Русская линия
Новый Петербургъ Михаил Аникин,
Вячеслав Кочнов
05.06.2006 

Код Да Винчи расшифрован в России в 1986 году

Наши правительственные чиновники любят признавать вину России в том, что у нас, дескать, засилье пиратских дисков с фильмами и программами. Ну не уважают такие-сякие российские варвары священное право интеллектуальной собственности! Посмотрим, будут ли наши власти последовательными — бросятся ли после заявлений питерского профессора М.А.Аникина волкодавы-правоохранители запрещать прокат фильма «Код Да Винчи» и продажу этого бестселлера…

Выход в прокат голливудского фильма по книге Дэна Брауна «Код Да Винчи» начался со скандала. В октябре 2005 года, за полгода до запланированной даты появления фильма на экранах, иск против Random House, издателей Брауна, подали авторы другой, известной в более узких кругах книги «Святая кровь и святой Грааль» («Holy Blood, Holy Grail»), увидевшей свет в Англии еще в 1982 году (в России она издавалась не менее двух раз, напр. «Святая кровь и святой Грааль» — ЭКСМО М., 2005 г.)

Но это еще не все. Оказывается, претензии к Дэну Брауну — и гораздо более принципиальные и существенные, чем у авторов «Святой крови», — есть и у одного российского ученого, расшифровавшего тот самый «КОД ДА ВИНЧИ» еще в 1986 году.

Михаил Александрович Аникин — кандидат искусствоведения, доцент, старший научный сотрудник Эрмитажа, поэт, член Союза писателей России. Он, собственно, и является автором термина «КОД ДА ВИНЧИ», а также автором вышедшего в 2000 году в Санкт-Петербурге научного исследования «Леонардо Да Винчи, или Богословие в красках».

Он намерен подать иск против самого Дэна Брауна, так как тот не только напрямую использовал его открытие и термин, не упоминая об их подлинном авторстве, но и чудовищно исказил его идеи.

— Михаил Александрович, недавно вы выступили по телевидению с заявлением о подаче иска против Дэна Брауна за неавторизованное использование вашего открытия. Расскажите об этом поподробнее.

— Господин Браун познакомился с моими идеями, насколько я понимаю, через американского художника и фотографа Уильяма Стена и его товарищей, с ними мне довелось общаться в 1998 году. Они приехали тогда в Россию, в Эрмитаж, и я общался с ними около двух недель в связи с устройством выставки, рассказывал им о своих докладах и статьях, в том числе и о КОДЕ ДА ВИНЧИ. Вот тогда-то в одном из разговоров Уильям Стен сказал мне, что у него в Америке есть хороший знакомый, который хочет писать исторические детективы, и что не мог бы я подсказать ему какой-нибудь интересный сюжет. Я не увидел никакого подвоха и согласился на это, чего, кстати, уже не сделал бы после бомбежек Сербии в следующем 1999 году, потому что после этих событий мое отношение к США коренным образом изменилось. Я поставил условие, что, если автор захочет воспользоваться моими идеями, — а все они к тому времени уже были опубликованы и хорошо известны в научных кругах России, — он должен будет письменно обратиться ко мне за разрешением. Господин Стен согласился, но никакого письма я так и не увидел. Я СВОЕЙ СОБСТВЕННОЙ РУКОЙ НАПИСАЛ НАЗВАНИЕ ДЕТЕКТИВА И НАБРОСАЛ СЮЖЕТ. Все, что касается катарской ереси, привнесено Брауном и, как я считаю, оскорбляет чувства христиан и мои лично.

— Насколько я понимаю, катарскую ересь Браун тоже «позаимствовал», но в другом хорошо известном источнике — в «Святой крови» трех британских авторов, двое из которых пытались с ним судиться?

— Да. Но, в отличие от меня, они ничего не открыли. Они просто популяризаторы апокрифов начала Христианской эры, и не более того. Мне же, как я считаю, удалось совершить открытие очень большой значимости, как бы ни пытались это опровергать мои оппоненты, то есть раскрыть тайну Джоконды. В течение почти пяти веков тайна Джоконды оставалась неразгаданной, до тех пор, пока 14 октября 1987 года на заседании отдела истории западноевропейского искусства Государственного Эрмитажа мной было показано и, как я полагаю, доказано то, что в Лувре находится не портрет какой-то женщины — современницы Леонардо Да Винчи. Перед нами аллегория Христианской Церкви. Система доказательств довольно проста, но исключительно фундаментальна. Если лицо Джоконды разделить пополам по вертикали, на правую и левую части, то в правой части мы увидим «архетип Христа», в левой — «архетип Мадонны».

То есть вкупе эти два основополагающих образа европейской и византийской культуры создают аллегорию Христианской Церкви. Это подтверждается и рентгенограммой при сравнении с изображением Лика Христа на Туринской плащанице и многих вообще образов-икон. Ну и самое главное и основное — я могу сослаться на слова самого Леонардо. Попытайтесь их опровергнуть, — хочу обратиться я к оппонентам, не желающим видеть очевидное. Вот что говорит Леонардо: «…живописец (…) заставляет людей любить и влюбляться в картину, не изображающую вообще никакой живой женщины. Мне самому в свое время случилось написать картину, представляющую нечто божественное; ее купил влюбленный в нее и хотел лишить ее божественного вида, чтобы быть в состоянии целовать ее без опасения. В конце концов, совесть победила вздохи и сладострастие, но ему пришлось удалить ее из своего дома». В этом признании ясно просматривается известная история с Джулиано Медичи, который вначале приобрел «Джоконду» у Леонардо, а затем вернул ее мастеру. Великий художник, на мой взгляд, ясно говорит о том, что «Джоконда» — нечто божественное, а не живая женщина. А что это — «божественное», мне удалось доказать 14 октября 1987 года в Эрмитаже.

То обстоятельство, что мои современники не все приняли это открытие, его не умаляет. Такова судьба многих открытий. Надо признать, Дэн Браун сумел его оценить и использовать в своих целях. Причем совершенно цинично и безо всяких ссылок. Я говорю о разделении лица Джоконды на левую и правую части — и определении левой как сакральной женской, а правой как сакральной мужской. Это есть сугубо научное открытие, совершенное впервые в истории в конце ХХ столетия в России. Я подчеркиваю: в России в Эрмитаже. То есть речь идет о подрыве научного приоритета, а научный приоритет — это не только мое личное дело, это касается и страны, государства. Когда мне говорят, что вы защищаете свои интересы, я говорю: да, и свои. А вы думаете, что Эйнштейн не защищал бы свои права на теорию относительности, если бы ее у него подобным образом похитили? В области искусствоведения моя теория имеет сравнимое значение, и Дэн Браун это неплохо понял. Он, кстати, упоминает о «ряде искусствоведов», открывших деление лица Джоконды. Но дело в том, что этого «ряда» — нет. Есть Михаил Аникин, который единолично совершил это открытие, о чем с 1987—1988 годов знает весь ученый мир. Так, в 1988 году в Москве на Международной конференции ученых европейских социалистических стран под протокол мной был сделан соответствующий доклад. Там же под протокол я показывал разные линии горизонта, о которых упоминает Дэн Браун, звучат слова о КОДЕ из уст моих оппонентов. В статье 1990 года, опубликованной в Ленинграде, я упоминаю этот термин.
Беседу вел Вячеслав КОЧНОВ
Газета «НОВЫЙ ПЕТЕРБУРГЪ», N20(784), 25.05.2006 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru