Русская линия
RBC daily30.03.2005 

Российские мусульмане решили объединиться

В России возникло общественное движение «Российское исламское наследие» (РИН), в которое вошли российские банкиры, бизнесмены, политические и общественные деятели, имеющие вес в исламском мире. Члены РИН хотят добиться того, чтобы на мусульман перестали смотреть, как на потенциальных террористов. Вторая, не менее важная задача — стать проводником интересов России в мусульманской среде

В Москве на прошлой неделе была проведена учредительная конференция нового общественного движения «Российское исламское наследие» (РИН). Эта некоммерческая организация объединяет российских банкиров, бизнесменов, политических и общественных деятелей, имеющих вес в исламском мире. Председателем РИН практически единогласно был избран президент Фонда поддержки прогресса и демократии, младший брат представителя Чечни в Совете Федерации Умара Джабраилова Хусаин. Г-н Джабраилов вместе с президентом Татарстана Минтимером Шаймиевым предложили возглавить попечительский совет движения. В исполнительный комитет организации вошли 10 наиболее активных членов РИН, среди них экс-полпред Чечни при президенте России, а ныне вице-президент Фонда поддержки прогресса и демократии Шамиль Бено, известный политолог Гейдар Джемаль, а также председатель правления банка «Бадр-Форте» Адалет Джабиев. Кроме исполкома у нового движения есть совет, в него входят представители 52 регионов.

Международный коммерческий банк «Бадр-Форте Банк» специализируется на обслуживании торгово-экономического сотрудничества между Россией и развивающимися странами Азии и Африки. В настоящее время это единственный российский банк, который работает в соответствии с исламскими принципами. Он обладает сетью банков-корреспондентов и представителей в почти 60 развивающихся странах Ближнего и Среднего Востока, а также поддерживает тесные контакты с деловыми кругами, финансовыми, внешнеторговыми и государственными организациями этих стран. МКБ «Бадр-Форте Банк» работает на принципах партнерства (долевого участия в результате деятельности клиента) и беспроцентного финансирования. Размер собственных средств (капитала) банка по состоянию на 1 октября 2004 г. составляет 502 054 000 руб.

«Мы до сих пор не могли говорить о наличии организации, способной стать органичной частью России и отражать интересы исламской общины в России. И еще одной немаловажной причиной было наше желание того, чтобы мусульмане еще больше осознавали ответственность за судьбу страны», — пояснил RBC daily Адалет Джабиев. По его словам, в настоящее время перед РИН стоят три задачи. Первая направлена на международную деятельность. Движение должно обеспечить взаимоотношения российской Исламской Уммы и международной исламской общины в социальном, экономическом, общественном и политическом плане. Вторая заключается в повышении степени консолидации российской мусульманской общины и интеграции ее в дела страны. Третья — формирование условий эффективного диалога от имени исламской общины России с государственными, общественными и любыми другими организациями.

Председатель комитета по международным делам Совета Федерации ФС Российской Федерации Михаил Маргелов считает, что «Российское исламское наследие» должно послужить «единству страны на духовном уровне, что в условиях модернизации не менее, а, может быть, даже более важно, чем унификация правового поля и прочих государственных институтов». «Дело в том, что главная модернизационная задача, стоящая перед Россией, — строительство единой российской нации, а это без единого духовного поля сделать нельзя», — пояснил госчиновник свою мысль RBC daily.

Советник президента по Чечне Асламбек Аслаханов считает, что организация, подобная РИН, должна была появиться в России лет 10−15 назад. По его сведениям, в нашей стране проживает порядка 20 млн граждан, исповедующих мусульманство, которым обидно слышать утверждения про «исламский терроризм». «Ни одна мировая религия не проповедует насилия и убийства, в том числе и ислам. И задача этой организации — „отделять котлеты и мух“, объяснять людям разницу между ваххабизмом и истинным исламом», — пояснил Асламбек Аслаханов.

Взаимное недопонимание мешает установлению любых, в том числе экономических, контактов между бизнесом России и бизнесом исламских стран. Поэтому, по словам Шамиля Бено, «одним из приоритетных направлений деятельности РИН является развитие контактов между российскими бизнесменами и деловыми кругами Ближнего Востока». Потенциал такого общения, по мнению Адалета Джабиева, очень высок. У России есть, что предложить исламским странам, и есть, что импортировать оттуда. «Советский Союз в свое время тесно сотрудничал с рядом исламских стран, была создана инфраструктура, сформирована политическая, деловая элита, поэтому необходимо учитывать историческое наследие Советского Союза и в то же время объединить его с современными реалиями», — считает член РИН. Инвесторы стран исламского мира могут быть заинтересованы в диверсификации инвестиционных возможностей, в частности, вложений в сырьевые отрасли России. «Как показывает практика, российским бизнесменам трудно вести дела в странах исламского мира — слишком велико там недоверие к российской экономике», — пояснил ситуацию RBC daily независимый политолог Максим Шевченко. Все дело в том, что в начале 90-х годов исламские государства пытались инвестировать в российскую экономику, но «обожглись». «В настоящее время Россия поддерживает серьезные экономические контакты со странами ислама только через Рособоронэкспорт (продажа оружия), через контакты с ОПЕК (нефть) и немного через туристические фирмы. Все. Остальные секторы экономики стран исламского мира для нас до сих пор были „закрыты“», — считает Максим Шевченко.

По мнению эксперта, с появлением РИН ситуация должна кардинально измениться. «Все дело в том, что в это движение входят люди, имеющие серьезный политический и экономический вес и в России, и в странах ислама. Они не просто могут, они хотят оказывать помощь в установлении прямых контактов между бизнесменами», — считает Максим Шевченко. Причем в этом контакте в первую очередь заинтересованы именно российские бизнесмены. «С точки зрения инвестиций Россия в настоящее время не особенно привлекательна для стран исламского мира. Зато ближневосточные страны весьма интересуют российских инвесторов», — пояснил он.

Со своей стороны Гейдар Джемаль сообщил RBC daily, что уже существует несколько проектов, интересных для российского бизнеса: «Это, в частности, инвестиции в малые нефтяные скважины в Ираке, строительство новых терминалов в Сирии, а также импорт из Малайзии, в первую очередь пальмового масла». «Не так давно в составе российской делегации я посетил несколько исламских стран — Ливан, Сирию, Иорданию и Ирак — и могу сказать, что бизнесмены этих стран высказали большой интерес к сотрудничеству с Россией, особенно с ее „мусульманскими“ регионами. В развитие экономики Чечни, к сожалению, они пока боятся вкладывать деньги», — рассказал RBC daily Асламбек Аслаханов. Однако, по его словам, одна из крупнейших сирийских фирм «Эльбрус» готова вложить в экономику Южного Федерального округа, в который входит и Чечня, 300 млн долл. «Сирийских бизнесменов останавливает только то, что получить визу на въезд на территорию республик Северного Кавказа очень сложно. Если эта процедура упростится и они смогут получить гарантии, что их деньги пойдут по назначению, „Эльбрус“ готов подписать соответствующий договор», — пояснил Аcламбек Аслаханов.

Но это только первые ласточки. «Многие активисты движения имеют широкие связи в исламском мире, а именно в 64 странах, в том числе в деловых и политических кругах, многие имеют прямой выход на правительства этих стран. Поэтому РИН может помогать в реализации любых проектов между российским бизнесом и деловыми кругами стран исламского мира, которые будут служить на пользу обеих сторон», — уверен Гейдар Джемаль. Большинство населения России в силу сложившихся исторических реалий относит себя к Русской Православной Церкви. Поэтому мнение Московского Патриархата по поводу появления движения «Русское исламское наследие» и его планов по развитию экономических связей со странами исламского мира может иметь в нашей стране определенный вес. К появлению в России новой мусульманской организации РПЦ отнеслась спокойно. «Если эта мусульманская организация готова противодействовать тем некрасивым явлениям, которые существуют в исламе, это хорошо. Если они хотят помогать бизнесу устанавливать контакты, тоже хорошо. Только Русская Православная Церковь к этому не имеет никакого отношения. РПЦ сотрудничает с исламскими организациями только внутри межрелигиозного совета. Если „Российское исламское наследие“ войдет в число исламских организаций, представленных там, мы готовы идти с ним на контакт», — пояснили RBC daily в отделе внешних связей Московского Патриархата.

Мнения лидеров крупнейших политических партий, представленных в Государственной думе, по поводу появления в России новой общественной организации, готовой помогать в развитии и укреплении внешнеэкономических связей нашей страны со странами ислама, RBC daily узнать не удалось. Ни одного из политических лидеров ни вчера, ни сегодня на месте не оказалось. «Власти, как мне кажется, в настоящее время придерживаются политики нейтралитета», — высказал свое мнение г-н Джемаль. Новая общественная организация «Российское исламское наследие» только начинает свою работу. «Наша задача — чтобы мусульмане стали социально активными и значимыми людьми, приносящими пользу государству, в котором они живут, — говорит Умар Джабраилов. Члены организации доказывают справедливость этих слов на собственном примере: их содействие при установлении деловых связей между бизнесменами России и деловыми кругами стран исламского мира поможет России расширить экономическое влияние в этом регионе.

Отдел общества

28.03.2005

http://www.rbcdaily.ru/comments/index.shtml?2005/03/28/200 811


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru