Русская линия
Гудок Дмитрий Мироненко25.03.2005 

От икон веет тишиной

В Александро-Невской лавре Петербурга действует уникальная иконописная мастерская. В ней возрождаются традиции канонической школы иконописи.

Мастерская была восстановлена в 1997 году. До 1917 года в ней создавали синодальные иконы. Синодальная икона передает чувства и эмоции тех, кто на ней изображен, и самого иконописца. Параллельно с синодальным существует и другой вид иконописания — канонический. Его традиции восходят к первым апостольским иконам. Про такие иконы говорят: «От них веет тишиной».

О возрождении уникального стиля рассказывает заведующий иконописной реставрационной мастерской Дмитрий Мироненко.

— Чудотворна не сама икона, а первообраз, изображенный на ней. Поэтому важно, чтобы человек, стоящий перед иконой, поклонялся не самой доске, а первообразу. Икона не должна отвлекать от молитвы чувственностью и эмоциональностью, а аскетизмом настраивать на нее.

Основная задача мастерской — создание икон для Александро-Невской лавры. Мы исполняем иконы и для других монастырей, епархий, даже из-за границы приходят заказы.

Мы также занимаемся росписями храмов, проектированием интерьеров, разрабатываем иконостасы и всю церковную утварь, занимаемся реставрационными работами. У наших мастеров есть государственные сертификаты, дающие право работы с памятниками станково-темперной и станково-масляной живописи.

— Чем отличается написание иконы от светской живописи?

— Создание икон — это особый вид церковного служения, который сопровождается регулярными постами и молитвами. Особенно важна молитва перед работой. Создание иконы отличается особенным, благоговейным отношением к материалам и предварительным рисункам — их нельзя выкидывать, все должно сжигаться. Кроме того, существуют строгие законы, касающиеся создания самого изображения. Последовательность написания иконы схожа с процессом сотворения мира — все начинается со света: сначала наносится золото, после пишутся все изображения архитектуры, растительности, ландшафта. И в конце, когда все готово, иконописец приступает к написанию ликов. То есть в готовый мир вселяется человек. Кроме того, создание обычных картин — это творчество, самовыражение художника. Мы не можем отходить от первообраза, привносить в икону что-то личное. Иконописец — это только исполнитель церковных канонов. И точностью их передачи определяется его мастерство. Но самое главное — это ответственное отношение к качеству работы, потому что она не для людей, а для Бога.

— Откуда вы берете образцы для создания икон?

— Первый образец для иконы был дан нам еще Спасителем. Он вытер полотенцем лицо, и на нем остался Его образ. Так появился Спас Нерукотворный. Первая же икона была написана евангелистом Лукой — учеником Христа. Раньше иконописцы смотрели на иконы в церквах и, удерживая образ в памяти, воссоздавали его в своих мастерских по наброскам. Нам же работать гораздо проще. Мы фотографируем иконы, иногда даже по частям, пользуемся альбомами с репродукциями.

— В чем вы видите будущее иконописания?

— Вся церковь сейчас проходит обновление. Достаточно посмотреть на прихожан в храмах. Это уже не только бабушки. Теперь там есть и люди среднего возраста, и молодежь. Приходят туда не на пять минут, чтобы отметиться, а на всю службу. Меняется отношение людей к вере. И наша задача состоит в том, чтобы, приходя в церковь, людям было проще общаться с Богом, чтобы они поклонялись именно Ему, а не иконе как предмету. Для этого само изображение должно быть совершенным. К этому мы стремимся.

24.03.2005

http://www.gudok.ru/index.php/23 912


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru