Русская линия
Фонд «Русская Цивилизация» Яков Шустов31.03.2005 

Коммунальная мина

«Миграционные потоки устремляются туда, где оживленная экономика, где есть что строить, чем торговать», — сказал недавно первый замминистра МВД Александр Чекалин. Но, в первую очередь, миграционные потоки устремляются туда, где есть «грязная» работа, на которую неохотно идут коренные жители. В России, заметьте, не только в Москве или Питере, такой сферой «грязной» работы является ЖКХ. И потоки туда устремились могучим и всёпреодолевающим селем.

Россия никогда не была замкнутой страной. Китайские прачечные, торговцы бухарскими халатами, французы-гувернёры — рынок труда всегда оставался открытым. А для народов Империи вообще не существовало преград, разумеется, при соблюдении всех, кстати, весьма немногочисленных правил миграции. Даже при введении небывалого в истории человечества института прописки, рынок труда в СССР оставался открытым. Достаточно вспомнить московских дворников-татар в 30−50 годы. На эту тему даже существовал анекдот: «Мы пойдём другим путём, — сказал Чингисхан. — Мы пойдём через ЖЭКи».

Потрясения девяностых смешали все приоритеты на российском рынке труда. Особенно это коснулось сферы ЖКХ, в которой к середине 80-х сложилось устоявшееся «status quo». Реформы шоковой терапии, разгром армии, смешение социальных приоритетов заставили многих людей искать любую работу, особенно связанную с предоставлением жилой площади. Раньше человек с высшим образованием шел в ЖКХ дворником или истопником по причине определенных отношений с системой, где он был «не востребован». Могли быть и обстоятельства сугубо экономического порядка — младший научный сотрудник получал значительно меньше, чем квалифицированный сантехник). Теперь перестройка заставила и людей социально состоявшихся соглашаться на эту мало престижную работу. В Москве вакансии ЖКХ заполнили прежде всего квалифицированные кадры ликвидируемых предприятий, в основном оборонной и лёгкой промышленности, зачастую так и не получившие обещанных им по «лимиту» квартир. Кроме того, туда шли оказавшиеся без средств к существованию и жилплощади, члены семей военнослужащих. Кадры эти, если не были достаточно обучены, то, но крайней мере отличались ответственностью и трудолюбием. И в коммунальном хозяйстве наступила пора, когда руководство не могло нарадоваться на непьющих и исполнительных сотрудников.

Но с приватизацией ЖКХ, то есть с передачи городского хозяйства в частные руки, положение изменилось. Городские службы искусственно банкротились и выставлялись на аукцион. Всё это преподносилось как, прежде всего, «забота о потребителе», то есть о жильцах. На самом же деле качество услуг (ремонт, уборка территории, вывоз мусора, благоустройство, содержание жилого фонда) понизилось, а стоимость услуг повысилась многократно.

Реформа ЖКХ породила не только те проблемы, о которых трубят СМИ и которые обсуждают в Думе. Говоря о передаче коммунального хозяйства в частные руки, забывают о чреватой многими последствиями кадровой проблеме. Частный предприниматель, прежде всего, заинтересован в прибыли. А самый эффективный способ получить прибыль, по мнению коммерсантов от ЖКХ, это свести к минимуму оплату труда. После приватизации новые хозяева столкнулись со старыми работниками, трудолюбивыми, непьющими, знающими местные условия…. Но требующими свою заработанную копейку, согласно расценкам и нормам. С таким положением дел «частник» мириться не мог. И наступила эпоха «новых» лимитчиков.

Рабочая сила для ЖКХ приглашается теперь даже не из российской глубинки, не из провинциальных городов, задыхающихся от безработицы, не из национальных округов, если уж работодателю нравиться определенный разрез глаз, а из-за границы. В основном в ЖКХ трудятся таджики и молдаване. Но встречается национальный спектр всего, чуть не написал «бывшего», СНГ.

Люди эти получают за ту же работу в два-три раза меньше, чем россияне. Поэтому они и не работают, вернее, работают, но только когда сзади стоит «смотрящий». Условия их содержания трудно назвать даже скотскими. Подвалы, по 30 — 50 человек. Аварийные помещения. «Отдельные номера» в мусорных коллекторах. Кто по-«цивилизованней», в основном молдаване, селятся у одиноких стариков и алкоголиков за «уход». Работают в основном бригадами. Ту работу, что делал раньше один человек, делают втроём, впятером. И без того низкая оплата сокращается путём штрафов за любую провинность. А заработок — 3−6 тысяч рублей. О социальных гарантиях речи быть не может. При малейшем неповиновении — на улицу. Регистрация, если она есть, то делается таким образом, что «гестарбайтер» полностью зависит от нанимателя. Учитывая, что приезжают в основном заработать, а жизнь в столице очень дорога, плюс обязательные милицейские поборы, подрабатывают кто чем может. От сдачи металлолома (из этого бизнеса таджики уже вытеснили традиционных бомжей) до наркотиков. Недаром в СМИ, в связи с убийством знаменитой таджикской девочки в Санкт-Петербурге, промелькнули сообщения, что её смерть стала результатом «разборок» соперничавших группировок наркоторговцев. Но только промелькнули. Слепая «ненависть» русских к «инородцам» выглядит гораздо адекватней в глазах просвещенной публики и администрации.

Коммунальные боссы говорят, что москвичи неохотно идут на такую работу. Действительно, кто пойдёт? Тем более, так очень удобно говорить, когда практически все москвичи и жители области с рабочих должностей в ЖКХ вытеснены.

Сейчас преступность в Москве обеспечивается иногородними на 70%. А укомплектованность рабочих должностей столичных ДЭЗов, подобными кадрами в некоторых частных конторах достигает 100%.

Сегодня многие задумываются, а некоторые говорят вслух, что в результате непродуманного курса реформ проводимых нынешним правительством, социальный взрыв РФ неминуем. Возникает вопрос: «Как поведут себя эти люди, а их только в московском ЖКХ около 300 тысяч, в случае какой-либо нестабильной ситуации?» А тут и представлять себе ничего не надо. Достаточно вспомнить кадры пылающего Бишкека. А что можно ещё ожидать от загнанных в подвалы «морлоков», которые ничего кроме зла от столицы-мачехи не видевших. И которые легко могут стать тупым орудием в руках любых социальных демагогах или религиозных экстремистов. Не стоит забывать, что в руках рабочих коммунальных служб находится и такое мощное оружие как газоснабжение. Ведь взорвал же в прошлом году рабочий Архангельского Горгаза жилой дом, руководствуясь мотивами мести.

Дума и администрация постоянно ужесточает меры против незарегистрированных гестарбайтеров. Вот сейчас собираются предусмотреть уголовную ответственность против хозяев, нанимающих незарегистрированных работников. Но прибыль для этих людей гораздо важнее какой либо ответственности.

http://www.rustrana.ru/article.php?nid=7686


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru