Русская линия
Правая.Ru Святослав Витальев05.04.2005 

Левый Администратор
В интервью Медведева много парадоксов

Интерпретация — неблагодарное дело, тем более что сами «ньюсмейкеры» редко на нее откликаются, и трудно судить, верна ли трактовка или нет. После прошлогоднего текста Владислава Суркова в «Комсомолке», весьма богатого на двусмысленности, нельзя думать, будто интервью Дмитрия Медведева («Эксперт») не таит в себе подводных камней и прочих чертей «Made in Tikhiy Omut».

Надо учесть, что традиционно «закрытый» для широкой публики Медведев говорит именно то, что имеет в виду, будь то политическая или экономическая проблематика. Именно поэтому надо заострить внимание на его словах, тщательно продуманных и выверенных.

Как и большинство «питерских», Медведев сочетает умеренный либерализм и умеренное же государственничество. Его политическое и экономическое мировоззрение вполне сбалансированно, поэтому каждый его «крен» вправо или влево заметен особенно. Вот пример: «Знаете, в прежние годы был так называемый кадровый резерв. Его отсутствие ощущается сегодня чрезвычайно сильно». Здесь нам слышится интонация государственника: «Было лучше». И уже совсем четко эта интонация видна из наиболее яркого, наиболее растасканного уже на цитаты куска интервью: «Консолидация российской элиты возможна только на одной платформе — для сохранения эффективной государственности в пределах существующих границ. Все остальные идеологемы вторичны. За последние годы удалось укрепить единство государства, обеспечить должную стабильность для экономического роста. Но если расслабиться и отдаться на волю волн, последствия будут чудовищными. Распад Союза может показаться утренником в детском саду по сравнению с государственным коллапсом в современной России. И тогда уж плохо будет всем, в том числе нашим ближним и дальним соседям». В словосочетании «воля волн» слышатся подозрения на злой умысел тех самых «ближних и дальних соседей», на заговор упоминавшейся в интервью зама (Суркова) «пятой колонны». Чувствуется тревога за Отечество, но не бутафорский ли этот патриотизм? И что это за формула — «сохранение эффективной государственности в пределах существующих границ»? Если это и есть та самая цель, которая способна «консолидировать элиты», то давайте разберемся, в чем ее суть. Имеются два тезиса:

1. Нынешняя государственность эффективна и ее надо в таком виде сохранять.

2. Существующие границы страны окончательны и пересмотру не подлежат.

Первый тезис не выдерживает критики ввиду того, что как раз нынешняя, ельцинско-путинская тоталитарно-либеральная госсистема доказала за последние 12 лет свою полную неэффективность. Критерий эффективности политической и экономической системы может быть только один — демография. То есть здоровье, уровень, качество и продолжительность жизни, размножение или вымирание нации, регрессивное или прогрессивное развитие народа. Здесь российскому руководству похвастаться нечем. А раз так, значит оно неэффективно по результату его деятельности. Что же касается «пределов существующих границ», то сие означает только одно: распад СССР признан окончательным и необратимым, русские области Казахстана, Украины и других республик, а также Приднестровье, Абхазия и Южная Осетия, братская Беларусь, наконец, так и останутся во веки веком «заграницей» со всеми вытекающими. А что касается якобы охранительной позиции в отношении границ РФ (дескать, ни пяди родной земли!), то достаточно вспомнить недавнее приношение в дар Китаю двух хабаровских островов и «на пустом месте» поднявшийся курильский вопрос. Оптимизм насчет президента и политики его истеблишмента выветривается мигом.

Еще более внятно характеризует официозную псевдо-державность следующий пассаж (да простит торопливый читатель нашу любовь к обширным цитатам): «Сегодня Россия укрепилась изнутри и вновь стала заявлять о себе как полноценный игрок на международной сцене. Это не нравится, вызывает досаду, нарушает сложившиеся геополитические пасьянсы. И пусть страхи перед Россией фантомны и иррациональны, к сожалению, в ряде случаев они приводят к всплескам политической активности. Основной вопрос до боли знаком: туда ли идет Россия? Не свернули ли мы на проторенную тропу авторитаризма (тоталитаризма, реваншизма и так далее)? Нам следует спокойно относиться ко всему этому, не оправдываться и не вилять, доказывая, что мы остались прежними. Что мы привержены общемировым ценностям. Что право собственности и права человека первичны и принципиальны. Что мы хотим быть полноценными членами европейской семьи.» Итак, по Медведеву, расклад следующий: добродушная и либеральная Россия наконец окрепла и выздоровела. Поэтому ее конкуренты и враги рискуют лишиться преимуществ от прежних геополитических раскладов. Но не надо бояться — все их страхи иллюзорны, ни к какому авторитаризму и ни к какой фашистской Империи мы не идем, Россия, как и раньше, привержена либеральным ценностям и стремится к европейской интеграции. То есть однополярный мир с атлантистской гегемонией в ближайшее время никто не сломает, колеснице Нового миропорядка палки в колеса не воткнет и никакого возрождения России к излишнему богатству и могуществу ждать не стоит. Мы так же готовы плясать под дудочку «общечеловеков», мы так же будем «играть на международной сцене» именно ту роль, которую нам прописали.

Вот в чем заключается наша ура-державность! В постоянной оглядке на Запад, в перманентной сверке нашего курса с камертоном «общественного мнения» развитых стран. А сами, как водится, должны выдавливать из себя «по капле раба». Об этом, кстати, Медведев говорит недвусмысленно: «Одна из исторических бед России состоит в пренебрежении ценностями частной жизни и частной собственности (читай: западными либеральными ценностями — прим.авт.). Подсознательный коллективизм российских (слово „русский“ мы уже даже в негативном свете не употребляем! — прим.авт.) людей использовали самые разные силы — от монархистов до большевиков. Последствия этого видны до сих пор. Многие партии просто опасаются говорить о защите частной собственности, симметричной защите государственной». Что Медведев путает личную и частную (возникшую в результате эксплуатации) собственность, еще простительно. То, что он вослед догматикам-либералам превозносит «частную жизнь» над национальными интересами — с этим тоже давно пора смириться и даже не обращать на это внимание (потому что привыкли мы к разобщенности и атомизации эгоизмов). Но видеть в «российском подсознательном коллективизме» лишь предмет спекуляции для «монархистов и большевиков» — тут уж простите, никакая лево-маргинально Хакамада или фундаменталист-русофоб Гайдар не нужны. Неужели москвичи (в т.ч. капиталисты-купцы), бросившие и подпалившие всe свое добро в 1812 году, пострадали от того, что не разъяснили им хитрые монархисты прелестей западных ценностей своекорыстия? Да ну, право слово, столько слов сказано о русском национальном характере и православной шкале ценностей, что повторяться неохота. Скучно, когда пайпсовские стереотипы излагает глава Администрации президента.

В интервью Медведева много парадоксов. Например, такой: «Идея укрупнения регионов — вариант осмысленного развития федерации в рамках существующей Конституции». Смыслообразующее слово здесь — вариант. То есть имеются другие «варианты» развития федеративного строя в рамках ельцинской Конституции. Вероятно, конфедерализация России. Вот еще пример, корнями уходящий в смутные 1990-е: «Наличие нормальной правой партии — системообразующая вещь. Нет вразумительных правых — нет ни центра, ни левых… Не исключаю, что одним из плацдармов для развития правой идеологии могла бы стать и соответствующая фракция в „Единой России“». Не хочу придираться к тому, что под «правыми» идеями Медведев понимает западнические либеральные веяния. Правая.Ру последовательно разоблачает псевдо-правых и работает в русле истинно-правого вектора русской мысли. Но даже исходя из медведевского понимания «правизны», получается, что структурировать политическую систему надо именно от западничества, плясать надо именно от печки либерализма в самой никудышной его версии. Я говорю о специфической российской интерпретации либеральной идеи — ельцинизме, главным реализатором которого является сегодня даже не СПС и не «Комитет-2008», а именно «Единая Россия». И что же — ЕдРосское сборище серых ельцинистов должно стать плацдармом для развития новой политической системы? У кого-то еще остаются сомнения насчет того, государственник ли Медведев?

Экономические воззрения, изложенные в интервью, достаточно систематичны и кое в чем представляются верными. Например: «…Финансовая система слаба и нуждается в радикальном укреплении, особенно если иметь в виду вступление России в ВТО. Открытие границ для иностранного финансового капитала не должно привести к разрушению национальной финансовой системы. Необходим комплекс мер по защите наших финансовых институтов…» В целом корректно. Но слова о «защите национальной финансовой системы» — ничто на фоне вступления в России ВТО, чреватого новым витком разорения страны, на фоне, по сути, консервации Путиным олигархического строя (при переводе его в более «цивилизованный» режим), на фоне бездарной экономической политики Грефа-Кудрина и т. д. И уж совсем испаряется привкус державности, когда читаешь: «Надо честно признать: государству в одиночку не справиться с бедностью. Кроме того, это закрепляет вредные патерналистские подходы в головах у людей…»

Или вот еще парадокс: «Хотелось бы надеяться, что в ближайшем будущем векторы понимания общественной пользы бизнеса и государства полностью совпадут и дадут сильный эффект». Это понимать надо так: у власти и бизнеса все это время было разное понимание общественной пользы. Вот когда они совпадут — тогда будет всем хорошо. Т. е. когда чиновники с бизнесменами договорятся, тогда народ воспрянет, возродится и Русь спасена будет. Смеяться или плакать прикажете?

Напоследок приведу еще один довольно показательный фрагмент. Говоря о восточном векторе развития РФ, Медведев отмечает необходимость такого направления и сложности, встречающиеся на этом пути. Помимо прочего, и следующего толка: «Очевидная и очень сложная проблема — демографическая. Пустоты в этой части страны должны решительно заполняться. Это вопрос продуманной демографической и иммиграционной политики. Иначе на Дальнем Востоке будут царить холод и запустение. Или развивать его будем уже не мы». А ведь, черт возьми, и правда! С нашей стороны границы плотность населения — менее 2 человек на кв. км, а с китайской — более 150 человек. И ведь демографическое давление в Китае растет, а у нас — падает (см. блестящую книгу А. Севастьянова «Итоги ХХ века для России»). И китайцы уже заселяют наши «дальние» земли! Так что надо нам самим их заполнить. Кем? это другой вопрос.

Демографическую и миграционную политику России на ближайшее время четко обозначил В.В.Путин 17 марта 2004 года на заседании Совета Безопасности по миграционной политике. А сказал Путин следующее: «Перед нами сейчас стоит задача сформировать новые дополнительные условия для привлечения в Россию людей, способных внести позитивный вклад в развитие нашей страны… И сегодня нашей важнейшей задачей является стимулирование миграционных процессов. Подчеркну: стимулирование, а не простое воспроизводство потерь населения… Для нас это самый естественный способ пополнения наших трудовых ресурсов, поскольку для нас не важны ни религиозная принадлежность в конечном итоге, ни цвет кожи, ни другие факторы этнического характера. Для нас важно другое. Важно, что практически все эти люди — носители русского языка, русской культуры». Вот так. Вот этими-то «носителями» и предполагают наши правители заселять малолюдные земли России. А то, что россияне завтрашнего дня — нерусские, так это не беда. Главное, что не китайцы. Впрочем, Путин говорил и о «поддержании рождаемости», но поддержание (на уровне 1,1 ребенка на семью) — это все же не повышение. Так вот что вкладывал Медведев в слово «мы»!

Тягостное впечатление оставляют откровения высшего эшелона власти. Как обозначить наше руководство одним словом? Оно прозападное? Либеральное? Антирусское? Проще все! Оно — левое. На этом анализ интервью Д. Медведева хотелось бы закончить.

http://www.pravaya.ru/dispute/2829


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru