Русская линия
Фонд «Русская Цивилизация» Василий Степанов21.03.2005 

Новые приоритеты межгосударственного содружества

Де-факто Содружество Независимых Государств больше не существует, и пытаться его реанимировать бессмысленно — труп он и есть труп. Многочисленные попытки оживить межгосударственные контакты, предпринимаемые за прошедшие с момента подписания Беловежского соглашения годы, так ни к чему и не привели. Причина — абсолютно банальная, у Москвы не было ни средств, ни желания платить за дружбу с бывшими советскими республиками. Зато у местных руководителей было желание поскорее отделаться от посторонних наблюдателей и начать раздел активов, доставшихся от СССР. В результате возник политический блеф, названный СНГ — его слепили для того, чтобы иметь возможность более-менее достойно предстать перед западной публикой, а также для того, чтобы имитировать попытки наладить интеграционную экономику, в реальную инфраструктуру которой инвестировать никто даже и не собирался.

Надо признать, «интеграционная экономика» оказалась довольно удачным способом пустить пыль в глаза и свалить кризис производства, инфляцию, а соответственно и обнищание рядовых граждан, на влияние геополитических партнёров. Россия сваливала вину на Украину, Украина на Россию, так и прожили целых 15 лет. Как ни странно звучит, но единственное, чем СНГ удерживалось от преждевременного распада, была коррупция — вернее, негласное соглашение, по которому Москва не вмешивалась в теневую экономику национальных автономий, а нередко даже покрывала неблаговидные действия местных властей, в обмен на то, что те, в свою очередь, время от времени, посещали межгосударственные собрания, демонстрируя лояльность центру.

Смышлёные европейцы, в отличие от кремлёвских стратегов, сделали ставку не на высокопоставленных министров и глав государств, погрязших в воровстве, а на народ, доведённый этими персонажами до крайней нужды. ЕС и США чётко сформулировали тезис — «коррумпированное государство не может быть демократическим», после чего запустили бренд «оранжевой революции» на политический рынок постсоветского пространства, вложив в его поддержку внушительные суммы. Однако успех оранжевых переворотов заключается не только в том, что богатый Запад дружит против России с сепаратистки настроенной оппозицией, а ещё и в том, что коррупция не могла быть главной сдерживающей силой межгосударственного образования, в данном случае СНГ. Воровство, как известно, есть ремесло, в котором чем меньше партнёров, тем меньше свидетелей. О дружбе с коррупционерами, а тем более о ведении совместно с ними конкретных проектов, имевших национальное значение, не могло быть и речи. Распад СНГ явился прямым результатом безграмотной национальной политики Кремля.

В сложившейся ситуации самым простым решением может показаться выстраивание экономического союза, в котором Россия будет тратить огромные средства на поддержание депрессивных экономик псевдосоюзных государств в надежде на взаимную благодарность. Такая практика крайне опасна, по той причине, что капитал не может находится в безопасности, не имея политической защиты — ведь России никто не даст гарантий того, что восстановленные ею заводы, отстроенные трубопроводы, морские порты, железнодорожные ветки не будут национализированы, как это происходит сейчас на Украине, или конфискованы в качестве компенсации за геноцид народов в коммунистическом лагере. У современных остапов бендеров существует 1001 способ юридически чистого отъёма собственности.

Как не крути, а СНГ рухнуло вследствие морального банкротства власти. Власть центральная, то есть кремлёвская, позволила властям национальных автономий обворовывать свой народ, в результате центральная и региональная власть слилась в чёрный союз, в котором рука руку моет. На этом мрачном фоне борьба с коррумпированностью властей, объявленная США в бывших советских республиках, выглядит светлым пятном и приводит, как мы видим, к вполне ощутимым, к сожалению, не в нашу пользу, результатам. Но у России есть ещё один козырь, который ни США, ни ЕС отнять не могут — это примат традиционных духовных ценностей. Дело в том, что постсоветское общество значительно консервативнее тех ценностей, которые ему навязывает Запад, вызвано это как религиозными мотивами, в первую очередь Православия и Ислама, так традиционным воспитанием. Постсоветское общество интуитивно противится процессу глобализации, в котором теряется национальный колорит, а личность превращается в экономический субъект вместо носителя духовных начал. В этом отношении Россия сама, являясь государством с традиционной культурой, являясь в прошлом империей в которой мирно уживались все мировые религии, становится приоритетным центром сближения, если только приложит в данном направлении усилия, а именно: создаст механизм поддержания традиционных культур на постсоветском пространстве в рамках построения единого антиглобализационного фронта. Этот фронт должен отстоять право базовых ценностей общества, быть во главе государственной политики и межгосударственных интеграционных процессов, осудить практику навязывания утилитарных демократических норм, разжигание национализма и терроризма. На практике, такой механизм должен включать в себя:

— во-первых, фонд защиты традиционных культур, из которого будет вестись финансирование образовательных программ, семинаров, съездов, изданий книг и журналов, отвечающих нормам высокой культуры, выделение грантов деятелям культуры, публицистам, писателям;

— во-вторых, на постсоветском пространстве необходимо выстраивать единое медийное пространство, в частности, теле и радиовещание.

Разумеется, попытка России выстроить грамотную информационную политику на постсоветском пространстве вызовет ожесточённое сопротивление, как со стороны властей в национальных автономиях, так и со стороны международных инстанций. И вот тут у России появляется возможность начать политическую борьбу за истинные демократические права общества. Если западные политтехнологи вручили «оранжевым повстанцам» тезис «Нет демократии при коррупции властей», то Россия провозгласит другой тезис «Власть не может соответствовать нормам демократии, если она отрицает традиционные ценности своего народа», что даст ей существенный моральный перевес. Самое главное не перегнуть палку и не превратить поддержки традиционных культур в тупую пропаганду пророссийского курса, с постоянным мельканием на телеэкране известных политических персонажей, от которых простых людей, откровенно говоря, уже тошнит.

Информационная политика должна выстраиваться именно с опорой на лучших представителей и защитников традиционной культуры, а интеграционные процессы сближения государств и народов постсоветского пространства вестись на основе культурного синтеза, истории и образовательных программ.

Как показывает практика, благотворительные фонды Европы и США, выделяя миллионные гранды на поддержку демократических реформ в бывших советских республиках и в самой России, поддерживая журналистов и общественных деятелей, ни разу не поддержали представителей традиционной культуры, нравственные основы которой свидетельствуют против лжи либерализма, скрывающей попытку сначала привести человечество к упрощённым ценностным стандартам, а затем подчинить единой системе управления. Если Россия поддержит традиционную культуру, то получит моральный, а в перспективе и геополитический приоритет.

Сегодня Россия не имеет возможности построить на обломках СНГ новую межгосударственную организацию. Если она и будет создана, то вряд ли чем-то будет отличаться от своего патологически ослабленного предшественника. Связано это, как уже говорилось, с моральным банкротством правящих элит и оранжевой лихорадкой национальных оппозиций. Поэтому России выгоднее перенести приоритеты своей региональной политики с политико-экономических договорённостей, судьба которых будет шаткой и недолговечной, на строительство в границах бывшего СССР единого культурного и информационного поля.

Возможно, кому-то покажется, что всё вышесказанное звучит немного простовато, но не будем забывать, что распад Российской Империи, а позже СССР начинался именно с идеологических диверсий, направленных на разрушение традиционных культур, с финансовой подпитки маргинальных группировок писателей и художников, находившихся вне контекста национальной духовности, но использовавших национальный фактор для разжигания ненависти. Поэтому процесс возрождения должен начаться с поддержания традиционных культур, интегрированных между собой на основе исторических связей и противостояния разрушительным процессам глобализации.

Если Россия поддержит традиционные культуры постсоветского пространства, создаст для них единое информационное поле, то в скором времени получит реальную политическую силу, пользующуюся моральным авторитетом общества, категориями созидания, а не разрушения.

http://www.rustrana.ru/article.php?nid=7294


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru