Русская линия
Новый Петербургъ Михаил Дружининский04.09.2006 

Вторая сцена Мариинского театра может превратиться в Басманный рынок?

Августовское решение руководителя Федерального агентства по культуре и кинематографии (ФАКК) Михаила Швыдкого сохранить проект второй сцены Мариинского театра французского архитектора Доминика Перро практически без изменений может привести к трагедиям.

К обещаниям федеральных и городских чиновником провести качественную реконструкцию или сохранить памятники архитектуры я отношусь скептически. Многим любителям органной музыки памятен скандал по поводу реконструкции органа Филармонии, инициаторами которого были тогдашний министр культуры РФ Михаил Швыдкой и генеральный министр культуры и средств массовой информации при ведомстве федерального канцлера Германии Юлиан Ниде-Рюмелин, а курировали проект Президент РФ Владимир Путин и руководитель Германии Герхард Шредер.

В январе 2005 года, когда реконструкция была завершена, люди, пришедшие в Большой зал Филармонии, были удивлены и заметно расстроены. По мнению знатоков и любителей классической музыки, реконструкция не решила никаких проблем, а лишь усугубила их. Зал плохо заполнялся звучанием, на концертах происходило большое количество технических сбоев, громоздкий инструмент «нависает глыбой», «давит» зал, вульгарно изменена цветовая гамма.

Измерения, проведенные по международному стандарту, дали объективную картину — после установки нового органа Большой зал Филармонии, вопреки обещаниям российских и зарубежных политиков, министров и экспертов, несмотря на значительные финансовые вложения, потерял свои уникальные акустические свойства.

Не обременяют себя ответственностью за сказанные слова и подписанные документы коллеги Михаила Швыдкого из городского правительства. Так, председатель Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры В.А. Дементьева в своем письме (N2−3540−1 от 8 июля 2004 года) сообщила председателю Комиссии по архитектурному и историческому наследию санкт-петербургского Союза архитекторов Д.А. Бутырину, что на научном Совете Санкт-Петербурга по вопросам охраны культурного наследия от 09.11.2000 года было принято решение о сохранении фрагментов бывших лавок Литовского рынка архитектора Джакомо Кваренги. Однако строители, словно варвары, разрушили классический образец архитектурного наследия XVIII века.

Никто из чиновников не понес никакой ответственности.

Исчезновение целых кварталов, обрушение архитектурных памятников в историческом центре города из-за неграмотного проекта или низкой квалификации строителей стали, к сожалению, нормой. Достаточно вспомнить, как из-за реконструкции гостиницы «Невский Палас» развалились дома N55 и 59 по Невскому проспекту, которые выстояли несколько наводнений и блокаду. В мае нынешнего года в ходе реставрационных работ обрушились несколько колонн Юсуповского дворца. Мы уже потеряли целый квартал исторической застройки — казармы Преображенского полка на Кирочной улице. Список потерь можно продолжить, но для чиновников деньги в кармане важнее правды, жизни и здоровья людей.

Поэтому больше всего пугает отказ предоставить независимым экспертам и общественности экспертизы грунтов. По мнению Евгения Петровича Гостева, главного специалиста Санкт-Петербургского представительства Международной гильдии инженеров-строителей, Литовский квартал, где планируют возвести вторую сцену, имеет мелкозернистые грунты, содержащие органические остатки. При высоком уровне грунтовых вод они образуют кашеобразные массы — плавуны, приводящие к значительным сдвижкам оснований под фундаментами.

Судьба жестоко мстит за малейшие просчеты в проектах крупных купольных сооружений. Вот список трагедий, которые могли бы стать предупреждением для господ Швыдкого и Перро. В феврале 2006 года обрушилась кровля Басманного рынка в Москве. Погибло 66 человек. Возможные причины — скопление снега на крыше, нарушение правил эксплуатации, ошибки проектирования. В феврале 2004 года рухнул бетонный купол «Трансвааль-парка» в Москве. Погибло 28 человек. Площадь обрушения составила 5 тыс. кв. метров. Причина — ошибка в проектировании. Обвинение предъявлено архитектору Нодару Канчелия и начальнику Мосгорэкспертизы Анатолию Воронину. В июне 1998 года на открытии чемпионата России по вольной борьбе обвалился балкон со зрителями спорткомплекса «Юность России» в Нальчике (Кабардино-Балкария). Погибло 26 человек. Причина — халатность строителей и проектировщиков. В декабре 2005 года обрушились металлические конструкции и крыша бассейна «Дельфин» в поселке Чусовой (Пермский край). Погибло 14 человек. Причина — коррозия и нарушение правил эксплуатации. Арестованы два эксперта, проверявших здание в 2004 году. В июле 1999 года рухнул 30-метровый козырек вестибюля станции метро «Сенная площадь» в Санкт-Петербурге. Погибло 7 человек. Причина — ошибка в проектировании (см. статью «Басманная архитектура» в газете «КоммесантЪ» от 26 февраля 2006 года).

Есть два варианта развития конфликта вокруг строительства второй сцены Мариинского театра. Первый — повторение судьбы глобального проекта РАО ВСМ, который закончился судебными разбирательствами, миллионными долгами и «большой ямой» у Московского вокзала. При этом варианте будут длительные споры и финансовые потери. Второй вариант — «продавливание при помощи административных рычагов» и ускоренное возведение второй сцены Мариинского театра по проекту Доминика Перро.

Но здесь возникают другие серьезные проблемы, помимо подвижных грунтов и возможного обрушения купола.

Одна из них — наполняемость зала. Нужно помнить, что помимо Мариинского театра, который вмещает 1625 зрителей, на Театральной площади есть Консерватория, располагающая двумя залами, где постоянно проходят концерты. Глазуновский зал имеет 400 мест, а зал оперы и балета Санкт-Петербургской консерватории рассчитан на 1784 зрителей. Вторая сцена Мариинского театра предполагает 2000 зрителей. При всем моем уважении к родному Мариинскому театру, лично я не знаю такого дирижера, таких артистов и музыкантов, такого оперного фестиваля в нашем городе, который мог бы регулярно собирать 5809 человек.

Расходы за обслуживание незаполненных залов в центре города, вероятнее всего, будут оплачиваться в основном за счет бюджета, как это происходит с Ледовым дворцом. Либо они превратятся в коммерческие предприятия, похожие на Басманный рынок в Москве.

Другая — транспортное обслуживание. Здесь нет станций метро из-за подвижных грунтов. Трамваи давно не ходят, потому что с улицы Декабристов сняты рельсы, а мост Лейтенанта Шмидта ремонтируют. Когда восстановят движение этого удобного и популярного в Европе вида общественного транспорта — неизвестно. Остаются лишь автобусы, маршрутные такси и частные автомобили, которые экологию не улучшают. Оборудованных стоянок нет, значит, транспортных пробок рядом с Мариинским театром будет еще больше.

Большое количество зрителей в летнее время могут собирать оперные фестивали open-air под стенами Выборга, Новгорода, Пскова и в Старой Ладоге. Такой опыт у господина Гергиева есть. Удобно, безопасно и выгодно. Когда мы все увидим не 500−700, а 5−7 тысяч зрителей на подобных концертах, тогда и будем думать, где и каким образом построить вторую сцену для Мариинского театра.
Михаил ДРУЖИНИНСКИЙ,
представитель комитета Единых действий
Газета «НОВЫЙ ПЕТЕРБУРГЪ», N32(796), 24.08.2006 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru