Русская линия
Православие.Ru Александр Богатырев22.03.2005 

Свободу в массы

Вместо обещанной календарной весны, март в Петербурге ознаменовался морозами и обильными снегопадами. Правда, выдалось несколько солнечных дней и даже с крыш закапало. Но мороз продолжал держаться на десятиградусной отметке. По этой причине грачей ни в питерском небе, ни на деревьях, ни на памятниках историческим деятелям замечено не было. Да если бы они и дерзнули прилететь, не взирая на стужу, уставший от нескончаемых социальных и политических сюрпризов небогатый петербуржец, вряд ли бы обратил на них внимание. А если бы и обратил, то наверняка не отличил бы их от галок и молодых проворных воронят. Орнитологические познания наших граждан, в особенности горожан, и так невелики, но с каждым годом становятся все скуднее. Да и на небо-то особенно не заглядишься — либо прохожие собьют, либо под лимузин угодишь. Нашим гражданам нынче не до неба. Вышел до ближайшей булочной или зеленой лавки, взял того, на что духу и денег хватит — и назад домой к телевизору и радиоточке послушать, чего нового уготовили профессиональные радетели о народном благе.

Поскольку свои, как сговорившись, решили народ упорно огорчать, то заморские товарищи срочно стали исправлять положение. Для народного взбадривания американская радиостанция «Свобода» 1-го марта открыла вещание в Петербурге и области на ультро коротких волнах (УКВ). В первый день весны эфир наполнился анонсами о начале новой питерской радиоэры. Теперь и стар и млад может насладиться «истинной свободой», той самой, которая «не знает границ, всегда точна, оперативна и беспристрастна». Так заявили о себе дикторы теперь уже нашей родной, петербургской радиостанции, с которой не смогут отныне конкурировать ни питерские, ни московские, вещающие на средних волнах.

А не смогут они конкурировать потому, что не купить им лицензию на УКВ. Она на порядок дороже лицензии на средние волны. Американскому конгрессу, который финансирует «Свободу», она по карману. Отечественным кампаниям, если они не забивают эфир металлической долбежкой, рекламой и бездарной пошлой болтовней о том, как нужно «брать от жизни все», похоже, очень скоро останется лишь бубукать в баночку из-под майонеза.

Мне очень хотелось посмотреть, вернее, послушать, как работают американские профессионалы и их российские сотрудники перед новой аудиторией. Премьера — дело нешуточное. Американцы свои «first nights» устраивают с размахом. В премьере всегда прослеживается сквозная мысль. Есть доминирующая идея. Ведь не случайно американцам понадобился питерский эфир. Давно миновали времена, когда эта замечательная станция вещала с берегов Патамака. Сначала она перебралась поближе к России, в Мюнхен, затем в Чехию, потом в Москву. В Петербурге ее из Москвы было прекрасно слышно. Но зачем-то понадобилось начать вещание на частоте «Радио Балтики». Понятно, что не сирень на Марсовом поле приехали нюхать американские радиомастера.

«Свободу — каждому, в каждый дом с шести утра до полуночи!» Затея эта исключительно демократического свойства. Дело в том, что с некоторых пор широкие массы трудящихся и молодежь пользуются в основном дешевыми китайскими приемниками. А на них нет средних волн. Только УКВ с развлекухой, попсой и скабрезностями. Теперь добавится «Свобода». Значит, неимущих граждан освободят от недемократичных отечественных передач: религиозных, исторических, скудных в количественном отношении программ классической и народной музыки. Об остальном не трудно догадаться. Хотя, теперь-то чего бояться?! Многие наши радиобратки любого американца переплюнут. Скоро услышим в прямой трансляции из отреставрированного Большого театра любимое детище Швыдкого — вокальную похабщину на слова Сорокина… Но это, так сказать, из области скорого светлого будущего.

А пока расскажем, как прошла широко отрекламированная премьера?

В профессинализме и бойкости «свободавцам», конечно, не откажешь.

Основными темами были критика президента (нашего, а не американского) и сетования на удушении в России свобод. И в первую очередь — свободы слова. Меня таковой старт огорчил, и не потому, что у нас все в порядке со свободой слова. О большевистском прошлом, понятное дело, умолчим. Но и в перестроечные годы, при самых либеральных начальниках, никакие здравые суждения о безумной приватизации и развале экономики не имели доступа ни на телевидение, ни в центральную прессу, заявившую о своем свободолюбии и либерализме. Да и сейчас критика и обсуждение реформ образования, здравоохранения, проблем вымирания нации, одичании народа, роста безнравственности и прочих бед крайне затруднительны.

Огорчила меня даже не политическая составляющая этой передачи, а безмерное дурновкусие авторов и ведущих. Могли бы и пококетничать с жителями северной столицы. Поговорили бы для затравки о нашем великом городе и его культурном прошлом. На худой конец, о дорогих либеральному сердцу персоналиях, развивавших западнические идеи в дореволюционной России. Ан нет! Решили с места в карьер о ней, родимой, либерального разлива свободе.

Если бы эта радиостанция как-нибудь иначе называлась, скажем, «Новая Волна» или «Новая эра», то можно было бы и об удушении свобод поговорить.

Можно было бы покуражиться если бы вещание велось из хосавюртовского подвала или из пещеры Тора-Бора… Но сидя в особняке на Итальянской улице, да еще отхватив у своих российских коллег изрядную часть эфира… Право слово, неловко.

Чувство неловкости за певцов свободы я начал испытывать с первой же минуты при перечислении ими собственных достоинств. Бахвалились пуще коммунистов на партсъездах: и самые-то они прогрессивные, и самые точные и профессиональные…

Потом пошел блиц-опрос наших граждан с рассуждениями о бесценном даре свободы. Суть ответов опрошенных свелась к нехитрой мысли: «нам никто не указ, что хочу, то и ворочу, и, главное — побольше денег!» Вот это и есть свобода!

На этих кривеньких интеллектуальных ножках и проскакала, выделывая либеральные коленца, передача в тот достопамятный вечер.

Самым замечательным гостем студии был господин Самодуров — бывший директор Сахаровского центра, а ныне подсудимый по делу об «оскорблении религиозных чувств и разжигании национальной розни». В его защиту высказались десятки слушателей. Отметились и титаны правозащитного бизнеса Сергей Ковалев и гражданка Боннер.

История о том, как господин Самодуров устроил выставку под названием «Осторожно, религия», с кощунственными, оскорбительными для православных христиан поделками, превратилась с легкой руки свободных ведущих в часовой разговор о «мракобесии и тоталитаризме Московской Патриархии».

Попытка православных молодых людей прекратить кощунственное шоу была названа погромом.

Церковники, по словам участников передачи, стали в современной России чуть ли не главным «инструментом путинского тоталитаризма» и «душителями свобод». Они осмелились «посягнуть на свободу творчества» — судить о том, что такое искусство, не понимая того, что современный художник имеет право использовать любой предмет для собственного самовыражения. Для него неважно — икона это или деталь мотороллера. Если он купил в софринской лавке икону, то имеет право делать с ней все, что захочет.

Он может публично разрубить ее, написать на ней любой пакостный текст, подрисовать все, что подскажет ему его «творческая» фантазия. И никакого криминала в этом нет. У современных людей демократической ориентации теперь это называется «акцией», «инсталляцией» и так далее. И судить художника могут только искусствоведы. Вот так!

Но если это, действительно, так, то, что же тогда называть кощунством?

И как теперь православным гражданам заступаться за свои святыни?

На каком языке разговаривать с нашими согражданами, которым ненавистно то, что нам дорого?!

Из горящего дома в России прежде всего выносили иконы, а потом уж домашний скарб. И вовсе не для того, чтобы при случае продать их за валюту заезжим негоциантам.

Если не по сердцу отношение к иконам русских, то можно вспомнить, как предки нынешних грузин вели себя, когда шах Абаз захватил Тбилиси. Всем, кто хотел остаться в живых, предлагали перейти через Куру по мосту из икон. Тех, кто отказывался наступать на иконы, обезглавливали и бросали в реку. Желающих выжить ценой святотатства нашлось немного.

Не нашлось тогда в Тбилиси самодуровых, чтобы предложить соотечественникам воспользоваться абазовской «инсталляцией» для «сохранения бесценного дара жизни».

Самодуров заявил, что у него не было никакого намерения кого бы то ни было оскорблять.

В это можно было поверить, если бы эту акцию он провел у себя дома. И если бы не расклеивал по городу афиши и не зазывал на свою выставку по радио и в газетах.

И назвал бы ее иначе, потому, что даже в переводе на урду или язык индейцев сиу «Осторожно, религия!» будет звучать, как предупреждение о великой опасности.

Совершенно очевидно, что Самодуров и заказчики этой провокации хотели не просто эпатажа. Околоправозащитную публику не удивить демонстрацией ненависти к христианству. Не междусобойчика они хотели, а грандиозного скандала. Именно того самого «оскорбления религиозных чувств и разжигания межнациональной ненависти». Чего и достигли. И религиозные чувства оскорбили, и межнациональная рознь налицо. Так чего же тогда удивляться и возмущаться?!

Произошло именно то, за что российским законодательством предусмотрено уголовное наказание. И наказать за это свинство нужно строго. Для собственного же блага. Иначе настенные призывы к погромам тоже придется рассматривать, как инсталляции и свободное самовыражение современных творческих натур.

Правозащитники, так много говорящие об угрозе реставрации в России большевизма, сами de facto его реставрировали. Эта выставка, конечно, не взрыв храма Христа Спасителя, но, судя по тому, как выводят шумиху вокруг Самодурова на международный уровень — это серьезный сигнал к подготовке взрывных работ.

Удивительное дело — к реформе образования еще только приступили, и единый экзамен еще не повсюду навязан, а массовое оглупление в стане либералов налицо. То ли общение с американцами так заразительно. Их давно уже отучили выражать свои мысли, внедрив, навязанную теперь и нам тестовую «угадайку», после чего, закончив школу, некоторые выпускники не умеют ни читать, ни писать. Вот и наши хлопцы из интеллигентных московских семей, можно сказать, «дети детей Арбата», совершенно разучились логически мыслить и здраво рассуждать. Один из комментаторов сообщил, что на выставках у Марата Гельмана и «Россия-2» представлены еще более кощунственные работы, чем у Самодурова, Значит, и толковать не о чем. Замечательная логика! Как-то удивительно быстро переходят современные работники СМИ на понятия профессиональных урок. Мол, я только ножичком полоснул, а Ванька из соседнего дома топором соседей охаживал. Так за что же меня, гражданин начальник?!

Потом порассуждали о том, что-то ли в Англии, то ли в Голландии, вообще считается хорошим тоном использование христианской символики и изображения Спасителя в кощунственном контексте. И даже фамилии тамошних знаменитостей назвали. Выставляются, дескать, и ничего. Никакой угрозы благополучию среднего европейца. Эффективность производства из-за этого не падает, колбасы и модной одежды навалом, ресторанов — тьма. Живут себе люди, на выставки ходят, и никакие иподиаконы там не протестуют и не срывают со стен кощунственные «шедевры». Никого это там не трогает. Вот так и нам, нецивилизованным, нужно поступать. Отказаться от Христа, узаконить однополые браки, эвтаназию и прочие мерзости.

К счастью, в Европе многие еще понимают, что за отступление от Христа очень скоро «новые» европейцы вряд ли будут играть в нарды под платанами с белокурыми тевтонцами. Когда их станет больше, чем «старых» европейцев, кто поручится за то, что они не будут вести себя так же, как албанцы в Косово. Вот только говорить об этом в «свободном» мире не позволительно.

Похоже, что и у нас приступили к срочному наведению «свободы».

P. S. Почему я начал эту статью с морозов в марте вместо оттепели? Да просто устали мы от холода. От отмороженных сердец устали. От недобрых глаз, глядящих на нас из телевизоров. От того, что в нашем доме кто-то спеша и суетясь постоянно что-то ломает и реформирует, отчего становится еще хуже. От того, что люди, рассказывающие, как нам жить, презирают нас и оскорбляют наши святыни.

Холодно и неуютно в новом стойле, в которое улюлюкая загоняют нас «возлюбившие золотого тельца».

Уж больно хочется тепла. Но, как-то боязно. Никак не забыть ту воспетую оттепель, когда под лирические песни шестидесятников, великий либерал Хрущев взорвал на Руси храмов больше, чем Ленин и Сталин вместе взятые.

21.03.2005

http://www.pravoslavie.ru/cgi-bin/jurnal.cgi?item=1r600r050321114905


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru