Русская линия
Русская линия Станислав Минаков10.10.2006 

Зёрна от плевел: не Божье — но безбожное

Кажется, мы выныриваем из морока безбожия, обращаем удивленные взоры к святыням, к памяти своей земли. Но не все так уж безоблачно. Тянется и тянется за нами черный восьмидесятилетний шлейф власти, которая в основе своей, в зародыше была не атеистической даже, а воинствующе безбожной, подвергшей гонениям и великим муками сотни тысяч своих православных соотечественников. Вот и очередной «юбилей» недавно отметили там, где тыщу лет была, и впредь должно быть святыне, — «отпраздновал» 80 лет «Киево-Печерский музей-заповедник».


Кто празднует 80-летие Киево-Печерской Лавры?

Как пишет в своей статье, горькой и непримиримой к скверне, обозреватель Дмитрий Скворцов, 29 сентября 1926 г. Совет народных комиссаров УССР принял постановление «Про визнання колишньоi Киeво-Печерськоi Лаври за iсторично-культурний державний заповiдник». На самом деле это было лишь законодательным закреплением того, что Святыня мирового христианства — третий (после Иверии и Афона) удел Божьей Матери — уж пять лет, как монахам не принадлежал.

К этому времени на территории Лавры уже вовсю хозяйничала уйма учреждений, но фактическим хозяином был так называемый Инвалидный городок в составе производственной артели «Протезный завод» и Политехнических курсов инвалидов.

Вот как описывает «монастырское житие» этих инвалидов замечательный исследователь киевской старины Александр Анисимов: «Эти весьма своеобразные жильцы, а также их частые гости — „прихожане“ городка на территории святого места, напившись денатурата или какой-нибудь сивухи, испражнялись у алтарных стен церквей, оскверняли Рождественский некрополь у Дальних пещер, где, попутно облевывая могилы, крушили надгробия выдающихся своих соотечественников, устраивали пьяные оргии, сцены откровенного разврата, распевали блатные с матерщиной песни. Милиция не шибко вмешивалась до тех пор, пока не доходило до поножовщины или какого-нибудь иного насилия… Выселить „товарищей, получивших инвалидность на фронтах революции“, было почти безнадежным делом.

Архивные документы свидетельствуют, что „раненные на колчаковских фронтах“ инвалиды расхищали и уничтожали церковное имущество, сжигали в топках старинную мебель, били фарфоровую посуду двухсотлетней давности, узрев на таковой, к примеру, портрет царя или герб с двуглавым орлом… Администрация городка незаконно продавала церковные ценности. Заведующий Киевским соцобесом Бондаренко вывез из дома митрополита для собственного пользования два комплекта мебели из карельской березы».

Попытки захвата помещений инвалиды предпринимали и после учреждения музея. Юрисконсульт Лавры профессор Никодимов вспоминал о них: «Они были не обездоленными мирными инвалидами, а морально мелкими людьми, озлобленными на всех… Уже при входе в Лавру богомольцев встречали крики, пьяные песни, музыка, ругань, шум…».

Что же изменилось за 80 лет? Зайдите как-нибудь на территорию музея к концу рабочего дня, когда в бесчисленных офисах, расположенных на его территории, дело доходит до «посидим чуток». Разумеется, расфуфыренные секретарши и группирующиеся вокруг них коллеги под стенами храмов не гадят. Но в остальном…

«То, что творилось и творится в сердце отечественного Православия за прошедшие после организации здесь Антирелигиозного (вероненавистнического по сути) музея восемь десятков лет, достойно самой глубокой скорби. Тем более горько и гадко слышать мнение некоторых власть имущих, лоббирующих интересы тех, кто не желает возвращать Киево-Печерскую Лавру ее законному хозяину — Церкви, о том, что, мол, если передать все строения обители монахам, те погубят ее! Каково?

До какого хамства должна была дойти дирекция Заповедника, чтобы позволить мужчинам в оскверненных храмах не снимать головной убор? Как можно устроить кафе с разрешением курить на подворье бывшего дома митрополита, драть втридорога за право просто зайти в обитель верующему человеку (посещение музеев — дело другое, хотя для этого можно было подобрать здания за пределами святыни Православия). Как цепные псы, сидят у входа стражи. Не приведи Господи, кто-то захочет пробраться в Лавру, не заплатив за вход.

Хуля Господа, дирекция Национального музея-заповедника поощряет торговлю на территории обители, причем не только иконками и крестиками, происхождение которых неведомо. Продавцы-арендаторы все как один уверяют, что иконки, крестики, ладанки, даже вышиванки (!!!) освящены в Киево-Печерском монастыре. Вот чистой воды фарисейство!» — продолжает Александр Анисимов.

Да ляд уже с ними, с этими вышиванками — хоть языческие, все же — родные. Но вот лотки с кока-колой, запрещенной в школах не одного десятка стран, они тоже в монастыре освящали? А каково многотысячным паломникам, пребывающим сюда в пост, молиться у киосков с мороженым? Впрочем, о мороженщиках уже все сказано 2000 лет назад: «Горе тому человеку, через которого соблазн приходит» (Мф. 18:7).

А касаемо головных уборов, то еще в 30-х была в музее-заповеднике учреждена должность помдира по политпросвету. Как и чем он просвещал экскурсоводов, все мы знаем. И глядя на то, как сегодняшние экскурсоводы отговаривают туристов от посещения «нижней Лавры» (собственно монастыря), понимаешь, что музей этот и в правду заповедник тех самых «замполитов» без всякой надежды на «просвет» — сам слышал, как старая закаленная в идеологических боях экскурсовод пугала экскурсантов тем, что женщинам перед посещением пещер насильно (о, ужас!) платки выдают.

Не такие ли работники культуры направляли в свое время в газеты гневные изобличения «Кубло ченцiв мусить бути знищено!», «Притулок ченцiв у державному музеi», «Неприхована релiгiйна пропаганда у Киeво-Печерськiй Лаврi»?

Но времена меняются, и, глядя на то, как сегодняшние руководители партий и правительств тщательно осеняют себя крестным знамением, создается впечатление, что теперь при них уже заводятся «помощники по религиозно-просветительной части». Только вот дальше ночных перебежек с телекамерами от храмов одной конфессии к синагогам других дело пока не движется, потому как храмы эти государство их законным владельцам возвращать не собирается. И даже наоборот.

В числе последних цацек, подброшенных в писаную торбу Президента — концепция уже успевшего оскандалиться «Мистецького арсеналу». Так вот, в последнем, незаметненьком таком пункте этой концепции, говорится о неких абстрактных «храмах Киевской крепости». Как оказалось, за этой туманной формулировкой скрывается вполне конкретный Спасо-Преображенский храм. Тот самый древнейший Спас на Берестове, который нависает над Берестовым урочищем рядом с бастионным валом. Сегодня он также принадлежит «Киево-Печерскому историко-культурному заповеднику».

Храм Спаса на БерестовеВ 1992 году на волне «нацiонального пробудження» музей-заповедник снизошел до позволения верующим арендовать свою же святыню. В 2001 храм был поставлен на реставрацию, но православные, естественно, были только рады тому. Тем более что Государственный научно-технологический центр «Консервация и реставрация» (ГНТЦ «Конрест») официально заверил их, что не будет работать в выходные дни и на великие праздники, а поэтому не возражает против богослужений в эти дни.

Но тут директор Киево-Печерского заповедника Сергей Кролевец неожиданно изъял ключи от храма и сдал их… в милицию. Люди стали молиться под стенами храма. Но и это не устроило Кролевца. Вскоре территория перед храмом была уставлена лесами. Директор музея остался безучастным даже к обращениям верующих, которые со всей Украины ехали к храмовой иконе, исцеляющей от онкологических заболеваний (ее выносили на уличные богослужения).

При этом по свидетельству настоятеля храма о. Тихона, сумевшего побывать в нем, когда бывший киевский мэр водил туда своего московского коллегу Лужкова (в Спаса на Берестове отпевали основателя Москвы Юрия Долгорукого), к собственно реставрационным работам никто и не приступал. Вот уже пять лет «производится замер влажности и температуры»! И это на более чем миллион гривен, выделенных «на объект»!
Видя, как в пустующем храме разрушаются фрески 12-го века, монахи сами предложили свою помощь в реставрации. В чем им было отказано.

Как рассказал нам игумен Тихон, все это время он терялся в догадках о причинах происходящего, пока не раздобыл документы, по которым реставрация «осуществлялась» на грант американского фонда Getty и дотации Киевской горадминистрации. Паству о. Тихона, конечно, меньше всего интересовала судьба денег заморского фонда — важно было другое: по условиям гранта отреставрированный храм запрещалось использовать в качестве культового сооружения!

Оставим в стороне моральную сторону вопроса, нравственность наших грантоедов уже давно — притча во языцех. Но ведь таким образом нарушался бессрочный договор об аренде! При виде такого бесстыдства уже сам митрополит Киевский Владимир засел писать ко всем премьерам (начиная с Кинаха). Но, получая каждый раз отписки, предстоятель Церкви обратился к Президенту.

И вот ответ — вышеупомянутая концепция «Мистецького арсеналу», а в придачу… награждения работников музея-заповедника «Киево-Печерская Лавра» за титанический труд на ниве культуры и духовности…

Добавим, что «гениально-эпохальный» задум г-на Ющенко с «Художественным арсеналом» ярко свидетельствует о подлинной «духовности» лица, занимающего волею судеб первое административное кресло Украины. Отбросим финансовый аспект проблемы, однако трудно вместить, понять, какой логикой нужно руководствоваться, чтобы затевать возле Святыни, у действующего древнего монастыря, у места аскетического, собрание «современных искусств», о духовных и эстетических свойствах которых мы знаем не понаслышке.

Духовный пульсар" госпожи Доксат-Пурсар

А вот еще свежая новость на мельницу «духовности», ибо к теме имеет отношение «не хухры-мухры», а сам пан Яворивский, голова Комитета по духовности ВР, да еще по прежнему возглавляющий Национальный союз писателей Украины.

И снова, по сообщению и комментарию Д. Скворцова на УРА-Информ:

Пресс-релиз, посвященный приезду в Украину некой дамочки по имени Джулия Доксат-Пурсар, «координатора по вопросам религиозной свободы Европейского Евангельского Альянса (ЕЕА)», был озаглавлен громко: «Впервые в Украине!»

Так что же было «впервые в Украине»?
Евангелистка Джулия собирала на свой круглый стол «Церковь. Государство. Общество» тех государственных мужей, которые не одну собаку съели на том, как бы накинуть на эту Церковь ошейник.

Список приглашенных на круглый стол возглавлял Владимир Яворивский, участник финансовых схем начала 90-х, по которым многомиллионная гуманитарная помощь из Германии шла через отлученного от церкви лжепатриарха Филарета. Затем в списке «круглостольцев» шел консультант Ющенко Александр Саган — сторонник возвращения находящихся в ведении государства русских церквей… Константинопольскому патриархату.

И как было обойтись без непотопляемого завотделом Института философии АН Украины Анатолия Колодного, еще в 1987 г. прогнувшегося перед идеологическим отделом ЦК КПУ своим фундаментальным трудом «Атеизм — познанная истина», а ныне — соросовского «грантоеда», сующего свой нос даже в дела… Грузинской Православной Церкви.

Далее шел длинный перечень разного рода самопровозглашенных епископов карликовых сект, обильно расплодившихся на благодатном гуманитарно-политическом поле Украины. И… ни одного представителя традиционных религий! Если, конечно, не считать таковой почитание культа солнечного дэя Аделаджа в лице старшего пастора Софии Жукотанской и весьма активного симпатика — помощника киевского мэра Ивана Кучерины.

Тогда, — задается резонным вопросом Д. Сковрцов, — может быть, круглый стол следовало назвать «Государство и секты против общества»? Ведь тем же представителям государства здесь есть чем похвастать перед залетной «просветительницей». Яворивский, к примеру, фигурировал в скандале с приглашением в Украину тоталитарного харизмата Муна, персоны нон грата в Великобритании, Германии, России, Болгарии и других странах. А неразлучная парочка Саган-Колодный лоббировала регистрацию в Украине тоталитарной сайентологической секты Рона Хаббарда. Того самого, который признался: «Лучший путь заработать миллион долларов — основать собственную религию».

По мнению инициаторов сего круглого стола «впервые в Украине начинается работа по межконфессиональному объединению христиан». Что же, по крайней мере, откровенно: судя по составу приглашенных, традиционные для Украины конфессии под понятие «христиане» не попадают.

На снимке: Киев, храм Спаса на Берестове. 1113−1125 гг. Фото Станислава Минакова (февраль 2006 г.)

В храме похоронен основатель Москвы — князь Юрий Владимирович Долгорукий и его сын киевский князь Глеб Юрьевич. В 1947 г. к 800-летию Москвы на месте возможного погребения князя в храме установлен надгробный монумент, стилизованный под древнерусский саркофаг.

http://rusk.ru/st.php?idar=110593

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru