Русская линия
Фонд «Русская Цивилизация» Андрей Добронравов01.04.2005 

Чудо-юдо

Новостные колонки принесли тревожную весть: Берл Лазар в прокуратуре! Внутри все похолодело — неужели началось? Совсем недавно главраввин встречался с Путиным, рассказывал, как хорошо живется евреям в России — многие даже возвращаются в страну государственного антисемитизма из юдолюбивого Израиля. И вдруг такое… Сразу вспомнилось, как другой еврей в очечках и свитерке тоже встретился с Путиным и рассказал президенту о том, что «Таки ваши чиновники берут взятки! Причем у нас!». И после этого он тоже познакомился с прокурорскими работниками. Неужели и Берл не уберегся?

Вчитался в строки — оказывается, все было совсем наоборот. Это не Устинов пригласил Лазара для дачи показаний, а Лазар вызвал прокурора на инструктаж — как нужно бороться с экстремизмом. В синагогу Устинова приглашать побрезговали: может на свинью показался похожим, может гоям, собакам и экскрементам там вообще не место — история умалчивает. Меж тем, вопрос решать надо — обнаглевшие русские депутаты с особым цинизмом направили в Генпрокуратуру повторное письмо, требуя разобраться с литературными памятниками иудаизма. Не понравилось им кое-что из книжки «Кицур Шулхан Арух». Казалось бы — кому какое дело, до того, содержится в этом литературном труде что-то разжигающее межнациональную и религиозную рознь? От первого письма граждан Устинов просто отмахнулся и пошел писать продолжение своей книжки о подводной лодке «Курск». Писатель пейсателю глаз не выклюет.

Однако, дело получило неожиданный резонанс. Слово «неожиданный» в данном случае не очень верно, поскольку в передаче одного еврейского телесоловья, генерал Макашов разговаривал как раз о жидах. То есть употреблял слово еврей в его польском варианте. Основная ошибка Соловьева заключалась в том, что он показал телезрителям цифры проголосовавших. Представителя малого народца подвела местечковая психология — привыкнув общаться лишь с себе подобными, он думал напугать широкую общественность числом антисемитов. Еще бы числом русских постарался напугать — их миллионы! Не учел, что обществу глубоко чужды проблемы мирового сионизма, оттого сигнал был воспринят единственным образом: «Нас много». То, что раньше считалось безнадежным делом, обрело реальные очертания. Заставить евреев соблюдать законы, написанные для гоев — какое изощренное коварство! Не зря Е. Боннер сурово одернула Соловьева в прессе: уймись, мол, дурак! Было поздно. Поезд еще не ушел, но гудок прозвучал. Перспектива «чемодан-вокзал-Израиль» заплясала перед выпученными глазами отечественных либералов.

Усилиями услужливых дураков, число людей, подписавшихся под требованием депутатов расследовать деятельность еврейских организаций выросло с пятисот, до пяти тысяч. Думаю, третье письмо соберет не меньше пятидесяти тысяч подписей. А когда счет пойдет на миллионы, обращения уже будут не нужны. Потому что прокурор, не исполняющий свои прямые обязанности, может глумиться над законом лишь до тех пор, пока ему это позволяют. Даже у киргизов когда-то кончается терпенье, а в России топоры пока в открытой продаже — для их приобретения не нужно лицензии и справки от психиатра. Так что процессы становления гражданского общества набирают ход и горе прокурору, вставшему на пути.

Честно говоря, надеяться на то, что Устинов сообразит, откуда ветер дует, не стоит. Не с теми людьми он встречается, не о том ведет речь. Ему поступил депутатский запрос, подписанный значительным числом граждан — долг и прямая обязанность прокурора рассмотреть письмо в установленные законом сроки, проверить обоснованность претензий, поручить экспертам провести проверку. Если факты не подтвердятся — направь вопрошающим обоснованный отказ, окажутся верными — готовь материалы для суда. Все просто. А что мы видим вместо этого?

Берл Лазар отметил, что «он высказал генеральному прокурору свою озабоченность в связи с повторением публикаций антисемитского письма».

Однако Владимир Устинов указал, что «прокуратура не может начать работу без квалифицированной оценки фактов, указанных в письме, и сейчас для этой цели создается специальная комиссия».

Понятно о чем идет речь? Глава организации, которую обвиняют в экстремизме, встречается со служителем закона: «Что за наезд? Антисемитизм, понимаешь, повторно цветет махровым цветом, а ты губами шлепаешь!» А что отвечает прокурор? «Извини, мы тут комиссию сперва должны собрать, так что потерпи немного». Как вы думаете, что именно комиссия будет исследовать — содержится ли антисемитизм в письме или есть ли экстремизм в иудаизме? Хотел бы ошибиться, но, боюсь, что с таким экспертным сообществом, мы опять узнаем, что книжка хорошая, литературный памятник и ее надо всячески распространять. Что же, для кого-то и гитлеровская «Mein Kampf» — культурное наследие человечества. Может быть, и ее школьникам подсунуть?

Раз уж речь зашла о литературных памятниках, неплохо бы вспомнить еще одну Книгу, где описывается, как представляют себе евреи процесс судопроизводства: «Посчитав Его виновным по всем статьям, они привели Иисуса к римскому прокуратору, который не видел в Нем никакой вины». Не стоит Устинову повторять ошибку Пилата, отдавая иудеям право кого-то судить, а на себя возлагая ответственность за вынесение приговора. Потому что когда придет срок спросить с тех, кто распинал русский народ, умыть руки не получиться. Кровью умоются — не все ж ее пить.

31.03.2005

http://www.rustrana.ru/article.php?nid=7718


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru