Русская линия
Новый Петербургъ26.09.2006 

Дмитрий Шостакович — энергия созидания

Лауреат международных конкурсов пианистка Галина ЖУКОВА сентября выступила с сольным концертом в Актовом зале Санкт-Петербургского государственного университета (Менделеевская линия, д. 2). Мы задали молодой пианистке всего два вопроса.

— Галина, на днях мы будем праздновать 100-летие со дня рождения Дмитрия Шостаковича. Я знаю, что в Вашем репертуаре есть его произведения. Если коротко, кто для Вас Шостакович, что значит его музыка в Вашем творчестве?

— Очень много. Одно из первых ярких детских филармонических впечатлений — Седьмая симфония. Потом пройденные еще в школе Концертино для двух роялей, 24 прелюдии для фортепиано… Двенадцать из них я играла на сцене Малого зала филармонии. Намного позже я поняла, что до такой музыки недостаточно просто «дорасти», а скорее, надо «дожить», накопив определенный эмоциональный опыт, который, на мой взгляд, не менее важен, чем доскональное изучение контекста эпохи, в которой жил и работал Дмитрий Шостакович. Мне кажется, временная «аберрация близости» (сегодня на вершине музыкального Олимпа поколение учеников Шостаковича, а также те, кто в период своего профессионального становления имел возможность личного контакта с ним) часто подталкивает исследователей и мемуаристов к своего рода «социологическому детерминизму» с преобладанием тех или иных контрверз (Художник-Власть, Художник-Режим, Художник-Национальный вопрос и т. д.). А я думаю, что если до наших далеких потомков дойдет хотя бы одна тема, подобная по своей смысловой глубине и духовной интенсивности, например, знаменитой лирической теме 1-й части Пятой симфонии, то они предпочтут ее увесистым томам по «истории вопроса», заполненным рассуждениями о том, кто и по какой причине занимался «травлей», кто был «жертвой», а кто «приспособленцем», сколько, кому и за что дали (не дали) званий, премий, премьер и т. д. Все это слишком мелко, особенно по сравнению с ТАКОЙ музыкой. Музыкой, которая родилась, звучала тогда и звучит сейчас, несмотря ни на какие социально-политические условия. В этом и заключается свидетельство ее силы, которая передается нам — исполнителям, слушателям. В этом — залог нашей подлинной духовной свободы.

— Шопен говорил, что всю его музыку можно выразить одним словом — «жаль». Можно ли подобрать такое слово для музыки Шостаковича?

— Непростой вопрос, ведь Шостакович прожил очень долгую творческую жизнь, музыкальный язык композитора постоянно эволюционировал, а его стилевая и жанровая палитра чрезвычайно разнообразна. Подобрать одно точное определение, которое будет общим для всех сочинений, наверное, невозможно. Но на эмоциональном, ассоциативном уровне (лично для меня) — таким словом будет ПРЕОДОЛЕНИЕ. Не в узком смысле борьбы с идеологическим давлением, а в качестве онтологического вектора: как преодоление сопротивления материи путем концентрации энергии ее распада. Другими словами, направленное волевое усилие, преобразующее деструктивную энергию в энергию созидания.
Записал В. КОЧНОВ
Газета «НОВЫЙ ПЕТЕРБУРГЪ», N36(800), 21.09.2006 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru