Русская линия
Русская линия Лидия Соколова09.09.2006 

«Я не гасил священного огня…»
Некрополь Никольского кладбища Александро-Невской лавры

Дмитрий Лаврентьевич Парфенов
03.05.1852−03.10.1915

Центральная часть Никольского кладбища весьма запущена: на одних могилах не сохранились кресты, на других — надписи, на третьих, наоборот, — только эпитафии. На одном из таких памятников осталась только надпись: «Я не гасил священного огня». Она могла бы послужить девизом для жизни многих погребенных здесь, в том числе и благотворителей, каким в конце XX столетия был купец 2-й гильдии Дмитрий Лаврентьевич Парфенов. Сейчас мало кому известно, что он был потомственный почетный гражданин, действительный статский советник, жертвователь и благотворитель, награжденный орденами: св. Станислава 2-й степени, св. Анны 2-й степени, что дало ему право на личное дворянство, и орденом св. Владимира 4-й степени, что давало право на потомственное дворянство его детям.

Он родился в Костромской губернии в бедной крестьянской семье. Свою предпринимательскую деятельность он начал как прп. Серафим Вырицкий: рано осиротел, приехал в столицу на заработки, став в чайной мальчиком на побегушках, приобрел доверие хозяина и сделался приказчиком. Став большим знатоком чайного дела, Дмитрий Парфенов поступил на службу в крупную фирму. Молодой купец стал зарабатывать приличные деньги и начал жить на широкую ногу: веселился, ходил на балы и вечеринки, женился. Вскоре его жена скончалась, оставив дочь. Дмитрий Лаврентьевич женился вновь, появились еще дети. В это время ему пришлось бросить свое выгодное дело и заняться менее престижным колбасным производством, поскольку он не мог огорчить дядю, воспитавшего его с братом и желавшему передать свое дело племяннику. Братья Парфеновы наладил связи с Германией, построили колбасный завод и стали преуспевающим купцами, поставщиками всех колбасных изделий в столице. В 1912 году Дмитрий Лаврентьевич бросил коммерцию, передал дела брату и посвятил себя благотворительной деятельности.

Особый интерес для Дмитрия Лаврентьевича представляли приюты и богадельни: он помогал обществу попечения о бедных и больных детях, оборудовал приют в г. Чухломе.

Радушный, гостеприимный хозяин он всегда предпочитал жить около храма, любил принимать священнослужителей, охотно одалживал всем деньги, а когда узнал, что некоторых студентов Духовной академии хотят отчислить за неуплату обучения — тайком оплатил их долги. Он прекрасно понимал, что для России Церковь — основа государства и считал, что самое большое счастье на земле — построить Божий храм. Его трудами, стараниями и личными пожертвованиями были построены церкви: Предтеченская на Выборгской стороне и Свято-Исидоровская русско-эстонская. Но главное дело его жизни — это строительство Воскресенского храма у Варшавского вокзала, который строился под председательством строительной комиссии во главе с Д.Л.Парфеновым и «Общества религиозно-нравственного просвещения». Опыт, находчивость, энергия и купеческое слово Д.Л.Парфенова значило много: всегда давали кредит, верили, что строительство будет закончено своевременно. Каждый камень этого храма омыт кровью многозаботливого сердца Дмитрия Лаврентьевича, овеян думами и бессонными ночами великого труженика. Воскресенский собор у Варшавского вокзала строился с огромным напряжением сил, когда шла война, и кругом кипели революционные страсти 1905 года. Это было настоящим подвигом и чудом. Государь Николай II за эти понесенные труды пожаловал купца Парфенова сразу генеральским чином, минуя очередные звания.

Дмитрий Лаврентьевич был современником отца Иоанна Кронштадтского, который был крестным отцом его младшего сына Дмитрия. Благотворитель Парфенов никогда не начинал строительства без его благословения, а в день ангела дорогого батюшки, всегда навещал его в Кронштадте. Дружеские отношения связывали его и со священномучеником Философом Орнатским, который назвал Парфенова выдающимся общественным и церковным деятелем.

В 1915 году они вместе поехали на фронт в действующую армию. Д.Л.Парфенов был потрясен спокойным и мужественным поведением солдат, готовых идти на смерть ради Родины и сказал о. Философу: «… мы многим обязаны нашему великому народу, мы обязаны, не покладая рук и не жалея средств работать для него, для улучшения его быта, для поддержания и укрепления его веры, для просвещения и отрезвления его».

Осенью 1915 года Дмитрий Лаврентьевич уехал в Крым подлечиться и отдохнуть в Гурзуфе. Там он неожиданно заболел, а когда понял, что положение серьезно завещал, чтобы венков на его могиле не было, а звучала молитва.

Перед кончиной он успел причаститься Святых Таин и тихо, мирно отошел ко Господу. В те дни молились и служили панихиды во многих петроградских храмах. Отпевание совершал Преосвященнейший Анастасий, ректор Духовной академии в сослужении многочисленного духовенства. Его похоронили в центральной части Никольского кладбища, рядом похоронен его любимый брат Федор. Крест на его могиле не сохранился, лишь надпись на черном полированном камне может напомнить нам о хорошем, трудолюбивом, богобоязненном человеке, о котором сказано: «кто сеет щедро, тот щедро и пожнет…ибо доброхотно дающего любит Бог» (2 Кор.9, 6−7)
Из книги: Лидия Соколова. Когда горит свеча. Никольское кладбище Александро-Невской лавры. Вып.2 СПб, 2005

http://rusk.ru/st.php?idar=110488

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru