Русская линия
Фонд стратегической культуры Дмитрий Седов04.07.2006 

О русском самосознании

Каким прекрасным для нас предлогом
дурачить толпу была свобода!
Наполеон.

Напрасно Валерия Новодворская, безвозвратно мутировавшая в стенобитное бревно Вашингтона, мечтала быть расстрелянной в подвалах Лубянки. Этому не сбыться, как не сбыться и другой ее мечте, — о реющем над башнями Кремля звездно-полосатом флаге. Однако, этой даме не откажешь в проницательности: то, что она квалифицировала когда-то как «неизбывный советский совок», действительно, живет и набирает силу. В переводе с диковатого арго Новодворской это явление называется русским самосознанием. Оно год за годом подрывает планы распространения идеологии мошны и желудка, которую почему-то назвали идеологией свободы.


+ + +

В конце ХХ — начале ХХI веков русское самосознание стало непреодолимым препятствием для реализации в России западного проекта. Иначе и быть не могло: невозможно было за 70 лет советской власти разрушить ядро русской культуры, каким является православная вера, черпающая силы в двухтысячелетней традиции апостольского христианства. Невозможно было искоренить эту великую традицию, превратив душу народа в tabula rasa, на которой очередной временщик напишет свои письмена.

«Молодые реформаторы» периода ельцинского безвременья думали, что рынок вправит русским мозги. Сегодня уже понятно: не вправит. Будет рынок, будут расти деловая активность и уровень жизни, но при сохранении курса на построение в России «общества западного типа» вся властная надстройка окончательно догниет и рухнет, похоронив под собой блеклые цветы российской демократии.

Процесс гниения власти и общества в России идет с неудержимой силой. Слабые попытки государства остановить этот процесс больше напоминают конвульсивное подергивание руки поверженного на пол боксера. Криминализация властных структур миновала точку возврата. В сознании носителей власти понятия преступного и непреступного давно смешались. Когда главные блюстители законности в стране вместо наказания за надругательство над своими служебными обязанностями получают новые аппетитные назначения, дело труба. И напрасно российские либералы постсоветского покроя полагают, что, если бы у нас было «как на Западе», то за дело «Трех Китов» генпрокурор Устинов схлопотал бы грандиозный скандал. Во времена Ельцина мы пробовали уподобиться Западу, — это привело к зоологическому одичанию нравов. Под флагом уподобления Западу и началась в нашей стране катастрофическая криминализация всего, что способно шевелиться.

+ + +

Задача самосознающего слоя каждой нации — с предельной трезвостью отдавать себе отчет в том, куда идет общество.

Давно ясно, что ни «русской Германии», ни «русской Франции» нам не построить. Народы этих европейских стран прошли своим уникальным путем — через Возрождение, Реформацию, Просвещение, которых не знала русская цивилизация. На этом пути сформировался человеческий тип западного европейца. На этом пути европеец потерял Бога, но счел, что потеря невелика. В карусели кровавых революционных переворотов архитекторы Европы «нового времени» воздвигли идол гражданского общества с его очень солидной системой норм поведения, не защищающей, впрочем, европейский тип от вырождения. На том же историческом пути с американским человеческим типом произошли еще более грандиозные превращения. Если европеец просто потерял Бога, то американец возомнил демократическим «богом» себя. В Америке шутят: «Буш сын, Буш отец, Буш дух святой». Шутка удачная, так как Буш-сын при его склонности по поводу и без повода цитировать Библию, обнаружил клиническую неспособность совмещать политику и христианскую мораль.

И чем же русский человек похож на эти человеческие типы? Да ничем!

Россия была и остается «особым случаем» всемирной истории.

В России, в отличие от новоевропейского Запада, методично разрушавшего алтари, христиане веками вели тяжелейшую борьбу за выживание. Эта борьба позволила православию вплоть до октябрьского переворота 1917 года оставаться стержнем духовной жизни народа. Были в русской истории и кровавый раскол, и глумление над христианами в эпоху Петра и Екатерины, но русские пастыри и подвижники стойко несли бремя окормления своей паствы. В начале ХХ века, перед мировой войной, рядом с Европой существовала совершенно иная, принципиально отличная от Европы цивилизация, скрепленная сверху донизу православной верой. А если кто-то в лоне этой цивилизации и походил на европейцев, то это была горстка декаденствующей интеллигенции и либералов, почитавших за честь быть «обезьянами Запада».

Код поведения православного человека, будучи матрицей цивилизации, гораздо более надежно защищает общественные нравы от одичания, нежели свод правил гражданского общества, ибо в первую очередь взывает к душе, то есть к совести, а уже потом к рационально-логическому началу. Есть в этом и опасность: общество, из которого вышибают православный код поведения, очень быстро может стать легкой добычей сил разложения.

Впервые русский народ оказался в этом положении после 1917 года. Рецепт от разложения был найден простой — диктатура. Однако, диктатура нежизнеспособна, и похороны советской власти ознаменовались наступлением полной анархии в умах и душах граждан бывшего СССР. Массовое асоциальное поведение стало едва ли не нормой, перечеркнув весь труд советских педагогов по воспитанию «нового человека».

Либерал в России, как и большевик, всецело игнорирует особенности национального сознания. Он так же навязывает народу чуждый, инокультурный проект, но, в отличие от большевика, переводит принцип полицейской диктатуры в плоскость тотального насилия над сознанием. Либерал пытается строить гражданское общество в России практически без фундамента.

К началу 90-х годов ХХ века Россия и русские вновь оказались в том же положении, что в 1917 году, — без руля и без ветрил, зато с чужой идеологической заготовкой, подсунутой нам внуками «обезьян Запада». Чужую заготовку народное сознание не приняло. Заметнее всего это выразилось в том, что население взапуски пустилось участвовать в криминализации жизни.

Невзирая на это, власть упрямо пытается внедрить в сознание общества «гражданскую мораль».

+ + +

ЭТА власть в НАШЕЙ стране — по сути своей западническая, а не национально ориентированная. По этой причине вектор ее движения направлен в тупик. То, что власть делает, — прямая потеря времени, а с ним и шансов на реальное будущее. Неуклюжие телодвижения власти лишь способствуют дальнейшей криминализации всей сферы управления, постепенно доводя общество до точки кипения. На большую криминальную революцию, совершенную в России конца ХХ века, общество ответит большой антикриминальной контрреволюцией. Не может бесконечно быть так, чтобы с каждой тонны нефти в госструктуры уходило до 100 долларов «отката», плодящего чиновников-миллиардеров. Не может быть так, чтобы на вершине этих «откатов» бесконечно стояли министры федерального правительства. Не может быть так, чтобы организованные преступные группировки навсегда взяли под контроль целые сектора нефтяного и газового бизнеса. Не может быть так, чтобы администрации субъектов федерации срастались с криминалом в одно целое, уничтожая вокруг себя остатки права и законности. Все это настолько противоестественно, что Зазеркалье рухнет.

Не дать рухнуть ему с треском и потоками крови может только восстановление в обществе православного поведенческого кода. Это работа на долгие годы, но уже ее начало вводит в народную жизнь свежую струю, дает надежду на будущее. Нужна и «чистка рядов». Рыба гниет с головы. С гнилой головой санация общества невозможна. Если освобождение разветвленных властных структур от криминала в короткое времени осуществить трудно, то очищение сравнительно немногочисленного правительственно-министерского аппарата вполне мыслимо и возможно. Изгнать и не пускать, то есть сделать, как это сделали в Сингапуре, когда-то погибавшем от коррупции, а ныне занимающем почетное четвертое место в списке «чистых» стран. Изгнать и не пускать, если мы не хотим грандиозного обвала всего государственного здания.

Не так давно депутаты Государственной Думы отклонили законопроект о «прозрачности» банковских счетов и недвижимости должностных лиц за рубежом, — дескать, это еще не компрометирующий материал. Народные избранники в России умеют, когда надо, впадать в детство. Это — первоклассный компрометирующий материал! Если российский министр с должностным окладом 3 тысячи долларов возводит на подставное имя виллу на Лазурном берегу, то для тамошних спецслужб загадка происхождения его средств — не бином Ньютона. При необходимости возьмут его превосходительство за хобот, вежливо попросив поделиться секретной информацией в обмен на благосклонное отношение к нелегальной стройке под страхом неминуемого уголовного расследования. К слову сказать, современной Европе известно множество случаев работы спецслужб разных стран с самыми высокопоставленными российскими чиновниками. Отчего, спрашивается, депутаты Государственной Думы защищают подобных персонажей? Может быть, оттого, что у самих есть счета и недвижимость за рубежом, за которые местные власти могут их также взять за хобот? Вообще-то, парламент, который саботирует закон о борьбе с коррупцией, по определению следует распускать, — дабы следующий парламентский состав принять такой закон не боялся.


+ + +


Что может помочь восстановлению православного поведенческого кода? Конечно же, государственная программа защиты нравственности, предполагающая включение госресурса в борьбу с мертвящей общественной атмосферой насилия и скотства, которую вполне сознательно и планомерно насаждают ориентированные на «западную модель» российские СМИ. На место унижающих нормальную человеческую мораль бандитских сериалов и «смехопанорам» должны придти материалы принципиально иного культурного уровня. Стоит только государству этим озаботиться, как появятся и авторы, и сценарии, и даже деньги серьезного бизнеса. Государство не имеет ни права, ни возможности самоустраниться от воздействия на культурную сферу, так как без духовного оздоровления этой сферы ему, государству, не выжить.


+ + +

С возрождением православия Россия начнет превращаться в пример внутренне здорового общества для своих разбежавшихся по постсоветскому пространству собратьев. Многие из них живут сегодня под гнетом произвола и несправедливости. Для большинства этих народов Советский Союз представляется сейчас сказочной Атлантидой, чья гибель стала для них утратой надежд на достойную жизнь.

С духовным возрождением России соседние народы будут все сильнее испытывать тягу к воссоединению с ней. Об этом уже сегодня мечтают молдаване и армяне, таджики и туркмены. Даже одуревшие от геббельсовской пропаганды грузины, и те вспоминают Советскую Россию с ностальгией. Придет время, и устремления народов воплотятся в конкретные действия.

Политики, утверждающие, что СССР распался по причине нежизнеспособности, лгут. Крупнейшая держава Евразии могла быть спасена своевременной, решительной переориентацией власти с мессианской коммунистической модели на строительство социального государства. Вместо этого началось предательство группировки Горбачева, сыгравшее ключевую роль в проекте развала Западом своего стратегического противника на Востоке.

Сегодня на развалинах Советского Союза тлеют угли свободного воссоединения населявших его громадные территории народов. Людям нужна большая и сильная страна. Людям нужна умная и сильная власть, способная укротить местных феодалов. Людям нужно чувство принадлежности к Империи, и Империя будет возрождаться.

Везде на постсоветском пространстве просыпается понимание того, что «мирное наступление Запада» имеет конечной целью превратить страны бывшего СССР в объект глобального управления, в материальное и человеческое сырье для транснациональных монополий. Ни о какой суверенной национальной жизни в этом глобалистском раю не может быть и речи, — это не входит в параметры проекта, если, конечно, не считать марионеточные режимы дистанционного управления образцами власти народа и для народа.

Понимание исторической необходимости воссоединения народов бывшего СССР растет, поскольку растет стремление вновь обрести чувство безопасности, которое дает могучая родина, способная защитить национальное своеобразие всех и каждого. Восточная Империя, стоящая не на якобинской лжи о «свободе равенстве, братстве», а на тысячелетних устоях основных человеческих верований, обязательно возродится на руинах Советского Союза. Альтернативы этому нет, ибо глобализация по-американски — не альтернатива, а путь превращения человечества в самоедов.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=178


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru