Русская линия
Новый Петербургъ Глеб Щербатов,
Михаил Салтан
02.09.2006 

Итоги войны в Ливане: великая революция в сухопутных сражениях

На Ближнем Востоке наступило временное перемирие, позволившее увязнувшему в «блицкриге» Израилю в той или иной степени сохранить лицо, изрядно подпорченное после ряда вполне победоносных войн. Естественно, Израиль сейчас трубит о своей победе над террористами, однако победой здесь и не пахнет, поскольку речь идет не просто о поражении, а о поражении в кубе (то есть в третьей степени).

Поражение Израиля очевидно: местные генералы хотели закончить операцию за пару недель (об этом косвенно говорили реплики США, что недельку-другую нужно выждать с резолюцией ООН о прекращении огня), но в реале бронетанковые дивизии по уши увязли в окопах каких-то федаинов, потеряв кучу людей, танков (не менее двадцати), несколько самолетов и вертолетов. Так что резолюция ООН подоспела как-то вовремя, иначе потери Израиля росли бы в геометрической прогрессии — по принципу «чем дальше в лес, те больше дров».

Второе поражение понесли в этой войне уже США, обоснованно рассчитывавшие, что Иран и Сирия, которые Вашингтон решил отбомбить, клюнут на наживку и подключатся к войне. Далее у США был бы «повод для агрессии» и все вытекающие отсюда последствия. Но — повода не получилось. В плане геополитики Америка получила хороший щелчок по носу, а Иран и Сирия — время для анализа ливанской кампании и необходимое время для подготовки к войне.

При всей драматичности ситуации, сложившейся для упомянутых сторон, и локальное поражение Израиля, и региональный конфуз США — ничто по сравнению с провалом глобальным. Речь идет о провале современной высокотехнологичной военной машины, безраздельно господствовавшей на планете в течение большей части 20-го века. Как выяснилось — танки по цене 5 миллионов долларов, самолеты по цене под 100 миллионов долларов, космические технологии по цене в миллиарды долларов и нафаршированные всем и вся профессиональные солдаты оказались бессильны среди окопов ливанских крестьян и пацанов, только вчера первый раз взявших в руки оружие.

Появление у федаинов эффективных ПТУР — это всемирная революция на поле боя, итогом чего станет иной взгляд на войну в масштабах планеты.

Говорящие существа в погонах — это болезнь генеральных штабов всего мира. Не исключение этой болезни и штабисты Израиля. Они, очевидно, как готовились к войне? Они проштудировали итоги операций с арабами от 1973 года. Мы-то люди взрослые и понимаем, что из ПТУР, которые СССР поставлял тогда «братьям», можно было подбить Т-34 метров со 100, и то — при попадании в открытый люк. Поэтому сегодня, навесив на «Меркавы» какие-то дорогие финтифлюхи вроде «Iron Fist», израильские генералы думали, что выедут в Бейрут на прогулку. А прогулки не получилось. И все ведь просто, если посмотреть на относительно современные ПТУРсы (разработки 70-х и 80-х), например, ПТРК 9К135 «Корнет» (СССР): дальность — 5 км, бронепробиваемость — 1 метр 20 сантиметров, вес — 30 кг.

Главные качества современных противотанковых установок — делающая стрелка почти недосягаемым высокая дальность, до 5 км, и способность прожечь практически любую толщу брони до 1,2 метра, — наряду с мобильностью и дешевизной превратили эти установки в супероружие.

Мобильные (закрепляемые на джипе или мотоцикле) противотанковые ракетные комплексы выпускаются в десятках стран планеты. Ракета, которой можно сжечь самый современный танк ценой в пять или более миллионов баксов, технологически произвести гораздо проще, чем процессоры для игровых приставок. Это оружие можно делать дома в мастерской, а при известной настойчивости — поставить на поток, производя миллионы единиц. Многим странам такие масштабы изготовления эффективного оружия сегодня по силам.

Сколько стоит на мировом рынке ПТУР типа «Корнет» или «Хризантема»? Порядка 5000 баксов за штуку. То есть один танк «Меркава» — это тысяча «Корнетов». Фактически по цене двух-трёх «Меркав» можно создать и снарядить в поход 3 тысячи охотников за танками. Этого хватит для троекратного гарантированного уничтожения всей бронетехники Израиля. Но это при цене покупки «Корнета» у россиянского генерала. А если взять цены собственного производства в Иране, или закупок в Китае, завалившем Европу копеечным текстилем? Сколько может стоить китайский вариант BGM-71D «TOW»? Баксов сто? Неужели Пекин откажется продать их арабам, а арабы откажутся купить?

Мы никак не хотим упрекнуть в чем-то китайцев, в конце концов предложение определяет спрос, а бизнес есть бизнес, но армия в несколько миллионов ракетчиков — это уже нечто новое на поле боя, позволяющая в корне изменить представления о современной войне. Вопрос ведь стоит как: если у тебя под ружьем семь-восемь авианосных групп — естественно возникает мысль научить окружающих правильной демократии, а если у тебя под ружьем десять миллионов федоинов с ПТУР и ПЗРК, десятки миллионов соплеменников в Париже, Берлине и Нью-Йорке — почему не может возникнуть мысли о том, чтобы научить кого-то правильной религии? В истории такие моменты бывали и знаменовали собой очередной передел мира.

ОДНОПОЛЯРНЫЙ МИР ЛЕТИТ В ТАРТАРАРЫ

О войнах будущего мы уже рассказывали. Мы показали, что будущее — с одной стороны за дешевыми нанороботами, атакующими живую силу, боевую технику и инфраструктуры противника, с другой — за хорошо экипированной тяжелой пехотой, вооружённой ракетными комплексами. Но сегодня, анализируя итоги войны в Ливане, мы видим вакуум силы: перспективной пехоты еще нет, роботы-насекомые еще только учатся бегать по столу — а танков уже тоже, по сути, нет: на их место сплошным потоком идет толпа вооруженных РПГ и ПТУР федаинов. Полководцам есть все основания задуматься — а чем федоинов останавливать, если они вдруг разнервничаются? Даже ядерное оружие при рассредоточении сил противника неэффективно.

Как оптимисты и не милитаристы мы, конечно, с надеждой смотрим в мирное будущее человечества, однако как реалисты понимаем, что выяснение отношений между народами на поле боя неизбежны, а после «блицкрига» Израиля для этого есть все основания: на очень компактном ТВД в Ливане была замечательно смоделирована схема операции США в Иране: американцы бомбят горы до посинения, потом начинается сухопутная операция — и только успевай гробы увозить. За войной этой следили ведь не только в Пентагоне, но и в Тегеране — придали ли её итоги уверенности в своих силах иранцам? Несомненно. Изменится ли теперь риторика господина Ахмади Нежада? Несомненно. А как она изменится, когда у Ирана будет своя атомная бомба (несколько штук, приобретенных по случаю развала СССР, у Тегерана определенно есть). США сейчас попали в крайне сложный переплет: сунутся в Иран сегодня — там их больно укусят за бронированный зад, сунутся завтра — этот зад вообще откусят. В итоге весь построенный таким трудом однополярный мир летит в тартарары, причем, что ожидать от новых противников, которые будут возникать как грибы (по мере роста производства ПТУР и ПЗРК в странах, не так давно специализировавшихся на выращивании бананов), — никто не знает.

СССР был серьезным противником для НАТО, но противником предсказуемым. Когда СССР побил горшки с Германией в 1941-м году, немецкие послы сели в самолет и спокойно улетели. А когда в 1979-м году США побили горшки с Ираном — посольство в составе трехсот человек взяли и не отпустили. Восток, однако — дело тонкое. Опять возьмем 1941-й год: каждая из сражающихся не на жизнь, а на смерть сторон имела в своем арсенале химическое оружие. Применил его кто-нибудь? Нет. А есть гарантии, что арабы не применят его против большого шайтана в Вашингтоне? Нет гарантий. Война может случиться очень суровая. Давайте представим, как Иран может легко поставить на колени не просто США, а весь блок НАТО с потрохами из Восточной Европы.

ТАКТИКА И СТРАТЕГИЯ ТРЕТЬЕЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Итак, мы имеем десять миллионов воодушевленных идеей ислама арабов, разбитых на подразделения человек по пять и передвигающихся на какой-то лайбе вроде «Жигулей» со срезанным верхом или на моторной лодке. На первом этапе войны с НАТО воевать им, по большому счету, не нужно будет — основную массу работы сделают боевые отряды из эмигрантов мусульман. Одной из причин быстрого поражения Франции во Второй мировой были хрестоматийные действия немецких диверсантов, которые, с одной стороны, разбрасывали листовки с сообщением о каком-то там чуде где-то там, с другой — меняли направления указателей на дорогах. В результате, когда французы начали перебрасывать войска — часть военных проехала не туда, а часть застряла в пробках, образованных толпами отправившихся смотреть «чудо» паломников. Арабы могут сделать аналогичный маневр, правда, диверсии будут много жестче: взрывы метро, плотин, электростанций, вредных производств. Во Франции, конечно, начинается глобальный кавардак. Подавить беспорядки французы не смогут однозначно: французов во Франции осталось сегодня не более половины, да и воевать у них жила уже тонка. Бардак, хотя и не в таких масштабах, будет и в других «многонациональных» странах, поэтому союзные обязательства по НАТО на время как бы повиснут в воздухе: каждый будет наводить порядок у себя, и только потом думать — как помочь партнерам по блоку. Однако основной удар федаины нанесут по главному шайтану — США.

Первым делом, какие-то решительные ребята, на рыбацкой шхуне или старой дизельной подводной лодке, войдут в Мексиканский залив и там рванут атомную бомбу, которых у арабов немного — но есть. В результате как минимум треть американской нефтяной промышленности накроется небольшим цунами — ведь в заливе сосредоточена куча вышек. Далее можно атаковать торпедами с химическими боеприпасами города побережья Соединенных Штатов. Пусть одна или две торпеды, но дойдут. Как следствие в Нью-Йорке, например, одномоментно появится несколько миллионов трупов, которые нужно будет кому-то разгребать. Еще кому-то придется успокаивать негров и раздавать вопящим на крышах даунам гуманитарную помощь. Одновременно пара десятков миллионов мексиканских мародёров, предусмотрительно снабжённых арабскими ПТУРсами и НУРСами, рванут в Америку. Драматическая картина, но это будет только начало. Японцы, когда стали проигрывать США Вторую мировую, придумали дешевое и сердитое изобретение — груженные взрывчаткой дирижабли, которые запускались с кораблей недалеко от побережья США. Эффект был хотя и небольшой, но заставивший американцев сильно нервничать. Почему опытом не воспользоваться арабам, запустив в недалеко от берега врага несколько миллионов воздушных шариков: с одной стороны американцам начнет падать на голову их содержимое, с другой — летать на двух махах в этом бульоне будет сложно.

Чисто теоретически, конечно, можно представить, что у США и НАТО хватит решимости со всем этим бардаком мужественно бороться, поэтому Иран начнут бомбить авианосные группировки. Авианосец, конечно, хорошо защищен — от АПЛ, от Ту-22, от штурмовиков и даже от плохой погоды. А если атаковать его будут тысячи две моторных лодок, в каждой из которых сидит парень с ПЗРК (Javelin, Starstreak, RBS 70, FIM-92 Stinger, Mistrale, Стрела — и много еще), парень с ПТУР и парень с торпедой или примитивной противокорабельной ракетой? Крейсер сотня палубных истребителей порвет на фольгу еще в сотне километров от цели, бомбардировщики на дальних подступах уничтожит ПВО, подводную лодку порежут на металлолом эсминцы. А каково эсминцу маневрировать под обстрелом тысяч ракет и лезущих со всех сторон на абордаж людей? Каково самолетам летать над ковром из ПЗРК? Остается только фугачить Тегеран баллистическими ракетами, но много толку подобная тактика дала в Бейруте?

Кому-то это может показаться невероятным, но окрыленные успехом и пылающие ненавистью за разрушенные города иранцы могут пойти и в наступление, для начала — на Израиль. У иранцев (и их союзников) найдутся сотни тысяч машин типа «жигули» без крыши и мотоциклов с колясками, плюс неисчерпаемый людской ресурс. В каждой боевой единице — федаин с оружием, с пяти километров уничтожающим танк, самолет, ДОТ или ДЗОТ (ПТУР берет под три метра бетона). Чем отбивать такую атаку?

Техника ценой в миллионы долларов будет размениваться на старые ржавые тачанки. Посчитаем: один вылет «Апача», который при очень удачном раскладе уничтожит лишь десять арабских самокатов, стоит много дороже этих самокатов, не говоря уже о цене боеприпасов — ими ведь рассчитывали уничтожать танки, а не самоходные корыта. Один залп ракеты ПВО, уничтожающей дельтаплан со «Стингером», — опять минус сотни тысяч баксов и минус одна ракета, запас которых ограничен. Добавим сюда потерю сгоревшей в бою техники и подведем баланс первой «победы». А дальше ведь будет что: арабы подвезут с тыла новую сотню тысяч грузовиков с федаинами или они дойдут пешком, может, даже и босиком, но каждый с ракетой. А Израилю, чтобы воссоздать новый танк или вертолет, потребуется куча денег и времени. Так что если евреи сильно переживают, что Иран сбросит их в море атомной бомбой, хотим их успокоить — Иран легко может сбросить их в море в самом буквальном смысле, без всяких атомных бомб. И США ничем не помогут — там будет своих проблем по горло.

Хотим подчеркнуть, что мы никого не пугаем, не горим желанием, чтобы кто-то стер в порошок Тегеран или утопил Израиль в крови. Вопрос в другом: на полях сражений наступило новое время — на смену высокотехнологичной гусеничной и летающей «кавалерии» пришел крестьянин с ручной ракетой. И всё сейчас, по большому счету, зависит не от какого-нибудь мирового правительства, тайного жидомасонского клуба или вставшего не с той ноги владельца транснациональной корпорации: мир на планете находится в натруженных руках простого крестьянина из стран третьего мира, который может взять в руки ракетную установку, а может и не взять. Заметим, крестьянин этот не обязательно арабский — он может и возделывать коку, и собирать рис, и выращивать пшеницу. Опять, как когда-то, всё будет решать численность живой силы и людские ресурсы. Революция на полях сражений СВЕРШИЛАСЬ.
Михаил САЛТАН,
Глеб ЩЕРБАТОВ,
Агентство Русской Информации
Газета «НОВЫЙ ПЕТЕРБУРГЪ», N32(796), 24.08.2006 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru