Русская линия
Русская линия Марина Михайлова14.03.2006 

Обитель посреди болот
1/14 марта — память преподобного Мартирия Зеленецкого

НАЧАЛО


Сегодня Православная Церковь чтит память преподобного Мартирия Зеленецкого, основателя Свято-Троицкого Зеленецкого мужского монастыря, возрождающегося в Волховском районе Ленобласти. Исполняется четыреста три года со дня блаженной кончины этого святого покровителя северного края. Перелистаем же славное житие сего великого молитвенника, единственного из русских святых, воскресившего человека.

преподобный Мартирий ЗеленецкийБудущий преподобный был родом из Великих Лук и звался в миру Миною. Рано оставшись сиротой, он воспитывался под духовным водительством старца Боголепа, был пострижен им в монахи. Этот прозорливец предсказал Мартирию, что со временем он созиждет славную обитель среди обширной пустыни, куда соберет множество монахов.

Семь лет прожил юный подвижник с мудрым старцем в одной келье, пребывая в непрестанной молитве и в монастырских трудах. В те годы сподобился Мартирий удостоиться чудесного видения: в огненном столпе предстала пред ним Тихвинская икона Божией Матери, великая святыня нашей северной земли, которой он давно желал поклониться. Тогда и было положено ему на сердце решение испросить у Пресвятой Богородицы указание, где избрать ему место для пустынного жительства.

…И действительно, пройдя испытания и искушения, Мартирий достиг Тихвинского монастыря, после подвига в котором, он и отыскал себе место для дорогого его сердцу пустынничества. «Пустыня», облюбованная подвижником, оказалась красивым зеленым островом среди топких болот и дремучих лесов, окружавших ее словно некая ограда. Сей местности и суждено было стать местом подвига преподобного и родиной будущего великолепного монастыря.

Мартирий устроил на зеленом острове малую хижинку для жилья и часовенку, куда поставил принесенные из Тихвинского монастыря иконы Пресвятой Троицы и Богоматери «Тихвинская». Его молитвенные подвиги, покаянные слезы, пост, ночные бдения не укрылись от людей. Окрестные жители стали посещать преподобного, дабы послушать его поучений. Некоторые из них возжелали остаться с преподобным ради разделения с ним иноческого подвига. Так было положено основание Свято-Троицкого Зеленецкого монастыря. В это время местным жителям было явление огненного столпа над обителью, восходящего к небу.

Тем временем слава о подвиге преподобного Мартирия распространялась все дальше, достигая больших городов. Монастырская братия увеличивалась, и инок Мартирий выстроил новую церковь во имя Живоначальной Троицы. Известный новгородский благотворитель Федор Сырков внес крупные пожертвования на строительство деревянной церкви во имя Благовещения Пресвятой Богородицы с трапезной. Заботами преподобного вскоре церковь была воздвигнута.

Новособранная братия просила преподобного Мартирия принять сан священства и игуменства. В Великом Новгороде был он посвящен во иереи, и затем, во игумена к велией радости своего Богом собранного стада.

Однажды по делам обители отправившись в Москву, преподобный Мартирий остановился в Твери, где проживал в то время казанский царь Симеон, сын которого Иоанн тяжело заболел. Слава о преподобном была велика, и царь просил молитв святого об исцелении любимого сына. Когда Мартирий вошел в царский дом, венценосный отрок скончался. Симеон был на грани отчаяния. «Не скорби, царь, — сказал угодник Божий, — но возложи упование на всещедрого и всесильного Бога, Господа Иисуса Христа и Его Пресвятую Матерь, Пречистую Богородицу». Возложив на грудь умершего две иконы, преподобный отслужил водосвятный молебен. После окропления святой водой мертвый отрок пробудился как ото сна и встал с одра совершенно здоровым. Ужас и радость объяли царя и всех присутствовавших. Неизреченно возблагодарили они Господа и Его Пречистую Матерь и почтили преподобного. С тех пор царь Симеон стал самым щедрым благодетелем Зеленецкого монастыря. В благодарность за воскрешение сына в обители были построены три церкви: во имя Тихвинской иконы Божией Матери, святителя Иоанна Златоуста, небесного покровителя воскресшего, и надвратная — апостола Иоанна Богослова.

Когда после совершения этого дивного чуда игумен Мартирий прибыл в Москву, царь Федор Иоаннович даровал Зеленецкой обители грамоту, по которой на содержание монастыря и церковные нужды давались достаточные земли с пожнями, угодьями и рыбными ловлями в Ладожском озере. Так, устроив монастырь, преподобный обеспечил его содержание в будущем.

И нельзя умолчать о том, что преподобный Мартирий удостоился посещения Самой Царицы Небесной, Пресвятой Владычицы нашей и Приснодевы Марии. Повествуя об этом, святой со слезами говорил: «Невозможно человеческому уму постигнуть красоты Ея, ни выразить языком…»

Провидя конец своего пребывания на земле, преподобный Мартирий ископал своими руками глубокую могилу и поставил в ней гроб. Перед своей блаженной кончиной сей добродетельный муж собрал всю братию и много поучал их иметь несомненную веру и надежду на Бога и Пречистую Богоматерь, быть неленостными в посте и молитве, а к приходящим в обитель быть щедрыми и милостивыми. Подав братии последнее благословение, почил о Господе дивный старец. В древнем житии преподобного говорится: «Братия же честно опрятавше трудолюбное тело отца своего и учителя: и песньми надгробными почетше, погребоша его близ церкве Богоматере, юже преподобный сам созда…»

ПРЕОСВЯЩЕННЫЙ


Особую лепту в благоустроение Зеленецкого монастыря после преподобного Мартирия внес в XVII веке новгородский митрополит Корнилий, постриженик Зеленецкой обители, возродивший монастырь в камне. Услышать о нем впервые довелось от насельника Зеленецкого монастыря иеродиакона Марка (Рынского). Полный теплой любви рассказ отца иеродиакона хочется привести дословно:

«Митрополит Корнилий был любим не только монастырской братией, но и местными жителями за свое редкостное милосердие. По его приказанию нуждающимся крестьянам раздавались деньги, отпускалось в долг зерно. Перед блаженной кончиной преосвященный велел принести все долговые книги, расписки и собственноручно сжег все в печи: „Бога мы просим: остави нам долги наша, яко же и мы оставляем… Бог их простил, и я прощаю“. Житие митрополита Корнилия вдохновило в XIX веке игумена Антония Бочкова на написание поэмы „Зеленецкий монастырь“, где он изложил передававшееся монахами из уст в уста предание. Оно гласило, что на одном из допросов, происходивших после стрелецкого бунта, кто-то сказал, что митрополит Корнилий будто был причастен к заговору. Разгневавшись, Петр I издал указ о лишении владыки сана. Преосвященный Корнилий, находившийся в то время на покое в дорогом его сердцу Зеленецком монастыре, отошел в те дни ко Господу….Когда царского гонца подвели к гробу и он принялся зачитывать царский указ, „…то со святительской ресницы /Слеза скатилась, как алмаз…“ На щеках почившего старца заиграл румянец, и посланец царя затрепетал в ужасе. Указом ему было предписано снять с головы Корнилия клобук, „Но исполнитель устрашенный /Не смел приблизить к телу рук“. Позже Петр I отменил указ, но несколько недель гробница Преосвященного находилась в церкви, ожидая этого решения.

Нынешней братией преосвященный митрополит Корнилий свято почитается. Перед его гробницей совершаются панихиды».

В ЛИХОЛЕТЬЕ


За века своей истории Зеленецкий монастырь повидал разное. Его разоряли шведы, захватывали раскольники, грабили разбойники. Но творилась иноческая молитва, воссоздающая не только стены, но и души. (И, видим сегодня, как минули десятилетия безбожия, обитель вновь жива).

А в XX веке как трудовая артель монастырь просуществовал до 1937 года. Накануне своего ареста настоятель собрал братию и благословил спасаться бегством и уносить святыни от поругания. Но часть насельников все же осталась, готовясь принять мученический конец. И они его приняли…

Тому есть очевидное свидетельство. Западная стена монастырских стен — вся в мелких дырочках. Это следы от пуль, оставшиеся от расстрела зеленецких монахов. «И пули до сих пор есть в стене, — говорит настоятель обители игумен Пахомий (Трегулов), — их даже можно достать оттуда. Следы тех ужасов, которые пережила Россия… Надо будет это все так и оставить. Как память».

В советское время монастырь занимали различные учреждения. Святыни подверглись поруганию, но здания еще были пригодны для проживания. А в 1980-е годы обитель осталась без хозяев и подверглась окончательному, уже полному разграблению. Когда в 1992 году монастырь был передан Церкви, монахи пришли уже к руинам… Но с Божией помощью превозмогается и это.

ДЕНЬ СЕГОДНЯШНИЙ


За истекшие тринадцать лет обитель несказанно преобразилась. Уже полностью отреставрированы колокольня, церковь Благовещения Пресвятой Богородицы, воссоздается Свято-Троицкий собор. Восстанавливаются келейные корпуса для братии, подведены коммуникационные системы. Возможность более скорого возрождения обители появилась после строительства в 2001 году автомобильной дороги к монастырю. Прежде сообщение было только железнодорожное, что затрудняло доставку строительных материалов.

Теперь первоочередные строительные работы подходят к концу, идет внутренняя реставрация главного собора. При расчистке соборных фресок обнаружилось, что под росписью XIX века остались отдельные фрагменты фресок XVII века, времени строительства каменного собора. И хотя они почти полностью утрачены и вряд ли возможно восстановить их в первозданном виде, но при тщательном изучении росписей удастся воссоздать их наиболее приближенными к первоначальным. Специалисты считают, что на завершение восстановительных работ в Зленецкой обители понадобиться пять лет.

— Условия жизни в нашем монастыре нелегкие. — Рассказывает игумен Пахомий. — Отношения — братские, иначе невозможно. Поминая воспитание приснопамятного владыки Иоанна (Снычева), рядом с которым довелось провести несколько лет (о.Пахомий был келейником митрополита Иоанна. М.М.), стремимся к нелицемерному деланию, стараясь избегать облекать свое фарисейство в монашеские одежды. Духовный труд инока всегда сопрягался с трудом физическим. Наше послушание — восстановление обители.

Мы должны создать условия и для богомольцев, чтобы они могли сюда приходить, могли преклонить голову, сотворить молитву. Порой задают вопрос, что важнее восстановить — стены или души? А это надо делать одновременно. Другого пути нет. Монастырь является центром духовной жизни. И отрадно, что правительство Ленинградской области проявляет к нам интерес. На деньги из бюджета области от Волхова к монастырю проложена дорога. Ощущаем, что есть интерес в областном руководстве к возрождению древнего памятника. Это очень важно: существование на территории района действующего монастыря оказывает огромное влияние на нравственное состояние людей. Исторически монастыри всегда были центром и источником духовного света.

…А ведь поначалу отношения с местными жителями складывались трудно: это выселки, 101 километр. И обворовывали, бывало. Сейчас привыкают, начинают появляться в церкви. Чувствуется благотворное влияние обители. Когда бывает хороший урожай картошки, помогаем местным жителям. Строитель нашего монастыря митрополит Корнилий был любим крестьянством близлежащих поселений за щедрость и милосердие. Хочется продолжать эту традицию.

Когда на юбилейные торжества, посвященные 400-летию преставления преподобного Мартирия, Зеленецкий монастырь посетил владыка Владимир, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский, возглавив праздничное богослужение, то после проповеди он рассказал богомольцам, что знаком с игуменом Пахомием еще по Псково-Печерскому монастырю, где тот подвизался послушником. «Знаю, что послушание по восстановлению Зеленецкого монастыря, которое досталось отцу Пахомию, очень трудное, он принял фактически разрушенную обитель. — Сказал владыка Владимир. — Но, назначая его сюда, я знал, что он справится. Известно, какие труды были им положены по возрождению храма Воскресения Христова у Варшавского вокзала. Тем более, что у отца игумена такие добрые помощники-благотворители. Дай Бог им доброго здравия на многая лета, помощи Божией во всех делах».

ИНАЯ ЖИЗНЬ


Знаем, что главные богатства православного монастыря — духовные. Прикоснуться к ним, очистить сердце, проверить себя и тянутся испокон века к святым местам паломники. Ради Света Неизреченного оставляют мир монахи, принося к стопам Всевышнего сокровенные стремления о вечном с Ним единении.

— Когда я в первый раз приехал в Зеленецкий монастырь, то невольно вспомнил Псково-Печерский монастырь. — Поделился с нами игумен Пахомий. — Казалось бы, как можно сравнивать эти два монастыря: в одном благолепие, иноческий подвиг сохранились в безбожное лихолетье, другой же был полностью разорен? Но вот чудо — душа ощутила ту же благодать. А ведь благодать печерская — особая, явная. Когда я год жил там послушником, то несколько раз выходя за монастырские ворота, ощущал какую-то незащищенность, и душа просилась назад, в обитель. Конечно, по возвращению из Печер, эта благодать постепенно утратилась, но осталась память о ней. Прошло десять лет, и я был назначен настоятелем Зеленецкого монастыря, первая же встреча с которым принесла радость и утешение. Именно здесь, в Зеленецком монастыре, душа вернулась в то испытанное в Печерах состояние.

…Монашеское делание — тайное, и мы не будем нарушать молитвенный покой иноческих келий своим неуместным любопытством, идя вслед за своими светскими коллегами.

И все же об одном насельнике Зеленецкой обители мы можем рассказать. Тому есть объяснение. Совсем неслучайно в нашем рассказе было упомянуто имя иеромонаха Марка (Рынского). Даже мимолетное знакомство с этим иноком оставило в душе благодатный след. Об этом можно теперь говорить, потому что шесть лет назад, на тридцать третьем году жизни, отец Марк отошел от земной жизни. Жив в памяти его светлый образ, мягкая улыбка, неспешная речь…

Вот что вспоминал на сороковины духовный друг почившего иеромонах Адриан (Проворный): «С Владимиром Рынским мы познакомились в 1991 году в Иоанновском монастыре, где он работал. Нас сблизила любовь к чтению святых Отцов и церковному пению. Мы оба втайне мечтали о монашестве, но друг другу не открывались. Чтобы яснее узнать волю Божию, мы ездили к отцу Николаю Гурьянову на остров, он благословил нас поступать в монастырь.

В 1992 году раб Божий Владимир в числе первых насельников приехал в Зеленец. В обители он последовательно проходил все послушания: готовил еду, ухаживал за лошадьми, прислуживал в алтаре, занимался церковным уставом, обучал послушников чтению. Порой трудно было совмещать послушание пономаря с конюшней. Приходилось очень рано вставать, кормить лошадей, а потом бежать переодеваться, чтобы вовремя зажечь лампадки в храме и приготовить все необходимое для службы.

В октябре 1993 г. Владимира рукоположили в сан диакона, а чуть позже первый настоятель Зеленецкого монастыря игумен Сергий постриг его в иноки с наречением имени Максим в память блаженного Максима Московского, Христа ради юродивого. Мне особенно запомнилось то время нашего совместного служения в монастыре. Отец Максим очень ревностно относился к богослужению, всегда переживал, когда чтецы или певцы допускали ошибки или читали без должного благоговения. Особенно он не любил, когда великое дело — славословие Творца — превращалось в скучное и надоедливое бормотание.

В марте 1998 г. был совершен его монашеский постриг в мантию с наречением имени Марк в память прп. Марка Нитрийского Египетского.

Отец иеродиакон умел увлечь богослужением молящихся, своим примером заставлял быть собранными и сосредоточенными на молитве. Особенно о. Марк любил богослужения Страстной седмицы, из которых наиболее выделял службу Великой Субботы, за которой часто сам читал пророчества Иезекииля о воскресении мертвых — эта паремия особенно его вдохновляла.

Отца Марка отличала искренняя любовь к Священному Писанию и глубокая вера слову Божию. Мы часто рассуждали с ним на те или иные темы библейских книг. Мне очень нравилось, как он просто и лаконично растолковывал сложные места Священного Писания. Было видно, что Слово Божие не просто занимает, но обвеселяет его душу. Это и было, как мне кажется, заразительно для тех, кто приходил на его занятия в воскресной школе.

И последнее, о чем хотелось сказать, — о памяти смертной — черте, столь полезной и необходимой для монашества, но, увы, не всеми обретенной. В наших беседах с о. Марком последний часто касался этой темы, чем, признаюсь, меня иногда удивлял. Доказательством такого его настроя является завещание, составленное им еще в 1998 г. Как близко знавший его, свидетельствую, что к смерти, которая для нас явилась полной неожиданностью, отец Марк был готов. «Бдите… Да не пришел внезапу, обрящет вы спяща» (Мк. 13,33−37). «Се Жених грядет в полунощи, и блажен раб, Его же обрящет бдяща».

…На прощание с Зеленецким монастырем — напутствие его настоятеля игумена Пахомия (Трегулова):

— Не перестаешь удивляться, как среди болот и диких лесов в XVII веке был возведен каменный монастырь. Так неужели же, имея технические средства современной цивилизации, мы не сможем его восстановить? Думается, наш народ прошел путь очищения, искупив страданиями грех отступления от Бога. Россия начинает возрождаться. Нужно потерпеть, подождать, пока наши монастыри начнут приносить духовный плод. Чтобы жить и молиться в монастыре, нужно прежде восстановить его стены. Уже это — великий подвиг. Невозможно, придя из греховного мира, в одночасье стать великим старцем. Это совершается постепенно, в трудах, скорбях и молитвах. Даст Бог, построим монастырь. И Россию построим. Господь вновь с ожиданием смотрит на нас. После лихолетий, гонений, поругания мы обретаем святыни, нам являются уже прославленные в прежние века подвижники. Для зеленецкой братии было велией радостью второе обретение святых мощей основателя обители, нашего небесного покровителя преподобного Мартирия Зеленецкого. Милость Божия — с нами. Но неизвестны сроки. Это время отпущено нам для укрепления в вере и подвигах на благо Отечества, народа русского.


+ + +


Осталось добавить, что Свято-Троицкий Зеленецкий монастырь имеет два подворья. В Санкт-Петербурге оно расположилось в бывшей часовне, построенной около церкви иконы Божией Матери «Всех скорбящих радосте» (с грошиками), возведенной ради этого чудотворного образа. Дивной красоты храм был снесен в 1932 году, икона сохранена верующими и со временем передана в Свято-Троицкую церковь («Кулич и пасха»), а обезглавленная часовня уцелела. Теперь это церковь, силами монастыря она восстанавливается, здесь сложился крепкий приход, где собрались люди, желающие строгого монашеского окормления. Это святое место дорого нам и могилкой почитаемой странницы и молитвенницы Матренушки-босоножки (? 1911). На подворье собираются свидетельства о чудесах, произошедших по предстательству этой блаженной старицы.
Адрес подворья: 193 019, Санкт-Петербург, пр. Обуховской обороны, 24. Тел. 265−03−00.

Второе монастырское подворье расположилось в восстановленном недавно Никольском храме пос. Кобона на Дороге Жизни. В блокаду в храме находился эвакуационный пункт по приему пострадавших жителей нашего города перед отправкой их на Большую землю. Примечательно, что благотворительное участие в восстановлении храма принял убитый четыре года назад петербургский предприниматель Константин Яковлев. Через этот храм началось его воцерковление, со временем он стал прихожанином и благотворителем Зеленецкого монастыря. Знавшие Костю Могилу утверждают, что он очень изменился за последние годы жизни, но это уже совсем другая история… Дивны дела Твои, Господи.

http://rusk.ru/st.php?idar=110075

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Полищук Иван    26.11.2007 12:29
Прожил почти два года, при монастыре. Не знаю как Вам,а мне понравилось всё.
  Раиса    15.03.2006 11:04
Дивны дела Твои, Господи! Спасибо. Читаешь и сердце грешное и немилосердное смягчается, душа плачет. Сколько Любви к нам изливает Господь в Святых Своих, возмите, а взять сами не хотим. Прости нас, Господи. Прости и помоги.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru