Русская линия
Православие.Ru Кристина Сандалова23.03.2005 

«Лечение» смертью

Фармацевтический рынок — один из самых прибыльных в мире. Болеть человечество не перестанет никогда, эпидемии будут сменяться одна другой, унося сотни и тысячи жизней. Чума, сифилис, пневмония, СПИД, птичий грипп — все эти заболевания, также как и множество других смертельных инфекций, требуют постоянной работы ученых, изобретения различных лекарств. Существуют и такие болезни, которые сопровождают людей многие годы, когда пациенты нуждаются в лекарственных препаратах постоянно, как, например, диабетики или астматики. Поэтому лечебные средства будут востребованы всегда, и станут неизменно приносить колоссальный доход производителям и владельцам фармкомпаний. Однако все чаще людей волнует вопрос, насколько мы можем доверять производителям лекарств? И так уж ли безопасны «безвредные» средства?

По данным Минздрава, количество лекарственных препаратов, зарегистрированных на территории страны, превысило 14 000 наименований. О некоторых из них мы узнаем из СМИ, из рекламных роликов и статей, которые сулят быстрое и эффективное излечение. Мы приобретаем то или иное средство, не задумываясь о возможных последствиях. Часто мы даже не просматриваем инструкцию, химический состав и графу «Побочные действия», где нередко значится: «побочные действия не известны», а если и просматриваем — нас это не останавливает. Таким образом, мы по доброй воле становимся испытуемыми, подопытными, вполне может статься, неудачного эксперимента.

Большое количество фармакологических фирм пренебрегают клиническими испытаниями — испытаниями на людях-добровольцах — которые дают объективную картину, позволяют судить о свойствах и побочных действиях средства, да и то порой через значительный промежуток времени. Обычно изготовители ограничиваются предварительными опытами на животных, например, на мышах. Однако, как показала мировая практика, никакие опыты на крысах или обезьянах не могут заменить клинических испытаний.

Так, в 60-е годы в ряде стран (Англии, Ирландии, Новой Зеландии) внезапно начали умирать дети, страдающие астмой. Провели масштабное исследование, в ходе которого выяснилось, что все умершие дети, а их было несколько тысяч, пользовались аэрозольными баллончиками с содержанием изопротеренола. Именно этот химический элемент фатально сказывался на здоровье детей. А ведь до выпуска баллончиков на рынок, их апробировали на подопытных животных, и никаких негативных последствий не выявили.

Исследования на животных не могут служить гарантией безопасности и защиты. Это понимают не только врачи и ученые, но и сами производители фармпродукции. Однако чаще всего их устраивает существующее положение вещей, так как многие химические лекарственные разработки никогда бы не появились на рынке, если бы проходили клинические испытания. Многие компании отказываются от клинических исследований, беспокоясь о своих банковских счетах, ведь в случае провала они теряют миллионы. Что касается лекарств, которые производит государство, то, как пояснил директор Научно-исследовательского института фармакологии АМН РФ, академик Сергей Середенин, клинические испытания стали очень дороги, а поэтому современной медицинской науке почти недоступны. («Новые Известия»).

Известна история с лекарством против аритмии — флекаинидом, которое убивало людей. Вскрылось это через год после выхода препарата, когда фирма-разработчик контролировала уже 20% рынка лекарственных средств. Исследователи Национальных институтов здоровья США решили проверить эффективность средства, из-за чего подверглись резкой критике со стороны медиков, обвинявших ученых в безнравственности — настолько сильна была вера в препарат. Однако клинические испытания все же состоялись. Добровольцев разделили на две группы, одни получали настоящую пилюлю, другие — плацебо, то есть пустышку. Результаты оказались ошеломляющими: смертность пациентов в группе лечения оказалась в два раза выше, чем в группе, принимавшей плацебо! Но даже после полученных ужасающих данных производство и выпуск лекарства не прекратились. Фармкомпания ограничилась тем, что сделала в инструкции пометку о тяжелейших последствиях, которые могут наступить после приема препарата.

Впрочем, по словам доктора медицинских наук профессора Станислава Плавинского, «этот случай не является единичным, более того, в течение двадцати пяти лет после выхода каждое пятое лекарство либо отзывается с рынка, либо выясняется, что оно вызывает страшнейшие осложнения». То же самое касается некоторых технологических достижений медицинской мысли. Например, ультразвуковое исследование (УЗИ). В нашей стране его делают женщинам на любых сроках беременности, не считая чем-то опасным или вредным, хотя некоторые зарубежные ученые и медики утверждают, что данная процедура может вызвать необратимые повреждения мозга неродившегося ребенка. «При непрерывном сканировании одной зоны в течение одной минуты температура может повыситься от 1-го до 5-ти градусов, и могут произойти изменения нежных тканей головного мозга и сосудов», — считает врач-ультрасонографист Наталия Довганская.

Бывает и так, что фармпромышленники хоть и проводят клинические испытания, но относятся к этому формально и при любом исходе опытов выпускают препарат. Например, в 1957 году появился талидомид — снотворное, которое успешно прошло испытания на мышах. Вредного воздействия замечено не было, и тогда решено было провести клиническое исследование на сотрудниках. Сначала никаких побочных действий не выявилось, большинство испытуемых реагировали нормально, кроме одной пары, у которой вскоре после исследования родился ребенок без ушных раковин. Однако этому значения не предали, и препарат стал активно рекламироваться и продаваться. В основном, лекарство рекомендовали беременным женщинам при нарушении сна. Через некоторое время обнаружилось, что у людей после потребления этого успокаивающего средства рождались дети без конечностей. Достаточно было съесть две-три таблетки во время первого триместра беременности — и все, малыш был обречен. После множества судебных исков препарат был запрещен к производству на территории Швеции, Бельгии и многих других стран. Однако он до сих пор продается в государствах Южной Америки. И по предупреждению профессора Плавинского, его собираются возвращать на рынок и в других странах, может быть, даже у нас.

Еще один эксперимент над беременными женщинами провела компания Eli-Lilly, выпустив в конце 40-х годов диэтилстильбэстрол — препарат, который должен был помогать женщинам вынашивать ребенка. В 53 году были проведены клинические испытания, которые установили, что лекарство не приносит должного результата, оно совершенно бесполезно. Это было бы еще полбеды, но в начале семидесятых обнаружилось, что девочки, чьи мамы употребляли этот препарат, повально страдают раком влагалища. Однако компания продолжала выпускать свое лекарство во всем мире. И только в 1998 году, через 45 лет (!) после того, как была доказана неэффективность препарата, производство диэтилстильбэстрола было прекращено.

Почти ежедневно мы сталкиваемся с рекламой лекарственных препаратов, и никто не может с уверенностью утверждать, что все они безопасны. А пользуемся мы, в основном, теми средствами, о которых слышали. Взять, к примеру, всем известное противовоспалительное средство парацетамол, которое употребляют при простудах и гриппе. «Колдрекс», «Терафлю», «Панадол» — во всех этих широко рекламируемых средствах содержится парацетамол, который еще несколько лет назад считался относительно безопасным. А сравнительно недавно ученые выявили, что при приеме больших доз парацетамола может возникнуть тяжелейшее поражение печени. В 1996 году Нефрологическое общество ФРГ призвало фармпроизводителей отказаться от выпуска лекарств, в которых используется комбинация ацетилсалициловой кислоты (аспирина), парацетамола и кофеина. Потому что эти препараты крайне негативно сказываются на деятельности почек. Тем не менее, фармкомпании не вняли просьбам и продолжают выпуск далеко не безвредных средств.

Именно исходя из вышеперечисленных соображений, Минздрав неоднократно пытался запретить рекламу лекарств на радио и телевидении. Однако попытки не увенчались успехом, и мы до сих пор подвергаемся массированным PR-атакам. Закрадывается крамольная мысль, что болезни выгодны фармпромышленникам: чем больше мы болеем, тем выше их прибыль, чем сильнее побочные эффекты, тем больше тяжелобольных пациентов, потенциальных покупателей лекарственной продукции. Наверное, поэтому невозможно отменить рекламу лекарств, проводить серьезные клинические испытания, должным образом информировать пациентов о возможных последствиях даже на государственном уровне.

Однако, быть может, рассматривать проблему только в денежном аспекте не совсем верно. Вполне может статься, что за всеми этими «добрыми» делами кроются более серьезные цели и интересы политиков, пытающихся контролировать процесс роста или уменьшения народонаселения. Так, что же такое фармакология — попытка продлить жизнь или оружие по контролю над рождаемостью?

http://www.pravoslavie.ru/cgi-bin/jurnal.cgi?item=1r600r050323105543


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru