Русская линия
Русская линия31.05.2006 

Планы реваншистов
Текст передачи на радио «Русский край» (г.Калининград)

Здравствуйте, в студии Максим Котов с передачей «Оранжевая западня» на радиостанции «Русский край». Мы продолжаем тему немецкого реваншизма и территориальных претензий, угрожающих целостности нашей страны. Как мы уже говорили, германские официальные лица упорно отрицают наличие каких-либо проблем в этом направлении. Генеральный консул ФРГ Гвидо Херц в интервью нашей радиостанции так и заявил:

«Союз Изгнанных» не является реваншистской организацией. «Союз Изгнанных» признаёт итоги Второй мировой войны."

Когда же наш корреспондент попытался уточнить: «Простите, но если, как вы говорите, эта организация признает итоги Второй мировой войны, то зачем в таком случае она вообще существуют?», последовал ответ:

«Можно говорить о праве на родину, почему бы и нет?»

Непонятно, правда? Как понимать эти два взаимоисключающих утверждения германского дипломата? Ведь даже ребёнку очевидно, что в данном случае говорить о «праве на родину» — это и означает отрицать итоги Второй мировой войны. Была война, были международные соглашения, подписанные, в том числе, и Федеративной Республикой Германии. Действительно, в результате этих политических событий многие немцы оказались вынуждены покинуть своих дома и переселиться на новое место жительства. Это вызывает глубокое сочувствие, но кто повинен в этом? Повинно тогдашнее законное правительство Германии, правопреемником которого является нынешнее правительство ФРГ!


Недавно в программе «Горячая тема»мы уже рассказывали, как господин Херц пытается взвалить ответственность за гибель тысяч гражданских лиц на корабле «Вильгельм Густлоф» на советского подводника Александра Маринеско. Виновны в смерти этих людей, несомненно, нацистские правители Третьего Рейха. Ведь именно в результате их действий гибель беженцев на «Густлофе» стала неизбежной! В ситуации с «потерей родины» — то же самое: почему бы «изгнанным» не потребовать компенсаций за материальный и моральный ущерб со своего же правительства?

Но вернёмся к рассказу о самих организациях, ставящих под сомнение наше с вами право быть хозяевами Калининградской области. Как мы уже говорили, среди двух миллионов членов «Союза изгнанных» сто шестьдесят тысяч — участники «Землячества Восточная Пруссия». У этого землячества имеется своя молодёжная организация — «Юнге Ландсманншафт Остпройссен», имеющая отделения чуть ли не во всех федеральных землях. В поисках информации о ней нам удалось найти интернет-сайт её баден-вюртембергского филиала. На главной странице сайта имелась ссылка на любопытный документ под названием «Десять тезисов», ознакомиться с которым мы и предлагаем нашим слушателям.

Вот послушайте, калининградцы, что написано в документе, ознакомиться с которым предлагается любому посетителю этого интернет-сайта. Цитирую:


1. Предпосылкой для восстановления Кёнигсберга является осознание истории Восточной Пруссии. 700 лет назад Восточная Пруссия была самым современным государством севернее Альп, во времёна Немецкого ордена здесь возникла неповторимая колыбель европейской культуры. Кант и Коперник являются символами духовных революций, начинавшихся отсюда. Русские и немцы должны совместно осознать это великое наследие. Только тот, кто хранит память, имеет фантазию. Только с фантазией может состояться будущее Кёнигсберга.

2. Только вместе русские и немцы смогут достичь восстановления северо-восточной Пруссии. Устранение немецкого населения означает разрыв в истории, не преодолённый до сих пор. Что вместе с людьми было сметено также почти все то, что свидетельствует о гении, чувстве прекрасного и трудолюбии первоначальных жителей, довлеет как проклятие над этой землёй, Здесь нет никакой вины нынешних жителей Кёнигсберга. Но и они чувствуют что-то непостижимое, исходящее от этой земли. Многие понимают, что изгнание немцев не должно продолжаться. Возвращение этой земле части её идентичности является чистым актом справедливости.

3. Кёнигсберг утратил свою функцию военной колонии, позади остаётся во многом пустая и заброшенная земля.

Больше половины из живущих здесь 800.000 человек являются русскими военными и членами их семей. Будучи военным трофеем Сталина область с 40 годов управлялась военными как учебный полигон. Равнинная земля оставалась по большей части малонаселённой. В то время как на равной на по площади территории Шлезвиг-Гольштейна и Гамбурга живут примерно 4,5 миллионов человек, «невоенное» население северо-восточной Пруссии составляет примерно 400.000 человека. Инфраструктура или прочная экономика здесь не могут развиваться.

4. Сегодня Кёнигсберг является полностью обедневшим регионом, «колодкой на ногах» и без того сотрясаемой проблемами Российской Федерации.

Прежняя житница Германии не может сегодня прокормить даже собственное население, продукты и почти все товары приходится импортировать. Кёнигсберг висит жалкой каплей нищающей великой державы, для Москвы её западный эксклав стал обузой.

Без помощи снаружи угрожает хаос.

Откуда должна прибывать эта помощь?

Кто чувствует себя больше связанным с этой землёй, чем немцы?

Только они могут и хотят помочь.

5. Требуется осознание тяжёлой необходимости: восстановление немецкой идентичности рядом с русской является предпосылкой успешного будущего Кёнигсберга.

Здесь легко могут возникнуть недоразумения: никто не хочет ничего отнимать у русского населения. Но, чтобы немцы вложили труд, усердие и богатство в эту землю, они должны быть уверены, что какая-либо власть не сможет отнять у них все это. Неотъемлемое право они могут получить только как равноправные Кёнигсберга. Немцы и русские должны иметь равное право говорить: мы — граждане Кёнигсберга.

6. Возвращение немцев было бы для этой земли благословением, от которого русское население ничего не потеряет, но очень многое приобретёт.

Кому повредит, если люди, которые когда-то здесь жили, снова возьмут в собственность неиспользованные земельные участки и давно пришедшие в упадок дома? От их участия все люди в Восточной Пруссии только выиграют. Для великодушного возврата имеется вполне достаточно земли. Это было бы символом примирения и наведением мостов в новую Европу. Путь России в Европу лежит через Кёнигсберг.

7. Восстановление немецкой идентичности не означает государственную принадлежность к ФРГ. Любой проект урегулирования должен уважать права русского населения.

От возвращения немцев Кёнигсберг мог бы получить многое из преимуществ, составляющих часть немецкой жизни: благосостояние и свобода, социальная безопасность и немецкоязычную культуру. Почти всё это в равной степени могло бы быть полезно русским. Никто не может не считаться со своей волей — старыми страхами перед немецким превосходством злоупотребляют уже слишком долго, они подходят больше для нашего времени. Сегодня должно быть ясно каждому: только вместе мы имеем будущее.

8. Немцы России могут внести вклад в возрождение Восточной Пруссии, если они примут предложение главы правительства Кёнигсберга о переселении 200.000 человек.

Они являются идеальными партнёрами для Кёнигсберга. С ними не имеется никаких проблем непонимания, они говорят превосходно по-русски и участвовали в всех испытаниях русского народа за последние 200 лет. Своим усердием и непреклонной волей к новому началу они могли бы с помощью Германии за несколько лет вывести Кёнигсберг на экономический уровень Западной Европы. Таким образом, они отдали бы должное своей старой роли: быть мостом между немцами и русскими.

9. Автономная республика Кёнигсберг под защитой России и Германии могла бы быть очень полезна для обоих государств.

Обе страны должны обеспечивать северно-восточной Пруссии широкое самоуправление и, как страны-гаранты и покровители, устанавливать лишь рамочные условия этого общежития. За исключением вопросов внешней безопасности и внутреннего баланса граждане Кёнигсберга могли бы сами определять свою жизнь. Для России эта область, благодаря активному обмену специалистами, знаниями и товарами могла бы стать открытыми воротами на Запад, для Германии она была бы рынком на Востоке. В этом срединном положении Кёнигсберг быстро обрёл бы новый расцвет.

10. Кёнигсберг может стать моделью современной государственности в 21 столетии, если русские и немцы примут эту задачу как общий вызов.

В городе философа Канта на узком пространстве сталкиваются сегодня мировые проблемы нового времени. Их разрешению могли бы содействовать идеалы чувства долга и умеренности, которые, как прусские добродетели, когда-то были основой благосостояния Восточной Пруссии. Ретроспективное осмысление этих традиций и опыт двух великих народов были бы хорошим фундаментом для нового Кёнигсберга.

Будущее могло бы быть продолжением большого прошлого.

Как видим, сей документ составлен весьма хитро. Начинается он с упоминания о «фантазии». Мол, если что, всё это — не более чем фантазирование досужего мечтателя. Но дальше-то идут вполне конкретные претензии и механизмы их осуществления. Причём, расписывая свою политическую программу, безымянный немецкий автор не особенно стесняется явными противоречиями. В одном тезисе — «никто не хочет ничего отнимать у русского населения», а в следующем — «кому повредит, если люди, которые когда-то здесь жили, снова возьмут в собственность неиспользованные земельные участки и давно пришедшие в упадок дома?» Интересная мысль, не правда ли? В области жилищный кризис, а, по мнению «желающего нам добра», немецкого реваншиста старого жилья даже для возвращающихся немцев хватит!

Или тезис о благах, которые русское население получит от возвращения немцев — западная демократия, высокий уровень жизни, социальная безопасность и так далее. Ничего не напоминает? А мне напоминает, и даже очень. Напоминает осень 1990-го года в Латвии. Тогда русскоязычному населению тоже обещали «все тридцать три удовольствия» в случае прихода к власти Народного Фронта. И главный лозунг был тот же: «Будете жить, как в Европе!» И они в массе своей проголосовали за это. А через две недели новый, ими же и избранный, состав сейма лишил их элементарных гражданских прав! И сейчас они, действительно, живут в Европе, только в каком объёме им можно пользоваться родным языком — решает чужой дядя…

Понятно, что «возвратившихся изгнанников» будет явно недостаточно для создания в регионе конституционного большинства, способного проводить в жизнь «правильную» политическую линию. И — пожалуйста, из нафталина вытащен старый, ещё «маточкинский» проект массового заселения в область поволжских немцев. В общем, безвестный баден-вюртембергский доброжелатель настойчиво вдалбливает нам: «Желающих справиться с вашей землёй без вас — предостаточно! Надо будет — привезём!»

Вот интересно: почему в Федеративной Республике Германии такое разное отношение к разным проявлениям ревизии итогов войны? Если кто-то сомневается в количестве погибших от «холокоста» евреев — его сажают в тюрьму. Здесь же целые организации требуют пересмотра государственных границ и предлагают для этого вполне конкретный план действий — и, ничего, нормально, терпимо. Что по этому поводу думает консул Херц?

Это был Максим Котов с передачей «Оранжевая западня» на радиостанции «Русский край».

http://rusk.ru/st.php?idar=110258

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru