Русская линия
УРА-Информ Дмитрий Скворцов09.10.2006 

Юбилей церковных крыс или Киево-Печерской лавре — 80 лет!

В детстве мне подарили значок «Памиру — 50 лет» — я до сих пор изумляю им знакомых. Понятно, что подразумевалось не менее идиотское «Советскому Памиру…», но очумелые художники с сувенирной фабрики имени 50-летия Октября попросту не выскочили из образа.

Похоже, так и не выскочили из того же образа и работники украинской культуры

80 лет назад, 29 сентября 1926 года Совет народных комиссаров УССР принял постановление «Про визнання колишньоi Киeво-Печерськоi Лаври за iторично-культурний державний заповiдник». На самом деле это было лишь законодательным закреплением того, что Святыня мирового христианства — третий (после Иверии и Афона) удел Божией Матери — уж пять лет как монахам не принадлежал.

К этому времени на территории Лавры уже вовсю хозяйничала уйма учреждений, но фактическим хозяином был так называемый Инвалидный городок в составе производственной артели «Протезный завод» и Политехнических курсов инвалидов. Вот как описывает их «монастырское житие» этих инвалидов замечательный исследователь киевской старины Александр Анисимов: «Эти весьма своеобразные жильцы, а также их частые гости — „прихожане“ городка на территории святого места, напившись денатурата или какой-нибудь сивухи, испражнялись у алтарных стен церквей, оскверняли Рождественский некрополь у Дальних пещер, где, попутно облевывая могилы, крушили надгробия выдающихся своих соотечественников, устраивали пьяные оргии, сцены откровенного разврата, распевали блатные с матерщиной песни. Милиция не шибко вмешивалась до тех пор, пока не доходило до поножовщины или какого-нибудь иного насилия… Выселить „товарищей, получивших инвалидность на фронтах революции“, было почти безнадежным делом.

Архивные документы свидетельствуют, что „раненные на колчаковских фронтах“ инвалиды расхищали и уничтожали церковное имущество, сжигали в топках старинную мебель, били фарфоровую посуду двухсотлетней давности, узрев на таковой, к примеру, портрет царя или герб с двуглавым орлом… Администрация городка незаконно продавала церковные ценности. … заведующий Киевским соцобесом Бондаренко вывез из дома митрополита для собственного пользования два комплекта мебели из карельской березы…»

Попытки захвата помещений инвалиды предпринимали и после учреждения музея. Юрисконсульт Лавры профессор Никодимов вспоминал о них: «Они были не обездоленными мирными инвалидами, а морально мелкими людьми, озлобленными на всех… Уже при входе в Лавру богомольцев встречали крики, пьяные песни, музыка, ругань, шум…».

Что же изменилось за 80 лет? Зайдите как-нибудь на территорию музея к концу рабочего дня, когда в бесчисленных офисах, расположенных на его территории, дело доходит до «посидим чуток». Разумеется, расфуфыренные секретарши и группирующиеся вокруг них коллеги под стенами храмов не гадят. Но в остальном…

«То, что творилось и творится в сердце отечественного Православия за прошедшие после организации здесь Антирелигиозного (вероненавистнического по сути) музея восемь десятков лет, достойно самой глубокой скорби. Тем более горько и гадко слышать мнение некоторых власть имущих, лоббирующих интересы тех, кто не желает возвращать Киево-Печерскую лавру ее законному хозяину — Церкви, о том, что, мол, если передать все строения обители монахам, те погубят ее! Каково?

До какого хамства должна была дойти дирекция Заповедника, чтобы позволить мужчинам в оскверненных храмах не снимать головной убор? Как можно устроить кафе с разрешением курить на подворье бывшего дома митрополита, драть втридорога за право просто зайти в обитель верующему человеку (посещение музеев — дело другое, хотя для этого можно было подобрать здания за пределами святыни Православия). Как цепные псы, сидят у входа стражи. Не приведи Господи, кто-то захочет пробраться в Лавру, не заплатив за вход.

Хуля Господа, дирекция Национального Музея-заповедника поощряет торговлю на территории обители, причем не только иконками и крестиками, происхождение которых неведомо. Продавцы-арендаторы все как один уверяют, что иконки, крестики, ладанки, даже вышиванки (!!!) освящены в Киево-Печерском монастыре. Вот чистой воды фарисейство!», — продолжает Александр Анисимов.

Да ляд уже с ними, с этими вышиванками — хоть языческие, все же — родные. Но вот лотки с кока-колой, запрещенной в школах не одного десятка стран, они тоже в монастыре освящали? А каково многотысячным паломникам, пребывающим сюда в пост, молиться у киосков с мороженным? Впрочем, о мороженщиках уже все сказано 2000 лет назад: «горе тому человеку, через которого соблазн приходит» (Мф. 18:7).

А касаемо головных уборов, то еще в 30-х была в музее-заповеднике учреждена должность помдира по политпросвету. Как и чем он просвещал экскурсоводов, все мы знаем. И глядя на то, как сегодняшние экскурсоводы отговаривают туристов от посещения «нижней Лавры» (собственно монастыря), понимаешь, что музей этот и в правду заповедник тех самых «замполитов» без всякой надежды на «просвет» — сам слышал, как старая закаленная в идеологических боях экскурсовод пугала экскурсантов тем, что женщинам перед посещением пещер насильно (о, ужас!) платки выдают.

Не такие ли работники культуры направляли в свое время в газеты гневные изобличения «Кубло ченцiв мусить бути знищено!», «Притулок ченцiв у державному музеi», «Неприхована релiгiйна пропаганда у Киiво-Печерськiй лаврe»?

Но времена меняются, и глядя на то как сегодняшние руководители партий и правительств тщательно осеняют себя крестным знамением, создается впечатление, что теперь при них уже заводятся «помощники по религиозно-просветительной части». Только вот дальше ночных перебежек с телекамерами от храмов одной конфессии к синагогам других, дело пока не движется, потому, как храмы эти государство их законным владельцам возвращать не собирается. И даже наоборот.

В числе последних цацек, подброшенных в писаную торбу президента — Концепция уже успевшего оскандалиться «Мистецького арсенала». Так вот, в последнем, незаметненьком таком пункте этой концепции, говорится о неких абстрактных «храмах Киевской крепости». Как оказалось, за этой туманной формулировкой скрывается вполне конкретный Спасо-Преображенский храм. Тот самый Спаса на Берестове, который нависает над Берестовым урочищем рядом с бастионным валом. Сегодня он также принадлежит «Киево-Печерскому историко-культурному заповеднику».

В 1992 году на волне «нацiонального пробудження» музей-заповедник снизошел до позволения верующим арендовать свою же святыню. В 2001 храм был поставлен на реставрацию, но православные, естественно, были только рады тому. Тем более что Государственный научно-технологический центр «Консервация и реставрация» (ГНТЦ «Конрест») официально заверил их, что не будет работать в выходные дни и на великие праздники, а поэтому не возражает против богослужений в эти дни.

Но тут директор Киево-Печерского заповедника Сергей Кролевец неожиданно изъял ключи от храма и сдал их… в милицию. Люди стали молиться под стенами храма. Но и это не устроило Кролевца. Вскоре территория перед храмом была уставлена лесами. Директор музея остался безучастным даже к обращениям верующих, которые со всей Украины ехали к храмовой иконе, исцеляющей от онкологических заболеваний (ее выносили на уличные богослужения).

При этом, по свидетельству настоятеля храма о. Тихона, сумевшего побывать в нем, когда бывший киевский мер водил туда своего московского коллегу Лужкова (в Спаса на Берестове отпевали основателя Москвы Юрия Долгорукого) к собственно реставрационным работам никто и не приступал. Вот уже пять лет «производится замер влажности и температуры»! И это на более чем миллион гривен, выделенных «на объект»!

Видя, как в пустующем храме разрушаются фрески 12-го века, монахи сами предложили свою помощь в реставрации. В чем им было отказано.

Как рассказал нам игумен Тихон, все это время он терялся в догадках о причинах происходящего, пока не раздобыл документы, по которым реставрация «осуществлялось» на грант американского фонда Getty и дотации Киевской горадминистрации. Паству о. Тихона, конечно меньше всего интересовала судьба денег заморского фонда — важно было другое: по условиям гранта отреставрированный храм запрещалось использовать в качестве культового сооружения!

Оставим в стороне моральную сторону вопроса — нравственность наших грантоедов уже давно — притча во языцех. Но ведь таким образом нарушался бессрочный договор об аренде! При виде такого бесстыдства уже сам митрополит Киевский Владимир засел писать ко всем премьерам (начиная с Кинаха). Но, получая каждый раз отписки, предстоятель Церкви обратился к президенту.

И вот ответ — вышеупомянутая концепция «Мистецького арсеналу», а в придачу… награждения работников музея-заповедника «Киево-Печерская Лавра» за титанический труд на ниве культуры и духовности.

http://www.ura-inform.com/ru/print/ukraine/2006/10/02/lavra


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru