Русская линия
Русский дом Е. Кудашов08.04.2005 

Капитал и власть

Всё происшедшее в стране за последнее десятилетие похоже на фарс. Самодостаточная страна, имеющая богатейшие сырьевые запасы и мощный производственный потенциал, добровольно лишилась рынков сбыта, предала своих единоверцев во всём мире, отказалась от влияния на страны «Варшавского договора», затем, с той же маниакальной последовательностью, — расчленила и собственное государство, оставив себя в окружении соседей, ищущих иных покровителей.

Что страна имеет ныне?

Около четырёх миллионов детей ютятся на вокзалах и на чердаках, побираются, чтобы не умереть с голоду, становятся предметом сексуальных домогательств.

Русские женщины перестали рожать, потому что нет уверенности в завтрашнем дне. Население страны ежегодно уменьшается почти на миллион человек. Создаётся впечатление, что государство не только не заинтересовано в пополнении населения своей страны, но осуществляет сознательный геноцид своего народа. Иначе как объяснить, что в деревнях ликвидированы более половины сельских школ; около половины дошкольных учреждений распроданы под офисы и иные «доходные» конторы; подавляющая часть летних лагерей для отдыха детей либо разграблены, либо проданы; периодически не отапливаются целые города, районы и насёленные пункты; практикуются систематические и продолжительные задержки зарплат…

Невообразимое творится на селе — пахотные земли заросли, бывшее колхозное добро разграблено подчистую; в тысячах деревень не только нет школ, клубов и существовавших в советские времена сельмагов — нет даже электричества, дорог — и оставшееся население обречено на медленное вымирание.

Чего же можно ожидать в таких условиях? И ныне 70−80% призывников составляет деревенская молодёжь, городские же «косят» от призыва, как могут. Надо быть очень наивным человеком, чтобы в подобной ситуации делать ставку на профессиональную армию.

Армия не может выиграть ни одного сражения, если у солдата нет уверенности, что он защищает Родину — дом, мать, семью, а не богатеев, которые его обобрали, да ещё и послали в окопы.

На наших «солдатушек» и смотреть без сострадания невозможно, если это не части «специального назначения».

Наша армия знакомится с новым оружием разве что по плакатам и макетам, тогда как военные заводы производят новейшую продукцию для потенциальных противников.

Отдельный разговор о северных территориях и Сибири. Шахты затоплены, прииски закрыты, посёлки обезлюдели, и оставшимся там жителям просто не на что или некуда выехать. Можно предположить, что для правительства проблема так называемого «северного» завоза в ближайшее время разрешится сама собой — возить будет уже некому.

Страна вскоре лишится Сибири и Дальнего Востока, — вот это наша реальность.

Здесь особо не надо ничего доказывать — два мощнейших азиатских «тигра» — Япония, с её высочайшим технологическим потенциалом, и Китай, население которого скоро приблизится к двум миллиардам человек, могут поглотить Сибирь и Дальний Восток не оружием, а мощью своей экономики.

Грабёж промышленных предприятий стал уже «общим местом» и как-то не хочется об этом говорить, но есть некоторый повод сказать о том, что за рассуждениями о так называемом «экономическом росте» (только за счёт мировых цен на нефтепродукты) — десятки тысяч остановленных предприятий и производств, не выпускающих продукцию, так как импорт заменил отечественные аналоги. Не хочется говорить и о необходимости деприватизации — пустые всё это разговоры, если глава страны мотается по всему миру с целью привлечения зарубежных инвестиций в экономику страны, а олигархи заботятся о том, чтобы пристроить капиталы подальше от России.

Прогнозы, что Россия в будущем останется в размере Московского княжества XIV века, конечно же, преувеличение, но не столь уж фантастическое. «Подбрюшье» России столь же неспокойно, сколь и непредсказуемо, на Западе — одна дружелюбная Белоруссия, с которой идёт бесконечная «базарная» торговля о планах слияния. Север России окружают страны, вовсе не жаждущие добрососедских отношений.

Ни одна из вышеперечисленных проблем не может быть разрешена с помощью отечественного и, тем более, зарубежного капитала. Идея деприватизации высокодоходных отраслей народного хозяйства уже витает в воздухе. Вывод, казалось бы, вполне логичен, но существуют некоторые факторы, которые следует учитывать, иначе не удастся перевести высокодоходные отрасли промышленности на плановые методы управления.

Первая трудность — это фактическое отсутствие государственных управляющих, желающих защищать интересы страны. Часть управленческого корпуса вымерла, кто-то пробует себя в «бизнесе», кто-то торгует… Судьба многих из них трагична — корифеи прежней системы хозяйствования оказались невостребованными в условиях, когда взятка, умение обмануть и своровать стали нормой, а бесчестье обернулось «добродетелью».

Вторая трудность заключается в том, что обогатившаяся группа людей, которым есть что терять, может оказать отчаянное сопротивление демонтажу «бандитского капитализма». И дело здесь не в сопротивляющихся, но в тех громадных финансовых ресурсах, которыми эта группа располагает. Речь, конечно же, не идёт о каком-то подобии гражданской войны, но и скрытые формы могут иметь последствия, которые необходимо упредить.

Необходимо также учитывать, что скажет Америка, а она определённо отнесётся к этому отрицательно. Опыт «выкручивания рук» у неё громадный, поэтому и маячат ещё на российском небосклоне кукловоды, пытающиеся создать правую оппозицию не без надежды, что под маркой защиты так называемых «демократических свобод» они получат поддержку заокеанских покровителей.

Криминальное сообщество достаточно организовано и хорошо структурировано, и любая хозяйственная система под его «крышей» обречена на прозябание, так как уровень поборов сравним с доходами предприятий. Тотальная война с криминалом есть четвёртое условие реструктуризации отечественного производственного аппарата.

В первую очередь следует, подготовив почву, вернуть в государственное русло добычу нефти и газа, алмазов, золота и редкоземельных элементов, вылов рыбы и рыбопродуктов, национализацию цветной и чёрной металлурги; ввести государственную монополию на торговлю спиртной продукцией и табачными изделиями, а также иными товарами, имеющими большую норму прибыли.

В случае реструктуризации этих отраслей промышленности и народного хозяйства бюджет государства может увеличиться в 2−2,5 раза, и страна будет в состоянии приступить не только к задаче выполнения социальных программ, но и к обновлению промышленного потенциала, который нуждается в срочной модернизации.

Словом, вопрос природной ренты, которую государство обязано вернуть в процессе деприватизации вышеупомянутых отраслей, национализации внешней торговли, перекрытия каналов утечки за рубеж отечественных капиталов, тотальной войны с преступностью и чистки чиновничьего аппарата — это не проблема выбора политических симпатий, но выбор между жизнью и смертью.

Е.А. КУДАШОВ, доктор экономических наук

http://www.russdom.ru/2005/20 0504i/20 050 416.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru