Русская линия
ИтогиМитрополит Астанайский и Казахстанский Александр (Могилев)29.03.2005 

Духовное воздействие

«Разделить сферу приложения сил церковью и государством в области охраны культурного наследия невозможно», — считает архиепископ Костромской и Галичский Александр

Поиск отечественной национальной идеи в последнее время носит ярко выраженный религиозный контекст. Русская православная церковь, к примеру, является одним из «соавторов» нового госпраздника — 4 ноября, объявленного датой окончания Смуты. Заседание президиума Госсовета в Костроме также не обошлось без деятельного участия РПЦ. О том, как власть земная и небесная намерены делить ответственность за сохранение культурного наследия, в интервью «Итогам» рассказал архиепископ Костромской и Галичский Александр.

— Владыка Александр, что вы думаете о результатах раскопок предполагаемого захоронения Сусанина?

— Недавно я как историк выступил с обстоятельным докладом о духовно-исторической значимости фигуры крестьянина-патриота на научной конференции в Костроме. Сегодня подвиг Сусанина и его значимость ни у кого не вызывают сомнений. Этим подвигом был ознаменован выход России из Смутного времени, по словам классика, величественнейшей драмы, окончившейся в Ипатьевском монастыре. Дело церкви свидетельствовать об историческом и духовном аспекте подвига, остальное — задача специалистов.

— В Костроме прошло заседание Госсовета, посвященное сохранению культурного наследия. Церковь в этом процессе участвует?

— За последнее время церковью восстановлены сотни памятников архитектуры. Конечно, храмы часто возрождаются за счет фирм, корпораций, частных спонсоров, но, как правило, именно священникам принадлежит инициатива, они же непосредственно руководят работами, а, главное, затем наполняют возрожденную святыню духовной жизнью. Важно понять, что культурное наследие не исчерпывается древностью стен и сохранностью живописи на стенах. Монастырь, где нет монашеской общины, где нет духовной жизни, храм, в котором пустует алтарь, свидетельствуют скорее не о нашей истории и нашей традиционной культуре, а о забвении истории и потере культуры. Памятник духовной культуры, храм являлся центром, вокруг которого сосредоточивалась вся жизнь города и села — духовная, культурная, экономическая, бытовая. Уберите священника, отмените богослужения — многому ли способны научить камни?

— Следует ли разделить ответственность церкви и государства в деле охраны культурного наследия?

— Наверное, разделить сферу приложения сил церковью и государством в области охраны культурного наследия все-таки невозможно. Это искусственная постановка вопроса. Ведь ни один памятник культуры невозможно разделить, даже виртуально, как нельзя в человеческой душе провести разграничение: вот тут я поступаю как государственный чиновник, а тут — как христианин (или атеист). Наоборот, мы должны стремиться к тесному сотрудничеству. Да, иногда интересы музеев и епархий сталкиваются. По моему убеждению, это происходит просто потому, что у людей в душе неразбериха. Глубокое знакомство с духовной культурой края, подлинное, а не поверхностное воцерковление непременно принесут свои плоды. Все это вместе мы и называем возрождением духовности.

— Когда может завершиться процесс передачи территории Ипатьевского монастыря церкви?

— Коллекции музейного фонда пока что остаются на территории монастыря, но с Роскультурой достигнута договоренность о том, что они там и останутся до тех пор, пока в новом здании музея не будут оборудованы надлежащие условия для их хранения. Мы не раз публично заверяли костромичей, что епархия ни при каких обстоятельствах не даст музей в обиду. Сотрудники музея осуществляют необходимое наблюдение за экспонатами.

— Как решается вопрос о новом месте музея?

— Уверяю вас, что от возвращения обители исконному владельцу, Русской православной церкви, музейное дело в Костроме только выиграет. Во-первых, в Ипатии появится новый церковный музей, а во-вторых, государственному музею предоставят новые благоустроенные помещения. В Костроме будет создана полноценная экспозиция.

— Будут ли переданы епархии культурные ценности?

— В настоящее время на территории Ипатьевского монастыря имеется около 130 тысяч единиц хранения. Мы планируем организовать по крайней мере четыре постоянно действующие экспозиции, посвященные истории самого монастыря, Дома Романовых, Феодоровской иконы, а также российским новомученикам. Не хочу обидеть работников музея, но полагаю, что рассказывать о церковных экспонатах все-таки лучше монахам и послушникам, разумеется, прошедшим специальную подготовку.

— Сохранится ли свободный доступ в монастырь?

— Задолго до Петра на Руси не существовало ни одного крупного монастыря, где бы в специальных ризничных палатах с особым тщанием не сохранялись наиболее значимые произведения церковного искусства, где бы в библиотечных комнатах не демонстрировали гостям старинные рукописи. На церковных собраниях всех уровней сегодня постоянно говорится о необходимости развивать и совершенствовать духовно-просветительскую и миссионерскую работу. Неужели мы будем пренебрегать таким мощным средством духовного воздействия, как Ипатьевский монастырь? Да здесь сами камни и могилы воспитывают патриотизм, являются свидетелями веры и благочестия предков наших!

Денис Бабиченко

http://www.itogi.ru/Paper2005.nsf/Article/Itogi_200503_2813_4042.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru