Русская линия
Русская линия Ирина Репьева11.10.2006 

Детектив о «Мафиози»

Сегодня, 11 октября, в Пресненском районном суде г. Москвы (Зоологическая улица, 20, зал N 28) состоится беспрецедентный случай — рассмотрение в судебном заседании иска поэта и драматурга, члена РАО, Юрия Юрченко к Российскому Авторскому Обществу. Сумма иска — 1 миллион евро. В такую сумму поэт оценил 18-летнюю историю нарушений его авторских прав Российским Авторским Обществом, по сути, приватизировавшим в 1993 году документацию 18 тысяч российских ученых, писателей, композиторов.

Те, кто хорошо помнит советскую эпоху, должны были знать о некоем Всесоюзном агентстве по авторским правам (ВААП). И хотя учредителями его в 1973 году стали творческие союзы СССР и ряд организаций-пользователей произведениями советских авторов, ВААП являлся государственной структурой. В 1991 году, словно в подтверждении этого, он был трансформирован в Государственное агентство по авторским и смежным правам (ГААСП). В 1992 г. — в Российское агентство интеллектуальной собственности (РАИС). Но в 1993 пером Бориса Ельцина вся документация этого важнейшего распорядителя интеллектуальной собственностью 17,5 тысяч российских писателей, поэтов, композиторов, ученых была, мягко говоря, приватизирована или денационализирована. Нет, не одним-единственным лицом. А так называемой «некоммерческой общественной организацией» РАО — Российским авторским обществом, которое и осмелилось взять на себя «управление авторскими правами на коллективной основе».

Вроде бы всё по закону и вполне прилично, ибо первый президент РФ собственным указом подвел РАО под свое личное «покровительство». Интересно только почему. На сайте Общества можно прочесть, что РАО учредили «российские авторы и их наследники». Устав организации тоже, чин по чину, зарегистрирован в Минюсте РФ 30 сентября 1993 года. Однако детектив о мюзикле «Мафиози», который мы намерены вам рассказать, вдруг высветил, что в РАО, как говорят в криминальном кино, «что-то прогнило» и «откровенно попахивает». Поэтому именно сегодня, когда Государственная Дума единодушно поддержала инициативу Владимира Путина и в первом чтении приняла законопроект «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации», внося соответствующие изменения в «Четвертую часть «Гражданского кодекса РФ», настало время — проверить и проветрить само РАО! Возможно — пересмотреть её права на распоряжение этой самой документацией, доставшейся ей столь легко и до очарования просто. И, может быть даже, в судебном порядке и по требованию прокурора, как написано в законопроекте, ликвидировать сиё смутное «юридическое лицо».

Наша история о том, как поэт, драматург, актер Юрий Юрченко не побоялся бросить вызов Обществу-монстру и подал на него в суд, требуя деньгами наказать РАО за его неправедные дела. Начался этот детектив много лет назад. И скандал, по мере того, как РАО запиралось и небрежно отмахивалось от поэта, постепенно приобрел международный размах. Ибо Юрий Юрченко не только является пропагандистом русского искусства в Европе, организуя там фестивали и вечера. Но и признан лауреатом Международного поэтического турнира им А. С Пушкина (Лондон, 2004), где был назван публикой Королем поэтов. Стал он лауреатом Международного поэтического конкурса «Золотое перо» в номинации «Лучшее лирическое стихотворение» и в 2006 году Москве. Ещё два слова — о характере героя. Хотя детство его прошло в крайне неблагоприятной обстановке (родился в тюрьме), а потом уехал с мамой в Магаданскую область, в ссылку, Юрий принадлежит к тому типу русских людей, которые от пережитых испытаний лишь приобретают стальную крепость и новые грани своих многочисленных талантов. В 1980 году он окончил Грузинский театральный институт им. Ш. Руставели, в 1987 — Литературный институт имени М. Горького, в 1996 году — аспирантуру по истории русского театра в Сорбонне, и теперь учится там же в докторантуре.

Основной темой его творчества стала высокая любовь. Российская политика коснулась его только тогда, когда он написал пьесу об обстоятельствах гибели атомной подлодки «Курск» — «Подводная лодка в степях Украины». История наших, торпедированных американцами подводников, получилась такой острой, что пьесу, хотя и восторгались ею, не решились поставить у себя ни театр Калягина «Et Cetera», ни доронинский МХАТ, ни театр Моссовета (режиссер П. Хомский), ни «Модернъ» С. Враговой, ни другие московские театры. «Зато на «ура» встретили её в театре Тихоокеанского флота во Владивостоке.

А в 1999 году в Москве Юрию Юрченко довелось уже испробовать гнилых плодов нечестной российской приватизации. Совершенно случайно, прибыв в Москву, он узнает о том, что мюзикл, к которому в 1988 году написал либретто и стихи, ставится несколькими региональными театрами под разными названиями, не испрашивая на то разрешения ни одного из авторов. Хотя возвестить его и об этих постановках, и о причитающихся гонорарах обязано было РАО. Более того, Приморский краевой театр имени Горького (Владивосток) показывает мюзикл на сцене доронинского МХАТа. Можно сказать, под носом у РАО. Однако единственными авторами сценария на афише указаны вымышленные г-да Стоун и Стайн, а РАО и тут себе помалкивало.

Странноватая ситуация. Прямо скажем: ненормальная. Ведь РАО — та самая организация, которая добровольно, если ни сказать с превеликой радостью, взяла на себя обязанности по защите авторских прав как российских, так и иностранных литераторов, как на территории нашей страны, так и за рубежом. Но когда Юрий Юрченко обратился в РАО за помощью, ему ответили довольно безразлично: «Как мы можем следить за вашими пьесами, если вас нет в стране?» Но мюзикл-то идет в России!

Поэт, естественно, возразил, что если, как сообщается на сайте РАО, Обществу не в тягость обслуживать «около 1 миллиона иностранных авторов и их правопреемников», то, что стоит ему представлять и его интересы, российского гражданина! Ведь документация, подтверждающая его причастность к мюзиклу, перешла в РАО «по наследству» от ВААП! А значит, был известен и адрес личного счета! И вот тут выяснилось, что Обществу интересны далеко не все авторы. Что она, грубовато говоря, роется в них, как одно не очень чистое животное в отбросах, выискивая, что пожирнее да послаще. С удовольствием, например, принимает «участие в крупнейших международных книжных и музыкальных ярмарках (МИДЕМ, Франкфуртская и Московская МКЯ и т. д.)». С приятностью следит за «сотнями контрактов на издание книг российских писателей и ученых в зарубежных странах». Широко улыбаясь, подписывает «более 150 соглашений с зарубежными партнерами из 66 стран Европы, Америки, Азии, Африки и Австралии о взаимном представительстве интересов». Всю эту свою пеструю и шикарную жизнь РАО с увлечением расписывает на своем сайте. И что значит на этом пышном фоне какой-то российский поэт и драматург?!

Всё та же г-жа В. А. Иванова, которая сидела в ВААПе и перешла теперь «по наследству» в РАО вместе с документами, и в 1999 году, как и в 1989 (когда мюзикл только что был поставлен на сцене Одесского театра музыкальной комедии), начала свысока уверять поэта в том, что он даже и не Автор! А всего на всего переводчик либретто! И что ей до того, что заказчик мюзикла перечислил Юрченко гонорар в ВААП именно как автору либретто и стихов, и гонорар по тому времени не малый! ВААП самочинно не пожелал признать авторство молодого поэта, лишив его большей части его гонорара, заплатив ему всего лишь как переводчику. И вот теперь, в новых экономических условиях, при новой политике, РАО, вместо того чтобы честно и добросовестно установить истину, повторяет за ВААП устами своих сотрудников ту же выдумку!

Юрченко пришлось обратиться в несколько региональных судов. Они, в том числе, Норильский федеральный, подтвердили, что он создал оригинальное либретто, да ещё и снабдил пьесу своими стихами. Что перевод пьесы болгарского автора В. Станилова на русский язык сделал не Юрченко, а киевская переводчица Коваль-Костинская! Что этот перевод не имеет к сценарию мюзикла отношения, потому что для одесской постановки был сотворен новый подстрочник, и его автором является покойный и доброй памяти, талантливый режиссер спектакля Юлий Гриншпун, о чем имеется его ранее завизированное, письменное признание! Был поднят и пришит к делу также квалифицированный отзыв «Театральной Москвы» от 1989 года. Рецензия сообщает, что версия мюзикла «оригинальна», потому что в ней «изменены авторские акценты» и «углублено содержание комедии»! Но РАО так и не отказалось от своей позиции. Впрочем, и собственную сравнительную экспертизу не проводило. Что ему до какого-то там очередного русопята! Пусть знает своё место?

Вот и твердит РАО уже 7 лет подряд (!), что Юрий «перевел с иностранного языка на русский». С какого «иностранного» — РАО тоже путается. То пишет, что со словацкого, то — что с болгарского. То безграмотно зачисляет его в авторы русской версии либретто. Какое ему дело до таких «мелочей»! Совсем иное — миллионные отчисления в его карман от каждого канала телевидения! За прогон популярных песенок, например. Отчисления от использования этих песенок исполнителями ночных клубов, ресторанов, казино. У РАО целый штат мытарей. По условиям договора между РАО и телекомпаниями, композиторы должны получать гонорары не напрямую, а от Общества. За посредничество оно взимает до 25% с автора. С Юрия Юрченко, когда он собрался судиться с театрами, РАО запросило 20%. За что?! А ни за что. За то только, что документы, по которым он значится в этой конторе переводчиком либретто, лежат не у него дома, а в Обществе.

Худо-бедно, но РАО, которое само себя именует до невозможности скромно, почти юродиево: «некоммерческой» и «общественной» организацией, в 2003 году собрало 711 миллионов рублей гонораров. В 2004 — 929 миллионов. А в 2005 году его сборы вообще перевалили за миллиард! Посчитайте теперь, что значит с этой суммы 25%, которые можно получать бесхлопотно, если есть давнее взаимопонимание с телевидением и цивилизованными партнерами на Западе. И к чему биться в таком случае за интересы талантливого русского поэта? Для сравнения скажем, что лучшее в Европе французское авторское агентство SACD взимает лишь 9−13%.

В общем, Юрий вынужден был самолично повести расследование дела. И тут выяснились новые интересные подробности. Пользуясь безответственностью РАО, Хабаровский театр музыкальной комедии год за годом приписывал авторство либретто «Мафиози» несуществующему в природе писателю Василу Станислову, а Юрченко — только авторство стихов, с чем впоследствии никак не мог согласиться Хабаровский краевой суд, отстоявший интересы Юрченко. Норильский Заполярный драмтеатр им Вл. Маяковского приписал авторство пьесы еще одной (как выяснил это Норильский федеральный суд) «мертвой душе» — некоему «Георгию Стоянову». Но главное — что все эти годы театры честно (в соответствии с «Приказами» из РАО) отправляли в РАО гонорар на имена доброго десятка загадочных и просто вымышленных авторов, среди которых иногда попадалось имя самого Юрченко (как «автора стихов», или как «автора перевода со словацкого»)! Об этом ясно свидетельствуют копии с документов и Хабаровского музтеатра, и Норильского, и Приморского драмтеатров, которыми располагает поэт.

Тут, кстати, есть смысл еще раз напомнить об интернациональном характере этого скандала: вместе с авторскими правами Юрия Юрченко, все эти годы РАО нарушало права (то есть — присваивало себе деньги) и его зарубежных соавторов: композитора Милана Новака (Словакия) и драматурга Васила Станилова (Болгария). Но если ни Васил Станилов, ни Милов Новак, ни российский гражданин Юрий Юрченко этих денег не получили, куда же они делись из РАО? Это о-о-очень большой вопрос! И надо отметить, что РАО не захотело в нем что-либо прояснить. Например, когда Юрий Юрченко запросил Норильский драмтеатр о документах, подтверждающих, что мюзикл шел на его сцене, законопослушная директор театра Л. М. Березина выслала поэту ксерокопию программки. А РАО, в очередной раз отмахиваясь от надоедливого драматурга, в это время сообщал ему: «На вашу просьбу… в Управление документации и распределения гонорара справка о премьере спектакля… из Норильского драмтеатра не поступила. Поэтому сообщить точную дату премьеры не имеем возможности». Далее опять шла ложь: «На наш запрос театр ответил, что спектакль снят с репертуара и никаких рекламных материалов не сохранилось… Среди авторов спектакля ваша фамилия не упоминается…» Меж тем Березина сообщала совсем иное: «В течение всего периода проката спектакля тексты музыкальных номеров шли под вашим именем…» Причем — в течение пяти лет! В общем, снова наводилась тень на плетень. Зачем?! Что скрывает РАО?

И возникает вполне резонный вопрос: а может быть, Обществу не выгодно искать авторов, гонорары которых поступают к нему? Как отметил однажды советник Председателя Правления РАО Хазби Джатиев, РАО не может получить свои проценты, не переведя гонорар на счет автора в Сбербанк. Как правило, деньги ненайденных авторов составляют 1−2% от всего объема авторских вознаграждений. Но ведь вполне можно допустить, что кто-то отправляет деньги «ненайденных» на счета мифических персонажей, вроде г-на Стоянова или Васила Станислова. Вот и с известным музыкантом Стасом Намином произошла некрасивая история. Является он как-то в РАО, где должны были скопиться его гонорары за 15 лет, а ему отвечают, что так долго никто гонорары в Обществе не хранит. Согласно статье 45, пункту 4 Закона «Об авторском праве и смежных правах», существовавших в РФ с 1993 года, невостребованное вознаграждение лежит в Обществе всего в течение 3-х лет, а потом «обращается на иные цели». Как это удобно одним и неудобно остальным! Теперь вы понимаете, почему происходит обновление федерального законодательства об авторском праве? В темные времена царствования Бориса Ельцина иные законы создавались сугубо под «своих» людей и «свои» конторы, и должные служить обогащению немногих. Тогда стоит ли оставлять РАО без внимания государства и правоохранительных структур сегодня, когда в этой сфере что-то начинает меняться к лучшему?

И, если РАО весьма неплохо живет на «свои» 25 процентов, имеет ли оно право величать себя «некоммерческой организацией»? А если оно слишком вяло ищет авторов, которым причитаются гонорары, хотя располагает штатом адвокатов, — стоит ли оставлять за ним эту функцию? Ведь иному человеку не так обидно, что его деньги поступили на государственный счет, если он не смог вовремя за ними прийти, как — что ими распорядились ловкие люди. Вот ведь и почтенному худруку Приморского театра музкомедии Семену Ефимовичу Звеняцкому не понятно, почему РАО его фактически «подставило»? Он искренно недоумевает в интервью «Ежедневным новостям» (Владивосток), говоря: «По всем документам, которые есть в театре… Юрченко везде стоял как автор перевода и автор стихов, но не как автор произведения. Мы всегда платили и платим авторам, как указано в рапортчике (РАО — И.Р.) Почему тогда в Москве, зная об этом, ничего Юрченко не перечисляли, да и нас не уведомили, что мы платим неверно?»

Сам Юрченко, имея дело с РАО уже в течение 7 лет, убежден, что деньги, поступавшие из театров в Общество в течение ряда лет, просто прибрали к рукам: они «осели в РАО». Так многократно было нарушено его авторское право. И кем? Структурой, которая словами своих адвокатов публично клянется: «Наше общество создано авторами, они нас наняли на работу, и наша задача — обеспечить им достойное существование». Почти богоугодное заведение. Но на практике, как пишет «Бизнес-журнал ONLINE»: «У РАО… 11 региональных филиалов, которые обозначили своё присутствие в 69 субъектах РФ. Это целая «дистрибьюторская» сеть по выдаче лицензий и сбору денег. По непроверенной информации, инспектор РАО получает до 10% собранной суммы. Эдакий «торговый представитель», кровно заинтересованный в «объемах"…» Неслучайно прежнее руководство РАО в лице г-на Твердовского в 2001 году попало в милицейские сводки «за невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте» (эпизод относился к 1995 году). После этого у РАО появилось новое руководство. Но начались ссоры с крепнущими конкурентами. Например, в 2004 году одна из «дочек» РАО, РОАП, замкнула на себя отчисления от ВГТРК, воспользовавшись поддержкой тогдашнего министра печати Михаила Лесина. Но Лесин с поста ушел, и через серию судов РАО вернуло ВГТРК в свое лоно. Вот так «общественная организация»!

В законопроекте «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации», есть новая статья, которая говорит о грубых нарушениях в авторском праве. По ним даже можно лишить юридическое лицо права на деятельность. Не пора ли, наводя порядок в данной сфере, проверить на этот счет работу и Российского авторского общества? Насколько она законна? Или же с РАО должны бороться одиночки? Как делает это сегодня Юрий Юрченко. Однажды новый Председатель Правления РАО, молоденький г-н Федотов с пафосом написал в «Литературной газете»: «Я верю, что скоро придёт время, когда к авторам начнут относиться с должным уважением». Однако две письменные «Претензии» Юрия Юрченко к РАО (в 2003 и в 2005 году, когда он обращался непосредственно к г-ну С. Федотову) Общество высокомерно оставило без ответа, зачислив поэта в «скандалисты». На седьмом году расследований Юрий вынужден был обратиться в суд с иском на само РАО. Ведь перед ним даже не извинились! Ни разу не дали возможности ознакомиться с собственным Досье, хранящимся в Обществе! Но и предварительным заседанием 21 сентября представители РАО пренебрегли. Гордецы? Или?…


http://rusk.ru/st.php?idar=110602

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru