Русская линия
Русский курьер Отто Лацис28.03.2005 

Россия, которую мы теряем

По данным новейшего опроса ВЦИОМ, только 21 процент жителей России заявляют, что в состоянии платить за медицинские услуги, только 18 процентов — за образовательные. Еще 37 процентов опрошенных готовы заплатить за медицинские услуги в случае крайней необходимости, а 38 процентов на смогут заплатить ни при каких обстоятельствах. При этом давно уже признано, что бесплатные услуги как в образовании, так и в здравоохранении перестали быть общедоступными.

Столь же хорошо известно, что проблема сохранения населения является для России и самой важной, и самой трудной. Даже сейчас, когда страна переживает стадию подъема очередной демографической волны, число смертей превышает число рождений примерно на 700 тысяч человек в год. Для страны, где плотность населения уступает плотности населения большинства соседей в десятки раз, проблема сохранения территории, сохранения самой нации является первостепенной. Она дополнительно обостряется из-та того, что в России уровень образования (в особенности математического) пока еще остается традиционно высоким даже по сравнению с самыми развитыми странами. Неизбежное следствие — усиленный выезд на постоянное жительство за границу лучших кадров — молодых и образованных.

Всё это не является секретом ни для кого, об этом даже как-то неудобно говорить, потому что ничего нового не скажешь. Более того, усиленно ломая голову над общенациональной идеей, государство не сформулировало в качестве таковой самое очевидное: сохранение и приумножение населения. Но дело ведь не в разговорах, а в делах. Нет надобности, например, объяснять, какова связь между оплатой труда в здравоохранении и образовании и сохранением населения. Учтем и то, что, в отличие от сферы производства, где всё определяет рынок, оплата учителей и врачей, являющихся государственными служащими, целиком в руках правительства. И оценим итог: в ноябре 2004 года зарплата в сфере здравоохранения составляла 68 процентов средней по экономике, в образовании — 62 процента. Ясно, какой авторитет профессии и какой отбор кадров предопределяется этим соотношением. Это при том, что, как показывает мировой опыт, нормальным является полуторакратный перевес оплаты труда в этих отраслях над средней по стране.

Что самое поразительное — это отсутствие какой-либо связи между экономическим положением страны и указанным выше соотношением оплаты труда по отраслям. В 1990 году, с которого обычно ведется отсчет экономического кризиса, и в образовании, и в здравоохранении оплата труда составляла 67 процентов средней по экономике. В тяжелейшем 1992-м, положившем начало рыночным реформам в обстановке полного развала, в здравоохранении платили 66 процентов средней по стране, в образовании — 61. В 1998-м (дефолт) соответственно 69 и 63. Все дальнейшие годы, когда доходы бюджета хлестали через край, этот показатель колебался от 62 (в 2000-м и 2001-м) до 74 (в 2002-м) в здравоохранении и от 56 (в 2000-м и 2001-м) до 67 (в 2002-м) в образовании. Как ни вглядывайся в данные статистики, можно найти только одну закономерность: отсутствие какой-либо закономерности. Жизнь идет сама по себе, административная активность — сама по себе.

Таков, видно, закон жизни бюрократии. Был случай: более 10 лет назад в городе Пскове власти решили в приступе борьбы за патриотическое воспитание в годовщину боев за освобождение Пскова от фашистов проводить показательные учения 76-й дивизии. И проводят. Гремят орудийные залпы, ревут боевые машины, форсируют реку Великую. Да там Мирожский монастырь, от вибрации стен при стрельбе осыпаются фрески ХII века. Планируют и в нынешнюю очередную годовщину освобождения всё то же показательное сражение, но взмолились сотрудники научно-производственного центра по охране памятников: пощадите. Да нам не больно-то и надо, — отвечают в штабе гвардейской воздушно-десантной дивизии. Попросил город — мы его штурмуем, попросит перестать — перестанем.

Из благих чиновничьих побуждений, вполне свободных от жизненных реалий, получился многолетний скверный анекдот. А ведь такое привычное расхождение жизни и государственных усилий может плохо кончаться. В какой-то трудный момент население вдруг обнаруживает, что у него нет никаких мотивов защищать свое государство в минуту жизни трудную. И вот в одной дружественной нам симпатичной маленькой стране (природа — как в Швейцарии) в один прекрасный день еще утром в столице ничто не предвещает беды, только в городке Ош кто-то шумит, а к обеду власть переменилась. Кто бы мог подумать?

27.03.2005

http://www.ruskur.ru/text.php?identity=17 949


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru