Русская линия
Комсомольская правда Михаил Синельников29.03.2005 

Кто и как раздувает в России еврейский вопрос
Корреспондент «КП» разобрался, кто и зачем пишет письма в Генпрокуратуру, требуя запретить в России еврейские организации

Кричать, а тем паче — писать на «еврейскую» тему в России всегда было себе дороже. Максимум что дозволялось — хихикнуть над анекдотом. Например: «Рабинович, вы случайно не шахтер? — Почему же случайно, принципиально!»

Получить по затылку можно было равно как за антисемитские выходки, так и за сионистские. И противные стороны до сих пор трепетно хранили нейтралитет. Но вот прорвало. И тех, и этих.

Началось все с того, что Конгресс еврейских религиозных организаций впервые издал на русском языке любопытную книжицу — «Кицур Шульхан Арух». Вообще-то «Арух» (Малый Накрытый Стол) — всего лишь сокращенный вариант Талмуда, священной книги всех иудеев — свод норм правоверного еврея. Ну примерно как у христиан Библия или у мусульман Коран. Одолеть многотомный Талмуд под силу не каждому. А вот «Арух» — легко. Что в итоге и сделали не только те, кому книжка предназначалась, но и «представители российской общественности». Интерес, как говорится, «превзошел самые смелые ожидания», и «представители» понесли «благодарственные отклики» на «Арух» прямиком в Генпрокуратуру. Для убедительности — с цитатами самых «вкусных» мест из книжки:

«Его (нееврея) семя рассматривается, как семя скотины»;
«Запрещается спасать неевреев, когда они близки к смерти»;
«Еврейке не следует помогать нееврейке при родах» и т. д.

А в предисловии «Аруха» еще и приписано, что эта книга совершенно необходима для современного еврея как пособие для каждодневного поведения.

Авторы писем в Генпрокуратуру, само собой, тут же потребовали признать еврейские организации, изучающие «Арух», экстремистскими.

Причем первое письмо отчего-то появилось на свет в январе — аккурат накануне посещения Путиным мемориала «Освенцим» в Польше. Где Президенту России пришлось даже извиняться перед Европой «за проявление антисемитизма» в его стране. Второе письмо тоже не подкачало. Его отнесли в Генпрокуратуру 21 марта — как раз когда администрация Кремля объявила: Путин первым из действующих глав России и СССР этой весной посетит Израиль…

Гляжу я в книгу и вижу…

Чтобы узнать, кто вдохновил «российскую общественность» (и почему так «вовремя») на скандальные письма, я направился к знаменитому русскому патриоту генералу Альберту Макашову. Он вообще воспринимает все связанное с евреями так, будто они взяли у него взаймы и до сих пор не отдают.

Как назло, меня угораздило заявиться в его депутатский кабинет в самый неподходящий момент. Генерал наслаждался записью телепередачи «К барьеру!», посвященной еврейскому вопросу, со своим участием в главной роли.

— Альберт Михайлович, я по поводу «тех самых» писем, вы же первое из них подписали. Хочу проверить некоторые факты.

— Проверяйте, разрешаю.

— Спасибо, но…

— Все, мне надо в аптеку, я больной человек, с провокаторами не разговариваю. Иди отсюда на…!

Нервировать генерала дальше было опасно. Заменить внезапно «заболевшего» боевого товарища вызвался другой «подписант». Редактор журнала «Русский набат» и по совместительству глава организации «Черная сотня» Александр Робертович Штильмарк.

Штильмарк и черносотенец? Это звучало интригующе. Я прямо с этого места и начал:

— Александр Робертович, а вы сами-то случайно не…

— Нет! — рявкнул Штильмарк. — Вы неправильно подумали. У меня скандинавские корни.

— А что вы имеете против еврейского национального театра «Шалом»?

— Не понял?!

— Ну, вы же подписались под письмом, требующим «запретить все еврейские национальные и религиозные организации как экстремистские»? Значит, и театр?

— Согласен. Перегнули. Но поймите…

Штильмарк пригладил свои курчавые волосы и на целый вечер, переходящий в ночь, затянул обоснование «вреда еврейского национализма».

— Корень зла — талмудическое учение, согласно которому только они люди, а все остальные скоты с человеческим лицом. Мы совсем не против евреев по национальному признаку, мы боремся против их идеологии. Откажитесь от своей идеи избранности. Иначе чем идея еврейской исключительности отличается от арийской?

— Но евреи никого в концлагеря не загоняют?

— Думаю, палестинцы с вами не согласятся. Почитайте отчеты норвежских врачей, побывавших в палестинских резервациях, у вас волосы встанут дыбом.

— Ну-у, где Палестина, а где Россия. Нам-то что за печаль?

— А разве в России не так? Послушайте, что говорят некоторые наши олигархи в интервью израильскому телевидению: «Таких прибылей, которые можно было заработать в России, нельзя было заработать нигде. Большая часть капитала там принадлежит еврейскому бизнесу». А писатель Эдуард Тополь в «Открытом письме Березовскому, Гусинскому, Смоленскому и Ходорковскому» пишет: «Впервые за тысячу лет с момента поселения евреев в России мы получили реальную власть в этой стране».

Чем бы детки себя ни тешили…

На прощание Штильмарк вручил мне детский подарок к еврейскому празднику Пурим. Веселенькая коробочка с изображением виселицы и призывом: «Казни Амана!». (Аман — персидский военачальник, желавший истребить иудеев в своей стране.) А что, полезный опыт. Этак можно и к Дню Победы выпустить игру под кодовым названием «Повесь Гитлера!». И патриотично, и воспитательно. Кстати, о воспитании.

Помимо прочего, в «письмах российской общественности» перед Генпрокуратурой ставится вопрос: почему, например, еврейские школы получают дотации из бюджета России. Только в Москве таких школ 4. И, естественно, обойти на уроках темы «Аруха» там сложно. Зачем государству финансировать подобные занятия?

— Мы хотели получить ответ, нет ли здесь нарушений не только этических, но и юридических. — Видно, что депутат Александр Крутов устал объясняться. Он, кстати, утомленный скандалом, отозвал свою подпись под первым письмом. А второго не стал касаться вовсе.


— Может, сначала надо было с евреями поговорить? Вы, кстати, когда-нибудь видели живого раввина? — сочувственно спрашиваю я его.

— Недавно разговаривал с Зиновием Коганом, тем самым, что предисловие к «Шульхан Арух» написал. Кстати, он мне рассказал поучительную историю про молодого парня — Николая Рапопорта, погибшего в Ливане, спасая жизни израильских солдат. После героической смерти Николая его две недели отказывались хоронить на иудейских кладбищах — на том основании, что мать Рапопорта — русская. И похоронил его в краснодарской земле, поставив памятник, Николай Кондратенко, тот, которого называют антисемитом.

— А что, разве в России антисемитизма нет?

— По этому вопросу у нас много специалистов. Владимир Познер, например, прямо заявил про «традиционный для России антисемитизм». Лично от него услышать такое не ожидал. Когда я шел на выборы в депутаты СССР, Познер был моим доверенным лицом, отстаивал мои взгляды и убеждения в борьбе с конкурентом Ильей Заславским, евреем по национальности. А теперь вот оказалось, что антисемитизм у нас в крови. Поразительно!

У меня лично антисемитизма в крови точно нет. Я так надеюсь. Раз десять эту свою кровь сдавал добровольно как донор и ни разу не спросил: «А кому вы ее вольете? Уж не еврею ли?»

Потому, чтобы выслушать «обиженную» русскими патриотами сторону, я пошел сразу в синагогу. Меня пропустили свободно, через рамку металлоискателя. Просторно, светло, уютно, можно на лавочке посидеть, о приятном подумать. Например, а уж не записаться ль и мне в евреи? Сплошной профит. Заживу в России так же, как хромая темнокожая лесбиянка в Америке. Попробуй у такой горячую воду отключить, правозащитники по судам затаскают.

С небес на землю меня вернул Михаил Вениаминович (фамилию просил не упоминать). Душевный человек, причисляет себя к любавичским хасидам — есть такое ортодоксальное движение иудеев.

— Как истинный иудей, я, разумеется, соблюдаю все наши законы, — благостно признался Михаил Вениаминович.

— То есть «при виде жилища неевреев, живущих в спокойствии и богатстве, вы просите бога, чтобы он их скорее выкорчевал»?

— Вас не касается! — побагровел хасид. — Несете какую-то ахинею.

— Я «Шульхан Арух» цитирую. Хотите, покажу?

— Вам не должно быть дела до еврейских книг. Они не для вас предназначены!

Мне оставалось ретироваться. Я понял, что «еврейство» мне не светит.

Мы умы, а вы — увы

— Составители «Аруха» недалеко ушли от авторов обращения к Генпрокурору, — главный редактор журнала «Лехаим», ортодоксальный иудей Борух Горин с трудом скрывает передо мной досаду. — Перевод выполнен непрофессионально, и… не нужен. Зачем другим знать то, что касается сугубо евреев?

— Но ваххабиты, наверное, тоже считают, что их учение — внутреннее дело мусульман.

— Достоевский с Гоголем тоже придерживались антисемитских взглядов. И что, их запретить?

— Объясните лучше, почему большинство российских олигархов носят еврейские фамилии?

— Четверть нобелевских лауреатов тоже евреи. Кто виноват, если евреи в силу исторических традиций обладают особым геном, называемым «комплексом гетто», который заставляет их прикладывать усилия в десять раз больше, нежели другие. Отсюда и успехи…

Окрыленный простотой и гениальностью объяснения «еврейского вопроса», я тут же позвонил автору предисловия к «Аруху» раввину Когану. Между прочим, он в этом предисловии честно и по-хорошему предупредил: редакционный совет счел необходимым пропустить некоторые указания, помещение которых на русском языке было бы воспринято населением России, не придерживающимся иудаизма, как оскорбление.

Зиновий Коган согласился на встречу подозрительно легко. Будто сидел у телефона и ждал моего звонка. «Заманивают!» — мелькнула тревожная мысль, пока я поднимался по лестнице без перил, стараясь не наступать в кучи строительного мусора. В здании шел ремонт, и мои ботинки мгновенно «поседели». Отдышался, заглянул в туалет, открыл кран, воды не было. Так, начинается…

— Это правда? — выпалил я с порога.

— Что? — естественно, Зиновий Львович ответил вопросом на вопрос.

— Ну, например, то, что «еврейке не следует помогать нееврейке при родах», — уже в который раз я процитировал «Арух».

— Фраза имеет продолжение — «кроме как в случае, когда эта еврейка известна как акушерка». Не дай бог, что-то случится с ребенком, евреев мгновенно заподозрят в ритуальном убийстве. Расплачиваться придется всей общине. Этот обычай возник с целью элементарного самосохранения. Между прочим, раньше «Шульхан Арух» насчитывал 10 томов, теперь остался один. Многое изменилось, некоторые средневековые законы давно отменены.

— Тогда вы — жуткие мазохисты. Зачем переводить отмененные законы и злить «российскую общественность»?

— Мы рассуждали по-другому, хотелось сделать настоящее академическое издание. Кроме того, нам нечего скрывать, коль мы, евреи, хотим жить в России, то пусть все знают о наших «заморочках». И хорошо, что мы издали книгу на русском языке. Когда на все вопросы будут даны исчерпывающие объяснения, многое прояснится, как после укола — сначала больно, потом легко.

P.S. Весной в Москве состоится всемирный съезд современного иудаизма. Впервые в истории представители религиозных еврейских организаций соберутся в России, а не в Америке, Израиле или Европе. Очень не похоже, что они поехали бы в страну «воинствующего антисемитизма».

МНЕНИЕ НЕПОСТОРОННЕГО

Михаил ЖВАНЕЦКИЙ:

— Спрашивать в данной ситуации меня — все равно, что спрашивать потерпевшего. А интересоваться надо у нападающих. Разумеется, я очень неуютно себя чувствую, когда слышу фразы типа «всюду мелькают самодовольные рожи Жванецких и Швыдких». Я разве виноват, что у меня лицо такое?

По моему глубокому убеждению, нынешний всплеск антисемитизма свидетельствует о том, что наша жизнь стала хуже, мрачнее. Наверху клубится что-то темное. Власть как бы проверяют, услышит ли она эти сигналы. Конечно, антисемитизм слишком выгоден, чтобы от него просто так отказаться. Это легкие объяснения всего, легкие голоса избирателей. Хотя и наш брат еврей тоже дает повод… Черт его знает, может, и не стоит нам здесь высовываться, лезть в политику, заниматься благоустройством народа, который этого не хочет. Мне часто давали почувствовать себя здесь чужим, а я все пытался доказать обратное.

ТОЛЬКО ЦИТАТЫ

«Если бы мир этот для Аллаха был равен (по ценности) хотя бы комариному крылу, он не дал бы неверному выпить и глотка воды».
(Суна, ат-Тирмизи.)

«Мухаммед посланник Аллаха, и те, которые с ним, суровы по отношению к неверным и милосердны между собой».
(Коран, глава «Победа» 29.)

«Не думайте, что я пришел с тем, чтобы принести на землю мир. Я пришел не с миром, а с мечом. Ибо я пришел, чтобы сын обратился против отца, дочь против матери. Худшими врагами человеку станут его домашние.

Тот, кто любит отца или мать свою больше Меня, недостоин Меня. Тот, кто попытается сберечь свою жизнь, потеряет ее, тот же, кто потеряет ее из-за Меня, сбережет жизнь».
(«Новый завет» от Матфея.)

«Схватить жида, связать жида, отобрать все деньги у жида, посадить в тюрьму жида».
(Н. Гоголь, «Тарас Бульба».)

http://www.kp.ru/daily/23 485/38218/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru