Русская линия
Правая.Ru Владимир Карпец08.04.2005 

Пройти по острию бритвы

В понедельник, 4 апреля, Всемирный Банк представил очередной доклад «Об экономике России», в котором, по сути, поставил ультиматум лично премьер-министру Михаилу Фрадкову, а через него, косвенно, и Президенту РФ

Как известно, в последние месяцы Михаил Фрадков все более активно отстаивает необходимость активного государственного вмешательства в экономику и поддержки отечественных производителей. Герман Греф и Алексей Кудрин лично заблокировали предложения Фрадкова по снижению налогов с российского бизнеса, в частности, НДС. В свою очередь, Михаил Фрадков забраковал программу экономического развития, подготовленную ведомством Грефа. Более того, премьер создал свой «ближний круг» («малый совнарком», как охарактеризовала его газета «Коммерсантъ» в N 59 от 5 апреля с.г.) и фактически пытается руководить экономикой без Кудрина и Грефа. «Любопытно, — констатирует „Коммерсантъ“, — что на этом фоне падение темпов роста оказалось приостановленным».

Рекомендации (это теперь называется так) Всемирного Банка в целом сводятся к следующему: правительство должно «завоевать репутацию активного защитника, сторонника стабильного режима регулирования и противника госвмешательства в экономику». Это и есть программа Германа Грефа. Каковы пути ее осуществления? Представитель ВБ в Москве Джон Литвак, как указывает «Коммерсантъ», «особенно подчеркнул роль стабилизационного фонда как антиинфляционного инструмента и призвал правительство не поддаваться соблазну увеличивать непроцентные расходы (выделено нами — В.К.), а максимально „закачивать“ нефтедоллары в стабфонд». К «стабфонду» мы еще вернемся, а пока приведем лишь заголовок статьи в газете «Коммерсантъ»: «Михаил Фрадков нажил мирового врага» — и подзаголовок: «Всемирный банк рекомендовал правительству слушаться Германа Грефа». Этим сказано все.

Мы уже неоднократно отмечали, что, с нашей точки зрения, деятельность Михаила Фрадкова на посту премьер-министра, по-видимому, является не просто не отрицательной, но, скорее, положительной. Похоже, сам он пытается брать за образец короткий период премьерства Евгения Примакова. Обратим внимание: Примакову, еще ничего толком не успевшему сделать, удалось одним своим присутствием приостановить казавшееся неизбежным полное падение экономики. Не за это ли расплатился он утратой своего поста?

Накануне доклада Всемирного Банка очередная инициатива Михаила Фрадкова — по удвоению пенсий и зарплат бюджетникам в 2008 году (это и есть «непроцентные расходы») была заблокирована экономическим блоком правительства. «Кудрин просто издевается над непосредственным начальником — премьер-министром», — пишет 5 апреля «Независимая газета». Как следует из попавшей в распоряжение «НГ» закрытой записки Минфина, денег на это в бюджете нет. Ранее методом «катастрофических расчетов» точно так же была похоронена инициатива Фрадкова по снижению НДС и возможность удвоения ВВП к 2010 году.

По вопросам, поставленным Михаилом Фрадковым и, соответственно, общим и, видимо, согласованным, ответам на них Всемирного Банка и группы Кудрина-Грефа — нет единства и в самом правительстве. Видимо, оно разделено. «Предварительные расчеты показывают, — ответил высокопоставленный представитель правительства на запрос „НГ“, — что удвоение пенсий и зарплат бюджетникам к 2008 году хотя и создает известное напряжение в формировании бюджета, но не является непреодолимым».

Приходится, следовательно, констатировать, что борьба между Всемирным Банком, Кудриным, Грефом и их группой влияния с одной стороны и Михаилом Фрадковым — с другой (причем с явными нарушениями министрами экономического блока государственной дисциплины) носит не экономический, а политический — шире, социально-политический и международный — характер. По сути, Михаил Фрадков отстаивает выживание России. Уровень жизни большинства бюджетников на уровне — если не ниже — прожиточного минимума. А это прежде всего врачи, учителя, научные работники, работники ВПК, иными словами, слои, без которых не может существовать — и, тем более, как-то распоряжаться собственным будущим ни одно государство. Сейчас они низведены до уровня «мыслящего пролетариата», что просто лишает Россию каких-либо — в том числе экономических — перспектив, а в современных условиях просто обрекает на роль колонии. Что и требуется.

Умерщвление страны, в точности, как при господстве марксизма-ленинизма — не благодаря, а вопреки которому состоялась великая индустриализация 30-х годов и «русский космос», — происходит в соответствии с умозрительной идеологической схемой, объявляемой Всемирным Банком и его креатурами «единственно верной». Герман Греф назвал свой проект экономической программы «декларацией экономической свободы». На самом деле это безсодержательное заклинание, повторяемое, как мантра. Тот же «марксизм-ленинизм». Одна и та же схема противостояния идеологических формул, выработанных экстерриториальной интеллигенцией, живой жизни в ее живых проявлениях.

Небезынтересная деталь. Михаил Фрадков — этнический еврей, чего он, к его чести, не скрывает. Своеобразный тип еврея-хозяйственника, еврея-директора, «начальника Дорстроя», сложившийся в советскую эпоху. Так или иначе — в силу практического рода своих занятий — пустивший корни в русскую почву. Не имеющий ничего — или имеющий очень мало — общего с «экстерриториалами», «малым народом» (знаменитое определение академика Игоря Шафаревича), в состав которого входят не только евреи, — например, этнический русский Алексей Кудрин, этнический немец Герман Греф. Есть разные версии «малого народа» — от «лунопоклонников» Грассе д’Opce и «людей лунного света» Василия Розанова до «дегенератов» Григория Климова. В данном случае это не важно. Михаил Фрадков явно не из их числа. Он принадлежит к «большому народу». За это его ненавидит Всемирный Банк.

И, наконец, по-видимому, главное во всем этом противостоянии. Еще раз «Независимая газета»: «Очевидно, что для выполнения задачи, поставленной премьер-министром Михаилом Фрадковым, придется напрячь все финансовые резервы правительства, включая Стабилизационный фонд». Иными словами, программа Михаила Фрадкова означает возвращение Стабилизационного фонда в страну. Это именно то, о чем мы уже неоднократно говорили. Это именно то, чего не собирается делать группа Кудрина-Грефа, чего требует не делать Всемирный Банк (устами, в частности, Джона Литвака). Более того, все они требуют «закачивать» в этот фонд все российские нефтедоллары. Ценой вымирания российского — прежде всего, русского — населения «территории», которую надо как можно быстрее «освободить» для освоения.

Мы уже высказывали предположение о том, что Стабилизационный фонд — основной резерв «оранжевой революции», то есть операции США и международных финансовых организаций по разделению русской земли и ее «освобождению» — отсюда навязчивое «сладкое слово — свобода». Их свобода — это свобода от нас. Похоже, в этом все дело.

Всемирный Банк шантажирует Михаила Фрадкова и вместе с ним Владимира Путина. Ясно и откровенно.

Складывается впечатление, что перед нами особый «орден», цель которого — любой ценой помешать осуществлению первой и основной заповеди — «Плодитеся и множитеся и наполняйте землю». «Орден Лилит». В этом случае и Всемирный Банк, и особые группы в правительстве и такие, например, организации, как Российская ассоциация планирования семьи — всего лишь внешние, формальные структуры этого «ордена». Людей (и не только людей) «лунного света».

В этих условиях преследующие свои собственные цели коммунисты и социалисты (КПРФ, «Родина», НБП и группа Глазьева) выдвигают идею проведения общероссийского референдума по основным вопросам жизни страны. Предварительно предполагается поставить 17 вопросов, которые делятся на три группы — политические, социальные и экономические. При этом, если политические требования «советского блока» отражают его нынешнее стремление — судя по ставшим благожелательными в отношении коммунистов комментариям западных СМИ, уже одобренное международными структурами? к союзу с либералами (демократическая выборность губернаторов, «ответственность, вплоть до отставки, Президента», то есть парламентская республика — требования, кстати, далеко не «советские» по сути), то все, или почти все, касающееся социально-экономических вопросов, не вызывает никакого сомнения. Коммунисты предлагают отменить закон о монетизации льгот, новый Жилищный кодекс, вернуть безплатное образование и т. д. В чисто экономическом блоке речь идет о восстановлении государственной собственности на землю, возвращение государству всех недр и лесов России, равно как и предприятий ВПК, высоковольтных линий и трубопроводов. На все эти экономические вопросы, если референдум состоится, следует отвечать «Да». Характерно, что «Яблоко» — ближайший ныне союзник коммунистов и социалистов в области «прав человека» — не стало участвовать в подготовке референдума и решило оказать коммунистам только «моральную поддержку». Как объяснил это заместитель председателя ЦК КПРФ Иван Мельников, Григорий Явлинский не согласен с постановкой экономических вопросов. Но если «Яблоко» действительно было приглашено, то, как сообщает газета «Газета» (5 апреля 2005 г.), председателю Союза комитетов солдатских матерей, вынашивающего идею референдума по отсрочкам от армии (хотя сама тема отсрочек в вопросах коммунистов присутствует), равно как и члену СПС Борису Надеждину, попытавшемуся начать подготовку к всенародному голосованию по отмене новой системы выборов губернаторов, приглашений выслано не было. Похоже, что «советский блок» начинает постепенно дистанцироваться от «партии смерти» (равно как и она в лице «Яблока» от него), и это внушает надежду. Причем, если «Родина», как показал круглый стол под названием «Роль и место оппозиции в современной жизни России», проведенный 5 апреля в мэрии Москвы, делает ставку, прежде всего, на «оранжевые» методы борьбы (улица + парламент), то КПРФ, как сообщил «Коммерсантъ», по рецепту своего юриста Вадима Соловьева, надеется призвать на помощь «политическую волю Президента».

Возможна ли такая воля? Иными словами, способна ли находящаяся сейчас в политическом равновесии с либеральными экономистами группа спецслужб у власти привлечь себе на помощь усиливающиеся «советские» настроения народных масс и вместе с ними разгромить «партию смерти»? Прекрасно понимая, что это вызовет конфронтацию — быть может, даже военную — со всем контролируемым сегодня «партией смерти» «мировым сообществом».

Перейдет ли такая конфронтация в мировую войну и должна ли этого бояться Россия? Иными словами, остались ли у нас средства сдерживания Запада? Еще 24 ноября 2004 года итальянская газета La Stampa опубликовала статью хорошо знающего Россию ее корреспондента Джульетто Кьеза «Сверхдержава Россия возвращается, и это не блеф». На протяжении двадцати лет Джульетто Кьеза работал в Москве. Указывая на ноябрьское (2004 г.) заявление Владимира Путина о возможности развертывания стратегических вооружений, «которые другие державы не имеют и не смогут иметь», Джульетто Кьеза спрашивает: «Насколько правдоподобно заявление Путина? Не блеф ли это?» И сам отвечает: «Слова Путина, наложенные на некоторые анонимные неофициальные сведения, просочившиеся в последние месяцы из российской военной верхушки, позволяют сделать вывод о том, что системы с разделяющимися боеголовками были интегрированы с системами управления крылатых ракет, что сделало невозможным перехват отдельных боеголовок, так как они более не были баллистическими». Особо называет Джульетто Кьеза новый тип ракет 3М-82 «Москит», которым нет аналога в странах НАТО. Вывод именитого итальянского журналиста содержится в заголовке его статьи. Мы же делаем отсюда свой вывод: пока у России есть ядерное оружие, не следует бояться конфронтации, не доводя ее, однако, до прямой войны. Пройти по острию бритвы.

На самом деле у Владимира Путина — лично у него — иного выбора нет. Хозяевами Запада он уже «списан со счетов», причем рассчитывать на судьбу Бориса Ельцина возможности у него также нет. Ему уготована не Барвиха, а Гаага. Или миссия Верховного Правителя «черного люда», миссия «русского батьки».

Для этого последнего сегодня ему представляется политический шанс, использование которого немедленно отсечет «советско-народные» силы от «партии смерти» и одновременно — уже геополитически — предотвратит создаваемый США вокруг России санитарный кордон. Речь идет, разумеется, о союзе с Белоруссией, с ее лидером, которого уже называют «белорусским батькой».

Очередная встреча Владимира Путина и Александра Лукашенка, проходившая 4 апреля с.г. в резиденции Президента России «Бочаров ручей», по сути, закончилась ничем: главный вопрос — о введении единой валюты — так и не был решен. Причина очевидна — как структурные различия экономических систем РФ и Белоруссии, так и идеологические разногласия Президентов двух стран. Александр Лукашенко, по сути, стоит на позициях КПРФ и «Родины» — за вычетом того нового, что появилось у них в последние полтора года — признания доктрины «прав человека» и парламентской республики. Что говорит, разумеется, не в их пользу, а в пользу белорусского Президента, и на чем он, как раз, и может, в конце концов, сойтись с Владимиром Путиным. «Пару месяцев назад, — пишет «Газета», — Президент США Джордж Буш недвусмысленно заявил, что Запад ждет от белорусского народа выбора в пользу демократии, как это произошло на Украине и в Молдавии. Лукашенко же, собирающийся в следующем году переизбираться на третий президентский срок, опасается украинского сценария и ищет поддержки у Москвы. В Москве признают, что Лукашенко не самый простой партнер, но это лучше, чем «оранжевая революция».

В настоящее время Президент Белоруссии дал распоряжение депутатам парламента вернуться к работе над законопроектом «О национализации». «Частные предприятия должны работать только те, которые делают это эффективно», — приводит пресс-служба Президента его слова, — «Предприятие должно давать прибыль государству, а не только коллективу». Что касается тех, кто акции отдавать не хочет, а намерен только получать дивиденды и ждать помощи от государства, то «так не будет, здесь надо ввести национализацию предприятия». Интересно следующее. Белорусское правительство предлагало Александру Лукашенку выкупать акции таких предприятий. Президент это решительно отверг, заявив: «Они когда-то государственные акции забрали фактически безплатно». В настоящее время соотношение частной и государственной собственности в Белоруссии составляет 20 и 80%. «Свою идею полного огосударствления белорусской экономики Лукашенко, похоже, намерен довести до логического конца», — пишет «Независимая газета».

Если российский Президент проявит «политическую волю» и пойдет — поверх голов либеральных элит — навстречу собственному народу — и Президенту Республики Беларусь — то структурные различия экономик двух славянских государств начнут постепенно стираться. Конечно, не сразу. Но для создания полноценного союза необходимо изъявление «политической воли» не «в принципе», а по существу, то есть в области сближения двух экономик. Если Владимир Путин это сделает, то он сразу же, мгновенно, сомкнется с «советско-народным» блоком, для которого Явлинский и Лимонов — союзники поневоле.

Еще одно обстоятельство. Кажущееся малозначительным, но на самом деле, быть может, решающее. Между Владимиром Путиным — а, следовательно, «группой спецслужб у власти» — и «советско-народным» блоком существует в настоящее время серьезнейшие идеологические и даже психологические (в самосознании и восприятии истории) расхождения. Они связаны с историческим — скрытым до определенного времени — противостояния между КПСС и КГБ, в особенности после смерти И. В. Сталина, когда над «органами» было установлено строгое «партийное руководство». Это приводило к скрытому, а затем и открытому, неприятию частью офицерского состава идеологии КПСС, многие сторонники которой после 1991 года были уволены или сами ушли из спецслужб. Некоторые компетентные европейские источники из числа «новых правых» (сейчас мы по ряду соображений не называем их — пока) вообще не без оснований указывают на «департизацию» советского общества в конце 80-х годов как результат «заговора спецслужб», из рук которых этот процесс был вырван «еврокоммунистами» типа А. Н. Яковлева и Р. А. Медведева, что и привело к распаду СССР. Это одна из гипотез, хотя и очень правдоподобная. В любом случае в настоящее время спецслужбы возвращаются к своему естественному, органическому в силу самой профессии их людей, сознанию? имперскому и криптомонархическому. Отсюда настойчивое стремление Владимира Путина избавиться от «праздника» 7 ноября и заменить его «днем народного единства» 4 ноября — на самом деле православным праздником Казанской иконы Божией Матери. Отсюда его недавнее посещение Ипатьевского монастыря в Костроме, «колыбели» династии Романовых как царствующей. Журнал «Итоги» уже опубликовал по этому поводу очень ерническую статью. Путина обвинили в восстановлении триады «Православие — Самодержавие — Народность».

Но это стремление спецслужб к новой — одновременно старой — идеологии, которое мы полностью разделяем, в то же время открыто отвергается не только либералами, но и «советско-народным блоком», в данном случае — будем говорить откровенно — отражающим проявляющиеся (реже активно, чаще пассивно) настроения большинства современного русского народа. Не будем питать на этот счет никаких иллюзий. И к Царю-мученику русский народ в массе своей, увы, равнодушен. В лучшем случае. Кто-то скажет — тем хуже для русского народа. Может быть. Но это правда. Сами спецслужбы народ воспринимает только «через призму Штирлица» (а интеллигенция — через призму «стукалова»). Сегодня русский народ, точнее, то, что от него осталось, — это советский народ. Русского народа, каким хотели бы видеть его православные патриоты («страшно далеки они от народа»), нет. Идеологическая консолидация власти и народа в идущей невидимой — но от этого не менее реальной — Войне Мертвых, сражающихся вместе с живыми по разные стороны линии фронта, сегодня возможна только вокруг одного Мертвого — Иосифа Сталина. Среди нас, то есть тех, кто определяет себя как православные русские патриоты, к Сталину существует разное отношение, у некоторых — негативное. Но не будем опять-таки строить иллюзий — из всех Мертвых сегодня в народном сверхсознании жив только Иосиф Сталин. Кто этого не приемлет, должен просто понять. Не забудем: сразу же после своего прихода к власти Владимир Путин вызвал к себе лидеров политических партий и предложил тост его памяти. Отказался один Григорий Явлинский. Идеологическая фигура Иосифа Сталина объединяет спецслужбы и народ. Их союз — вместе с изменением экономической политики — мог бы быть скреплен переименованием — к 60-летию Победы — Волгограда в Сталинград. Сегодня там уже строят памятник Верховному Главнокомандующему, и на это соответствующим образом откликнулись правозащитные организации. А для тех из нас, кому неприемлем Сталин, такое переименование означало бы память о битве, перед которой армия молилась все той же Заступнице Казанской. Бульвар Сталинграда, кстати, есть в Париже. Кто не приемлет, должен просто понять: такое переименование было бы мощным ударом по планам «оранжевой революции». Оно раздробит «оранжевый поток». Следствием его станет в первую очередь оттеснение на периферию и полная маргинализация либералов. Ибо «концепт Сталин»? гораздо более мощное идеологическое оружие, чем неумная истерика вокруг Сорокина и неловкие попытки Владислава Суркова с помощью личной встречи отговорить популярных «скомрахов, гудцов, сопелников» из легиона отечественного рока и попсы от участия в будущих «оранжевых событиях» («БГ и ГБ»? так иронически назвала материал на эту тему «Новая газета» от 4 марта с.г.). Речь идет об идеологической стратегии, если угодно, идеологической технологии. Не менее, если не более, важной, чем экономическая, политическая и военная.

Самостоятельная, независимая Россия возможна только как идеократическое, сверхцентрализованное, динамичное социальное государство. «Государство всеуравнивающего полновластия», — как писал о Московском Царстве Василий Осипович Ключевский.

07.04.2005

http://www.pravaya.ru/look/2857


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru