Русская линия
Правая.Ru Михаил Демурин01.04.2005 

Рассекреченная дипломатия
Интервью с М. Демуриным — недавно ушедшим в отставку высокопоставленным чиновником МИДа России, курировавшим отношения с Латвией

Михаил Демурин — один из ведущих специалистов-дипломатов по Европе — ушел из МИДа по принципиальным соображениям. В первом интервью печатным СМИ, которое он дал «Трибуне», Михаил Васильевич рассказывает — почему.

— Михаил Васильевич, министр иностранных дел Литвы, комментируя Вашу отставку, заявил, что «ястребы» в России пока проигрывают. Вы с ним согласны?

— Господин Валионис — большой любитель передёргивать. Например, упоминая мои слова «Будем надеяться, что нам удастся избежать худшего — „протягивания оливковой ветви“ странам Балтии накануне 9 мая», — он ловко убирает из неё последние три слова. А ведь речь всегда шла именно об этом: в наших ли интересах заманивать прибалтов на наш праздник какими-то жестами в их адрес, или лучше с достоинством выдержать паузу и проверить их готовность смотреть не в прошлое, а в будущее?

Что же касается общего подхода к отношениям, то он у МИДа России и у меня лично всегда был однозначным: способствовать формированию истинного добрососедства на основе учёта интересов партнёра. У Вильнюса позиция иная: Литва теперь страна НАТО и ЕС, и через своих патронов на Западе она сможет заставить Россию выстраивать отношения с ней на своих условиях. Тех, кто противодействует такому курсу, г-н Валионис называет «ястребами».

— Не так давно состоялись телефонные разговоры глав МИД России, Латвии и Эстонии, в которых Москва заявила о готовности подписать пограничные договоры с этими прибалтийскими государствами без привязки их к решению политических вопросов, связанных, прежде всего, с соблюдением прав русских. В чем причина столь резкого отката от предыдущей позиции?

— Скорее, можно говорить о неблагоприятной и чреватой потерями для нашей страны тенденции. Но она возникла не на пустом месте. Почвой для нее стало и влияние частных финансово-экономических интересов, и неправильное понимание истории, самобытности, национального духа нашей страны. Наконец, — ответственности за то, как после 1991 года в Латвии и Эстонии сложилась жизнь бывших граждан СССР, которым в нарушение договорённостей с Россией было отказано в получении гражданства, а также жизнь вообще всех русских и русскоязычных.

Неверно, как мне кажется, определяется роль и место отношений с прибалтами в общем контексте формирующегося партнёрства России с ЕС и НАТО: есть те, кто пытается представить жёсткую позицию отстаивания интересов России в Прибалтике как нашу слабость, а это — наша сила.

— Литовский и эстонский лидеры отказались приехать в Москву 9 мая 2005 года. Президент Латвии, наоборот, намерена приехать, но с целью поучить россиян истории. Как нужно реагировать России на столь недружественную позицию?

— 5 марта с.г. российская сторона дала согласие подписать пограндоговор с Эстонией без увязки с политической декларацией, включающей обязательство гарантировать равные права русским. А 7 марта президент Эстонии ответил отказом на приглашение президента России принять участие в праздновании 9 мая в Москве. Игнорирует наш праздник и президент Литвы. Причем, вполне обоснованно с его стороны. В годы войны он воевал на стороне гитлеровской Германии.

Отдельная история — с президентом Латвии В. Вике-Фрейбергой. Уверен, что её известное антироссийское заявление от 12 января, дискредитирующее нашу победу в Великой Отечественной войне, последующие русофобские высказывания о водке и вобле на газетах российских ветеранов, как и в целом волна недружественных России выпадов со стороны латвийского правящего истеблишмента, — это результат непоследовательности в политике России по отношению к Латвии, которая особенно заметна стала проявляться начиная с осени 2004 года.

На фоне продолжавших звучать из Москвы жёстких критических заявлений в адрес официальной Риги, новый российский посол в этой стране стал раздавать бодрые обещания «отделить экономику от политики», развивать в первую очередь торгово-экономические связи, восстановить нефтепроводные экспортные поставки через латвийский порт Венспилс (сокращенные в целях увеличения нефтетранзита через российский порт Приморск) и т. п. Насколько мне известно из бесед с зарубежными дипломатами, его активность негативно повлияла и на их рекомендации руководству западных стран. Действительно, зачем сдерживать антироссийскую риторику латышей и подталкивать их к решению проблем русских, если Россия и без того готова сама «начать с чистого листа»?

Если же говорить непосредственно о 9 мая, то здесь нужно было инициативно разъяснить зарубежным лидерам, как мы видим памятные мероприятия в этот день, показать, что речь идёт не о прославлении сталинского режима, а об отдании долга памяти тем, кто победил в Великой Отечественной войне. И предупредить их от попыток натовских и еэсовских новобранцев разбирать в этот день политические аспекты послевоенного урегулирования в Европе. Это так же неуместно, как, скажем, в день памяти новомучеников российских рассуждать о негативных сторонах правления государя-императора Николая II до 1917 года или о политических последствиях его отречения. Если бы такой ход был нами предпринят, то политическая и дипломатическая инициатива была бы за нами, а не за В. Вике-Фрейбергой с её дискредитирующими нашу победу посланиями европейским лидерам.

Но даже не это главное. На самом деле, и прибалты, и их западные покровители всё прекрасно понимают. Просто история для них — это элемент политического давления на Россию сегодня. А этому необходимо жёстко противостоять. Соответственно, было контрпродуктивно подыгрывать вброшенному Вильнюсом и Таллином тезису о том, что отказы В. Адамкуса и А. Рюйтеля на двусторонних отношениях России с этими странами не скажутся. На самом деле, отсутствие литовца и эстонца на нашем празднике — факт малозначимый. В каком-то смысле, даже лучше, что их не будет. Но оставлять без последствий факт пренебрежения приглашением главы российского государства неправильно.

— Нарушение прав русскоязычных нацменьшинств в Латвии и Эстонии — факт общепризнанный в Евросоюзе. Риге и Таллинну неоднократно высылались предупреждения, направлялись из Брюсселя ответственные комиссии. Однако русских как считали там «чужими», так и считают. Почему?

— На уровне нравственно-психологическом в этой связи вспоминается мысль Л.Н.Толстого: мы не любим людей не за то зло, которое они причинили нам, а за то, которое мы причинили им. За последние пятнадцать лет этого зла русским и всем, кто считает русский своим родным языком, было сделано в Прибалтике очень и очень много. Это и предательство народных фронтов Латвии и Эстонии, обещавших автоматическое предоставление гражданства всем постоянным жителям этих бывших республик СССР, и лишение «неграждан» равных прав на участие в приватизации, и издевательства над ветеранами войны и военной службы, и ограничение прав на использование родного языка, и в целом реализация установки на ассимиляцию. Этот список можно было бы продолжить, и за все это прибалтийским националистам еще придется просить прощения у наших соотечественников.

Одновременно на политическом уровне у прибалтов присутствует явная боязнь русских, их возрождающегося национального сознания. Понятно, что получи они сегодня гражданские права, голосовать за национал-радикалов они не пойдут, а отдадут свои голоса другим политически силам. Соответственно изменится и политический ландшафт страны. Чувствуется, что на Западе этого тоже опасаются, хотя напрасно: русские в Латвии и Эстонии — гораздо более европейски мыслящий социальный слой, чем националистически настроенная часть населения. Сказывается и комплекс самооправдания у ЕС и НАТО: трудно признать, что приняли в свои ряды страны с такими серьезными проблемами, закрыв на них глаза исходя из соображений политической конъюнктуры.

— Наши отношения с прибалтийскими государствами носят весьма напряженный характер. Но они вступили в ЕС и НАТО, с которыми у России сложились партнерские связи. Как строить России взаимоотношения с этими союзами с учетом сохранности интересов в Прибалтике?

— С позиции истинного партнерства подход стран Запада к политике Латвии, Литвы и Эстонии в отношении России и русских в этих странах, к нашим интересам в Прибалтике оправданным признать невозможно. Поэтому наши интересы нам надо не только разъяснять, но и демонстрировать, к чему ведёт их игнорирование. Другими словами, надо выстраивать нашу политику так, чтобы Запад в целом понимал: если он берет на себя смелость осуществлять экспансию в жизненно важных для России регионах без учета ее интересов, он должен быть готовым испытать все негативные последствия такого «расширения», и мы помогать ему в их преодолении не будем. Хотите держать у власти в Прибалтике ультра-националистов, не надейтесь, что мы признаем их демократами и приемлемыми партнерами по переговорам; не готовы серьезны содействовать исправлению неблагополучной ситуации с правами человека и национальных меньшинств в известных странах — готовьтесь к серьезной критике этих явлений в международных организациях с акцентом на то, что речь идет о соответствующих нарушениях на территории ЕС и т. п.

В Западной Европе, ведь, и в США достаточно дальновидных государственных деятелей, заинтересованных в формировании серьезного долгосрочного партнерства с Россией. Их позиции, кстати, очень боятся прибалты, настаивая на формировании «общей позиции ЕС и НАТО» по отношению к России.

— В Латвии и Эстонии фактически опровергают решения Нюрнбергского трибунала. Это оплеуха всему мировому сообществу, не только России. Почему двум маленьким республикам это сходит с рук?

— Корень проблемы в том, что апологетика «борьбы» латышских и эстонских эсэсовцев необходима для оправдания концепции «оккупации», а на этой основе — и лишения «потомков оккупантов» основополагающих прав.

На мой взгляд, не в интересах самих латышей и эстонцев позорить себя возрождением памяти об эсэсовских формированиях, на которых вечно будет лежать груз военных преступлений. Уместнее, хотя бы накануне 60-летия Победы, вспомнить тех латышей, литовцев и эстонцев, представителей других народов СССР, кто героически воевал в Латышском и Эстонском корпусах и Литовской дивизии Красной Армии. Именно эти люди участием в мировой битве с нацизмом спасли честь и достоинство своих народов в великой трагедии ХХ века.

— Прибалты называют советский период своей истории не иначе, как «оккупация». Исходя из этих позиций они негромко, но настойчиво требуют компенсаций. У нас есть что возразить прибалтийским соседям?

— У прибалтов налицо двойные стандарты в подходах к истории. Они, например, среди первых приветствовали недавние выборы в Ираке в качестве основы для формирования будущего иракского государства. Выборы, проведённые в присутствии иностранных войск, оказавшихся в Ираке действительно в результате прямой агрессии и военной оккупации. И при этом они же не признают легитимный характер выборов 1940 года в Латвии, Литве и Эстонии, проведенных в присутствии контингентов Красной Армии, размещенных, заметьте, в этих странах с согласия их правительств. Одним словом, действуют по принципу «цель оправдывает средства».

Что же касается ответных мер, напомню эпизод почти пятилетней давности. Когда в июне 2000 года, в момент предвыборной кампании в Литве В. Ландсбергис инициировал законопроект о возмещении ущерба от якобы оккупации, с учетом хороших на фоне Латвии и Эстонии отношений с Литвой был непросто убедить руководство МИД России жестко отреагировать на этот демарш. Но решение в пользу именно такой жесткой реакции было принято. Причем сопредседателю межправительственной комиссии по сотрудничеству министру иностранных дел Литвы А. Валионису было прямо заявлено: попробуйте поставить этот вопрос на заседании МПК — и ее работа будет нами заморожена. Можете себе представить, как отреагировал бы на это литовский бизнес. Так что г-н Валионис спасовал и уехал тогда из Москвы не солоно хлебавши. Закон же вот уже пять лет остается пустым звуком, а В. Ландсбергис в последние месяцы перед выборами лишился еще нескольких пунктов своего рейтинга в глазах избирателей и литовского бизнеса.

— Михаил Васильевич, по ходу интервью, говоря о позиции российской стороны, часто употребляли местоимение «мы», «нами», «наше». Но вы ведь ушли из МИДа, не согласившись с текущими действиями российской стороны в Прибалтике. Где намерены в будущем приложить свои опыт и знания?

— Защита интересов России, это, если хотите, общенародное дело. Всегда работал и буду продолжать работать исходя из этого принципа. МИДу надо помогать: там работают хорошие, знающие люди, искренне радеющие за интересы страны. Им недоплачивают, их не балуют вниманием и наградами. Уже долгие годы, например, тянется и все никак не закончится подготовка нормального закона о дипломатической службе.

В свое время известный американский политик и дипломат сказал одному из моих старших коллег: «Видимо, у нас всегда будут проблемы с российским МИДом, пока там работает хотя бы один сотрудник МИДа СССР». При этом, естественно, имелось в виду, прежде всего, готовность ставить во главу угла защиту интересов нашей страны как самостоятельного фактора мировой политики. Хочу верить, что своей позицией и дальнейшей работой мне удастся способствовать приумножению числа людей, работающих в МИДе и не только в нем на основе этого кредо.

Беседовал Сергей Шараев

Комментарий Правой.Ру:

Демурин в последнее время занимал пост заместителя директора Второго европейского департамента в министерстве иностранных дел России и курировал отношения с Латвией. Из-за принципиальности своей позиции и открытых заявлений об отношении в Прибалтике к русским, Демурин в мае прошлого года был лишен латвийской визы, а позже внесен в список лиц, которым въезд в Латвию запрещен. Несколько месяцев спустя распоряжением президента Демурину была объявлена благодарность за заслуги в реализации внешнеполитического курса России.

http://www.pravaya.ru/word/586/2794


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru