на эту тему, потому что его тезис известный, он говорит: «Это отвечает международному праву».

Вы знаете, я вспоминаю лицо Путина, когда он приехал в Чехию, и ему картину Крамского отдали тогда, он был страшно изумлён и говорит: «Господи, мы всё всем отдаём, а тут нам что-то отдали». Понимаете?

Меня абсолютно поразила его реакция, и у меня возник вопрос: а почему, собственно, мы должны всем всё отдавать?

Международное право в ряде вопросов вещь очень подвижная, очень условная. Соединённые Штаты, как известно, в ФортНоксе в огромном хранилище заперли всё, что они вывезли из Германии в 1945—1946 годах, и сказали: «Через сто лет будем решать этот вопрос». Всё, вопросов нет. А мы должны почему-то всё время думать — это международное право или не международное право?

Если мы говорим о патриотизме, мы должны оказывать большее воздействие на исполнительную власть, чтобы она занимала патриотические позиции по конкретным вопросам, чтобы она объясняла очень серьёзно, почему отдаем, а не ссылками на туманное и международное право. С международным правом, вы знаете, как сейчас вообще поступают. Американцы заявили, что оно устарело, потому что иначе оккупировать Ирак было бы невозможно. Поэтому сейчас период, когда международное право пересматривается по всем направлениям. Сейчас международное право это ещё не фикция, но уже некая размытая величина.

Надо говорить о другом. Надо, чтобы исполнительная власть, если она принимает решение, которое выглядит как бы слегка сомнительно, очень серьёзно объясняла его причины. Понимаете? А иначе люди начинают думать, что это не международное право, на которое ссылаются представители исполнительной власти, а это результат очень успешных лоббистских усилий немцев. И к международному праву это не имеет никакого отношения, а имеет отношение к чему-то совсем другому. И вот тогда, конечно, люди говорят: «Если у нас такие подходы, то почему мы должны быть патриотами? Почему мы должны заботиться о своей стране?» Если у нас исполнительная власть готова какие-то вещи раздавать, то в виде СРП, как сейчас выясняется очень негативно, а до этого 8 лет они работали и не были негативными. В виде ценностей, которые оказывается можно дать, потому что это, видите ли, международное право. И какого мы тогда ждём отношения от людей к нашей стране и к нашему национальному достоянию, если исполнительная власть демонстрирует такие примеры?

Поэтому, на мой взгляд, что могли бы делать СМИ, и что я лично пытаюсь сделать в своей программе? Я считаю, что средства массовой информации — это важнейший инструмент контроля общества над исполнительной властью и это один из принципов демократии. Мне кажется, что это одна из важных задач, соотносить действие исполнительной власти с интересами страны. И здесь важна роль законодателей.

Сейчас Государственная Дума очень тесно связана с исполнительной властью, большинство является исполнительной властью здесь, в Государственной Думе. Но, тем не менее, этот тандем законодателей и средств массовой информации, для которых важен этот вопрос, мог бы исполнительную власть тоже подталкивать к правильным решениям и правильным шагам. Потому что люди смотрят на правительство, люди смотрят на кремлёвскую администрацию, берут с них пример. У нас все всегда смотрят на Кремль, как раньше смотрели на царя. И вот от этого все зависит: хороший царь — страна начинает работать,. начинается что-то такое, страна тоже падает в какую-то смуту.

Поэтому, мне кажется, что важнейшая задача, принципиальная, я сейчас не говорю о конкретных механизмах — это усиление контроля над исполнительной властью. Это и ей поможет стать более патриотичной. Спасибо.

Председательствующий. Большое спасибо, Алексей Константинович.

И хочу предоставить слово Шамилю Загитовичу Султанову, депутату Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. Приготовиться Зиновию Львовичу Когану. Пожалуйста.

Султанов Ш. З. Добрый день, друзья!

Станиславский сказал: «Я не верю». Вот я тоже не верю многому тому, что было сказано до меня. Я сейчас попробую за три минуты показать, почему я не верю.

Лет 10 тому назад произошёл такой случай в Китае. «Авакс» влетел в воздушное пространство Китая, его сопровождали два китайских истребителя на достаточно старых самолётах. Они получили приказ посадить «Авакс» на землю. В это время «Авакс» начал подниматься, истребители почти достигали своего потолка, не могли использовать ничто другое. И один из лётчиков пошёл на таран. «Авакс», вы знаете, огромный самолёт, он протаранил, тот получил небольшое повреждение, вынужден был сесть на китайскую территорию. А лётчик-истребитель погиб.

Два года китайцы в культуре, киноискусстве, в информации вели кампанию под названием «Учиться у Фанши». Фанши — это лётчик-истребитель. Почему, казалось бы, китайцы, которые контролируют всё, контролируют средства массовой информации, радио, телевидение, зачем им реальные лётчики? Создайте фильмы, создайте, сделайте. Ничего подобного. Китайцы, как мудрые люди, прекрасно понимают, что самое эффективное это живой пример, живой герой. И если это есть, тогда действительно можно говорить о патриотизме. А когда нет героев, вы создавайте сколько угодно такие образы в киноискусстве и так далее, всё будет бесполезно.

Теперь другой, обратный пример из российской истории. Я прошу прощения, это то, что реально было, вы не обижайтесь на меня. Лет пять-шесть тому назад на одной из олигархических тусовок один из олигархов выразил свою «патриотическую» позицию таким образом: «Россию надо трахать, трахать, трахать». Вот была его позиция «патриотическая». Этот олигарх (некоторые люди знают эту фамилию) сейчас вхож в Кремль. Этот олигарх финансирует некоторые средства массовой информации. Этот олигарх, эта олигархическая группа спонсирует определённые патриотические мероприятия. Вот так. С одной стороны, реальность, с другой стороны, слова.

Патриотизм начинается тогда, когда в стране есть система героев. Есть система героев, которые ради Родины могут пойти на сверхординарные шаги. И любое нормальное государство всегда главной задачей воспитания патриотизма ставило не на слова, а на живой пример героев, даже иногда высасывая из пальца. Из советской истории это было ясно. Вот это первый ключевой момент.

Поэтому если у нас нет такой системы героев… И, кстати, я хочу сказать: в Соединённых Штатах на это тоже обращают внимание. У нас почему-то обращают внимание на Голливуд, но Голливуд, во всяком случае, пытается играть, пытается соединять с теми живыми процессами, которые происходят в американском обществе.

И второй момент, о чём и Алексей Пушков отчасти тоже говорил. В любом нормальном государстве, в любом нормальном обществе, гражданском обществе, есть и система антигероев. Можно сказать: вот это плохо. Например, здесь, в нашем зале, я наверняка убеждён, здесь 95 процентов патриоты. Если сказать, воровать это хорошо или плохо? Да все скажут: это плохо. Но ведь в общественном мнении воровать это хорошо. Родину продавать, я вас спрашиваю, это плохо? 100 процентов все скажут: это плохо. Но ведь на самом деле кусочки Родины распродаются и налево, и направо. А кто скажет, что это плохо во всеуслышанье? Кто скажет, что этого нельзя делать?

Или другой момент. У нас каждый год из семей беспризорными уходят 100−120 тысяч детей. Это будущее поколение нашей страны. Они не смотрят телевизор, они не слушают радио, не смотрят умные передачи, мультипликацию. Они воспитываются в других условиях. И пройдёт какое-то время, они встретятся с вами в тёмном переулке и они не будут говорить с вами о патриотизме.

Завершая, я хочу сказать следующее. Вы знаете, если мы хотим реально повернуть ситуацию, мы должны действительно находить героев, и открыто говорить об антигероях.

Здесь много говорилось по поводу государствообразующего русского народа. Действительно, русский народ — героический народ. Но давайте тогда не просто об этом болтать, а давайте искать русских героев сейчас, 10, 20, 30 героев. Пусть в каждой области будет свой герой, с которого бы люди брали пример, не абстрактный герой, потому что скепсис, цинизм нашего общественного мнения таков, что абсолютному большинству этих героев люди не верят.

Поэтому я хочу сказать: меньше слов, больше дела. Спасибо большое. (Аплодисменты.)

Крутов А.Н. Слово предоставляется председателю КЕРООР Зиновию Львовичу Когану. Подготовиться Александру Викторовичу Чуеву.

Коган З.Л. Уважаемый Александр Николаевич! Уважаемые участники «круглого стола»! У евреев сейчас праздник сукот кущи и они должны в шалашах семь дней жить, есть, пить. Но они не живут, холодно, дождливо.

Но Москву, всё равно, ни на какой другой город не променяют. (Аплодисменты.)

Знаете, когда я шёл сюда, я рано встал, перепутал, думал, что в 10 начинается, в общем, рано встал, ехать далеко. И дети идут в школу. В такую пору, вы сами знаете, тоскливо в семь утра выходить из дома, в темноту, особенно малолетке, идти в школу. Но на улице ребёнок встречает одноклассников и уже светлее вокруг, и светлее на душе. И знаете, уже никогда и нигде так хорошо не будет ему как здесь, где земля родила, и люди осветили тебя именем. Так вот, это и есть Родина.

И человек растет. Современная глобализация, когда завтракаешь в Москве, лекцию читаешь в Париже, ужинаешь в Риме, требует от человека нечто большее, чем детские воспоминания, чтобы сохранить себя и сохранить чувство Родины. Вот религия, она даёт моральные устои с детских лет через заповеди. И любить Родину — это одна из главных заповедей, заповедь называется «почитание родителей».

Нельзя не видеть, что влияние религии, особенно веры в откровение, сегодня слабее, чем сто лет назад. Большинство детей растёт без веры в бога, без веры в воздаяние и наказание, в бессмертие души, без веры в необходимость этических и моральных устоев. Мы утратили веру в человека, в разумное устройство общества и в доброе отношение между людьми. И мы не понимаем, что благословение господнее в том, что цветы разные, их много, люди разные, их тоже много. И мы должны знать, что благословение России в том, что нас много, двести этносов в России. Но все они, если хотите, русские, когда выезжают, «раша», для иностранцев.

Мы должны понять, что мы все одна страна, один народ. Но разные культуры, разные религии и так далее. И это, может быть, соберёт в единый строй, вот как в армии, так вот по жизни, людей разных, ну то, что мы сегодня называем, национальностей. Я думаю, все хотят быть вместе. В то же время да, не надо закрывать глаза, что когда играет «Рубин» и «Спартак», обязательно татары будут за «Рубин», обязательно русские за «Спартак». Да нет, наверное, те, кто живут в Казани, они будут за «Рубин». В общем, это конечно, вопрос непростой.

Армия, через которую пройдут все мальчики, наверное, все наши с вами дети, там они ну как один народ. Так вот, я хочу сказать, что мы не должны ждать, какое будет общество, такая будет армия. Мы тогда ничего не дождёмся. Мы должны решить для себя, какая будет армия, таким будет и общество. Мы должны решить, что офицеры — это элита высшая, что военные священнослужители — те, которые имеют уже заслуги перед отечеством, вот этим священнослужителям можно доверять на 100 процентов. И какая будет армия — такое будет общество, может быть, я так думаю.

Перед каждым поколением, перед каждым человеком господь ставит одну и ту же задачу — улучшать себя и этот мир. И наша задача, наша, пока мы живы, улучшать свою жизнь, Россию, восстанавливать её. Православие лежит в основе духовного наследия России, мы это принимаем, но, конечно, нас ещё заботит и будущее иудаизма в России, еврейской общины, чтобы не получилось, как с грузинской общиной, которой 2600 лет в Грузии, но они так говорят, 2600 лет было, а сейчас они все в Москве. Но вот так, только не знаю, останутся ли в Москве, но я думаю, да, останутся, куда они денутся. Важно, чтобы каждый понимал, что любить Россию, любить родину, да, это заповедь, когда ты её нарушаешь, господь через людей, через судьбу и так далее, тебя наказывает. Вот это мы должны помнить. Это наша главная заповедь.

Благодарю за внимание.

Крутов А.Н. Спасибо, Зиновий Львович.

Слово предоставляется заместителю председателя Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Александру Викторовичу Чуеву.

Подготовиться Мельниченко Игорю Иннокентьевичу.

Чуев А.В. Дорогие друзья, тема, которую мы здесь обсуждаем действительно очень важная. Я бы даже сказал, от того, как эта тема действительно будет решаться в будущем, зависит, будет ли наша страна, будет ли наш народ, культура. Я, прежде всего, хотел бы сказать, что чувство патриотизма — это очень серьёзное, очень глубокое, очень объёмное чувство. Это не только любовь к своей земле, это не только любовь к своему народу и своей культуре, это, безусловно, и любовь к своему государству, это, безусловно, любовь к тем традициям и к той морали, это принятие той морали, которая существует в обществе. И чувство патриотизма слагается из многих составляющих, оно действительно воспитывается на примерах, и здесь я согласен с предыдущими выступающими, нужны примеры и нужны герои. Оно воспитывается на ценностях, потому что если не будет моральных и нравственных ценностей, то и никакого патриотизма воспитать будет невозможно. И оно воспитывается на образе жизни, на укладе жизни, на то, что является традицией, и на том, что является, в конце концов, и культурой, культурой жизни.

Если говорить о примерах, то самый главный пример, вообще говоря, должна показывать обществу власть, здесь уже говорили об этом. К сожалению, пока говорить о том, что наша власть может дать обществу пример патриотизма, очень сложно. Увы, я действительно людей, которые такой пример показывают, могу сосчитать, что называется, по пальцам. К сожалению, это так. И если мы начнём разбирать экономическую политику, если мы начнём разбирать публично, как ведут себя те или иные политики и министры, представители исполнительной власти, мы, к сожалению, признаем, что никакого воспитания патриотизма, никакого примера, увы, они собой не являют. Так вот, первый вопрос и первая задача — это изменить отношение самой власти к этому.

Но уровень коррупции сегодня достиг таких величин, что я не знаю, как вообще можно говорить о чувстве какого-то патриотизма у чиновника средней руки или мелкого чиновника. К сожалению, постоянно это мздоимство, это вытягивание денег из своих собственных сограждан, из тех, с кем они живут вместе, рядом и чьи интересы должны защищать. Я уж не говорю о высших чиновниках. К сожалению, это общая проблема.

Если говорить о других примерах, то я, конечно, выслушал с таким чувством, вернее, должен был бы, выслушать с чувством удовлетворения сообщения Михаила Ефимовича Швыдкого, как у нас всё замечательно, сколько у нас фильмов детских выпущено и как всё здорово. Но, к сожалению, как сказал отец Дмитрий, поколение-то уже выросло. И то, что здесь было показано — это капля в море, это не просто недостаточно. Но, к сожалению, это и на широком экране, как сам Швыдкой признал, не демонстрируется, потому что, увы, в этом нельзя дать рекламу.

Так задача государства в данном случае и наша, в том числе Думы, я считаю, сводится к тому, чтобы изменить и законодательство, и вообще подход к государственным СМИ. Нужны не просто государственные заказы на производство фильмов, нужно размещать эти заказы на центральных каналах, чтобы эти фильмы видели, чтобы это было показано.

Действительно, есть примеры, хорошие примеры. Несколько кинофестивалей новых создано сегодня, масса появилась добрых, хороших документальных фильмов, но это всё уходит, это не показывается на широком экране. Это никто не видит, к большому сожалению, а видят совсем другое, видят «Дом-2», который уже просто заполонил ТНТ и который уже стал не просто явлением антикультуры и антипатриотизма в своём роде, и на самом деле это очень опасная вещь. Я считаю, что молодёжь, которая её смотрит, получает такой негативный пример взаимоотношений между людьми, которые потом претворяет в жизни, что я утверждаю, что эта передача напрямую разрушает семью, разрушает отношения человеческие. И на самом деле я на месте ТНТ давно бы эту передачу удалил с канала. К сожалению, ТНТ это не делает. (Аплодисменты.)

Если говорить сегодня о том, что на самом деле происходит в средствах массовой информации, то я хотел бы заметить, что мы уже не первый год поднимаем вопросы, связанные с тем, что в средствах массовой информации, несмотря на те позитивные моменты, о которых здесь говорилось господином Швыдким, к сожалению, доминирует культ жестокости, насилия, эротики, доходящей до порнографии. И вообще в последнее время мы стали свидетелями и новых, очень интересных явлений, как пропаганда гомосексуальных отношений.

Скажите мне, что, это типично для нашего народа, для уклада жизни, для вообще воспитания чувства патриотизма, когда в рекламе, в каких-то шоу и передачах пропагандируется гомосексуализм? Гомосексуализм это что, составная часть патриотического воспитания? Я считаю, что таких вещей на центральном телевидении, на государственных каналах не должно быть. Мы должны убрать оттуда и порнографию, и пропаганду гомосексуализма, и жестокость, и насилие. (Аплодисменты.)

Это мы можем сделать. Здесь есть представители партии власти, они способны в этом участвовать. Ведь сумели мы хотя бы чуть-чуть ограничить рекламу пива и хотя бы немножко приостановить деятельность игровых заведений. Давайте мы и здесь наведём порядок. Почему у нас порнография стала явлением нашей жизни, разрушающим семью? В любом переходе можно купить кассету, купить диск, на котором вы посмотрите всё, что угодно, даже самое извращённое, вплоть до педофилии. Это же ужас. На этом не воспитаешь патриотизм.

И я хочу сказать, что это тоже вопрос и к власти тоже, но это вопрос, наверное, и к нам. Потому, что я думаю, что каждый человек, когда он осознает неприемлемость таких вещей, то, проходя мимо такого киоска и такого заведения, он должен как-то среагировать и если не словом, то, может быть, действием: сообщить ближайшему милиционеру, хотя милиционер, увы, вряд ли что-нибудь сделает. Они смотрят на это спокойно, они, может быть, с этого даже питаются. И я думаю, что в этом ещё есть проблема.

Крутов А.Н. Александр Викторович.

Чуев А.В. Я заканчиваю. Но я хотел сказать ещё вот о чём. Сегодня много копий ломается о том, что можно и что нельзя делать в школе, в дошкольных учреждениях, должны ли мы вводить предмет «Основы православной культуры», должны ли мы вообще вводить в школу воспитательную компоненту. Я считаю, что сегодня это ещё не поздно, потому что одно поколение, к сожалению, мы уже почти потеряли. Необходимо изменить наше отношение к воспитанию детей в принципе. Воспитание патриотизма это действительно и воспитание на примерах, и воспитание на собственной культуре, и на духовных, и нравственных ценностях. Где, как не в школе, где, как не в дошкольном учреждении это делать? И нет разницы: русский ты, татарин ты, грузин ли ты, кто угодно, но ты живёшь в нашей стране, и мораль, и нравственность для всех общая, она вненациональна. И поэтому мы должны в школе это преподавать. Мы должны вводить этот предмет. Никто не мешает изучать предметы другие, никто не мешает изучать и исламскую культуру, и иудейскую культуру.

Но я считаю, что без этих предметов, которые действительно изменят нашего ребёнка, будут давать ему положительные примеры: что можно делать, а чего нельзя; где добро, а где зло, вот без этих примеров мы настоящего патриота и ответственного гражданина своей страны воспитать не сможем. Поэтому такие предметы мы должны вводить в школе. И я считаю, что Государственная Дума должна вводить поправки в наше законодательство, в том числе по образованию.

Спасибо за внимание.

(Аплодисменты.)

Крутов А.Н. Спасибо.

Слово предоставляется Игорю Иннокентьевичу Мельниченко — начальнику Управления по делам молодёжи Федерального агентства по образованию.

Приготовиться Кривцовой Любовь Николаевне.

Мельниченко И.И. Уважаемый президиум, дорогие друзья!

Не все ещё ушли, да? Это радует.

Крутов А.Н. Ещё не все.

Мельниченко И.И. Вы знаете, я бы хотел тоже, как кандидат философских наук, пофилософствовать о патриотизме, поговорить об этом, это очень интересно, и проблемы общие поднять. Но всё-таки, как чиновник, я должен всё-таки доложить о работе Рособразования в области гражданского патриотического воспитания молодёжи, и главное, наверное, проинформировать вас: чем занимается Рособразование в этом направлении.

К сожалению, мои коллеги из Минкультуры ушли, и пресса наша ушла, я бы хотел тоже им много задать вопросов по совместной работе, но, к сожалению, их уже нет. Поэтому я вам доложу, чем занимается Рособразование, проинформирую вас, и отвечу на вопросы, если ко мне такие поступят. Тем более, сегодня критика в адрес Министерства образования была. И думаю, вопросов должно быть много.

Патриотическое воспитание молодёжи и подготовка студентов и учащихся к службе в Вооруженных Силах в России принципиально важное направление в деятельности системы образования, основополагающая цель всех нашей работы.

Никакие специальные знания, никакая профессиональная подготовка каждого выпускника учебного заведения просто не нужны нашему обществу, если будут сочетаться с безразличным отношением к судьбам страны, народа к нашей истории, равнодушием к будущему российского государства.

Я бы хотел остановиться более кратко, с кем мы работаем в этом направлении совместно. Это, прежде всего, Министерство обороны России, РОСТО (ДОСААФ), Росспорт, Росвоенцентр при Правительстве Российской Федерации, Российский комитет ветеранов войны и военной службы, другие ведомства и организации.

С целью совершенствования работы по патриотическому воспитанию молодёжи при Рособразовании создан Центр гражданского патриотического воспитания молодёжи, который занимается оказанием информационной и методической помощью для военно-патриотических клубов и объединений России.

Какие же направления основополагающие в нашей работе?

Первое. Это гражданское патриотическое воспитание молодёжи, воспитание и уважение молодёжи к национальной государственной символике страны.

В этом году согласно государственной программе «Патриотическое воспитание граждан России на 2006−2010 годы» мы закупили символику России — это герб, флаг, методики преподавания в школах, направили в этом году только в начальное профессиональное образование. Следующий год планируем в вузы, и потом думаю, что в школы.

Но как бы там ни было, хочу отметить и особо подчеркнуть, что наша государственная символика сейчас занимает самые почётные места во всех интерьерах образовательных учреждений. Она целеустремлённо используется в ходе государственных праздников, торжественных событиях в коллективах учебных заведений. Это повсеместно — по всей России.

В 2006 году впервые, вы знаете, вы, наверное, уже слышали о таком конкурсе, который мы возродили, и он впервые будет проходить в этом году, это Всероссийских конкурс молодёжных авторских проектов, направленных на социально-экономическое развитие муниципальных образований «Моя страна — моя Россия». На этот конкурс поступило 350 работ из 57 субъектов Российской Федерации. Что это за работы? Это работы, направленные на возрождение как малой родины, так и российского Отечества нашего великого.

Я скажу, что этот конкурс стал как бы продолжением конкурса, который уже в этом году в пятый раз проводился во Всероссийском детском центре «Орлёнок», в дружине «Стремительной» проходил в этом году, конкурс называется «Я — гражданин России». Такая есть акция патриотическая. Уже в этом году была пятая такая акция. Но, к сожалению, когда я узнал, что уже три года подряд эта акция финансировалась американцами, для меня это было вообще шок. Американцы полностью проплачивали эту акцию, и у меня внутри всё переворачивалось.

Ну что далеко ходить. Вы знаете, что «Кожаный мяч» — футбольный турнир, который проходит по России — всероссийский турнир, в котором участвует более миллиона детей наших, поддерживает финансово фирма «Данон».

И при открытии футбольного первенства «Кожаный мяч России» играют гимн «Данона», поднимается флаг «Данона». Хорошо, да? Поэтому мы посчитали, прежде всего, своей задачей внедриться в эту работу, взять кураторство над этой темой, и вот уже второй год эту акцию проводим мы, Россия.

Скажу откровенно, меня заинтересовала эта программа, представьте, маленький эпизод из неё: в Брянской области детишки одной из деревень представили свою программу, что они сделали? Они провели совещание такое маленькое в деревне, мониторинг и опросили, какая проблема в нашей деревне самая главная. Оказалось, что автобусная остановка, потому что она вся плохо покрашена, заплёвана, разрисована и так далее.

Детишки обратились сначала к председателю совхоза, сейчас ООО и так далее: «Помогите». Они говорят: «Денег на это нет». Они написали во власти муниципальные, ответа тоже нет. Дети собрали по рублю со всех жителей села, покрасили эту остановку, покрасили урну, выставили зелёный патруль, который подходил к каждому дяде и тёте и говорил: «Вы не бросайте сюда бумажку», поднимали окурок и бросали в урну.

Пускай это маленький проект, но насколько он знаменателен, и главное, важен для нашей малой Родины. Я думаю, необходимо поддерживать такие проекты и развивать, и тем более эти дети — это уже будущие администраторы, которые болеют за то дело, которым они занимаются.

Второе самое главное направление, которым занимаюсь, подготовка молодёжи к военной службе. За неимением времени нет возможности подробно остановиться на допризывной подготовке в учебных заведениях,… военной службы в рамках дисциплины «Основы безопасности и жизнедеятельности» в общеобразовательной школе и подготовке специалистов по военно-учётным специальностям в системе профессионального образования, в том числе офицеров запаса на военных кафедрах. Но смею заверить, что вся эта работа ведётся в строгом соответствии с законодательной нормативной базой, согласованной или утверждённой совместно с заинтересованными министерствами и ведомствами и в частности с Министерством обороны России.

В настоящее время мы готовим совместно с Министерством обороны России, РОСТО ДОСААФ и другими заинтересованными ведомствами проект положения о возрождении оборонно-спортивных и оздоровительных лагерей.

Считаем, что эта тема необходима, потому что лагеря — это одна из таких форм, где ребёнок и молодой человек участвует именно в жизни и узнаёт, что такое военная служба, и готовится к ней.

Вы знаете, одной из форм, которую мы должны возродить по-новому — это «посты номер один». Ежегодно мы проводим семинар пока с руководителями «постов номер один», но в этом году планируем уже собрать слёт «постовцев номер один».

В Советском Союзе постов номер один было 120, в настоящее время в России осталось 25. Я думаю, это очень плохо, эту форму надо возрождать. В некоторых городах, конечно, выставляются посты единоразовые на какие-то праздники, но, в основном, эта работа сейчас не такая, как велась раньше.

Мы возродили и продолжаем поддерживать развитие игры, раньше называлась «Зарница» и «Орлёнок», сейчас мы такую игру называем — военно-спортивная игра «Победа». В этом году с 27 июля по 3 августа такая игра прошла в городе Казани на базе танкового училища. Низкий поклон Республике Татарстан, администрация которой так активно помогла провести это мероприятие, и самому Министерству обороны, все генералы которого выехали посмотреть, что за учение покажут нашим детям.

Когда показали не только танковое сражение, когда авиация бомбила, и против террористов выступали войска, я скажу, что не только дети удовольствие получили, но и военные тоже.

Давно таких учений, наверное, не видели. Вот как раз наши коллеги присутствовали и видели, как это всё происходило. Я думаю, детям знать необходимо, что такое армия, какое у неё оружие и как она умеет воевать.

Что самое интересное, победила, первое место заняла команда «Отечество» села Столбищи Татарстана, второе место команда Московского третьего кадетского корпуса. Это понятно, всё-таки подготовленные ребята. А третье место заняла вообще команда «Патриот» средней школы города Иркутска. Такая география была представлена. С Камчатки ребята приехали, привезли только пять видов формы своей.

Виноват, заканчиваю.

В заключение хотел бы остановиться на самом главном — чего мы достигли. В 2001 году мы провели мониторинг патриотических клубов России, такая цифра была пять тысяч всего лишь клубов. Уже за пять лет число клубов возросло до 11 тысяч, более миллиона ребят участвуют, работают, занимаются в этих клубах. Но, к сожалению, это всего лишь три процента всей молодёжи России.

Что касается главного вопроса, наверное, сейчас будут задавать вопросы по учебникам. К празднованию 60-летия Победы этот вопрос был рассмотрен на коллегии Министерства образования и науки, был выпущен Приказ Министра образования и науки номер 107 от 8 апреля 2004 года, который называется «Об экспертизе учебников». И обращение было сделано ко всем издательствам, которые занимаются учебниками, чтобы предоставляли книги на экспертизы. Сейчас без экспертизы Академии наук и Академии образования ни один учебник не попадёт в общеобразовательное учреждение. Это решение принято, поэтому такого, как было раньше, когда проскакивали непонятные учебники с визой Министерства образования, такого больше не будет.

Спасибо за внимание. Я приглашаю вас всех к сотрудничеству. Наша программа открыта на нашем сайте «Рособразование». Сегодня Минкультуры предлагало тратить деньги, я вот, честно говоря, не пойму, как он мог предложить потратить 4 миллиона, так как программа прописана по каждому пункту в соответствии с определённой суммой денег. И приглашаю вас к участию, особенно участвовать в тендере на наше мероприятие.

Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо, Игорь Иннокентьевич.


Окончание

http://rusk.ru/st.php?idar=110640

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru