Русская линия
Русская линия Александр Пономарев25.05.2006 

Папа Римский и Пресвятая Троица

Святые Кирилл и Мефодий, принеся на нашу землю переводы священных книг из Византии, вместе с ними принесли образ православного благочестия и православного богомыслия. Вообще православная вера основана на четких догматах, то есть таких определениях, внутри которых человек чувствует себя хорошо, а вне которых он вступает в трясину соблазнов и искушений, и в конце концов выпадает из церковного общения, по большому счету, перестает быть христианином.

Папа римский определяется у римо-католиков как «епископ Рима, заместитель Христа, преемник князя апостолов, верховный первосвященник Вселенской Церкви, Патриарх Запада, Примас Италии, архиепископ и митрополит провинции Романии, суверен государства-града Ватикан, раб рабов Божиих» [1]. Я прошу обратить внимание на формулу «заместитель Христа», предполагающую, что Иисус Христос есть глава Церкви на небесах, а в Его отсутствие на земле, то есть все историческое время после Вознесения, Христа замещает в этой «должности» папа римский. Папа есть как бы вице-Христос. Выходит, согласно римско-католической логике, что Господь самоустранился от Своей Церкви и на земле не присутствует, раз Ему необходим наместник и посредник в лице человека. Далее, чтобы правильно руководить Церковью и осуществлять волю Бога, заместитель Бога на земле должен как-то таинственно быть в известном общении с Ним. Действительно, как писал крупнейший авторитет римо-католиков Фома Аквинский: «с каждым папою Христос пребывает вполне и совершенно в таинстве власти» [2].

Смешение папы и Христа, туман вокруг того, где действует Христос, а где собственно папа римский, явилось причиной полумистического отношения католиков к личности пап. Это возбуждение ясно выразилось, к примеру, в прошлом году, когда умер очередной «видимый Глава всей Церкви"[3], в желании немедленно его канонизировать.

Такое догматическое положение римского понтифика является следствием одного важнейшего разногласия Востока и Запада в вопросе о бытии Святого Духа, третьего Лица Пресвятой Троицы. Речь идет о знаменитой западной вставке в Символ Веры, получившей название filioque («и от Сына»): церковная вера исповедует Святой Дух, «иже от Отца исходящий», в то время, как католичество односторонне добавило «от Отца и от Сына исходящий» [4]. Вот эта догматическая вставка и привела в итоге к тем извращениям, известным как римско-католическое вероучение о наместнике Христа папе римском, его непогрешимости в вопросах веры и учения, а также догмат о непорочном зачатии Девы Марии. Ниже я постараюсь показать, что подобные вероопределения не имеют ничего общего с исторической действительностью.

Единственное место в Писании, где прямо говорится об исхождении Духа от Отца — Ин. 15; 26, где Иисус говорит ученикам: «Когда придет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины, Который от Отца исходит, Тот будет свидетельствовать обо Мне» [5].

Филологический анализ глагольных времен данного стиха показывает, что глагол в греческом оригинале, обозначающий внеисторическое, вневременное отношение Духа и Отца, стоит в настоящем времени, а все остальные глаголы, однозначно выражающие действие во времени, миссию среди апостолов — в будущем. Кроме того, в своем учении о Духе Святом апостол Иоанн четко и последовательно употребляет один грамматический прием: сознательное использование или неиспользование артикля со словом «дух». Этим приемом апостол Иоанн достиг терминологической точности, которая позволяет легко определять, идет ли речь о Святом Духе как Личности, как Ипостаси или же о присутствии Святого Духа и Его дарах [6]. В нашем случае, речь идет об Ипостаси Святого Духа, превечно исходящего от Отца. Когда же речь заходит о миссии во времени, мы видим, что Дух может посылаться Сыном наравне с Отцом.

Однако римское учение утверждает, что Святой Дух исходит от Сына и Отца именно вне временного аспекта, что Сын есть источник бытия Третьего Лица наравне с Отцом. Оно различает лишь то, что можно четко противопоставить: мать-дочь, черное-белое, небо-земля. Так, согласно логике, Отец полностью противоположен Сыну, и наоборот, противоположностью Отца есть Сын. Но Святой Дух нельзя противопоставить ни Отцу, ни Сыну так же однозначно — Святой Дух надо как-то особо классифицировать.

Тут обращаются к другой философии: название Святой Дух довольно расплывчато — ведь и Отец свят, и Сын свят; и Отец есть дух, и Сын — дух. Значит, говорит Фома Аквинский, Святой Дух обозначает то общее, что есть у Отца и Сына [7]. А что общего у Лиц Троицы? Природа или сущность. Троица едина в Божественной природе (3=1) и различается в Ипостасях (1=3). Раз Святой Дух обозначает общность Отца и Сына, а противопоставить можно только два объекта, значит Они Оба Его и изводят, а Дух Святой противоположен Отцу и Сыну как одному объекту.

Правильно мыслить Пресвятую Троицу можно только апофатически: Сын есть то же, что и Отец, и Святой Дух, но не Святой Дух, и не Отец; Отец есть то же, что и Сын, и Святой Дух, но не Святой Дух, и не Сын; Святой Дух есть то же, что и Сын, и Отец, но не Отец, и не Сын.

Отец это Личность, Которая рождает Сына и изводит Духа; Сын это Личность, Которая рождается от Отца, а Дух это Личность, Которая изводится Отцом. Сын и Святой Дух различаются между Собой способом получения Своего бытия: это рождение и изведение от Отца. Однако, если предположить, что и Сын изводит Духа, то чем же будет Сын отличен от Отца, если Тот тоже изводит Духа? Где Кто?

Тогда получается, что Сын это лишь повторение Отца, Его дублер, а Троица превращается в Двоицу (Отец-Сын и Святой Дух). Мы можем правильно сказать, что Троица это Нерожденный, Рожденный и Изведенный. Что именно нужно подразумевать под этими понятиями, нам не дано знать, но они позволяют ясно различать Трех.

Дальше этой формулы идти невозможно в силу непостижимости Бога. Мы знаем только то, что нам открыла Библия, принимаем лишь то, что Он открыл о Себе. При этом, нельзя мыслить Имена Троицы как «окончательные»: Они даны в Библии промыслительно, по отношению к делу спасения человека, и мало говорят нам о внутритроечном образе Своего бытия. Таковое от нас сокрыто и нам не доступно: ведь почти все, что открывает Библия о Духе Святом, связано с Его миссией в истории.

Но латинское богословие пытается «объяснить» Бога, рационально «разложить» Бога по полочкам. А поскольку невозможно отделить общую природу Трех от конкретной Ипостаси, то получается, что Святой Дух, исходя от Отца и Сына как от общего начала, исходит и от Самого Себя, ибо все, что является общим для Двух, автоматически является общим для Трех [8]. Если продолжать, то выходит, что Сын рождаясь от Отца и Святого Духа, то есть от общей Им природы, рождает Сам Себя! Так будет логично, но, настолько далеко римские богословы, как будто, не заходят.

Итак, в римском вероучении Ипостась включается в сущность, при этом Личности мыслятся как «проявления» сущности (однако, в конце концов, сущность ведь может обойтись и без проявлений!). А Личность Святого Духа вообще как бы исключается из Троицы, сводится к функции Отца и Сына (опять Двоица: два «проявления» сущности плюс связующая функция).

Как следствие такого бездуховного мышления от filioque, признающего в первую очередь сущность, а Ипостаси как проявление сущности, римско-католическое учение о спасении не знает обожения — приобщения человека к Духу Святому и Его дарам. Вместо этого было разработано учение о влитии в человека благодати (infusio gratiae), как сверхъестественный дар извне [9]. Однако, как объяснить, что одним эта благодать вливается, а другим нет?

Далее, из евхаристического чина мессы католическое учение выбросило древнюю молитву призывания Святого Духа на Дары для их освящения и преложения в Кровь и Тело Христовы [10]. Отсюда и современный уродливый культ «сердца Иисусова», то есть культ сущности Иисуса (!), а не Его Личности, молитвы к этой сущности, выставление Даров после мессы для поклонения. Католичество, таким образом, в своих мистических глубинах настроено на общение не с Живым Богом, а с какой-то «пучиной Божества»: само понятие о вечном блаженстве приравнивается к созерцанию Божественной сущности [11]. Это что угодно, но не христианство. Получается, что чем меньше прихожанин костела сознательный католик, тем больше он христианин!

Но самое потрясающее последствие догмата filioque — это учение о папе римском как заместителе Христа. Чтобы оценить всю грандиозность переворота в церковном сознании, необходимо для начала напомнить ключевые слова Иисуса Христа ученикам Своим в прощальной беседе, которые передает апостол Иоанн: «И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек, Духа истины, Которого мир не может принять, потому что не видит Его и не знает Его; а вы знаете Его, ибо Он с вами пребывает и в вас будет» (Ин. 14; 16−17). «Утешитель же, Дух Святый, Которого пошлет Отец во имя Мое, научит вас всему и напомнит вам все, что Я говорил вам» (Ин. 14; 26).

Господь обещал восполнить Свое отсутствие присутствием Святого Духа, в Котором будет узнаваться Он Сам. Церковь есть Тело Христово, в Котором живет Дух Святой. Но римское богословие отказало Святому Духу в ипостасном бытии, следовательно, лишило человечество Утешения. Это место осталось незанятым. Новым Утешителем для латинского Запада стал папа римский.

Папа римский занял место Святого Духа в системе спасения. Более того, он задвинул Иисуса Христа на небеса, отказав Ему в праве быть и действовать на земле в Духе Святом, ибо Самого Духа не осталось в католическом богословии, Он стал функцией, а Троица стала Двоицей или даже полу-Двоицей (Отец-Сын). А третьим-вторым папа назначил себя. Получается: Отец-Сын на небе и папа римский на земле спасают грешное человечество. На католическом Западе другой, плотский Утешитель, а Тот, Кого обещал Иисус, Святой Дух, оказался изгнанным из империи римских пап.
Александр Пономарев, религиовед


ЛИТЕРАТУРА:

Архиеписткоп Сергий (Страгородский) «Православное учение о спасении», М, 1991, с. 40
Профессор Киприан (Керн) «Евхаристия», М, 1999, с. 260
В.Н. Лосский «Очерк мистического богословия Восточной Церкви», М, 1991, с. 51


СНОСКИ

1 — Д.П.Огицкий, священник Максим Козлов «Православие и западное христианство», М, 1999, с. 20
2 — Цит. по: В.Н.Васечко «Сравнительное богословие», М, 2000, с. 11
3 — http://www.vatican.va/archive/hist_councils/ii_vatican_council/documents/vat-ii_const_19 641 121_lumen-gentium_en.html
4 — В.Н.Лосский, еп. Петр (Л'юилье) «Толкование на Символ Веры», К, 2000, с. 42
5 — «Новый Завет на греческом языке с подстрочным переводом на русский язык», СПб, 2003, с. 607
6 — Епископ Кассиан (Безобразов) «Водою и Кровию и Духом. Толкование на Евангелие от Иоанна», Paris, 2001, с. 70
7 — Владимир Лосский «Богословие и Боговидение», М, 2000, с. 353
8 — Протопресвитер Борис Бобринский «Тайна Пресвятой Тоицы», М, 2005, с. 325
9 — Архиеписткоп Сергий (Страгородский) «Православное учение о спасении», М, 1991, с. 40
10 — Профессор Киприан (Керн) «Евхаристия», М, 1999, с. 260
11 — В.Н. Лосский «Очерк мистического богословия Восточной Церкви», М, 1991, с. 51

http://rusk.ru/st.php?idar=110240

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru