Русская линия
Политический журнал Олег Давыдов22.03.2005 

Костный патриотизм

Поиск мистических брендов скоро охватит всю страну

23 марта Владимир Путин должен будет провести в Костроме заседание Госсовета, посвященное охране культурного наследия. К этому событию местные власти готовились давно, тщательно и разнообразно. В частности, провели конференцию, посвященную Смутному времени и личности Ивана Сусанина в контексте становления российской государственности. Хотели порадовать президента находкой черепа спасителя Отечества, провезти по сусанинским местам. Но как-то это не вытанцовывается. Путин лишь посетит Ипатьевский монастырь, где Михаил Романов в марте 1613 г. был извещен о своем избрании в цари, но сусанинских мест не увидит. А жаль. Тут бы он узнал для себя много нового.

Анализ анализа

На костромской конференции, освященной присутствием местных губернатора и архиепископа, в частности, говорилось о том, что на кладбище деревни Исупово (населенный пункт, самый близкий от того места, где, как считается, Сусанин погиб под мечами поляков) было вскрыто 200 захоронений. В четырех из них нашлись черепа со следами рубленых ран. Дальше, кажется, все просто: выделяй из костей ДНК, спектрографируй ее, предавайся медико-генетической экспертизе… Этим и занимались ученые. Не подумали лишь об одном: результаты анализов не с чем сравнивать. А без этого — как идентифицируешь личность? «Придется искать прямых потомков Сусанина, а где их теперь найдешь?» — печально заметил на конференции один из экспертов.

Ну, это я подскажу: потомков Сусанина надо искать в деревне Коробово Красносельского района Костромской области. Их туда переселили в 1633 г., и с тех пор они там зажили компактной группой, обладая царскими льготами. А с 1834 г. вообще получили право экстерриториальности — так что местные власти, вплоть до губернатора, могли въехать к ним лишь по специальному разрешению министра двора. Кстати, этим правом потомки воспользовались самым поразительным образом: Коробово стало центром секты бегунов (странников), которых, как антисоциальный элемент, преследовала полиция. Так что, если уж говорить о генетике, лучше, наверное, подумать о том, что это за ген странничества, плутаний и герметизма передал своим потомкам Сусанин.

А возвращаясь к генетической идентификации, придется признать, что тут дело совсем не в сусанинских потомках. Фокус в том, что, даже если их ДНК окажется сходной с той, что получена из костей, найденных в Исупово, проблема останется. Ибо где гарантия, что эти останки принадлежат спасителю Михаила Романова, а не какому-нибудь родственнику Ивана, убитому в пьяной драке? Гарантий нет и быть не может. А без них — ну как можно показывать президенту череп, пусть даже генетически близкий к сусанинскому?

Все это настолько самоочевидно, что не остается сомнений в том, что возню вокруг останков Сусанина затеяли исключительно в политических целях. Может быть, это подготовка к канонизации Ивана (об этом давно говорят, и архиепископ Александр сидел в президиуме конференции, видимо, не зря). А может, это просто пиар администрации Костромской области, стремление обрести материальный объект, который можно будет эксплуатировать на всю катушку. Показывать президенту, другим официальным лицам, просто туристам. Извлекать из этого политические и финансовые дивиденды.

Что эксплуатируем

Версий того, в чем состоит и как был совершен подвиг Ивана Сусанина, много. Наиболее фундированная и правдоподобная следующая. После того как в ноябре 1612 г. люди Минина и Пожарского взяли Московский Кремль, Миша Романов и его мать Ксения Ивановна, пережившие ужасы осады вместе с поляками (которые оголодали до того, что в массовом порядке ели людей), отправились в костромские пределы, где было их родовое гнездо. Кстати, убить Романовых могли (и хотели) еще в Москве. И не поляки, а русские казаки, справедливо считавшие коллаборационистами засевшую в Кремле «семибоярщину» (Мишин дядя Иван Никитич был один из этих семи, да и отец сотрудничал).

Но собственно интересующая нас история случилась примерно в 60 км на север от Костромы, в Домнине и его окрестностях, между декабрем 1612 и мартом 1613 г. (до того, как Михаил был объявлен царем). Мать и сын решили посетить Макариево-Унженский монастырь (это от Домнина только по прямой больше 130 км), чтобы помолиться Макарию (который считается у нас покровителем пленных, поскольку в 1439 г. сам счастливо спасся из казанского плена). Собирались помолиться за освобождение из польского плена главы их семейства Федора Никитича (которого Борис Годунов насильно постриг в монахи под именем Филарета, Лжедмитрий I сделал митрополитом Ростовским, а Лжедмитрий II — альтернативным патриархом на своем Тушинском дворе). Поляки хотели перехватить Романовых на пути к Макарию, взяли в проводники домнинского мужика Ивашку, а тот стал водить их по Чистому болоту — эллиптической формы котловине размером примерно 4 на 6 км, заросшей мелколесьем и подтопляемой рекой Шачей. Иван, как птица от птенцов, отводил чужих вооруженных людей от своих природных господ. Но в конце концов поляки догадались, что этот леший просто их водит. И около деревни Исупово, расположенной на южном краю болота, убили его.

Ныне эта деревня пустует, только летом приезжают какие-то дачники да археологи роются на кладбище. Но в райцентре Сусанино (бывшее Молвитино) есть музей подвига Ивана Сусанина. Здание, в котором он расположен, знакомо практически всем россиянам. Только не все знают, что на картине Саврасова «Грачи прилетели» изображена та самая церковь, в которой сегодня располагается музей.

ООО «Романовы и Сусанин»

У сегодняшней идеи эксплуатировать подвиг Ивана Сусанина есть два источника: один — большой, общегосударственный, а второй — маленький, связанный с частным бизнесом. Начнем с последнего. Уже несколько лет в селе Домнино, бывшей романовской вотчине, функционирует туристическая фирма ООО «Романовы и Сусанин». Принимает туристов, желающих посетить место подвига народного героя. Дело поставлено четко: напротив Успенской церкви, стоящей на месте романовского двора, построена мощная изба, внутри — ресторация, украшенная всякого рода новоделом, претендующим на то, чтобы создать атмосферу боярских покоев начала XVII в. Туристов водят на Чистое болото. Впереди идет ряженый мужик, изображающий Сусанина, за ним — человек в польском кафтане и при оружии, дальше — уже экскурсанты. По смыслу мизансцены они вроде тоже поляки. То есть платят, выходит, за то, чтобы ощутить себя иноземцами, соучаствующими в убийстве доброго русского мужика. В конце экскурсии «поляк» картинно зарубает Ивана. Непредвзятый этнолог скажет: приносит жертву Романовым. Жизнь за царя!

Я разговорился с «убийцей» Сусанина. Он глубоко вжился в свою роль, поляков идеализирует: «Понимаете, это были не какие-нибудь бродяги, это был спецназ, элита польского войска. Они были посланы, чтобы нейтрализовать претендентов на русский престол. Поляки хотели, чтобы русским царем был их королевич Владислав, но тут подвернулся Сусанин…». Я напомнил «поляку», что папа Миши Романова тоже хотел на русский престол Владислава, для того и направился в Польшу, но был там вероломно задержан. На восемь лет. Потому что король Сигизмунд сам хотел сесть в Москве. От продолжения этой чересчур отвлеченной беседы «поляк» отказался, стал жаловаться на то, какие попадаются непонимающие туристы, особенно из новых русских: «Например, один требовал, чтобы при убийстве Сусанина обязательно пел соловей. Объясняешь ему, что Иван погиб в стужу, когда соловьи не поют. Нет, подай ему соловья за его поганые деньги».

Между прочим, у профессионального «убийцы Сусанина» нет никаких сомнений насчет того, где расположено место захоронения Ивана: в Домнине, на кладбище Успенской церкви (где сейчас подворье костромского Анастасиина монастыря). Он и отвел меня туда. Действительно — стоит крест…

Гособъединение: Сусанин и Романов

В 1619 г. после возвращения из польского плена Филарет (вскоре ставший патриархом и, в сущности, правителем России) щедро отблагодарил родственников Сусанина. Было так: царь Михаил с матерью отправились в благодарственное (за избавление отца из плена) паломничество к Макарию и, побывав в Домнине, впервые узнали, что от смерти (или заложничества) их спас какой-то Ивашка. Вот тогда-то потомству Сусанина и была выдана жалованная грамота, объявлявшая их «белопашцами» и дающая очень серьезные льготы, которыми они неплохо сумели пользоваться. Правда, не обошлось без шероховатостей: как уже говорилось, сусанинскому потомству пришлось переселиться далеко на юг, в Коробово (из-за чего, как считают, и затерялась могила Ивана).

Разумеется, никакого культа Сусанина поначалу не было. Культ начал складываться только к концу XVIII в., а окончательно развился к 30-м гг. XIX в. Если поначалу это был лишь живой интерес к фигуре Сусанина (естественно, подогретый разделами Польши и общим интересом к истории), то впоследствии он приобрел черты махрового официоза. В этом превращении свою роль сыграли и польское восстание, и смена политического курса при Николае I, и, конечно, новые идеологические веяния, выразившиеся в чеканной уваровской формуле: православие, самодержавие, народность. Едва ли не главным лицом в пантеоне этой «официальной народности» стал Иван Сусанин. Особенно после того, как Глинка сочинил оперу «Жизнь за царя», посвященную, разумеется, Николаю I. В том, что эта опера — великий музыкальный пиар, вряд ли кто усомнится. В текстовой и сюжетной части ее почти все лживо, натянуто — начиная с названия. Но под гениальную музыку мы все это прекрасно проглатываем. И, пожалуй, большинство из нас знает Сусанина только как оперного мужика.

Старый сусанинский культ смела революция. Большевики попытались стереть из памяти трудящихся имя «царского прихвостня» (среди них таки было много поляков), разрушили памятники Сусанину, Сусанинскую площадь в Костроме переименовали в площадь Революции, перестали давать оперу Глинки, объявили, что Сусанин — лишь миф. И это длилось лет двадцать. Еще в 37-м г. в домнинской Успенской церкви служил отец Константин, бывший красноармеец, уверовавший — вот совпадение! — в польском плену. Но уже в ноябре его расстреляли, церковь превратили в зерносклад, а кладбище около нее — в загон для скота. За очень короткое время животные сровняли с землей все могилы. Так, по мнению местных, затерялась могила Сусанина. Самое пикантное то, что уже летом 38-го Сталин приступил к деятельному восстановлению культа Сусанина. Советской власти понадобился народный герой. Теперь он, как видно, нужен новой России.

Дух Чистого болота

Вообще-то могилу Сусанина ищут давно. В начале XIX в. считалось, что он захоронен в Ипатьевском монастыре, в котором на днях будет Путин. Потом была выдвинута версия, что Иван лежит в Домнине (именно ее эксплуатируют частники, устраивающие мистерии с убийством Сусанина). Сейчас вот копают в Исуповском некрополе (эта версия, судя по всему, особенно близка сердцам костромских властей). Ни одна из этих версий никогда не будет ни подтверждена, ни опровергнута. Но в том, что над Чистым болотом незримо витает дух Ивана Сусанина, может сомневаться лишь тот, кто никогда там не бывал. Достаточно поговорить с местными жителями, чтобы в этом вполне убедиться. Ты спросишь дорогу, и они, лешие, тебя так ловко направят, что ты уж точно заблудишься. Мужичок, которого я застал в заброшенной деревеньке Исупово, на вопрос: «А где, собственно, место гибели Сусанина?» — уверенно ответил: «Да вон триста метров, не видишь, что ли, где кустарник начинается…». Потом, подумав, добавил: «Пьяный он был». Сказано было так, как будто этот туземец носит в себе душу Ивана Сусанина, мыслит, как он, знает его ощущения. Кажется, этот человек, живущий практически один в пустой деревне, близок к полному отождествлению с местным языческим духом, каковым, пожалуй, и является с некоторых пор Иван Сусанин. Да, собственно, теперь наш Иван не столько и человек, сколько языческий божок. Или местночтимый святой? Не знаю, но народный культ у него явно есть. Деревья около памятных знаков, связанных с Иваном, обвешены ленточками и тряпицами. В общем, в народе есть тяга к поклонению Сусанину. Впрочем, другим народным героям — тоже.

Именно эту тягу взялись эксплуатировать костромские власти. Тем более что сигналы из центра подаются весьма недвусмысленные. Вот, кстати, уже и октябрьский праздник перенесен на 4 ноября, превращен практически в день освобождения Москвы от польско-литовских захватчиков. Что будет дальше? Думаю, что все бывшие советские праздники будут привязаны к каким-нибудь религиозным или патриотическим фигурам, утратят былую светскость, приобретут приличный сакральный налет. Все предпосылки к этому есть: во-первых, потребность граждан в поклонении чему-то таинственно-чистому, во-вторых, воля центральных властей к воспитанию народа в духе высокого патриотизма, в-третьих, готовность местных администраций обеспечить народ объектами поклонения, а центральную власть — материалом для синтеза национальной идеи. И все это так удачно в едином фокусе сходится. Как будто чья-то невидимая рука (но не рынка?) направляет это наводящее ужас движение к неведомой простым обывателям цели.

Чем душа успокоится

Начиналось все с малого. Вдруг объявили, что Вологодская область (конкретно — Великий Устюг) — родина Деда Мороза. Теперь уже это все знают. И под Новый год некоторые даже с увлечением играют в эту безобидную игру. Кто-то при этом зарабатывает хорошие деньги и другие дивиденды.

Дальше — больше: нижегородцы спохватились, стали возить по городам и весям мощи преподобного Серафима Саровского. Верующим это изначально претило, но, люди кроткие, они верили, что наверху знают лучше. Конечно, лучше, ведь это вам не поповские бредни, это, поймите, пиар и большая политика. Стаи атеистов слетались на беззащитные мощи — отметиться, причаститься тайн использования в высоких политических целях культурного наследия предков.

Теперь вот выделяют ДНК из костей человека, которому после четырехсотлетнего могильного покоя, скорее всего, суждено стать Иваном Сусаниным, играть его роль. Это, пожалуй, помистичнее будет, покруче, чем карнавальные игры ООО «Романовы и Сусанин». Тут чувствуется государственный уровень мышления, звериная серьезность власти. Хотя, по сути, нет разницы — в основе того и другого проектов лежит извлечение прибыли: политической, денежной, всякой. Костромичи своего не упустят, будет еще НИИ по изучению сусанинской наследственности, будут симпозиумы и семинары, будут и мощи на родине героя. Нельзя не верить в безумие властей.

Тем более что в общероссийском масштабе просматривается отчетливая тенденция: каждый регион ищет себе какой-то мистический бренд и раскручивает его по мере сил и возможностей. К вологодскому Деду Морозу, нижегородскому Серафиму Саровскому, костромскому Ивану Сусанину скоро добавятся новые региональные герои. Например, я уверен, что во Владимире уже рассматривается вопрос, как лучше использовать Илью Муромца. Это хороший бренд, раскрученный, но могут возникнуть осложнения с Киевом, где покоятся мощи Ильи. Поэтому владимирским было бы сподручнее взяться всерьез за Соловья-разбойника, найти его кости, выделить ДНК…

Я, конечно, шучу. Но вот беда: тенденции (особенно смешные) имеют у нас обыкновение воплощаться в зримые формы. Неспроста же Путин едет на родину Сусанина как раз в тот момент, когда там вот-вот откроются проверенные спектрографом мощи Ивана. В Кремле, конечно, не клюнут на ту поделку, которую ему вздумали было предложить костромичи. Но Кремлю нужна какая-то магия, чтобы заклясть российскую стихию, готовую разбушеваться. Любая магия. Так почему же не попробовать старый, проверенный метод официальной

21.03.2005

http://www.politjournal.ru/index.php?POLITSID=645 6503e881199f46c271218c4974d09&action=Articles&dirid=73&tek=3140&issue=94


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru