Русская линия
Литературная газета Татцуо Нагаи06.04.2005 

Достоверность не должна подлежать сомнению

Татцуо Нагаи. Доктор биологических наук, профессор, директор департамента судебной и научной медицины университета Китадзато (Япония). Родился 25 декабря 1940 года. Основные интересы профессора Татцуо Нагаи лежат в области судебной медицины (судебная токсикология, идентификация личности по ДНК и т. д.), медицинского законодательства, клинической гематологии и микробиологии.

До 1987 года работал на медицинском факультете университета Токио и Академии медицинской технологии того же университета. С 1987 года работает в университете Китадзато. Является вице-деканом Объединённой школы медицинских наук, директором и профессором отдела клинической гематологии и отдела судебной медицины.

Профессор Нагаи опубликовал 372 научные работы и выступил со 150 докладами на международных медицинских конференциях в различных странах. Член Королевского общества медицины в Лондоне. Осуществил идентификацию митохондриальной ДНК последнего российского царя Николая II.

— Господин Нагаи, на чём основаны ваши сомнения в достоверности захороненных останков?

— Чтобы сравнить наши данные с результатами анализа докторов Питера Гилла (Англия) и Павла Иванова (Россия), мы с помощью клейкой ленты взяли образец засохшего пота с одежды Николая Второго, хранящейся в Екатерининском дворце Царского Села, и произвели его митохондриальный анализ.

Кроме того, мы также произвели митохондриальный анализ ДНК волос, кости нижней челюсти и ногтя большого пальца захороненного в Петропавловском соборе великого князя Георгия Александровича, младшего брата Николая Второго. Кроме того, мы использовали образец крови Тихона Николаевича Куликовского-Романова, сына великой княгини Ольги Александровны, самой младшей сестры царя Николая Второго.

После ДНК-анализа мы получили результаты, отличные от результатов, полученных докторами Питером Гиллом и Павлом Ивановым по пяти пунктам. Можно сказать, что чем упорнее Питер Гилл и Павел Иванов настаивают на своей правоте, тем очевиднее их ошибка. Пока всё свидетельствует о том, что екатеринбургские останки не содержат в себе подлинных останков Николая II.

— Что вы можете сказать о достоверности представленных вам образцов?

— Прежде всего следует заметить, что достоверность материала, используемого при судебной экспертизе, является наиважнейшим условием её правильного проведения. 16 июля 1918 года в Ипатьевском доме в Екатеринбурге были казнены последний русский император, его семья и слуги. До 1991 года, когда правительством Российской Федерации было официально объявлено о месте захоронения, останки неоднократно извлекались и вновь захоранивались, что засвидетельствовано документально. Всего было обнаружено девять тел. Многие останки были повреждены, и общее количество извлечённых костей составило около 1000. Если принять во внимание, что человеческий скелет состоит из 200 костей, то следует признать, что 800 костей было утрачено.

Чтобы получить подтверждение того, что среди обретённых костей действительно присутствуют кости убиенного русского императора, российские судмедэксперты произвели экспертизу по расовым и одонтологическим признакам. Кроме того, правительство Российской Федерации обратилось за технической помощью в проведении экспертизы к госсекретарю США Джеймсу Бейкеру. В результате доктором Вильямом Мапелсом и его сотрудниками была произведена судэкспертиза по расовым признакам. Согласно их данным, останки под? 4 были брошены на останки под? 9 и со временем взаимно перемешались. Возникло предположение, что среди исследуемых останков, предположительно принадлежащих царю, отсутствуют кости грудины и рук от плеча до кисти, о чём и было извещено правительство Российской Федерации. В силу изложенных причин дальнейшей экспертизе были подвергнуты лишь несколько костей. Кому принадлежат эти кости, утверждать с достоверностью было бы крайне рискованно.

Вадим ВИНЕР

http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg142005/Polosy/111.htm#1


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru